Анна Таригарма.

Полюби её



скачать книгу бесплатно

Глава 45. Саймон.

Всё рушится. Ломается. Становится прозрачным.

Где все проблемы, которые не давали тебе покоя ночами? Где все мысли?

Её губы мягкие.

Я не знал, почему она до сих пор плачет, не знал, почему позволяет мне целовать её и прижимать так близко к себе.

Прошу тебя, не исчезай сейчас, не бросай меня одного на этой дороге.

Впервые за долгое время я нормально дышу, что-то отпустило внутри, такое цепкое и сильное, оно просто отвалилось.

Но прямо сейчас, как только я сам поцеловал её, почувствовал, как же больно находиться с ней настолько близко.

Она разрушала меня с каждой секундой всё больше и больше. Такая пустота внутри пугала. Где мысли о ненависти? Почему я ничего не чувствую к ней, кроме абсолютного влечения.

Я даже не знаю, когда именно это началось.

Неделю назад? Или вчера?

А внутри так спокойно, никаких криков и приказов самому себе остановиться.

Кеана отстраняется и смотрит на меня испуганными глазами, но через секунду отводит взгляд в сторону, пытаясь отойти от меня, но затем удивляется, когда я не отпускаю её, а только прижимаю ещё ближе.

– Саймон, мне кажется…

Если сейчас я услышу, что она сожалеет или попросит отпустить её, то я не сделаю этого.

Прямо сейчас в этой темноте, не далеко от дома Джимми. Я не отпущу её. Когда угодно, но только не сейчас.

Рукой я дотрагиваюсь до её щеки и осторожно вытираю слёзы, кажется, она задерживает дыхание и открывает рот, чтобы снова сказать что-то. И это выводит меня из себя. Пусть мир остановится на время, я хочу ещё немного остаться на этой дороге.

– Просто помолчи, дай мне немного времени.

Я дотрагиваюсь пальцем до её нижней губы, и она делает маленький вдох.

– Саймон, нам нужно…

Ничего. Не смей даже произносить это.

Я снова целую её, и она сразу же отвечает, обнимая меня. И теперь, когда мы стоим вот так вдвоём, я впервые за долгое время спокоен. Я не знаю, что ответить ей позже на это, как оправдать себя?

К черту, Саймон, хотя бы сейчас прекрати думать об оправданиях и сожалениях, забудь своё имя и представь, что и её зовут по-другому.

Кеана прерывает поцелуй и смотрит на меня таким тёплым взглядом, что я не могу отпустить её прямо сейчас.

Я обещаю себе, что никогда не буду рядом с ней, она никогда мне по-настоящему не понравится. Это только сейчас минутная слабость, моя личная слабость, единственная и болезненная.

Как бы я хотел никогда не знать её, никогда не думать о ней, и сейчас, когда она снова пытается немного отстраниться, не прижимать её ещё сильнее.

Я осторожно поднимаю руку и опускаю её на затылок Кеаны, притягивая в свои последние объятия.

Я отпущу её сразу после того, как в последний раз почувствую это спокойствие. Вдыхаю запах её волос и схожу с ума. Запомни этот момент, ухватись за него и не отпускай.

Кажется, у меня серьёзные проблемы, если я чувствую подобное, находясь рядом с ней, я не знаю, о чём она думает.

Её слёзы говорили, что ей не нравилось, тогда почему Кеана отвечала на поцелуй?

Сейчас она в моих руках и у меня есть все шансы сломать её, больше чем в любой другой день. Но мне не хочется делать этого, не хочется навредить ей.

– Забудешь то, что тут было?

Она поднимает голову и смотрит на меня, глаза блестят, и я молюсь, чтобы она снова не заплакала.

– Нет, не забуду.

Теперь я отпускаю её и мне становится холодно и больно.

Эту боль. Я чувствую её на протяжении уже долгого времени, внутри меня снова происходят какие-то изменения, всё становится холодным и мёртвым.

– Ничего не поменяется, ты понимаешь это?

Слёзы.

Даже в такой темноте я знаю, что она плачет, дыхание такое медленное, и снова взгляд вниз.

– Знаю…знаю, ты ведь не тот парень.

Плечи трясутся, и она начинает вытирать лицо, мне хочется сбежать сейчас. Оставить её одну со всем этим.

Я сам начал, мне и нужно дать ей понять, что это ничего не значило.

Но, чёрт возьми, значило!

Для меня это был не пустой поцелуй или знак унижения, как тогда на озере.

– Я знаю, что мне не стоило этого делать. Потому что твоё поведение…и ненависть ко мне не изменятся. Ты ведь не тот человек, который чувствует что-то подобное?

Кеана подходит ко мне и я не успеваю отойти, словно время останавливается, и всё замирает, я ничего не слышу и не чувствую.

Только её тёплую ладонь, которая касается моей груди и останавливается в районе сердца.

– Чувствуешь? Саймон, ты слышишь хоть что-нибудь?

Я отворачиваюсь и отхожу от неё.

– Нет.

Её рука всё ещё висит в воздухе, потом она сжимает её и опускает вниз.

– Тогда зачем ты сделал это?

Вспомни, Саймон.

С чего всё началось, просто подумай…ты сразу же найдёшь ответ.

– Я этого хотел…

Кеана смотрит с надеждой в глазах и делает шаг в мою сторону.

– Тогда почему ты сказал, что ничего не чувствуешь?

Вспомни, Саймон.

Вспомни кто она такая!

Я делаю маленький вдох и подхожу к ней, мы снова стоим близко друг к другу, я стираю с её щеки слёзы и пальцами касаюсь подбородка, ухмыляюсь и поворачиваю её лицо в сторону.

– Потому что тебя я не хочу.

Словно пощечина. Она отходит от меня и теряется в этой темноте. Я делаю вид, что меня не интересует, что сейчас она чувствует, просто разворачиваюсь и бросаю напоследок:

– Сядь в машину, я подкину тебя до дома.

Тишина. Ничего нет: ни машины, которая стоит на обочине, ни тёмной дороги. Ничего больше нет. Потому что она сбегает далеко от меня, бежит, словно я пытаюсь преследовать её.

Сейчас она пропадает в этой темноте.

Мне больше её не найти.

Глава 46. Кеана.

Тебя не хотят.

А кому ты вообще будешь нужна? Ты испорченная, сломанная, кто будет терпеть такую, как ты? Вспомни свои крики по ночам, вспомни школу, как на тебя смотрят некоторые ученики. Вспомни, сколько раз тебя унижали, и самое главное: все самые худшие вещи делал Саймон.

Сейчас ты не должна чувствовать боль, потому что заслуживаешь её.

Мне кажется, будто я бегу вечность, пару раз падая на обочине. Слёзы, слёзы. Из-за них ничего не видно. Из дома Джимми разносятся громкие крики и звуки музыки. Я не хочу возвращаться туда, но сейчас мне совершенно некуда идти, больше нет выбора.

В доме меня никто не заметил, я поднялась наверх и зашла в комнату, где мы раньше сидели с Джимми. Кровать сейчас была как раз кстати, я закрыла дверь на замок, радуясь тому, что в дверях вообще стоял ключ. Пару раз за ночь в комнату стучали и смеялись, что-то выкрикивая.

Я лежала, свернувшись в клубок, и просто ждала, когда музыка стихнет, и на улице станет светло. Мечтала уснуть, но ничего не получалось.

В голове был только тот поцелуй и пустые надежды, в которые я вообще умудрялась верить.

Саймон никогда не станет смотреть в сторону такой девушки, как я. Потому что он вообще ни в чью сторону и не смотрит.

Я плачу, потому что всё ещё вспоминаю в мельчайших подробностях наш с ним поцелуй, крепкие объятия, тёплые ладони. Раньше я думала, если притронуться к такому айсбергу как Саймон, можно покрыться инеем. Часто представляла, как тянусь к нему и как только касаюсь его кожи, начинаю покрываться льдом.

Но нет! Саймон не такой, он не холодный. Потому что мне было тепло с ним.

Но сейчас это ничего не значит, потому что тебя поймали на крючок, вонзив в горло что-то острое, и со всей силы потянули.

Ты снова поддалась ему, снова проиграла.

Когда к утру музыка притихла, и слышались только разговоры парней внизу, я встала с кровати, поправляя её, и направилась в туалет, умываясь и вглядываясь в своё бледное лицо.

На первой этаже кто-то спал на полу, а некоторые всё же смогли доползти до кроватей на втором этаже. Я стала перешагивать пьяные тела, стараясь не наступить на кого-нибудь.

На диване развалились Джимми и Мейсон, молча уставившись в телевизор. Джек с Тони сидели за столом и наполняли стаканы остатками алкоголя, на столе лежал парень и что-то мямлил, когда они случайно разлили на него виски.

– Кеана, ты не уехала?

Джимми встал с дивана, удивляясь и рассматривая мою мятую одежду и опухшие глаза.

– Нет, я была наверху, а Пенн и Вейла…

– Я отвёз их по домам ещё часа три назад, а ты разве не уехала с Саймоном?

Мейсон смотрит на меня, поднимая бровь, и делая глоток воды. Лицо Джимми меняется, когда он вслушивается в эти слова.

– Нет…мы попрощались на первом этаже и он уехал.

Тони смеётся и бьёт Джека по голове, встает со стула и идёт на второй этаж.

– Странно, а вчера я видел, как Саймон запихивал тебя в машину, или это была не ты?

Тони улыбается напоследок и уходит. Джимми подходит ближе и берёт меня за руку, я удивляюсь ещё больше, потому что совершенно не понимаю, что происходит с моей жизнью в этот день.

– О, да у нас тут любовный треугол…

Джек кричит нам вслед, и я вижу, как он спотыкается об кого-то и падает, ударяясь лицом об угол дивана.

– Не слушай их, я отвезу тебя домой.

Я смотрю на наши соединенные руки, Джимми улыбается, делая вид, что его это не заботит, и только когда мы выходим из дома, он отпускает мою руку.

В салоне играла медленная музыка, которая заставила меня закрыть глаза. Я не спала всю ночь и сейчас всеми силами пыталась не отключиться прямо в машине. Джимми было некомфортно после вчерашнего вечера, он признался мне, что я ему нравлюсь, и говорил он такие вещи совершенно на трезвую голову, и самое главное то, что он снова присутствовал, когда Саймон так вёл себя со мной.

Что теперь будет в школе? Он перестанет замечать меня? Или снова исчезнет, как и всегда это делал?

– То, что вчера было…

Я открываю глаза и поворачиваюсь к Джимми, он следит за дорогой и выключает музыку.

– Конечно, я не должен спрашивать…но между вами есть что-то?

Есть ли между нами что-то?

Конечно есть, ненависть с его стороны и непонятная симпатия с моей.

Саймон нравится мне, я признаю это, но больше между нами ничего нет.

– Нет. Конечно, нет.

Я смеюсь и отворачиваюсь к окну, пытаясь отвлечься на дорогу.

– Что между нами может быть? Ты, как никто другой знаешь, кто такой Саймон.

Телефон Джимми звенит, но он игнорирует его, и, наконец, поворачивается ко мне.

– Вот именно, что я знаю его. Он никогда так не делал, ни с одной девушкой, не уводил её с вечеринки и не сажал в свою машину. Потому что ему всегда нет никакого дела, да его не интересуют даже его друзья! Поэтому я и спрашиваю…

Джимми стучит пальцами по рулю и отворачивается.

– Прости, ты не обязана отвечать.

Ему нет дела и до меня, кажется, он просто играет, но зачем ему тратить своё время ради этого?

Я вошла в дом и удивилась, что в такое время отец не был работе. Он вышел из своего кабинета и спустился вниз, покачиваясь в стороны.

– Кеана, ты почему не в школе?

Даже резкий аромат духов, которые, кажется, он использовал минуту назад, не смог скрыть запах алкоголя.

В последний раз я видела его в таком состоянии несколько лет назад, когда отец пьёт, только в такие дни он может заговорить со мной или хотя бы посмотреть в мою сторону.

– Я сегодня плохо чувствую себя…прости.

Под его взглядом я снова опускаю голову, прямо как детстве. Страх к своему строгому отцу всё ещё живёт во мне.

– Мы можем поехать в больницу.

– Спасибо, не стоит, мне уже лучше.

Он смотрит на меня ещё несколько минут и уголки его губ приподнимаются. Мне хочется заплакать. Даже его улыбка ничего не вызывает во мне, кроме злости. Сколько бы лет не прошло, что бы не случилось, он всегда будет виноват: отец забрал у меня Нейтона. Только то, как он давил на него и запрещал всё подряд, даже поднимал на него руку, заставило брата уйти. Он всегда требовал от него слишком многого, Нейтон часто говорил, что больше не может дышать в этом доме. В последний раз, за неделю до побега, он ворвался ко мне в комнату после очередной ссоры, и был настолько зол, что испугал меня.

Если бы тогда я знала, что произойдёт, сбежала бы вместе с ним.

Отец продолжал смотреть, вглядываясь в моё лицо, я прохожу мимо него, не замечая своих слёз. Тупая боль в грудной клетке, которая разрывает меня по частям, каждый раз при виде папы. Хорошие воспоминания исчезают и в голову врезаются самые ужасные, они высверливают всё до огромных дыр.

Хочется кричать во весь голос, чтобы это прекратилось.

Как он забирал Нейтона из моей комнаты, всеми силами пытаясь разделить нас. Его всегда злило то, как сильно мы привязаны к друг другу.

Нейтон до последнего был со мной, и даже сейчас, когда он так далеко от меня, я всё равно чувствую его присутствие рядом.

Глава 47. Саймон.

– Ты знал, что мой папа до сих пор общается с родителями Эндрю?

Я открываю глаза и поворачиваюсь к Мейсону, который любит начинать вот такие бессмысленные разговоры, будто я спрашивал что-то.

– Уверен, что это очень полезная информация.

Глаза автоматически закрываются. Ночью я почти не спал, проматывал поцелуй на дороге и пытался забыть его. Так было первые пару часов, всё остальное время я пытался запомнить это, ухватиться за момент, когда она перестала плакать, и просто отвечала мне так искренне, с такой дикой осторожностью. Это выводило… мне казалось, если я поцелую её, всё пройдёт, меня отпустит, и Кеана, наконец, выйдет из моей головы.

Но нет же, она настолько въелась там, что теперь один взгляд в её сторону заставлял меня нервно сглотнуть и отвернуться.

Я знал, насколько далеко Кеана зашла, или это я упустил тот момент, когда потерял свою голову.

– Эндрю сейчас лежит в больнице, ему сломали три ребра…

Мейсон смотрит на меня с неким подозрением, при этом быстро стучит по парте ручкой.

– Неужели? Я думал, что сегодня самый худший день, но ты хоть немного поднял настроение.

Учитель задаёт вопрос, но я игнорирую его, Мейсон отворачивается и делает вид, что пишет что-то в тетради. Со второй парты поворачивается Кеана, даже не пугаясь меня, раньше она отлично реагировала на то, какие уничтожающие взгляды я в неё кидал, а сейчас она смотрит мне в глаза, и я удивляюсь тому, что она всё ещё не отворачивается. Как только учитель получает ответ и спрашивает следующего, Кеана наконец перестаёт смотреть и заглядывает в учебник.

Какого…

– Саймон, это не шутки, ребро пробило ему лёгкое.

Мейси. Мейси.

Что ты хочешь услышать от меня?

– Я, конечно, понимаю, это безумно интересная история, которую я с радостью могу послушать…

Мейсон закрывает тетрадь и повышает голос.

– Это ведь не ты сделал?

Джимми поворачивается к нам и заинтересованно наблюдает, пока Мейсон не показывает ему жестом отвернуться.

– Даже если это сделал я, что с того?

Глаза Мейсона расширяются и он молчит пару секунд. Кажется, он совсем не ожидал, что я вот так признаюсь.

– Это не игра, черт возьми! Ты понимаешь, что мог убить его? Что с тобой не так?

Он замолкает, придвигаясь ближе.

– Эндрю нашли на грязной стройке…связанного веревками…Саймон, ты понимаешь, как далеко заходишь?

Я замечаю в глазах Мейсона испуг. Почему же я совершенно ничего в этом не вижу?

– Я предупреждал его, что тот раз был последним.

Прозвенел звонок и я быстро встал со стула, забирая свои вещи, и направляясь к двери. Мейсон не отставал от меня. Я знал, что он хочет поговорить, поэтому спустился на первый этаж и вышел из школы. На парковке возле какой-то машины, которая находилась в самом конце, я остановился и повернулся.

– Друг, это ненормально, он может написать на тебя заявление. Ты в тюрьму захотел?

Наша маленькая прогулка успокоила Мейсона, теперь он разговаривал со мной намного мягче.

– Он хотел всё ей рассказать, Эндрю писал на её проклятый телефон сообщения, он хотел сказать, где Нейтон!

Мейсон оглядывается по сторонам и подходит ближе. Спокойствие с его лица исчезает, он всегда так вёл себя при одном только упоминании о Нейтоне.

– Кажется, он сошёл с ума…ты не напомнил ему про наш уговор? Он обещал…

Голос Мейсона повышается, а глаза разбегаются в разные стороны, теперь, наконец, он начал понимать, за что я поступил так с Эндрю.

– Мы все обещали!

Из школы выходят пару учеников, и я хлопаю его рукой по плечу, указывая в их сторону.

– Поговорим потом.

На уроке я сидел, не отрывая взгляда от учителя. Я хотел переключить свои мысли на учебу, но в голове была только Кеана и та самая боль, которую она мне приносила с каждым своим прикосновением. Каково чувствовать боль и спокойствие в одно время?

Разрушающе.

После того, что случилось, она не выходила из моей головы, она не выходила из школы. Каждый её взгляд и каждое движение теперь казались для меня чем-то не таким уж и пустым, как раньше.

Когда я всё рассказал Мейсону на парковке, он перестал смотреть на меня как на психопата, понимая, что Эндрю заслуженно получил.

После уроков я пошёл в раздевалку. Начался дождь, и я надеялся на то, что тренер отменит мои подготовки к соревнованиям. С поля мчались парни, забегая в раздевалку. Я решил не заходить туда, понимая, что совершенно не нуждаюсь в компании громких и полуголых парней.

Я направился в кабинет тренера, надеясь на то, что он скажет уходить домой. Сейчас не лучшее время. Команда часто занимается без меня, зато я в одиночку бегаю до потери пульса и выжимаю из себя все соки, лишь бы угодить тренеру. Конечно, я догадывался, чья это была затея. Без футбола в хороший колледж дорога была закрыта. Генри с мамой позаботились об этом, и странно, что в этот раз они всё сделали через тренера, а не через меня. Вряд ли я стал хотя бы слушать их.

– Сейчас дождь, тренировка сегодня…

Мистер Харисон поднял свой строгий взгляд, отрываясь от журнала, и посмотрел на меня, всем своим видом подавая знак, что здесь мне не рады.

– Саймон, переодевайся и бегом на поле.

Это единственный человек, в ответ которому я ничего не могу сказать. Я уважал тренера больше, чем своего отчима.

Когда он снова начал гнать меня, я фыркнул и вышел из кабинета, направляясь в раздевалку, оттуда выходили последние два человека, которые шли прямо в форме, даже не переодевая её.

Да если бы сейчас вас увидел старик, не думаю, что вы бы продолжали так улыбаться. Один из парней кивнул мне, я скривился и отвернулся.

И откуда только берётся эта злость? Да ещё и такими огромными волнами, каждая новая, была больше другой в два раза. Я чувствовал такой ужасный гнев. Он сковывал всё моё тело, заставляя ненавидеть старика, который просил меня мчаться так, словно я в лигу бегунов записался, на Кеану, которая никак не могла исчезнуть из моих мыслей, на Джимми, только за то, что он пытается присвоить её себе.

От такого признания стало страшно.

Присвоить?

Да даже если это и так, тебя не должно волновать это.

Но сейчас почему-то представлять её, целующуюся с Джимми было как-то грязно, я сразу же понимаю, насколько сильно она испортит себя, будет использована.

В раздевалке пахло духами, которые ни чуть не сбивали ужасный запах пота. Я скривился и открыл свой шкафчик, забирая оттуда форму и обувь. Я отстегнул две пуговицы на рубашке, отошёл от шкафа и встал перед зеркалом в полный рост. Вчера ей пришлось встать немного на носочки, а мне наклонять голову. Кеана не была низкой, никогда. Но с моим высоким ростом, – больше шести фунтов, – она казалось очень маленькой. Я расстегнул рубашку и посмотрел в зеркало на кубики пресса, которые стали выделяться ещё сильнее из-за усиленных тренировок. Автоматически глаза закрываются, и она стоит передо мной, одетая как вчера, в лёгкую тёмно-синюю блузу и обтягивающие джинсы, которые только удлиняли её ноги.

Совершенно не мой тип. Я не любил тощих девушек, ненавидел торчащие рёбра или ключицы, даже не смотрел в их сторону, а она была именно такой девушкой. Я всегда предпочитал блондинок, а цвет её волос тёмный, даже не русый. Цвет её глаз был тёмно-карий. Я ненавидел карие глаза. Они всегда казались пустыми, слишком однообразными и распространенными. Тогда чем она может привлекать меня?

Кеана давала мне спокойствие.

Какое-то больное, временное утешение.

Я слышу, как двери раздевалки открылись и кто-то вошёл. Глаза тут же распахнулись, и я готов был уже орать на того человека, которому что-то нужно было тут после уроков. В последний раз я посмотрел в зеркало и пошёл к шкафам, останавливаясь возле своего, и опираясь боком об холодную дверцу. В первую минуту я думал, что всё ещё в своих воспоминаниях, потому что сейчас Кеаны не может быть в мужской раздевалке.

– А ты что тут делаешь?

Совершенно незаинтересованное выражение лица и пустой вопрос, будто бы я не думал о ней пару минут назад. Кеана открывает рот, чтобы ответить, но её взгляд спускается вниз и останавливается на распахнутой рубашке. Я ухмыляюсь, и она поднимает глаза, делая вид, что ничего не видела.

– Хотела с тобой поговорить, но перед всеми…ну, я решила подождать пока ты уйдёшь, но увидела, что ты направляешься на поле и…

Я закатил глаза и оттолкнулся от шкафа, потирая плечо, которое быстро стало холодным от минутного прикосновения с железом. Кеана стоит на месте, наблюдая за моими действиями, даже когда я подхожу к ней близко, она не отходит. Только что-то шипит себе под нос и опускает взгляд вниз.

– Ты ещё долго будешь изучать пол? Или, наконец, ты можешь сказать зачем пришла, а потом свалить и дать мне переодеться.

Из её губ выходит пустое:

– Да-а.

Заикаясь, она откашливается и отходит немного. Рука, сжатая в маленький кулак, уже белеет от того, как долго она не разжимает его.

Наконец, Кеана поднимает глаза и облизывает губы, я молча проглатываю это, а она даже не замечает.

Провокация? Для неё проходит несколько секунд, а для меня это пару часов. Нахождение с ней рядом выбивает меня из нормального состояния.

Мне хочется кричать на неё просто так или закрыть глаза, чтобы не наблюдать за движением её губ.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное