Анна Веммер.

#Zолушка в постель



скачать книгу бесплатно

Майк кивал, записывая план действий в смартфон, а Игорь привычно раскладывал задачу на составляющие. Если все сделать правильно, это будет просто.

А потом он поехал на нее посмотреть. Остановился на вип-парковке, рядом со служебным входом в отель и ждал. Даже музыку в салоне не включил, чтобы ни на что не отвлекаться. У Игоря не было фото, он забыл его в кабинете, в папке с личным делом. Все, что он помнил – каштановые волосы. Обычные, как у сотен таких же, как она. У девок, которые не имеют возможности ходить к стилисту, не делают модные процедуры и не сверкают шевелюрой, как в рекламе шампуня. Просто волосы. Просто девка.

Сколько так сидел, не понял, но недолго. Когда схлынул основной поток народу, появилась она. Торопилась, почти бежала, сжимая в руке смартфон, из которого торчали старые, замотанные скотчем, наушники.

И нет, у нее были не каштановые волосы. Это был шоколад с карамелью, густая копна вьющихся волос, отдающих на солнце рыжиной. Перехваченные в небрежный хвост, они не сдавались и выбивались из прически непослушными прядями. Ни грамма косметики, ни капли «инстаграмности» – как говорил про Крис Серж. Темные прямые джинсы, старые кеды с серебряными звездочками, белая майка и тонкий серебристый браслет на худом запястье.

Твою мать.

Скольких он перепробовал, пока наслаждался беззаботной жизнью богатого наследника? Десятки точно, на сотни, может, счет уже пошел. Он безошибочно определял тип, видел, что скрывается за брендовыми шмотками. Сущность не спрятать и не замазать косметикой. Под оберткой или шваль или вот такая, как она. Там, где он отдыхал, такие редко встречались. Подружки приводили или сами пытались вкусить новой, тусовочной, жизни. Наденет мини, начешет колтун, подведет сажей глаза и, черт подери, смотрится охрененно, но внутри-то все та же простушка, посрать на каблуки и мохито, потому что сущность – кеды и апельсин. Или бутылка кефира, сдобная булка и мерцающие мальдивские звезды. Почему мальдивские? Откуда на мальдивах кефир? А поди ж ты, фантазия так ярко ворвалась в голову, что захлестнуло дикое возбуждение.

Она зашла в отель, а Игорь достал планшет и забронировал там люксы на конец недели. Сразу все, ровно пять штук. Чтобы вариантов не осталось, чтобы увидеть ее вблизи, этот шоколад с карамелью.

А она, чтоб ее, люксы не убирает! Вот эта вот охренительно красивая девка убирает нищебродские стандарты, в то время как в люксах ковыряется мужиковатая тетка. Идиот у них там управляющий, что ли? Одно хорошо: мизерные зарплаты. Тетка чуть из кед не выпала, когда он предложил ей оранжевую купюру за то, чтобы та поменялась с Калининой номерами.

– А вы… вам Аня зачем? – спросила она.

Игорь чувствовал жгучее, терпкое раздражение. Боже, тебе-то какая разница? Трахнуть ее хочу. В люксе с видом на центр и панорамным окном. Чтобы весь, мать его, отель слышал, чтобы забыла собственное имя и выполняла все, что он прикажет, чтобы избавиться от навязчивых мыслей о том, как именно она выбила из отца такое наследство.

Невольно горничная подала ему идею, от которой каждая клеточка горела огнем.

В таких отелях нередко горничные соглашаются развлечь богатого клиента за доплату. Интересно, если он предложит Калининой скрасить ночку, это избавит от мыслей о ней? Он перестанет вспоминать ее гребаные кеды и шоколадные волосы?

Калинина стояла к нему спиной, когда он вошел. Она склонилась с пылесосом, собирая пыль под креслом, и мешковатая форма горничной обтянула крепкие ягодицы. Из хвоста снова выбились несколько прядок волос. Игорь стоял на пороге комнаты так долго, что пришлось делать над собой усилие.

Кто ты, мать твою, кто ты такая, шоколад с карамелью, и как связана с его отцом?

Глава четвертая

Стася – королева шоппинга и веселья. Это я понимаю уже спустя час нашего похода по магазинам. Она готова смеяться по любому поводу и способна превратить выбор одежды в развлечение.

Я, словно в трансе, перебираю платья, каждое из которых стоит как моя зарплата, а она носится по магазину и щебечет.

«Вау, смотри, какая сумка!.. Ой, нет, я «диор» не люблю, а вот косметика у них ничего такая, тоже зайдем, у меня пудра закончилась».

«Ой, жуть какая, повесь обратно, это не платье, а чехол от него».

«Смотри, какое платье, как у Меган Маркл… у порно-версии Меган Маркл».

Но перед тем, как мы отправляемся за одеждой, заезжаем в какой-то салон, где меня целых два часа мучает забавный лысый дядечка маленького роста. Он носит ярко-красные очки и все время суетится, а еще зачем-то предупреждает, едва ли не с порога:

– Отвечаю сразу, милочка, я – натурал. Поэтому я знаю, что нравится мужчинам и не спорь со мной!

Стася тут же вылезла:

– Может, ее покрасить в блонд?

Дядечка закатывает глаза, лицо его приобретает выражение крайней муки.

– Станислава, деточка моя, то, что ты вылезла из инкубатора одинаковых девиц не значит, что все остальные должны следовать твоему примеру. Сделай мне подарок, солнышко, сядь вон в то креслице, плесни себе в кофе коньячку и не мешай.

Я не сдерживаюсь и фыркаю, а Стаська, кажется, с видимым удовольствием подчиняется. Меня усаживают в кресло перед большим зеркалом и долго рассматривают.

– Хм-хм… да, пожалуй, это мы оставим. Здесь уберем. Ногти, да. Нюд. Матовый нюд и, возможно, сваровски, но по штучке на безымянный. Цвет шикарный, не вздумай красить волосы, мой сердечный приступ будет на твоей совести. Так, все, голову мыть, руки и ноги готовить.

Через два часа я смотрю на себя в зеркало, поражаясь, как маленькие изменения могут преобразить человека. Волосам придали форму, чуть подровняли и уложили их крупными волнами. При каждом движении они красиво ложатся на плечи. Каждый раз по-разному, но неизменно эффектно. Макияжа нет… с виду. То есть, он есть, но я могу рассмотреть только тушь. Девчонки на работе красили ресницы, брови, губы, кто-то хорошо, кто-то неумело, но их макияж был виден, а я словно такой и проснулась. Чтобы рассмотреть невесомый и тонкий слой пудры надо подойти вплотную и потереть мою щеку мокрым пальцем.

Ногти на ногах покрыты бесцветным лаком, а на руках красуется чуть розоватый матовый лак. На ногти безымянных пальцев наклеили по крошечному стразику.

В общем, теперь футболка, джинсы и кеды смотрятся на мне как-то… несуразно.

По окончании процедур меня поят вкусным чаем, дают наказ пить не меньше двух литров воды в сутки, хорошо спать, берут обещание каждые две недели приходить на обязательные процедуры типа маникюра, депиляции и чего-то там еще, выдают целый ворох уходовой косметики для всех частей тела и выпроваживают со словами «скоро первый клиент, девочки, вам пора».

– Так, это отдай Ване, – распоряжается Стася, – он все сложит в багажник и вечером выгрузит прямо тебе в комнату. Поехали закупаться шмотками. Игорь, скотина такая, испортил мне синее платье, так что придется купить новое.

Ваней оказывается амбал, который сидит за рулем. Я, к собственному стыду, не могу вспомнить, он привез меня в дом Крестовских, или нет. Но сочувствую: вот работка у человека, возить малолетних наследниц по магазинам.

В конце концов я просто позволяю помощнице Крестовского рулить этим сумасшедшим утром. От меня все равно ничего не зависит, и даже если бы я захотела закупиться одеждой в каком-нибудь масс-маркете типа «остина», никто этого не позволит. Рядом просто нет магазинов, в которые я обычно хожу. И все вокруг, в огромном, но почему-то полупустом ТЦ, сверкает роскошью. Тот самый тип торговых, где у обычного человека хватает денег только на футболку, и то – для собачки.

Не сказать, чтобы это мне не нравится. Будет совсем лицемерно утверждать, что я бы с большим удовольствием померила платья на рынке, и все эти роскошные наряды не вызывают во мне чисто девичий восторг. Просто ощущается это как внезапно свалившийся подарок. Как будто ты выиграла айфон за репост и кажется, что в самом этом факте кроется подвох. Мне предстоит потратить не свои деньги на вещи, в которых я ничего не понимаю. Это разбавляет искреннюю девичью радость.

Впрочем, у Стаси ее хватает на двоих.

Вот и сейчас, пока я стою и рассматриваю ценники (ничего не могу с собой поделать), Стаська прикладывает к себе платья и хмурится.

– Аньк, ну ты долго? Ты что, ничего не выбрала?! Слушай, мы тут уже час! Тебе ничего не нравится? Пойдем в другой магазин. Здесь есть шанель.

– Я чувствую себя странно, – признаюсь. – Может, не стоит сразу тратить целое состояние? Я не говорю о том, чтобы купить в стоке, но… в «заре»? Или… что там еще есть.

Помощница Крестовского закатывает глаза.

– Они сожрут тебя. Если ты не будешь соответствовать их кругу, то тебя сожрут.

Эти слова оставляют неприятную горечь.

– И что, я должна всю жизнь скакать на задних лапах, чтобы меня не сожрали?

– Ладно, объясняю по-другому. Ты можешь носить все, что хочется и выглядеть так, как хочется. Ты от этого не поменяешься, но отношение многих мудаков вокруг – да. Когда ты приходишь в крупную фирму работать, ты одеваешься в костюмы и рубашки, когда ты едешь в эмираты, ты не носишь бикини на улицах города, а когда ты идешь на утренник к ребенку, не надеваешь стрипы и прозрачное платье. Хотя Волочкова надевает. Но тебе до нее жрать и жрать. Так вот, можешь сейчас развернуться и пойти в свою зару, накупить там барахла и радостно его носить. И да, только ленивый не пройдется по твоему стилю. Если купишь то, что выбираю я, то просто избежишь неприятных моментов. Учитывая, сколько у тебя денег, я бы выбрала второй вариант.

Я долго молчу, перед глазами пляшут космические ценники. Но с тоской признаю, что Стася права. В мире людей, где моя месячная зарплата – это всего лишь балетки, я буду белой вороной. И как бы ни хотелось гордо показать всем характер, жить в постоянном прессинге сложно.

– Одежда – не самая страшная уступка, Ань, – неожиданно серьезно говорит Стася. – тебе придется научиться себя подавать. Через пять лет у тебя будут миллионы. Ты думаешь отец Игоря сдал тебя ему для того, чтобы дать тебе образование? Да еще и с непременным условием жизни в их семье? Он понимал, что если такая, как ты, окажется наедине с огромными деньгами, они ее погубят. Эти пять лет – время, чтобы ты нарастила зубы и научилась себя защищать. Себя, деньги. Игорь ненавидит отца за это завещание, но поверь, пока оно действует, ты под надежной защитой. Используй это время. Научись выглядеть сногсшибательно. Научись вести себя достойно. Прокачай мозги. Изучай людей. Пользуйся защитой Крестовских, потому что через пять лет ты окажешься одна в лесу, полном голодных волков.

– Убедила. – Я ежусь. – Тогда выбирай сама, что тут у вас носят. Я буду мерить и…

Я снова кошусь на черное платье с вырезом-лодочкой.

– Радоваться. Клевый магазин.

Стася смеется. Мы меряем тонны платьев, хохочем в примерочных, вызывая у консультантов невольные улыбки. Я меряю короткие платья, длинные, яркие и темные. Выясняю, что оттенки бежевого совершенно не мои, а красный, черный и голубой смотрятся потрясно. Стаська порхает вокруг, дает советы, совершенно удивительным образом комбинируя вещи и аксессуары. Она в своей стихии, ей это нравится, и я невольно проникаюсь энтузиазмом. Мне становится плохо, когда я пытаюсь подсчитать, сколько все это будет стоить.

– Крис спускает в три раза больше за неделю, так что не удивлюсь, если тебя встретят вопросом «ты что, купила только пижаму?».

Приветливая девушка несет все на кассу, чтобы упаковать и посчитать. Стася расплачивается за свои покупки, а я достаю кредитку Игоря и с ужасом понимаю, что пин-код, оставшийся в ежедневнике, совершенно не помню.

Блин!

– Я забыла пин-код, – вздыхаю в ответ на удивленный взгляд Стаси.

Та понимающе усмехается.

– Как мне нравится твой шок. Ща, погоди.

Она берет мой смартфон и что-то набирает.

– Вот, телеграм Игоря. Спрашивай.

Я закусываю губу, живо представляя его реакцию.

– А может, я домой съезжу?

– Во-о-олки-и-и, Анна Артемовна, волки. Тебе придется говорить «нет, я не дам вам денег», «отвали, старый хрен» и «я вас всех, идиотов, уволю, если еще раз накосячите». Спросить пин-код – твой первый шажок к самоактуализации. Короче, не дрейфь. У нас еще впереди куча всего.

Вздохнув, я пишу на номер, который пока еще не имеет имени и аватарки, но в скором времени явно пропишется в моем телефоне. На самом деле, я втайне надеюсь, что Игорь не ответит.

«Здравствуйте. Это Анна. Мне нужно оплатить одежду, а я, к сожалению, забыла пин-код от карты».

Не отвечай! Брось меня в бан! Ну пожалуйста-а-а!

Набирает сообщения. Боже, у меня сейчас случится сердечный приступ. Стаська хохочет.

«3118».

«Спасибо».

Фу-у-ух, это не страшно. И меня даже не окатили презрением.

– Ну, вот и все.

Таким образом мы посещаем еще несколько магазинов. Я становлюсь обладательницей минимум десятка пар обуви, кучи платьев, рубашек, юбок, джинс, брючных костюмов.

– Меня очень напрягают суммы.

– Тогда я тебя добью. Игорь не давал указаний насчет этого сейчас, но рано или поздно тебе придется выбрать что-то из ювелирки. Без украшений в приличном обществе не появишься.

В этом я сомневаюсь, потому что ювелирку мне носить некуда. На самом деле я тихо надеюсь, что мое присутствие в доме станут тщательно скрывать и все эти наряды я буду носить в институт. Я и выбираю платья, в которых будет не стыдно появиться на парах. Пока Стася мерила одно из платьев, я тайком погуглила образы британских герцогинь, чтобы знать, на что ориентироваться. На мой вкус, получилось очень неплохо.

– Осеннюю одежду выберем потом, сейчас еще не сезон и нормальных коллекций нет, обувь тоже. Так, спортивная форма.

С этим соглашаюсь без проблем, в универе наверняка будут пары физры.

– Ты чем-нибудь занимаешься? – спрашивает Стася.

Качаю головой.

– А такая тощая…

– А ты поживи на пятнадцать тысяч в месяц, при этом бегая по всей гостинице с пылесосом.

– Пятнадцать?! – ахает девушка. – Блин, нифига себе зарплаты, и как на это жить?

– «А такая тощая», – передразниваю ее я.

– Ну, как бы то ни было, на готовке тети Марины ты быстро превратишься в колобка. Значит, закончим с магазинами и поедем записывать тебя на спорт.

Я мысленно только стону, пока мы выбираем несколько спортивных костюмов, три купальника для плавания и зачем-то пульсометр. Бедный Ваня только и успевает таскать пакеты в машину, а я размышляю, влезем ли в нее мы со Стаськой, или придется ехать на метро.

– Теперь пляж.

– Эй, притормози, откуда у нас пляж?

– Солнышко, у тебя куча денег, ты собираешься поступать, неужели тебе не захочется съездить с подружками на море?

Я молчу, потому что признаться, что никогда там не была, стыдно.

– Прости, красотка, но Игорь сказал упаковать тебя на все случаи жизни.

