Анна Завгородняя.

Голос ангела



скачать книгу бесплатно

Музыка прекратилась, и неожиданно стало тихо. Даже гости замолкли. Тишина сдавила голову Дэна, а затем шум возобновился – крики и визг, буквально разрывающий мозг. Нолан больше не стал осторожничать и грубо заработал локтями, даже не глядя, кого отпихивает в сторону – парня или девушку. Он пробирался к другу, а заслышав первый аккорд минусовки[4]4
  Минусовка – инструментальная фонограмма (без голоса).


[Закрыть]
, совсем свежей, – только вчера ее принесли из студии, – он зло зарычал и стал прорываться вперед с боем. Кто-то ответно толкнул его в спину, выражая протест, кто-то даже рванул за руку, но Дэн отбросил нахала. Вот он уже и в смежном зале. Множество зеркал отражают танцующих, музыка набирает обороты, гремит все сильнее, и вот он, опасный миг, когда Джаред начинает петь.

«Какой дурак!» – в ярости думает Дэн. Он уже увидел Джареда – тот стоит на сцене, в руках микрофон, волосы свисают до плеч мокрыми сосульками, с них капает вода – видимо, парня только что выудили из бассейна. А когда он начинает петь, Дэн только качает головой. Поначалу голос Джареда действительно льется. Высокий, красивый, пробирающий до мурашек чистотой звучания. Нолан почти у сцены, он даже видит ту, ради которой так старается его друг – эта стерва стоит перед Джаредом и, скрестив на груди руки с ухоженными ногтями, смотрит на представление с усмешкой. Джар пьян и не замечает, что Сара попросту насмехается над ним, но Дэн не пьян, и с его глазами все в полном порядке.

«Сучка!» – думает он.

Голос Джареда звенит, наполняя воздух ощущением звучащего хрусталя. Высокий и красивый… такой редкий голос для мужчины. От него все в полном восторге. Дэн невольно вспоминает, какой бешеной популярностью именно Джар пользовался на гастролях в Японии. И вот теперь этот дурак выпендривается перед насмешницей, не понимая, чем рискует.

Дэн свернул к розеткам. Многочисленные провода торчали из аппаратуры. Джар все сильнее налегал на высокие ноты, и тут его голос оборвался. Затем микрофон разнес по залу сдавленный хрип и последовавший за ним кашель.

Нолан грязно выругался и выдернул вилку из розетки. Музыка разом стихла, а по толпе пробежал разочарованный вздох. Как они смогли одновременно издать этот противный звук, Дэн не понимал, да и не собирался понимать. Он знал только, что завтра он сам будет недоволен своим поступком – отключение аппаратуры подобным варварским образом грозит тем, что слетят все установки – вокал обрабатывался через ноут, – но не это сейчас волновало Дэна, а те звуки, которые издавал его друг.

Нолан поднялся на сцену и ухватил Джареда за шкирку. Не обращая внимания на возмущенные крики толпы и насмешливый взгляд Сары Джессики, он стянул второго вокалиста со сцены и поволок за собой.

Теперь гости сами расступались, пропуская злого, как сам дьявол, Дэниэля Нолана. Его узнали, и никто не посмел выступить против подобного обращения с Джаредом.

– Отпусти меня! – пьяно пробормотал друг. У него вышло лишь прошептать фразу, что еще больше взбесило Дэна.

– Безмозглый идиот! – рявкнул Нолан, втащил Джареда в одну из спален и захлопнул дверь, оставив за нею гомон недовольных гостей друга. Их появление спугнуло целующуюся парочку, разлегшуюся на кровати. Дэн заорал на них, чтобы убирались, и дождался, когда парень с девушкой выскользнут прочь, прихватив с пола сброшенную одежду.

Дэниэль швырнул Джара на кровать и встал над ним, грозно уперев руки в боки.

– Ты что вытворяешь? – спросил он удивительно спокойным голосом.

– Что? – просипел в ответ друг и с трудом сел.

– Ты чем думаешь только? – Дэн не удержался, отступил на шаг назад, впился разъяренным взглядом в пьяное лицо Джареда. – Твоему голосу конец! Ты хоть слышишь, как сейчас говоришь?!

– Просплюсь и завтра буду как новенький! – прохрипел в ответ Джар, глотая половину фразы.

– Проспишься?.. – Желание как следует врезать этому ненормальному в нос и отрезвить его не оставляло Дэна. Даже рука зачесалась, но он сдержался, понимая, что не имеет смысла идти на поводу у своей ярости. Но Джар подвел группу! Скоро начнется работа, и как они обойдутся без него? Где найти замену, если вдруг произойдет непоправимое?

«Если уже не произошло!» – мелькнула мысль в голове солиста.

Джаред повалился спиной на постель, икнул и закрыл глаза.

– Мда, – пробормотал Дэн, – ты бы себя сейчас видел! Сара, наверное, там смеется над дураком. Повелся, как последний идиот!

– Она попросила, я спел! – еле-еле просипел Джаред.

– Закрой рот и ложись спать! – приказал ему Нолан. – А еще лучше пойди прими душ и проспись. Завтра поговорим, заодно и узнаем, какой урон ты нанес себе!

Нолан вышел из комнаты, хлопнув дверью. Достал из кармана мобильный и набрал номер Рида.

Николас снял трубку на третий сигнал вызова. Лениво произнес: «Да!» – и стал слушать. До слуха Дэниэля донеслась какая-то приглушенная музыка. Скорее всего, босс отдыхал где-то в ресторане. Тревожить его не хотелось, но Дэн не мог иначе. Если бы проблема касалась только его одного, он разобрался бы сам, но произошедшее могло навредить группе – этого Нолан допустить не мог.

Он быстро, в нескольких словах, прояснил ситуацию и, выслушав ответ, дал отбой.

«Пока Рид не приехал, надо разогнать эту толпу!» – спохватился Дэн. Вряд ли Николасу понравится то, что он может увидеть, да и, если честно, положа руку на сердце, Дэниэль понимал, что Джаред не сможет петь ни завтра, ни даже через неделю, сколько бы он ни спал и ни отдыхал после вечеринки. После сегодняшнего его позорного выступления… Избавиться от приглашенных оказалось сложно. Дэну понадобился почти час, чтобы выдворить их всех из пентхауса, принадлежавшего группе. После ухода последнего «дорогого гостя» остался жуткий бардак. Пол был усыпан мусором, обрывками золотой фольги, бутылками, обертками и даже окурками. Нолан поморщился и, оглядевшись, подумал о том, что завтра уборщице предстоит поработать. Конечно, это его не слишком волновало: женщине, что приходила и наводила порядок в жилище «FA», платили достаточно, чтобы она беспрекословно делала свою работу и закрывала глаза на некоторые «мелочи», но где-то в самой глубине души Дэна шевельнулся стыд. Шевельнулся – и тут же пропал, уступив место другим и не самым радужным мыслям.

Рид задерживался. После ухода гостей прошло еще с полчаса, пока наконец Николас не появился на пороге. Войдя внутрь, он огляделся и брезгливо скривил рот.

– Такое ощущение, что городскую свалку перенесли в вашу квартиру! – бросил он Дэну, заметив лидера группы, стоявшего посередине комнаты. Затем, переступив через лужу шампанского с корабликом из чека, плавающим на самой середине, направился к Нолану.

– С Джаредом проблема! – заявил Дэн, пропустив замечание Рида мимо ушей.

– Что еще случилось? – обеспокоился Николас.

– Этот дурень, кажется, окончательно охрип! – заявил Нолан. – Его сегодня потянуло песни орать.

Рид приблизился, встал напротив музыканта, засунув руки в карманы брюк.

– И почему ты его не остановил?

– Не смог, – признался Дэн. – У нас была вечеринка. Джар пригласил толпу, не протолкнуться. Я не думал, что его потянет петь, но ошибся. Этот дурак выпендривался перед Сарой.

Николас хмыкнул.

