Анна Веммер.

#Zолушка в постель



скачать книгу бесплатно

– «Эдеа-Элит»? – Я вдруг вспоминаю известное и раскрученное название.

– Ага, он. Крутое место, туда ходят все наши. И Серж совершенно счастлив. Поэтому ему плевать на все, что происходит. Не знаю, почему он еще живет в доме со всеми. Удобнее, наверное, хотя как по мне лучше быть хозяином в своей квартире, чем иметь пару комнат во дворце.

Я перевариваю полученную информацию и понимаю, что мне предстоит еще много узнать о семье Крестовских.

– А что с Крис и Алексом?

– О, это самая мякотка, – усмехается Стася. – У обоих в завещании написано, само собой, закончить универ с дипломом. Кстати, неофициально – Игорю запрещено покупать им дипломы. Так вот, но мало Олегу Александровичу было дипломов, так он еще и требует от каждого открыть и раскрутить свое дело. Ну то есть там такая схема: не хочешь дело – живи в доме Крестовских, получай отчисления и радуйся жизни, но под боком старшего братика. Хочешь отпочковаться от семьи, открой свой бизнес и получай свои миллионы.

– И как открыть бизнес без вложений?

– Ну там свои схемы, Игорь даст каждому из них, стоит только попросить. Но пока что Крис и Алекс предпочитают истекать ядом. Хотя, как по мне, они оба не в накладе. Оставь таким по восемьсот лямов просто так, они их просрут и прибегут за добавкой.

– Восемьсот миллионов?

– Ага, по десять процентов каждому. Шестьдесят процентов Игорю, десять процентов Крис, десять – Алексу, десять – тебе, еще пять процентов идут на погашение каких-то там личных долгов, отступные любовнице, приятные подарки друзьям, организация похорон и все такое, пять процентов фондам, которые он курировал, ну там всякие благотворительные. Вся недвижка остается в семье, кроме недвижки Сержа, а драгоценности покойной Крестовской переходят всем поровну. Для Крис и для будущих жен парней.

– Вот это да. – Мне сложно осознать размеры такого состояния. Не очень-то укладывается в голове, как человек способен столько заработать.

– Восемьсот миллионов… десять процентов… значит, состояние Крестовского было восемь миллиардов?

– Долларов, – кивает Стася. – Игорьку осталось чуть меньше пяти и мы с нетерпением ждем, просрет он их или вернет к прежнему уровню. Но по справедливости там не только деньги, но и сами фирмы. Не думаю, что у Крестовских чистыми лежит бюджет небольшой страны. В обороте, в бизнесе, в недвижимости.

– Восемьсот миллионов… – Я перевожу эту сумму в рубли и понимаю, что скоро сойду с ума от непонимания, почему я?!

Ошибка исключена, такой, как Игорь, проверил все на десять раз. Но почему?! Почему для его отца было важно оставить мне эти деньги? Неужели у них с мамой действительно был роман?

Снова начинает болеть голова. Шея в постоянном напряжении, с тех пор, как я стала работать горничной, частенько болел позвоночник. Бассейн придется весьма кстати.

Мы выходим из машины. Клуб Сержа действительно очень большой, а еще на территорию не пускают машины, и Ване приходится высадить нас и ехать на парковку.

Перед четырьмя двухэтажными комплексами раскинулся огромный ухоженный сад.

Вход на территорию – только по пропускам. В главном корпусе, за стойкой администратора, нас встречает красивая рыжеволосая девушка. Я ступаю по зеркально натертому полу и, кажется, понимаю, о чем говорила Стася. Мне очень неловко стоять посреди этой роскоши в старых кедах и футболке.

– Машунь, привет, солнце. Знакомься, Анька. Ей надо на спорт какой-нибудь, ну и так, клубную карту максимального ранга.

От меня не укрывается, как скептически Маша меня осматривает.