– Тогда пойдем купим свадебное платье. Если меня будут хоронить, то пригодится, – бурчу я.

– Ты что, девственница?

А теперь краснею. Стася снова хихикает.

Мы покупаем четыре (мне реально становится плохо) пляжных купальника.

– Раздельный белый, чтобы подчеркивать загар, – поясняет Стася. – Раздельный фиолетовый, чтобы цеплять мужиков, купальное платье в горошек, чтобы хулиганить и танкини просто потому что они в этом сезоне модные.

К купальникам идет всякая мелочевка, на которую я даже не обращаю внимание. День только перевалил за полдень, а у меня болят ноги. Хочется есть, присесть и закрыть глаза, чтобы не видеть бренды-тренды-луки.

– Ну, вроде все. – Стася просматривает список в телефоне. – Одежда есть, обувь есть, спортивное есть, пляжное есть. Так… о, белье!

– У меня есть белье. – Я даже обижаюсь, потому что совсем недавно обновила все белье с очередной халтурки.

Может, я и небогатая, но точно ухоженная.

– И что, ты собираешься под платье от диор нацепить лифчик от костромского текстиля? – мрачно интересуется Стася.

– Не от костромского, а от ивановского, – бурчу я. – Кто его увидит?

– Ну а вдруг? – философски фыркает девушка, и мы отправляемся в магазин нижнего белья.

Как и везде, нас встречают радостно и тут же предлагают кучу вариантов.

Вот белье – вообще не мое, я чувствую себя очень странно среди этого кружева, ленточек, страз и бусин. Большинство из того, что здесь выставлено, кажется мне жутко откровенным. Я понимаю, что это лишь внутренние комплексы, но не могу себя заставить хоть что-то выбрать. В дело вступает Стася:

– Тебе кто нравится? Игорь, Серж или Алекс?

– Что? Стася!

– Да шучу я, шучу, расслабься. Так, белое не смотри – жутко безвкусно. Под светлое бери айвори. Красный классический тоже не для тебя, ты же не из эскорта. Черное… да, пожалуй. Самые актуальные цвета: вот этот, серый металлик, фиолетовый и темно-зеленый. У тебя, наверное, двоечка… значит, вот это, это и это. И еще принесите всяких там сорочек, халатиков и прочего по размеру.

Я не спорю, лишь думая, что половину из всего выбранного Стасей никогда в жизни не надену. Или очень нескоро, будучи замужем, решусь порадовать мужа вот например этим темно-синим полупрозрачным комплектом.

– Кажется, все!

Наконец я выдыхаю. Пока бедняга водитель пропадает на стоянке, утрамбовывая покупки, мы сидим у большого фонтана в холле и пьем лимонад. Его нам принесли аж из ресторана прямо в магазин с бельем, потому что в какой-то момент стало так жарко, что я чуть сознание не потеряла. Стася копается в смартфоне, а я переживаю все произошедшее. Очень странные, новые и непонятные впечатления.

С одной стороны я словно ребенок, получивший кучу подарков. Мне на самом деле не терпится все-все рассмотреть и примерить, отфоткать, сбросить девчонкам.

С другой я не слишком понимаю, что со всем этим делать дальше. Обертку для конфетки сделали, а начинку в нее положить забыли.

– Так, к вечеру Игорь велел тебя привезти к нему в офис, на встречу с адвокатом. Тогда поехали к Сержу в клуб, запишем тебя на спорт, там и пообедаем. Хочешь что-нибудь купить еще?

Я пожимаю плечами. Хочу. Но молчу.

– А-а-ань? – чуткая Стася все чувствует. – По лицу вижу, хочешь.

– Игорь… Олегович сказал купить одежду и все такое, я купила. Остальное фигня.

– Ну мне-то по секрету скажешь?

Я вздыхаю.

– Книги. Я давно не брала бумажные книги. Вечерами очень скучно, а от ноута болят глаза.

– Я музычку слушаю, – беспечно откликается Стася. – В универе перечитала половину публички, нажралась на годы вперед. Я же филологический закончила. Вся такая из себя. Закончила и поняла, что нахрен никому не нужна со своей духовной организацией. Папа был изначально против филологии, поэтому я полгода помыкалась, да и попросила пристроить меня куда-нибудь. Как раз Игорь дела принимал, местечко секретарши освободилось. Правда, прошлая с шефом спала, а я, как дура, сестренок его одеваю. Хотя с тобой интереснее, чем с Крис.

Она вдруг выхватывает у меня из рук смартфон и отбегает на несколько метров.

– Ты чего? – удивляюсь я.

Но Стася что-то быстро печатает. Я не сразу догадываюсь, кому она пишет, а когда понимаю, подскакиваю и бросаюсь за ней. Стася хохочет.

– Не бегай, я же упаду и лоб разобью!

– Поделом тебе!

Ноги так болят, что я вряд ли догоню неожиданно резвую и спортивную девицу, но на мое счастье возвращается Ваня. Он ловко ловит ее и отдает мне смартфон.

– Предатель, – бурчит Стася.

Но выглядит довольной.

Я смотрю телеграм. В переписке с Игорем появились новые сообщения.

«Я очень хочу купить книги. Можно?».

«Это твоя карточка, покупай, что хочешь и будь добра, прекрати ставить меня в известность о каждом своем чихе».

«Игореша, ты козел. Девочка тебя уважает. Книжек просит. Нет в тебе романтики».

– Стася!

«Станислава, если девочка хочет книжек, купи ей книжек, а я, мать твою, работаю. Еще раз напишешь с чужого телефона, уволю и будешь у отца утки выносить, поняла?».

– Да не кипятись ты, он понял, что это я, – фыркает Стася.

Я отчаянно краснею.

– Но в целом я согласна. Поверь, когда Игорь решит, что ты тратишь лишку, он просто ограничит твой лимит. У него же все расходы в телефоне, о каждом списании смс-ка. Пилик – купила туфли. Пилик – купила платье. Пилик – поела. А когда закупается Крис, там как выпрямившаяся кардиограмма «Пи-и-и-и-к!». Нон-стопом полчаса списывают. В общем, съездим в спортклуб, запишемся, пообедаем и поедем за книжками. Кстати, раз ты поступаешь, не забудь про всякие тетрадки и ручки и… ой! Анька! Сумки! Мы же тебе ни одного клатча не взяли!

Я чувствую острое жаление утопиться в фонтане. Кажется, Ваня думает о том же, потому что мы переглядываемся и медленно плетемся вслед за Стасей.

Поездку в спортклуб я воспринимаю как избавление от пытки. В машине можно вытянуть ноги и закрыть глаза.

– Это клуб Сержа? А нельзя пойти в другой? Ему может быть неприятно, что я туда хожу.

– Сержу? Ему пофиг. Там понимаешь, как все хитро… в общем, только не пали, что я тебе все рассказала. Олег Александрович поощряет в детях благородные порывы типа открыть свое дело или заняться благотворительностью. Игоря он сразу готовил себе на замену, ну, тот в штатах и жил, занимаясь филиалом. К нему вопросов не было, Игорь унаследовал компанию, шестьдесят процентов капитала и кучу недвижки. Короче, он теперь неженатый сексуальный миллиардер с говеным характером. А Серж не унаследовал нихера.

Я удивленно распахиваю глаза.

– Как это?

– Нет, ну не совсем, конечно. Пятикомнатная квартира в центре, вилла в Италии, что там еще, тройка машин, драгоценности, семейные реликвии, коллекционные предметы, там завещание-то на триста страниц. Но не миллиарды. Свой капитал Серж получил уже давно, когда открывал клуб. Они так и условились, что Серж получает наследство заочно, открывает свое дело и дальше или его развивает без вливаний отца, или крутится, как хочет. Он и открыл клуб. Только это не три зала и батут, а четыре корпуса. Каток, бассейн, фитнес-центр и тренажерка. Там же есть конференц-залы, теннисный корт, зал для выступлений, всякие пилон-студии, фитнес-ресторан, банкетные залы. В общем, это хороший загородный клуб.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8