Аннали Ньюиц.

Автономность



скачать книгу бесплатно

«Богомол» передал Паладину приветствие:

Здравствуй. Давай создадим защищенный сеанс связи с помощью протокола гарантированной передачи данных.

Привет. Я могу использовать протокол ГП 7.6, – ответил Паладин.

Так и сделаем. Меня зовут Клык. Назовем этот сеанс связи 4788923. Вот мои идентификационные сведения. Начинаю передачу данных. Приходи к нам в 2000-ю.

Вместе с просьбой Клык прислал открытый ключ аутентификации и архивированный файл, который развернулся в трехмерную карту комплекса. Крошечная красная метка зависла над переговорной комнатой в сорока метрах под ними. Судя по метаданным карты, они находились на большой военной базе, принадлежавшей правительству Африканской Федерации. Похоже, оба робота занимались той же работой, к которой готовили его: разведкой, анализом данных и боевыми действиями. Паладин только что получил приглашение на свой первый инструктаж. Пришло время как следует представиться своему новому товарищу.

Я Паладин. Вот мои идентификационные сведения. Начинаю передачу данных. До встречи.

Ли доделал руку и проверил культю Паладина вольтметром. Робот тем временем заряжал свои аккумуляторы, стоя на предназначенной для этого площадке. Энергия текла по его телу, словно кровь по сосудам. Обычно он полагался на солнечные батареи, вплетенные в его панцирь, но зарядные площадки работали быстрее.

– Нет проблем, нет проблем, – пробурчал робадмин. Это была его любимая фраза и, более того, первая последовательность естественного языка, которую Паладин услышал три месяца назад, сразу после загрузки. Рука уже образовывала связи с культей, и мучительная боль от раны превратилась в легкое покалывание. С помощью молекулярного регулятора Ли связал атомную структуру руки с интегрированной сетью тела, и когда рука подключилась, Паладин ее почувствовал и сжал кулак.

Правая часть тела казалась невесомой, словно боль увеличивала его массу.

У него закружилась голова от удовольствия.

– Паладин, я пошел. У меня еще до хрена дел. – Темные волосы Ли закрыли один из глаз. – Извини, что пришлось в тебя выстрелить, но все это – часть обучения. Я не знал, что у тебя рука отвалится!

Сколько раз Паладин смотрел в лицо этого человека, управляемое одними лишь неврологическими импульсами? Он не знал. Даже если бы он разобрался в своих видеовоспоминаниях и просмотрел их одно за другим, то все равно не получил бы правильный ответ. Но после сегодняшнего задания лица людей будут выглядеть для него по-другому. Они будут напоминать ему о страдании – и об избавлении от него.

Когда Паладин пришел в назначенное место, там сидели двое людей, а Клык и парящий над землей робот стояли по стойке смирно. Паладин объявил о своем прибытии, послав сигнал роботам и приветствие голосом для людей. Оставшуюся часть его сообщения программа передала только в диапазоне, доступном для людей. Он встал рядом с Клыком и согнул ноги так, чтобы его глаза и глаза людей находились на одном уровне. Его коленные суставы торчали позади него, а спинные щиты прижались к плечам.

Сейчас Паладин напоминал огромную, похожую на человека птицу.

– Паладин, добро пожаловать в лагерь «Тунис», – сказал один из людей. На его воротнике был красный значок с золотыми буквами «МКС». Это означало, что он – высокопоставленный координатор из местного департамента Международной Коалиции Собственников. – На несколько дней этот лагерь станет твоей базой, пока мы инструктируем тебя и твоего партнера Элиаша. – Он указал на худощавого светлокожего мужчину с темными курчавыми волосами и большими карими глазами. Второй человек был одет в камуфляж солдата Федерации. Паладин обратил внимание на то, что Элиаш – как и он сам – сжал правую руку в кулак: возможно, тоже вспомнил что-то неприятное.

Координатор включил в воздухе над столом проекцию каких-то неоткрытых файлов.

– Тут у нас случай серьезного нарушения прав фармацевтической компании, и с ним нужно разобраться быстро и по-умному, – сказал он. Один из файлов растворился, превратившись в логотип «Закси», а затем в упаковку таблеток, на которой была надпись «закьюити».

– Полагаю, вы слышали о «закьюити».

– Наркота для работяг, – бесстрастно ответил Элиаш. – Большие компании покупают лицензии на него, как на бонус для сотрудников. Говорят, он вызывает очень приятные ощущения. Я лично никогда его не пробовал.

Координатора из МКС, похоже, обидело описание, данное Элиашем.

– Это усилитель производительности.

В разговор вмешался Клык:

– Нам сообщили о том, что люди покупают пиратский «закьюити» в северных городах Свободной торговой зоны. Роботы-разведчики нашли приблизительно двадцать доз в особом экономическом владении Первых Государств рядом с Икалуитом. Предъявить иск мы там не можем – это вне зоны юрисдикции МКС, поэтому никого пока не арестовали.

Координатор включил видеоролик: переполненная больничная палата, дергающиеся люди, привязанные к койкам.

– В суд «Закси» обратится позже, – продолжил он. – Но мы должны вмешаться прямо сейчас. От этого препарата люди сходят с ума, а некоторые из них умирают. Если станет известно, что они гибнут из-за «закьюити», компания «Закси» понесет огромные убытки. Огромные. – Координатор перевел взгляд на Элиаша; тот смотрел, как крошечные фигурки снова и снова испытывают одни и те же крошечные страдания. – Эксперты «Закси» полагают, что «закьюити» синтезируют в какой-то подпольной лаборатории на территории Федерации. Эта ситуация, естественно, может нанести серьезный удар по торговым отношениям Федерации со странами Зоны Свободной Торговли. Мы должны точно знать, что происходит, и поэтому нам нужна ваша помощь. – Координатор посмотрел на Паладина. – МКС дает вам обоим полномочия найти и ликвидировать источник пиратского препарата. В Икалуите мы кое-что обнаружили, и все наши версии ведут к одному и тому же человеку.

Потребители «закюити» уступили место увеличенному изображению женщины, очевидно, составленному из нескольких снимков низкого разрешения. У нее были короткие черные волосы с легкой сединой, а на шее – толстый шрам, частично закрытый воротником комбинезона.

– Это Джудит Чен, она называет себя Джек. Мы полагаем, что она сотрудничает с одной из крупнейших пиратских фармацевтических лабораторий Федерации. Нам известно, что она работает с довольно сомнительными производителями из Касабланки, но у нее также есть торговый флот, и он вне подозрений. Она перевозит в Зону пряности и травы – тонны маленьких вонючих коробочек. Идеальное прикрытие. Возможно, именно она транспортирует препараты отсюда через Арктику.

– Мы много лет за ней следили, – заговорил Клык. – Поймать с поличным ее не удалось, но мы знаем, что она связана с людьми из Зоны, которые, как мы подозреваем, являются дилерами. Кроме того, она дипломированный молекулярный биолог. Все сходится. Если сможем ее взять, то, наверное, положим конец этим перевозкам препаратов.

– Она террористка, противница патентов, – тихо добавил Элиаш. – Несколько лет провела в тюрьме.

– Официально ее обвинили не в терроризме, а в сговоре с целью нанесения ущерба собственности, – возразил Клык. – В тюрьме она сидела всего несколько месяцев, а затем бежала из Саскатуна в Касабланку. Мы считаем, что именно там она обзавелась связями, которые теперь использует для занятий контрабандой.

– Когда поймаем, сразу подадим ее на тарелочке в Зону Торговли, – добавил координатор. – Пиратство остановлено. Справедливость восторжествовала. Все счастливы.

– По-моему, это все равно терроризм, – сказал Элиаш и посмотрел прямо на Паладина. – Ты не согласен?

Никто и никогда на него так не смотрел, никто не спрашивал его мнения о чем-либо, кроме того, как работает его сеть. Разум робота изучил все, чему его учили о терроризме, и быстро составил индекс изображений и данных. Для того чтобы обнаружить в нем последовательность, потребовался всего лишь грубый алгоритм: боль и ее эхо в миллионах тел в течение длительного времени. Паладин не обладал информацией о политическом контексте, и у него не было желания его выяснять. Перед ним было только лицо этого человека, его темные глаза посылали сообщение, которое Паладин отчаянно хотел расшифровать.

Как он мог смотреть на Элиаша и ответить ему «нет»?

– Это действительно похоже на терроризм, – согласился Паладин. Элиаш улыбнулся, и черты его лица стали асимметричными.

Клык на мгновение нарушил протокол, отправив своему товарищу сообщение в неофициальной сессии.

Мудрые речи от новичка, который ни разу в жизни не видел терроризма.:(

3: Частная собственность

2 июля 2144 г.


Когда наконец исчезает самое крошечное пятнышко генетического материала, оставшееся на месте пролитой крови? В какой-то момент оно становится не видимым человеческому глазу: краснота размывается благодаря воде и усилиям подтиральщика, но еще остаются кусочки – фрагменты клеточных стенок, завитки ДНК, растекающаяся цитоплазма.

Когда исчезают эти последние осколки живой материи?

Джек следила за тем, как похожий на округлую кляксу подтиральщик шуршит взад и вперед по розовому пятну, которое когда-то было красно-черной коркой на полу кабины управления. Голубые солнечные лучи, отфильтрованные водой, прошли прямо через стеклокомпозитные окна и ослепили Джек, пока она снова не перевела взгляд на пятно. От трупа она избавилась несколько часов назад, привязав к его ногам цементные блоки. Сейчас он уже должен быть на глубине, в ледяной воде.

Джек давно не приходилось убивать. Обычно в сложной ситуации она оказывалась не посреди океана и поэтому могла не драться, а убежать. Она провела ладонью по ставшим твердыми от соли пучкам волос. Ей хотелось проблеваться, заплакать или капитулировать перед безжалостной, вечной машиной смерти, лишающей лекарств. Последняя мысль заставила ее укоряюще улыбнуться. Машина смерти, лишающая лекарств. Такое Джек могла написать в колледже и анонимно опубликовать на офшорном сервере – так, чтобы ее слова доходили до аудитории через толстый слой криптографии и после нескольких скачков по случайно выбранным серверам.

Тридцать лет назад она, революционно настроенная аспирантка, не мечтала о том, что станет заниматься контрабандой лекарств. В то время она была уверена, что сможет изменить мир, просто публикуя свои тексты на сайте и организуя символические протесты против патентного права. Но когда она наконец покинула университетские лаборатории, перед ней встал весьма недвусмысленный выбор: добывать патенты для идиотских стартапов или стать пиратом. Джек на самом деле даже и выбирать не пришлось.

Конечно, ее профессия была опасной. Время от времени членов пиратских кругов в Федерации начинали убивать или сажать в тюрьму пожизненно – особенно если корпорации жаловались на конкретные нарушения. Но когда ты не высовывался, вел себя тихо и скромно, то мог спокойно заниматься бизнесом.

Но обычно в этом бизнесе тебе не приходилось избавляться от трупа человека, которого ты убил за мешок таблеток и бота.

Черт побери, откуда он вообще взялся? Жестом она вызвала локальную сеть подводной лодки и открыла окно передачи сенсоров с поверхности океана. Там ничего не было, только кое-где виднелись темные громады айсбергов. Может, после многолетней бдительности она в самом деле потеряла хватку? Вор воспользовался какой-то очевидной дырой в ее системе безопасности корабля, обманывал ее до тех пор, пока не проник на борт и не начал набивать коробками рюкзак. Мешка с таблетками от старческого слабоумия ему хватило бы только на то, чтобы купить годовой запас эйфориков и поиграть в казино на одном из курортов на арктическом побережье.

Но прямо сейчас у нее были проблемы и поважнее мертвого «фитиля». Джек все еще не выяснила, что произошло с ее партией скопированного «закьюити». У нее оставались образцы исходного препарата, которые она разобрала на составляющие, а своих, пиратских таблеток у нее было в избытке. Бросив оригинал и пиратскую копию в установку для химического анализа, она снова придирчиво их изучила. Нет, никаких ошибок – Джек синтезировала идеальную копию. Значит, проблема заключалась в исходном рецепте «закьюити». Джек решила еще раз разделить препарат на компоненты и осмотреть их по очереди. Несколько, очевидно, были безвредными. Другие она отметила для дальнейшего анализа.

В конце концов Джек удалось сократить список «сомнительных» частей до четырех молекул. Их структуру она вывела на экран и внимательно рассмотрела подсвеченные атомные связи. Быстрый поиск в базе данных показал, что эти молекулы воздействуют на гены, которые у значительной части населения Земли связаны с возникновением зависимости. Джек застыла, не в силах поверить увиденному.

«Закси» всегда ставила прибыль выше общественного благополучия, но это уже далеко выходило за пределы обычной халатности. По международным законам – которые соблюдали даже крупные корпорации – нелечебные препараты вроде эйфориков и средств, повышающих производительность, не должны были запускать механизмы зависимости. Данные, полученные Джек, свидетельствовали о том, что «закьюити» являлся полностью запрещенным препаратом. Но это никто бы не понял, поскольку «Закси» медленно распределяла его среди корпораций и тщательно отслеживала случаи возникновения зависимости. Когда «закьюити» пройдет этап бета-версии, препарат будет таким дорогим, что принимать его будут только люди с великолепной медицинской страховкой. Если зависимость возникнет у них, с ней разберутся по-тихому, в каком-нибудь прекрасном реабилитационном центре в Еврозоне. И только тогда, когда такие, как Джек, начинали продавать препарат «на улице», побочные эффекты превращались в реальную опасность.

Джек злилась на «Закси», на себя – за то, что дала их дерьмовый препарат людям без медицинской страховки. Возможно, сейчас сотни людей принимают эти таблетки и сходят с ума. Это была огромная и страшная проблема, и в данный момент Джек не была готова разбираться с такой огромной проблемой. Она достала из кармана свежевыстиранного комбинезона немного «420» и закурила. Лучший способ забыть о неприятностях, связанных с препаратами, – это принять препарат. Кроме того, она еще должна разобраться с тем ботом, который заперт в трюме. Возможно, починить его не удастся, но в этом она уже не виновата.

Джек полагала, что робот сидит на том же месте и смотрит по сторонам, подчиняясь какому-нибудь дурацкому алгоритму, вытащенному из Сети. Но это было не так. Джек прищурилась, пытаясь понять, почему бот забился в темный угол. Она снова запустила двигатели, и мимо окон поплыли пузыри.

Он спал.

Внезапно Джек поняла, почему робот выглядел таким измученным и почему на нем не видно частей эндоскелета. Это не биоробот, а просто био. Человек.

Она прислонилась к переборке и тихо застонала. Поврежденного робота почти всегда можно отремонтировать, но поврежденного человека? У нее было все необходимое для того, чтобы ликвидировать мутации в его ДНК или очистить его организм от обычных вирусов, но ничего для ремонта когнитивных функций. Пока она размышляла, существо в углу внезапно село и уставилось на нее. Пустота в его глазах теперь казалась более ужасной, чем скверный софт. «Сколько же он был в рабстве у вора?» – подумала она.

На его шее виднелось клеймо с числом, и он, похоже, уже давно привык подчиняться приказам.

«420» превратил Джек в великодушного философа, и она смирилась с тем, что в долгу перед этим парнишкой. Он не виноват, что его хозяин решил ограбить вооруженного пирата посреди океана. Она сделает все, чтобы помочь ему, но возможностей для этого у нее было мало.

– Воды хочешь? – спросила Джек. – Похоже, она бы тебе не помешала.

Он вскочил, схватившись за край ящика, чтобы не упасть. Она увидела, что на самом деле он довольно высокий – выше ее ростом, но очень истощенный, и от этого казался еще более хрупким. Если ситуация осложнится, Джек без труда одолеет его, свернет ему шею и выбросит за борт.

– Да, пожалуйста, – ответил он. – И еды, если она у вас есть.

Его акцент зажиточного гражданина Азиатского Союза не очень-то сочетался с клеймом на шее.

– Тогда пошли.

Джек прикоснулась к рукаву его рубашки – осторожно, чтобы не дотронуться до кожи, и повела его вниз по спиральной лестнице, прочь от кабины управления в лабораторию-кухню. Там она включила варочную машину и указала на бульон и хлеб. Юноша упал на стул, склонился над крошечным столом и уставился на свои руки. Под тонкой тканью рубашки торчали его лопатки, похожие на крылья.

– Меня зовут Джек, – сказала она, поставив перед ним еду.

Не обращая на нее внимания, он отхлебнул из миски, а затем обмакнул ломоть хлеба в бульон и откусил. Джек прислонилась к кухонной стойке и стала наблюдать за ним, думая о том, есть ли у парнишки хотя бы имя. Бедняки часто продавали младенцев в школы слуг, где их учили быть послушными, словно роботы. Боты, по крайней мере, могли через какое-то время выкупить себя из рабства, проапгрейдиться и стать полностью автономными. Люди тоже могли обрести свободу, но не существовало такого кода автономности, который исправил бы подобное детство.

– Я Тризед, – ответил он наконец, выведя ее из задумчивости.

Он съел приблизительно половину бульона и уже не выглядел таким бледным, как раньше. Сложно было не заметить, что клеймо на его щеке заканчивается числом «три» и буквой «зед». Этот шрам – еще и его имя. Джек скрестила руки на груди, почувствовав, как сострадание кольнуло ее прямо в сердце.

– Рада с тобой познакомиться, Тризед.

4: Икалуит

4 июля 2144 г.


Их тела должны работать вместе, даже когда они далеко друг от друга. Так Элиаш объяснял, почему им с Паладином необходимо в течение двух дней лазить по дюнам. Все это время координатор из МКС постоянно пил чай с молоком и сахаром и разочарованно жестикулировал, просматривая многочисленные сообщения, которые появлялись на дисплее в его очках.

Тренироваться с напарником было для Паладина в новинку. Он всегда поддерживал радиосвязь с Ли или другим робадмином, но их голоса казались ему скорее направляющими программами, сидящими где-то в глубине. Робадмины никогда не останавливались, чтобы посмотреть на него и рассказать о том, как они скучают по европейскому климату.

– Ненавижу местную погоду, – пробурчал Элиаш, сидя на корточках на вершине дюны. Он бросил взгляд на Паладина, а затем уселся поудобнее. Часы показывали 0800, и Паладин снова и снова проверял, как действуют его рефлексы на песке, учился держать свой громоздкий корпус поближе к земле и собирать информацию в широком спектре. Сейчас он стоял на локтях и коленях, одновременно слушая Элиаша и открытую робосеть.

Вы – все. Я – Хищник. Начинаю передачу данных. В 1300 ухожу на задание. Лечу в Конго бороться с чумой. Пожелайте мне удачи. Вернусь через 48 часов.

– Мне бы холод и сырость, как в Центральной Еврозоне, – продолжал Элиаш, ладонью втирая пот со лба в волосы. – Люди терпеть не могут Варшаву, говорят, что там страшный холод. А по-моему, на родине погода всегда лучше всего, даже если ты не хочешь туда возвращаться. А ты откуда, Паладин?

Вы – все. Я – Репозиторий. Начинаю передачу данных. Мне нужны три робота для выгрузки партии оружия. Координаты прилагаются.

Паладин замер, и его голова чуть не коснулась ноги Элиаша, лежащей на красном песке. Он точно не знал, какой ответ уместен в данной ситуации, так как он прожил недостаточно долго, чтобы быть родом хоть откуда-нибудь.

– Наверное, я из литейного завода «Кагу роботикс» в Кейптауне, – ответил он.

– Нет, нет, нет. – Элиаш яростно закачал головой, а затем постучал костяшками пальцев по спине Паладина. – Откуда ты изначально? Откуда твой мозг?

За несколькими защитными слоями на животе, в густой смеси из амортизирующего геля и спинномозговой жидкости плавал биомозг Паладина. Толстый интерфейсный кабель связывал его с физической платой разума Паладина. Мозг занимался распознаванием лиц, присваивал каждому увиденному человеку уникальный идентификатор в соответствии с чертами его лица, однако его файловая система в общем была несовместима с файловой системой Паладина. Мозг, в общем, выполнял функции графического процессора. Паладин понятия не имел, откуда взялся этот мозг – он знал только то, что его пожертвовал мертвый человек, служивший в вооруженных силах Федерации.

– Разве это неважно – знать, кто ты на самом деле? Почему чувствуешь себя так, а не иначе?

Человеческий мозг не занимался обработкой чувств Паладина и проблем, связанных с моралью. Но темные глаза Элиаша заглянули прямо в сенсорный модуль, установленный на лице Паладина, и внезапно Паладину расхотелось объяснять ему архитектуру своей файловой системы.

– Я не знаю, откуда мой мозг, – просто ответил он. – У меня нет доступа к его воспоминаниям.

Он почувствовал, как тело Элиаша напряглось. С поверхности его кожи слетали электрические разряды. За несколько тысяч секунд, которые они провели вместе, Паладин заметил, что Элиаш либо напряженно, эмоционально разговаривает, либо молчит.

– Они должны отдать тебе их, – прорычал он. – Должны.

Если это желание Элиаша и не сбылось, то, по крайней мере, исполнилось другое – в виде входящего сообщения для Паладина в зашифрованном сеансе связи.

Ты – Паладин. Я – Клык. Помнишь сеанс засекреченной связи, который мы создали? Давай воспользуемся им еще раз. Начинаю передачу данных. Последняя встреча по поводу задания в 0900. Приводи Элиаша.

Я согласен использовать созданный ранее сеанс засекреченной связи. Я – Паладин. Куда мы направляемся?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6