– Стасеныш, я тебя люблю, но…

Ага, мы приближаемся к знаменитой сцене из «Красотки». Мне начинать выгребать из карманов смятые купюры или можно сразу начать рыдать?

– Машка, ща Серегу позову, честное слово! – хмурится Стася. – Будешь выделываться. Давай, шевели задницей, у этой «но» бабла больше, чем у тебя в сиськах силикона.

Она вдруг набирает воздуха в легкие и орет.

– СЕЕЕЕРЖ! СЕРЕГА!

– Тихо ты, шеф занят! – шипит Маша. – Давай сюда паспорт своей Аньки, если сможет оплатить, хоть годовую карту сделаю.

– Платиновую, пожалуйся, – улыбается Станислава.

С явным сомнением Маша пожимает плечами. Она долго рассматривает мой паспорт. А меж тем за ее спиной вдруг открывается неприметная дверь и появляется Серж.

– Стаська, чего орешь?

– Твоя стерва не дает мне клубную карту.

– Так ты бы предупредила заранее. Сложно, что ли, пару слов в смске черкнуть? Я бы встретил.

Тут он замечает меня.

– Ох ты, какие люди в Голливуде. Машунь, сделай ей годовую платиновую, денег не бери.

– Но…

Он останавливает мои возражения насмешливым взглядом.

– Чего, будем внутри семьи туда-сюда бабло перекладывать?

Маша отрывается от паспорта и недоуменно смотрит на Сержа.

– Чего глазками хлопаешь? – смеется он. – Сестренка моя новая. Папенька в дом привел, теперь она Крестовская.

– Калинина, – тихо поправляю я.

– Да это мелочи. Пошли, родственница, покажу владения.

– Мы есть хотим, – жалобно пропищала Стася.

– Вот как раз и пожрем, а то я тоже чет задолбался. Все мозги вытрахали. Ща, тока позвоню на кухню, чтобы перечницу со стола убрали.

Он смотрит на меня и фыркает, я краснею, а Стася заливисто смеется.

– В общем, карта у тебя платиновая, действует год, потом придешь, обновишь. Можешь ходить куда угодно и сколько угодно без записи. По умолчанию твое место на тренировках всегда держат. Здесь у нас на втором этаже залы для всяких пилатесов и фитнесов, на первом пилоны, силовые, и тренажерка. Тебе что нравится?

– Не знаю. – Я чувствую себя крошечной в огромном светлом помещении.

Очень уютный и дорогой клуб. Мне действительно хочется сюда начать ходить.

– Танцы хочешь? Недавно девочку взял, танцует – супер, видела бы ты, как с детьми ладит, а задница – орех!

– Последнее особенно важно, – хмыкаю я.

– Ну, сестреныш, слушай, я ж не знаю, по девкам ты или нет, вдруг новоиспеченная наследница любит пошалить с подружками?

– Кажется, сейчас она уронит тебе на ногу чугунный блин… – медленно произносит Стася.

– Ну, нет так нет. – Серж пожимает плечами. – Пошли дальше.

Мы выходим из корпуса и переходим во второй.

– Каток. Его надо бронировать, если хочешь кататься совсем одна. Есть общие часы, места обычно хватает всем. Есть групповые и индивидуальные по фигурному, синхронному и хоккею. Но женского хоккея нет, богатые дамочки не любят щеголять без зубов.

– Я не очень хорошо катаюсь, – признаюсь я.

– Тогда договоришься на индивидуальные, научат.

Затем мы оказываемся в новом корпусе, там, где бассейн. Он совсем не похож на тот, куда нас водили в школе. Весь зал стилизован под пещеру, помимо самого бассейна тут есть столики, сауна и несколько красивых джакузи. Играет ненавязчивая музыка.

– Ну, вот примерно и все. Думай, выбирай. Ходи везде, потом определишься. Но как человек, который в этом деле давно, даю совет: занимайся регулярно. Пусть бассейн будет по субботам, но регулярно. Иначе толку не будет. Ну и тренерам мозги сношай, они тут для этого. Если чего, звони. Пошлите в четвертый, поедим и у меня встреча с новыми тренерами, оставлю вас развлекаться.

– Да не, – Стася качает головой, – мы потом в книжный, а потом Игорь требует на ковер.

Серж одаряет девушку таким взглядом, что я невольно дергаюсь.

– Я бы от тебя на ковре не отказался.

Но Стасю не так-то просто смутить.

– Мечтай, Крестовский.

Ресторан разделен на две части: летняя терраса, за перилами которой раскинулся очаровательный пруд и просторный светлый зал, способный вместить пару футбольных команд вместе с болельщикам. К моему восторгу, мы садимся в летней части. Свежий ветерок приятно развевает волосы, а неподалеку журчит фонтан.

– Картой пользоваться просто: показала официанту, администратору или тренеру – и вперед. На платиновые они у меня надрочены так, что чуть ли не кланяются. Если карту забыла, тут уже геморрой, потому что вас, «випов» у меня больше сотки и всех не запомнишь. Так что или звони мне или показывай админу паспорт. Если у тебя платиновая карта, ни за что платить не нужно. Кроме организации конференций и банкетов.

– Да я вроде не планирую, – вздыхаю я, думая, что еще банкетов мне не хватало.

– Ну, это пока. У меня тут любят отжигать звезды кино и безделья.

Мы заказываем обед, и Стаська весело щебечет о какой-то ерунде. Я украдкой осматриваюсь. Это не ускользает от внимания Сержа. Он словно препарирует меня взглядом, но куда менее враждебно, чем его брат. Пожалуй, этот взгляд скорее заинтересованный, чем угрожающий.

Обед удивительно вкусный, так что я предпочитаю молча жевать и слушать их разговоры. Имена, фамилии и события ничего не говорят мне, но все равно быть невольным наблюдателем иной жизни очень интересно. Наконец, когда на десерт нам приносят по фруктовому салату с мороженым, Серж поднимается.

– Ладно, девочки, я убег, у меня собеседование с новым тренером.

– Это у которой жопа как орех? – невозмутимо интересуется Стася.

– Нет, это у которой папа в администрации города, – с явным неудовольствием морщится Серж. – Пока, Стаська, и не прогуливай тренировки, а не то не видать тебе братика, как собственных коленок, если пузо отрастишь. Калинина, до встречи за ужином, не забудь про него, а не то мы будем весь вечер лицезреть постную рожу Игоря.

Когда он уходит, я замечаю:

– Он кажется довольно дружелюбным.

– Ну да, – пожимает плечами Стася, – потому что ему пофиг. В буквальном смысле на все. Ты – не его проблема, не претендуешь на его деньги, симпатичная, живешь рядом, значит есть шанс, что обломится, поэтому он будет мил и обходителен.

– Обломится что? – с подозрением спрашиваю я.

Стася только вздыхает и машет рукой. Мол, что с нее, с провинциалки, взять.

После обеда Ваня везет нас в книжный, и тут-то я радуюсь. Потому что отдельных книжных для богатых просто не существует.

Ну то есть нас привозят в самый большой книжный города: три этажа литературы на свой вкус. И новинки, и старые, подчас антикварные, издания. Но все же здесь ходят обычные люди. Девчонки в джинсах и майках, дети в перепачканных мороженым футболках, изнывающие от жары взрослые. Никто здесь не смотрит на меня, как на диковиную зверушку и не прикидывает стоимость моих ботинок.

Я бы бродила здесь часами, но, к сожалению, у нас осталось совсем немного времени.

– Аньк, поехали, пока пробки не начались, Игорь ненавидит, когда опаздывают. Чего ты тут копаешься, минут десять уже стоишь!

– Думаю, – отвечаю я. – Эту брать или эту?

Увесистый томик фэнтезийного цикла про магов, приключения и любовь или мудреный детектив в стиле «Касла»? Я действительно не знаю, какую из книг взяла бы почитать на досуге.

– О, Господи! – Стася закатывает глаза, выхватывает у меня книги. – Эту. Эту. И еще вот эту. Эту. Эту. И возьми вот эту почитай, тоже интересная.

– Но… – Я пытаюсь возразить, что шесть книг – слишком много.

Затем вспоминаю, сколько мы потратили на одежду и прикидываю, что уж от двух тысяч Крестовские точно не обеднеют. Хотя цены все равно кажутся мне дикими, раньше о бумажных книгах не приходилось и мечтать.

А теперь они лежат на заднем сидении машины. Просто потому что уже не влезли в багажник, забитый одеждой и обувью. Я предвкушаю, как вечером рассмотрю все покупки и обязательно напишу девчонкам. Пусть это будет легенда о внезапно нашедшихся родственниках, но все же очень хочется поделиться хотя бы частью произошедшего.

Еще в компании книг не так страшно ехать прямо в пасть к чудовищу.

Глава пятая

У Стаси сегодня день веселья: она смеется, когда я пораженно рассматриваю высоченное офисное здание, сверкающее в лучах летнего солнца. Я хорошо знаю эту высотку, наверху расположена самая большая в городе смотровая площадка. Летом там стоят столики и подают прохладительные напитки, осенью опускают стеклянные панели, чтобы защитить гостей от ветра и холода, а летний бар становится кофейней, зимой заливают каток и готовят прямо на глазах у публики пончики и всякие горячие напитки типа глинтвейна. Еще были живы родители и каждый день рождения мы ходили сюда. Меня восхищал вид на город с такой высоты. Наверное, чтобы оплатить три билета и угостить меня вкусностями, мама и папа долго откладывали деньги со скромных зарплат. Но каждый день рождения, будь то папин, мамин или мой, мы оказывались за уютным столиком и наслаждались выходным.

Воспоминания отравляют тоской. Таких дней рождения больше не будет. Наверное, теперь я могу снять всю площадку, чтобы никто не вторгался в мой личный праздник, но в нем не будет мамы и папы, ощущения дикой радости, сбывшегося предвкушения. Ничего не будет, кроме слабого, неубедительного удовлетворения от того, что копить на празднование дня рождения больше не нужно.

Мы проходим к девушкам за стойкой. Стася достает свой пропуск, а мою фамилию ищут в базе.

– Калинина Анна Артемовна? К Игорю Олеговичу?

Я киваю и получаю временный пропуск. Стася хмурится.

– Надо сделать постоянный.

– Здесь несколько организаций?

– Да, здание принадлежит Крестовским, но первые пятнадцать этажей они сдают. Всяким редакциям модных журналов, супер-психологам и так далее. Всем, кто тянет космическую цену аренды.

– А чем занимается вообще компания? На чем они делают деньги?

– Металлургия. Всякая разная.

Мы мчимся на скоростном лифте на самый верх. Я невольно думаю о том, что при пожаре эта стеклянная свечка может стать смертельной ловушкой. Но потом думаю, что уж с такими деньгами и арендаторами наверняка этот вопрос решили. Надо будет как-нибудь спросить… аккуратно, чтобы не показаться идиоткой.

– Вообще знаешь, есть тип людей, который может делать деньги на всем. От банального, занялся животноводством, открыл стейк-ресторан, потом доставку, потом школу для поваров, потом очнулся – и вот ты уже занимаешься строительством. Поэтому у них есть дофига разных дел.

– И их отец требовал, чтобы дети открыли еще что-то? – поражаюсь я.

– Ну да. Он же постоянно осваивал новые направления. Кофейни, бары, клубы, перевозки, что там еще… банк, медцентры, вот Серж спортивный клуб держит. Олег Александрович надеялся, его дети будут развивать империю. Но пока они способны ее только развалить.

Мы идем по коридору, наверное, раза три проходя через различные турникеты и наглухо запертые двери. И вдруг неожиданно оказываемся в большой светлой приемной. Где у окна стоит стол, заваленный бумагами, а на диване сидит грузный мужчина средних лет с пышными седыми усами.

– Ой, Михаил Сергеевич! – улыбается моя спутница.

– Стасенька, привет, красавица! Сделай старому дураку кофейку, а? Как ты умеешь, а то я тут себе наворотил, пить невозможно.

– Конечно, сейчас все будет. Аньк, тебе кофе?

У меня и без кофе бьется сердце так, словно хочет выскочить из груди.

– Анна Артемовна, – говорит мужчина, – очень рад вас видеть. Меня зовут Михаил Сергеевич Селехов, я – семейный адвокат Крестовских. Всеми юридическими вопросами занимаемся мы с сотрудниками. Сейчас Игорь Олегович закончит встречу и мы пройдем в его кабинет, чтобы все обсудить.

Я киваю, но все силы уходят на то, чтобы не показывать волнения. Почему я волнуюсь? Понятия не имею. Может, боюсь очевидной враждебности Игоря, проявленной в нестандартной обстановке. Может, просто слишком много всего навалилось и нервная система не справляется с количеством информации. У нас в классе была девочка, на каждую контрольную реагировавшая лихорадкой. Совершенно здоровая, красивая девчонка, почему-то очень тяжело переживающая все стрессы. Сейчас я себе напоминаю ее.

Стася приносит кофе Селехову и чашку с мятным чаем мне. Подмигивает и садится за стол.

– Ну и бумаг накидали, – беззлобно ворчит девушка. – Стоит взять один отгул, как всем срочно нужно что-то подписать, заполнить, заплатить, провести. Кошмар!

Пока она ворчит, из кабинета выходят несколько мужчин. Никто из них не замечает меня, а вот Игорь мрачно и долго рассматривает, а затем поворачивается к Стасе:

– Ты что, ее не переодела?

Та замирает над бумагами и удивленно поднимает одну бровь.

– А что, это настолько срочно, что нам надо было ныкаться в туалете, чтобы нацепить платье за две тыщи баксов?

– Ох, Стаська, как дерзить научилась, – смеется адвокат.

– Так и до безработной недалеко, – хмыкает Игорь и кивает, чтобы мы вошли в кабинет.

Он разделен на две части большой стеклянной перегородкой. В одной части стоит большой стол напротив интерактивного экрана, а во второй обычный письменный, с двумя стульями. Игорь ведет нас к большому, и я этому радуюсь. Можно отсесть подальше и почувствовать себя увереннее.

– Что ж, Анна Артемовна, давайте по порядку. Первое: завещание. Вы знаете об условиях, верно? Проживание под опекой Игоря Олеговича и получение образования. Как только все условия будут выполнены, приходите сразу ко мне и подпишите документы о вступлении в наследство. Дальше мы подумаем, как выделить вашу часть денег. Я подготовил контракт, для вас и Игоря Олеговича. Вы оба должны быть связаны взаимными обязательствами, чтобы у вас не возникло желания нарушить условия завещания, а у Игоря Олеговича м-м-м…

– Смухлевать, – вырывается у меня.

Адвокат смеется.

– Да, типа того. Я зачитаю вам тезисно все пункты, а затем можете ознакомиться с контрактом. Итак, со стороны Игоря Олеговича действуют следующие обязательства: он обязуется контролировать выполнение условий завещания Олега Александровича, а именно предоставить вам условия для проживания в доме по указанному адресу и обеспечить учебу в выбранном заведении. Он берет на себя обязательства по материальному обеспечению на все время учебы. Он и все остальные фигуранты завещания обязуются хранить в тайне ваши личные данные, переписку, фотографии, не обсуждать вас с прессой и не доводить ваше финансовое состояние до общественности. В отношении Игоря Олеговича действует ответственность за средства, замороженные в качестве вашего наследства. То есть распорядиться ими по своему усмотрению он не сможет и должен будет сохранить. Проценты с вложенного капитала он обязуется использовать на ваше содержание, однако траты на вас не ограничиваются размером процентов. То есть без медицинской помощи, оплаты за учебу или путешествия вы не останетесь ни в коем случае. Есть вопросы?

Мне хочется спросить, нельзя ли в его контракте прописать, чтобы Крестовские меня не задирали, но я понимаю, что это нереально и только качаю головой. А я думала, Игорь максимально себя обезопасит, чтобы не быть мне должным.

– Теперь что касается ваших обязанностей, здесь тоже все просто. Первое: жить в доме Крестовских и получить образование на свой выбор. Добросовестно учиться вплоть до диплома.

Я киваю, это мне уже объяснили.

– Действует также раздел о неразглашении. Вам запрещено сливать в сеть фото кого-либо из Крестовских без их прямого разрешения, запрещено общаться с прессой, за исключением случаев, одобренных Игорем Олеговичем, запрещено разглашать финансовую сторону вопроса. Ну и соответственно все зеркально предыдущему разделу. Теперь о некоторых… особых условиях контракта.

Я напрягаюсь. Игорь следит за мной своим пронизывающим насквозь взглядом. Я бы с удовольствием попросила его не пялиться, но не решаюсь вступить в открытый конфликт при постороннем.

– Есть некоторые условия жизни в доме Крестовских. Конечно, бережное отношение к имуществу, соблюдение норм безопасности и так далее. Уважительное отношение ко всем, кто живет в доме. Категорический запрет на внос в дом алкоголя и наркотиков.

– У нас, если что, свои девать некуда, – саркастично вставляет Игорь.

К собственному удивлению, мне хочется рассмеяться.

– И последний пункт, это беспрекословное выполнение прямых указаний Игоря Олеговича, направленных на воспитание, саморазвитие и обучения вас.

– Простите. – Я хмурюсь. – Немного не поняла, о каких указаниях идет речь?

– Анна Артемовна, вы – юны и неопытны. В скором времени вы получите состояние и войдете в круг людей, которые… довольно жестко встречают новичков. Игорь Олегович поможет вам адаптироваться в новой среде. Воспитание включает в себя финансовую грамотность, деловой этикет, переписку – все, что понадобится вам в новой жизни. Считайте это своеобразными курсами для новоиспеченных миллионеров. Данный пункт не затрагивает ваше свободное время, хобби и другие аспекты. Еще есть какие-то вопросы?

– А если я нарушу контракт? Какие санкции ко мне возможны?

– В зависимости от тяжести проступка. В случае наркотической зависимости Игорь Олегович имеет право принять решение о принудительной реабилитации, например. В случае причинения ущерба дому или имуществу вы будете должны оплатить его в указанный срок – обычно это происходит уже после принятия наследства. В случае каких-то личных конфликтов, поскольку за соблюдение условий завещания ответственен я, будем решать все совместно.

Я набираю в грудь воздуха и спрашиваю:

– Что будет, если я не подпишу и откажусь от наследства?

– Игорь Олегович лишится своей части. Главным наследником станет Сергей Олегович, а если и ему не удастся убедить вас принять верное решение, то Кристина Олеговна и Александр Олегович. Если и они не сумеют выполнить условия завещания, то все состояние отходит благотворительным фондам.

Меня забавляет одна мысль о том, что эти напыщенные Крестовские в миг лишатся своих денег и поедут в какую-нибудь хрущевку спального района. Я вижу в таком исходе сразу три плюса.

Во-первых, Крестовские узнают, что такое настоящая жизнь. Во-вторых, я вернусь к привычным делам и забуду все, как странный сон. В-третьих, благотворительные фонды получат тонну бабла и спасут тысячи жизней.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8