– Она тоже была здесь?

– Ага! – кивнул молодой мужчина. – Стояла и насмехалась над Тейлором, пока он вопил в микрофон как резаный! – И добавил пару крепких словечек в адрес Джареда.

– Теперь он не то что петь, говорить не в состоянии! – Дэн сбросил ногой с дивана пустую бутылку. Она упала на ковер, который приглушил звук удара, покатилась, а Нолан сел.

– Ладно! – вздохнул Рид. – Завтра пришлю специалиста, пусть осмотрит нашего влюбленного! Может, все еще не так страшно!

– Это вряд ли! – нахмурился Нолан. – Слышали бы вы, как он разговаривает! – Дэн уронил руки. – Я боюсь, что он мог повредить связки!

Рид покачал головой.

– Вот завтра все и узнаем! – заявил он. – Может быть, все обойдется, и он действительно проспится и будет как огурец!

– А если нет? – негромко спросил Дэн.

Рид помолчал, прежде чем ответить.

– Тогда у нас будут большие неприятности! Контракт уже подписан, и я не могу ничего изменить в условиях. А заменить Джареда почти невозможно. Его голос – уникален.

– Ладно! – Нолан запустил пятерню в волосы. – Подождем до завтра! Как раз должен и Рич подъехать!

Рид направился к выходу.

– Завтра с утра ждите прихода специалиста! – велел он и добавил, скривившись от отвращения: – И ради бога, уберите весь этот срач.


Очередной вечер подошел к концу. Мое выступление завершено, и в маленькой комнатушке, где оставляют свои вещи официантки, я смываю макияж и переодеваюсь в голубые обтягивающие джинсы и синюю водолазку. Платье вешаю на плечики и отправляю вместе с туфлями на высоком каблуке в шкаф – дожидаться следующего представления. Всего нарядов у меня семь – на каждый день недели. Самый любимый – золотой. Я протягиваю руку и любовно глажу тонкую ткань, а затем решительно закрываю шкаф и надеваю кроссовки, намереваясь покинуть комнату.

У дверей, явно поджидая меня, стоит Лора. На ее губах блуждает странная таинственная улыбка, которая заставляет меня напрячься.

– Что случилось? – спросила я тихо.

– Жаль, что ты уже переоделась! В платье было бы эффектнее! – ответила девушка. – Ну да ладно. Не на сиськи же твои он будет пялиться. Поговорите, и все тут.

– Кто – он? – удивляюсь.

– Тут некий господин попросил у меня твои координаты, – ответила Лора. – Я ему сказала, мол, так и так, подобными делами не занимаюсь, и у нас запрещено говорить данные девочек, но если вы сами желаете, то можете поговорить с ней… Признаюсь, я пока мало что понимала из слов Лоры. Ясно было одно – кто-то хотел увидеть меня лично и взять то ли номер телефона, то ли еще что для контакта.

– Что за тип? – спрашиваю я.

Лора светится.

– Красавчик и при полном параде! – заявляет она.

– Зачем ему я?

– А ты пойди и узнай! От спроса не убудет с тебя! – посоветовала Лора. – Вдруг действительно что-то дельное предложит? Может, он крутой продюсер, и ему понравился твой голос! – предположила она.

Я рассмеялась.

– Лора, ты хоть представить себе можешь, чтобы крутой продюсер мог посетить наш кабачок?

Лора пожала плечами.

– Твоя беда, Алекс, что ты не веришь в чудеса, – заявила она.

Я перестала улыбаться. Лора, сама того не понимая, зацепила за живое. Я на самом деле перестала верить в чудеса с того самого дня, когда у моего младшего брата нашли опухоль в голове. Страшное слово – рак – прозвучало как приговор для семьи, где не было денег.

– Сходи, – настаивала официантка. – Мне он понравился. С виду мужик приличный. Ну, поговоришь. Не понравится – уйдешь.

Я сперва хотела отказаться, но после передумала.

«А что, если…» – мелькнула мысль, и я решительно посмотрела на подругу.

– Хорошо! Уговорила! Веди к своему продюсеру! – И даже попыталась выдавить улыбку.

Лора кивнула: мол, правильно, детка! А затем пошла вперед. Я за ней следом.

Мы вышли в зал, и там Лора принялась уверенно лавировать между столиками, набирая ход, как корабль в северном море среди айсбергов.

Но вот и заветный столик.

Лора представила меня приятной наружности мужчине, который, бросив оценивающий взгляд на мой внешний вид, кивнул и предложил мне присесть напротив. Я не стала отказываться.

– Что-нибудь выпьете? – любезно предложил он.

Я покачала головой. Спиртное пью, но крайне редко и только в проверенной компании, а этого человека вижу впервые.

– Если так, то вы свободны! – обратился к Лоре мужчина.

Та подмигнула мне и скрылась, успев прихватить с соседнего столика грязную посуду. Я осталась сидеть перед незнакомцем, сложив руки на коленях. С чужими всегда чувствовала себя крайне неловко. А этот еще был ко всему прочему приятной наружности и явно мной интересовался не просто шутки ради.

– Ваше имя Алексис, – начал мужчина.

– Алексис Кроу, – кивнула я.

– Очень приятно, мисс Кроу! – Мужчина улыбнулся. Улыбка у него была располагающая, как и вкрадчивый мягкий голос. – А меня зовут Мартин Лерой. – И протянул мне свою руку.

Рукопожатие было легким. Его ладонь оказалась приятной – теплой и сухой.

– Думаю, вы уже заинтересовались тем, что я хочу спросить у вас, мисс Кроу? – продолжил Лерой, едва мы разъединили наши руки.

– Мне действительно интересно! – призналась я.

Кто знает, вдруг Лора окажется права, и это настоящий продюсер! Что, если чудеса случаются даже с такими, как я? Хотя в подобное я все же не верила. Жизнь показала мне во всей красе, что с такими, как я, чудеса не происходят никогда.

– Надеюсь, что не отрываю вас от важных дел? – произнес мужчина.

Я пожала плечами. Говорить о том, что дома меня ждут только больной брат и тетушка, не стоило. Незачем этому человеку знать такие подробности моей жизни. Я и правда торопилась, но решила, что все-таки стоит выслушать то, что хочет мне сообщить этот богач. А в том, что он богат, я не сомневалась. Даже не разбираясь в брендовых вещах и одежде, я могла сказать: одет мой собеседник дорого, и часы, что поблескивают на его запястье, явно не подделка, приобретенная где-то в переходе метро. Таких мужчин я видела на обложках модных журналов или на первых страницах газет делового мира, реже – в рекламах и на билбордах в городе.

Невольно подумала о том, как одета сама, но стыдно не было. Кто виноват в том, что я себе не могу позволить одежду из модных бутиков?

– Я не задержу вас надолго! – меж тем продолжил мужчина. – Хочу просто сказать, что попал в данное заведение чисто случайно, но нас с другом заинтересовал ваш голос.

– С другом? – уточнила скептически. Мужчина сидел за столиком один.

– Он недавно ушел, – понял мои слова Лерой, – но попросил, чтобы я обязательно взял ваш адрес или хотя бы номер телефона.

– А ваш друг, он кто? – не удержалась от вопроса.

Я себе не льстила. Внешность у меня была неброская, и всё, чем я могла бы похвастаться – густые волосы и голос, мое единственное истинное богатство. Так что мысль о том, что я приглянулась одному из мужчин, отпадала сама собой.

– Мой друг – человек важный и известный в мире искусства и музыки в частности! – ответил Лерой. Затем назвал имя, которое как-то отозвалось в моей памяти, но не более того. Я знаю, что где-то слышала его, но вспомнить не могла.

– Вы, наверное, знаете его, – сказал Мартин, – хотя, что я говорю, его имя известно всем.

Я промолчала, ожидая, что мне скажут дальше. Лерой, видимо, счел молчание за согласие и полез в нагрудный карман за блокнотом. Достал его – тоненький, в кожаном переплете, чуть меньше ладони, с золотым тиснением. Я вскинула брови в удивлении. Нечасто встретишь тех, кто в наши дни гаджетов пользуется простым блокнотом. Лерой заметил мой взгляд и улыбнулся.

– Привычка! – ответил он. – Как-то приятнее работать с бумагой, чем с техникой. Бумага – нечто живое, техника бездушна!

Его слова меня удивили, но я только кивнула в ответ, продолжая молчать.

– Я запишу ваш номер и данные и оставлю свою визитку. – Ручка с золотым пером возникла следом за блокнотом. – Диктуйте, мисс Кроу!

Уже позже, шагая по пустынной ночной улице с рюкзаком за плечами, я думала о том, не напрасно ли дала свой номер странному типу в дорогом деловом костюме? Но что-то в его внешности меня подкупило, заставило поверить, что не смеха ради ему понадобились мои данные!

Длинные тени от фонарных столбов тянулись следом за мной. Было тихо, настолько тихо, что я могла слышать, как возятся в мусорном баке кошки. Где-то позади громыхнуло – крышка от контейнера упала на тротуар, нарушив почти идеальную тишину, и я невольно вздрогнула, но не сбавила шаг, продолжая идти.

Уже скоро буду дома.

В одном из отделений рюкзака лежала зарплата за неделю. Большую часть вручу тетке – она отдаст последнюю выплату за квартиру, остальное – нам на еду.

Над головой сияли звезды. Увижусь ли я еще с этим человеком? Сейчас я думала лишь о том, что вряд ли мужчина по имени Мартин Лерой вспомнит обо мне еще. Хотя… кто знает?

Глава 2

Николас был огорчен. Нет, сказать по правде, назвать огорчением то, что бушевало в его груди, было трудно. Скорее это ярость. Бешеная и едва контролируемая ярость. Только что он узнал заключение врача, посетившего утром Джареда. Все оказалось намного серьезнее, чем мог предположить Рид. Джареда увезли в больницу, чтобы еще раз проверить все досконально, но Николас Рид понимал, что это бесполезно.

Усевшись в кожаное кресло, мужчина уронил было руки на стол, но тут же снова вцепился в собственные волосы. Еще с утра его грива была уложена стилистом, теперь же она напоминала нечто страшное. Словно в волосах продюсера прошелся ураган, взъерошив их так, как ни один мастер не сделает даже с помощью лака. А все оттого, что Рид был зол.

Он сидел так с минуту, а затем снова достал контракт из папки, внимательно перечитал, чертыхнулся и грубо запихнул ни в чем не повинные бумаги обратно. Откинувшись на спинку кресла, стал ждать, когда получит ответ от доктора Брауна. Фониатр[5]5
  Фониатр – врач, занимающийся восстановлением голоса и заболеваниями гортани.


[Закрыть]
позвонил не скоро. Прошел целый час, прежде чем мобильный Рида завибрировал и пополз по гладкому столу.

Николас потянулся и схватил аппарат. Нажал на снятие трубки и не без трепета приложил телефон к уху.

– Мистер Рид? – Голос принадлежал Дону Брауну. Его Николас узнал без особого труда.

– Это я, – быстро ответил мужчина.

– Я звоню вам по поводу Джареда Тейлора, – продолжил Браун. – Мы закончили осмотр и пришли, увы, к не самому радостному заключению, которое подтвердило мой предварительный диагноз!

Николас, нахмурившись, вслушивался в слова врача и мрачнел все сильнее с каждым его новым словом, а когда тот распрощался, то едва сдержался, чтобы не запустить телефоном в стену, где висела картина с изображением морского пейзажа – копия одной из работ Кармайкла «Жестокий шторм»[6]6
  Джон Уилсон Кармайкл – английский маринист.


[Закрыть]
 – одна из любимых картин Рида. Видимо, только это и сдержало продюсера от резкого движения, хотя изображение на картине полностью соответствовало его внутреннему состоянию.

– Вот черт! – только и сказал Рид, когда телефон зазвонил снова.

«Кто там еще!» – подумал со злостью Николас и посмотрел на имя, высветившееся на дисплее. Снял трубку.

– Да?

– Рид, это я! – раздался веселый голос Лероя.

– Я уже понял! – ответил Николас.

– Что с твоим голосом? Что-то случилось? – встревожился друг.

Рид вкратце пересказал происшествие.

– И что теперь делать? – спросил Мартин.

– Этот идиот отправляется на лечение. Порванная связка – это не простуда! – ответил Николас.

– Я это понимаю, – проговорил Лерой, – но, насколько я знаю, у вас скоро начинается программа! И что группа будет делать без Джара?

– Именно, – вздохнул Рид, – как оказалось теперь, Тейлор незаменим. Где я еще найду такой голос, как у него! – едва сдержался, чтобы не грохнуть кулаком по столу.

– Записей его партий нет? – поинтересовался Мартин.

– Если бы! – Пальцы Рида забарабанили по поверхности стола. – У нас несколько совершенно новых вещей, и мы еще не успели их проработать. Ждали, пока голос Джареда восстановится…

– У тебя будут проблемы! – ответил Лерой, решив пока не напоминать другу о маленькой певчей птичке из бара на краю города. У Рида и так полным-полно проблем. После поговорят, если Николасу удастся все решить. Теперь ему предстояло переговорить со спонсорами группы, и отчего-то Лерою казалось – это будет нелегко. В группу вложены большие деньги. Она популярна, и эта популярность растет, как тесто на дрожжах, малейший промах будет стоить Риду должности, а музыкантам – рейтинга.

– Ладно, не буду тебя отвлекать! – сказал Лерой. – Если будет нужна моя помощь – обращайся.

– Ок! – ответил Рид. Он был намерен сейчас созвать совет и пригласить спонсоров, чтобы обговорить сложившуюся ситуацию. Джареду нужно срочное лечение, иначе глупец может навсегда лишиться своего голоса из-за пустого бахвальства. Рид понимал, что это не просто проблема – это огромная проблемища и для него, и для двоих оставшихся парней «FA».

– Ладно, созвонимся! – сказал Николасу Лерой и дал отбой.

– Созвонимся, – ответил в пустоту мужчина и положил телефон на стол. Он медлил всего пару секунд, а затем снова взял мобильный и принялся звонить. Медлить нельзя. Он должен оповестить всех, кто задействован в проекте «FA». Возможно, вместе они найдут решение появившейся проблемы, хотя сам Рид его пока не видел. Найти подобный голос было просто невозможно, но они должны попытаться сделать это. На кону огромные деньги, и если проект провалится, то Рид станет банкротом. А вот этого Николасу хотелось меньше всего.

– Алло! – услышал он ответ на первый звонок и начал говорить.


Дома царила тишина. Я тихо прикрыла двери и скинула на коврик свой рюкзак, а затем разулась и поставила кроссовки в угол.

Ночь светила в окна вывесками дома напротив. Там находился какой-то ночной бар, который по чистой случайности или везению располагался в подвальном помещении, и в результате музыка и шум почти не мешали спать. Только этот свет, слишком яркий, пробивающийся через самые плотные шторы… Ну да, я уже давно научилась спать даже с такими помехами. Когда устанешь, это кажется мелочью. Помню, прошлая квартирка, которую мы снимали, располагалась у станции метро, рядом с тем местом, где линия на несколько сотен метров выходила из-под земли, чтобы после снова уйти в свою подземную нору, прогремев колесами по рельсам, но я ухитрялась спать даже там. Здесь же иногда случались драки, порой кто-то орал, часто тарахтели машины, бились пустые бутылки, но все, как говорится, познается в сравнении.

Устало прошла в комнату и, не включая электричества, осмотрелась. Света, льющегося из окна через занавески, хватило, чтобы увидеть фигурку тетушки, которая свернулась на старом диване, укрывшись пледом, таким же старым, как сам мир.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное