Анна Родионова.

Драконий промысел



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Я зевнула и подперла голову лапой. Крестьяне в ужасе попятились, ощетинились вилами и самодельными копьями. Кто-то очень смелый бросил в меня горящий факел, но тот не долетел пяти аршинов и с шипением ухнулся в разделяющий нас ручей.

Разговор явно не клеился.

А время шло…

Наконец, ряды крестьян разомкнулись, и вперед не столько вышел, сколько был вытолкан тучный краснощекий мужичок.

Староста осенил себя божественным знаком, поклонился и указал на привязанную к повозке девушку.

– В-вот, пы-пы-прими в же-жертву.

Я тихо рыкнула, выпустила из носа две тонкие струйки дыма и ткнула когтем в пустой мешок.

Староста мгновенно побледнел, утер платочком пот со лба.

– Ды-дык бедные м-мы. Н-нетути у н-нас зы-золота. В-вона! – Он снова указал на пленницу. – С-самую приг-гожую ды-девку в-выбрали. З-забирай!

Жертва, до того просто дрожавшая, разразилась горькими рыданиями.

Я вздохнула. Тени упорно тянулись на восток, накрывая собой выгоревшую за лето траву, камни, людей… Так можно и до ночи под этой скалой просидеть. А есть-то страх как хочется. Скоро, и правда, на человечину перейду.

– Н-нет з-золота, говорю! – Староста состроил подобие суровой мины. – Б-бери, что д-дают!

Нет, значит? Я прочистила горло и плюнула в растущий рядом со скалой терновник. Куст вспыхнул, точно хворостина. Крестьяне чудесным образом отдалились еще на две сажени.

– Н-ну так и знай! – Староста осмелился показать мне кулак. – С-само виновато, м-мерзкое страховидло!

Я прищурилась – и толстяк сразу же юркнул за спины односельчан, уже оттуда добавив пару нелестных отзывов обо всём моем семействе. Ответить я и не подумала, было бы с кем препираться.

Среди крестьян снова произошло шевеление, и к ручью приблизились двое мужчин. Один – седой и при мече, второй – совсем молоденький черноволосый курчавый парень с потрепанной книгой под мышкой. Оба умытые, причесанные, без заплат на рукавах, сразу видно, не из сельских.

– Храни тебя Светлый, о, небесный господин, – поклонился юнец.

Старший маг тут же отвесил парню подзатыльник и прошипел:

– Разуй глаза, это же самка.

– Прошу прощения, о, великолепнейшая. – Юнец припал к земле. – Не снизойдешь ли ты до разговора с убогими и недостойными твоего внимания людьми?

Я окатила колдунов облаком дыма. Вот, значит, на что ушли мои денежки. Наверняка, и девку притащить они придумали.

– Обратись, небесная. Поговорим по-хорошему, – предложил седой.

Я фыркнула. Вот еще! Не стану я обращаться. Чтобы они меня тут же и сцапали? Живодеры.

– Не будет она вас слушать! – выкрикнул из толпы староста. – Убивайте уже!

– Или зря мы вам платили? – нахмурился крупный дядька с кочергой в мускулистых ручищах.

Седой вздохнул. Лезть в бой с драконом ему явно не хотелось.

– Вставай, убогий и недостойный, – обратился он к парню. – Давай, покажи, чему я тебя научил.

Юнец поднялся, отряхнул штаны и шагнул прямо в ручей.

– Смелее, – подбодрил седой. – Амулет подарю.

По серому румянцу на щеках парня стало ясно, что он не очень-то вдохновился, но всё равно – раз учитель смотрит – раскрыл книгу на месте одной из цветных закладок и поднял на меня глаза, испуганные, как у девицы в первую брачную ночь.

– Последний раз спрашиваю, о, небесная госпожа.

Снизойдешь ли для разговора?

Я промолчала, даже кончиком хвоста не шевельнула.

– Ну тогда получай! – Колдунишка вскинул руку. Наморщил нос. Покряхтел немного, потужился.

Я повторно окатила его дымом. Юнец закашлялся и обернулся, посмотреть на учителя. Совсем еще зеленый, не усвоил, что не все их фокусы на драконах работают.

– Думай, – ответил седой.

Парень нахмурился и стал судорожно листать страницы. Я тем временем старательно вывела когтем на земле «дурак», вверх тормашками, чтобы люди могли прочесть. Ну, кто умеет.

Юный колдун побагровел от злости и чуть не вырвал страницу с искомым заклинанием.

– Вот тебе! Мерзкая тварь!

Громыхнуло. Скала по правое крыло от меня раскололась, вниз посыпались камни.

– Ай! – Один из булыжников угодил мне прямо между глаз. – Совсем сбрендил, придурок?!

Колдунишка икнул от неожиданности, кое-кто из крестьян выронил вилы, со скалы просыпалось еще немного мелкой крошки.

– Кхе-хем… То есть, я хотела сказать: ар-р-р-р-р-р!

Я зарычала и взмахнула крыльями. Мальчишка попятился, гонимый порывом ветра, запнулся и ухнулся прямо в ручей. Старший колдун вынул из ножен меч.

– Н-ну, вы тут р-разбирайтесь, – подал голос староста. – А мы пока пойдем, дел у нас невпроворот. Весь день тут проторчали.

Крестьяне быстренько похватали самодельное оружие и ретировались, не забыв утащить и повозку с жертвой. Скупердяи.

– Ну что, остались мы одни, – подытожил колдун.

– Может, на этом и остановимся, – предложила я. – Пока вы еще живы.

– Не дождешься, кровожадная зверюга! – чуть не плача, закричал мальчишка и растопырил пятерню.

В третий раз сконцентрироваться на заклинании я ему не позволила: вдохнула поглубже и прошлась струей пламени по краю ручья.

– А-а-а-а! Горю! – завизжал колдунишка, прямо на заднице отползая к учителю.

Седой не пожалел для ученика еще одной затрещины и приложил ладонь к крестовине меча.

– Учись, болван.

Я попятилась и развернула крылья, готовясь взлететь в любой момент. Заговоренные мечи мне и раньше попадались. Правда, в кривых руках, иначе бы колдуны уже давно растащили мои зубы на зелья. Но кто поручится, что этот седой не окажется тем самым умельцем, который разделает меня на фарш?

Колдун закончил с активацией заговора, ухмыльнулся и вдруг вспорхнул прямо к моему носу. Это что еще за фокусы?! Когда это они летать научились?

Я зашипела и спрыгнула с камня, уходя от удара.

Что ж, пошутили и хватит.

– Покажи ей! – закричал мальчишка.

Седой атаковал снова. Я увернулась, дохнула огнем. Сухая трава мгновенно вспыхнула, поляну заволокло дымом. Колдун исчез. Хм…

Я взмахнула крыльями, разгоняя дым. Рядом закашлялся мальчишка. Может, начать с него?

Седой появился внезапно, вылетел из-за скалы и бросился в атаку, словно разъяренная пчела, – так и норовил ужалить. Я едва успела прянуть в сторону. Он за мной. Перекатилась по траве. Он тут как тут.

– Лучше сдавайся, – прохрипел колдун, нацелив острие меча мне в глаз.

Ага, вот сейчас взяла и в ножки бросилась. Не дождетесь!

Я резко развернулась, прикрывшись крыльями, и ударила мага хвостом. Смотреть, куда его отбросило, не стала, сразу же прыгнула к юнцу. Тот даже пискнуть не успел, как оказался припечатан к земле.

– А-а-а-а! Отец! Помоги! – заверещал мальчишка, извиваясь у меня между пальцами, словно червяк.

Терновник у скалы зашевелился, и из колючих кустов, опираясь на меч и слегка пошатываясь, выбрался колдун. По измазанному сажей лбу и скуле тонкими ручейками струилась кровь.

– Бросай железяку, – прошипела я, глядя магу прямо в глаза, ярко-зеленые, как болотные огни. – Или я раздавлю твоего сопляка.

– Хорошо. – Седой разжал пальцы, и клинок скользнул в траву. – Только сына отпусти.

– Э, нет. В воду бросай. – Я чуть сильнее надавила на парня. – Знаю я, как вы умеете взглядом притягивать всякие предметы.

– Ладно! Я понял! – Колдун подобрал меч, размахнулся и швырнул в ручей. – Теперь довольна?

Я подняла лапу.

– Проваливайте.

– Спасибо, – буркнул седой и бросился к сыну.

– Хотя, нет. Постой.

– Что еще?

– Деньги мои отдай. Уверена, ты вперед просил.

– Забирай. – Колдун отвязал кошель от пояса и закинул подальше в кусты. Явно из мести. Ну и рыцарь с ним, не велика беда. Отыщу.

Я оставила мальчишку и пошла за деньгами. Зря… Зря я повернулась к нему спиной.

Правую заднюю лапу пронзила острая боль. Я зарычала и обернулась. Колдунишка всадил мне в стопу нож по самую рукоять. Видно, тоже заговоренный.

– Ах ты, маленький паршивец!

– Нет! Не тронь его! – вскинулся седой.

Я подняла лапу, а вместе с ней и парня.

– От-пус-ти нож. – Сказала по слогам, чтобы наверняка дошло.

– Не могу, – проскулил маг-недоучка, болтая ногами в воздухе.

– Ну тогда пеняй на себя. – Я со всей силы тряхнула лапой. Нож выскользнул, и мальчишка кубарем покатился вниз по склону.

Седой, казалось, вознамерился испепелить меня взглядом. Я в долгу не осталась:

– Мстить не приходи. Умрешь.

– Поживем-увидим, – процедил сквозь зубы колдун.

Я развернула крылья, не удостоив мага ни ответом, ни взглядом, схватила зубами куст, за ветку которого зацепился кошель, оттолкнулась и взмыла в бескрайнее синее небо.

* * *

На самом деле далеко улетать я не собиралась. Просто обогнула скалу, став практически незаметной на ее фоне, и приземлилась на небольшой поляне посреди леса.

С такой серой чешуей, как у меня, удобно прятаться в каменистых горах, но среди деревьев и наполненных людьми городов, стремительно разрастающихся по округе, куда предпочтительней другая маскировка.

Выплюнув злосчастный куст, я присела рядом уже на хрупких девичьих ножках. Хвала всесинему небу, колдун крепко завязал кошель, и мне не пришлось выковыривать деньги из собственной слюны.

Сорок золотых? Всего-то?! За дракона?! Тьфу! Жлобы. Трясти их еще и трясти.

Я забрала то, что по праву принадлежало мне. Ну, или крестьянам… как посмотреть. И пошла к старому дубу, среди корней которого спрятала свои немногочисленные пожитки.

Идти было недалеко даже для человека, но рана в стопе жутко саднила, и чем дальше я продвигалась, тем сильнее хромала.

Колдуны, чтоб их рыцари побрали! Надо было сразу убить и не морочиться. А теперь вот, пожинай плоды своей доброты.

Наконец, я нашла свой мешок, оделась в человеческие тряпки и перевязала ногу.

Хорошо, неподалеку есть город. Вот только доберусь ли дотемна? Ночевать голодной под воротами не хочется, но и возвращаться обратно в сокровищницу нельзя: во-первых, мало ли какой колдун вздумает увязаться (летучие они нынче пошли), а во-вторых, сорок золотых – совсем не тот заработок, на который я рассчитывала. К тому же рана заживет уже завтра и это вовсе не повод бросать «охоту».

Пришлось выломать палку и хромать пешком.

Выбравшись на широкую тропу, по которой крестьяне ходили в город и обратно, я вскоре услышала стук копыт.

– Куда путь держишь, красавица? – Всадник верхом на соловой кобыле нагнал меня и поравнялся.

Я окинула его недружелюбным взглядом. Высокий плечистый мужик, полуторный меч при седле, и в перекидных сумках что-то подозрительно лязгает.

– Не твое дело.

Всадник улыбнулся. Зубы оказались ровные и белые. Точно не крестьянин. Но и на вельможу не похож. Больно просто одет. Золотисто-рыжие волосы стянуты в хвост кожаным ремнем, как у воина. А с левой щеки на шею спускается шрам.

– Садись, подвезу. – Он объехал меня, заградив дорогу, и предложил руку. – Негоже девушке одной по лесу бродить.

– А я не одна. Я с другом. – На бедре у меня болтался чехол с довольно крупным ножом. Толку мне от него было мало: на что дракону нож? Но всяких «доброжелателей» железка порой отпугивала.

Он снова улыбнулся, на этот раз прищурив светло-голубые глаза.

– В Асхат идешь?

Я нехотя кивнула. Какой смысл таиться? Здесь только одна дорога.

– Садись. Иначе ни за что не успеешь до заката.

Его правда. Да и что мне мужика какого-то бояться? Не важно, с мечом он или без, главное, что на колдуна не похож.

Я выбросила палку, он помог мне забраться в седло.

– Откуда ты? – поинтересовался мой новоявленный попутчик.

– Издалека, – проворчала я, обхватывая рыжего за мускулистый торс. – Поехали уже.

Он слегка поддал соловой по бокам, и лошадь неспешно потрусила по тропе.

* * *

– Стой, кто едет?

Рыжий, не спешиваясь, протянул стражнику какую-то грамоту. О чем там говорилось, я не видела, но хранитель городских врат одобряюще хмыкнул и вернул документ хозяину:

– Так ты за нашим страховидлом приехал?

Мой спутник кивнул.

– А это кто с тобой? Помощница?

– Попутчица.

– Менестрель, – уточнила я и достала из сумки лиру. Последняя служила мне пропуском почти всюду. А порой и заработок какой-никакой давала. – Да будут воспеты деяния славных мужей и…

– Проезжайте, – махнул рукой стражник. Слушать о мужах ему явно не хотелось.

Рыжий еще раз кивнул и послал лошадь через ворота, навстречу медленно затихающему, готовящемуся ко сну, городу.

– Ты кто? – прищурилась я.

– Охотник.

– И на кого охотишься?

Он пожал плечами:

– В основном, на крупных животных.

Я ослабила хватку на его поясе и слегка отстранилась. В некотором смысле меня тоже можно было причислить к крупным животным. К тому же грамоты простым охотникам не выдают.

– Дальше-то куда? – поинтересовался рыжий.

– Эм-м-м… «Сытый воин». – Ради предосторожности я назвала не лучшую в Аcхате корчму. Кормили там сносно, как для драконьего желудка, поили, правда, хуже не придумаешь, зато людей было мало, и всегда имелись свободные комнаты. Для меня – то, что надо, а этому если не понравится, так я только обрадуюсь. – На другом конце города.

Он кивнул, словно одобрил мой выбор, и направил лошадь прямиком к названной корчме.

– Бывал здесь? – мелькнула догадка.

– Не раз. – Соловая фыркнула, подгоняемая хозяйской рукой. – Город большой, не бедный. Здесь всегда найдется работа.

– Ну да. – Я провела пальцами по струнам, те брякнули в ответ. Мне тут тоже всегда находилось чем поживиться, правда, к музицированию это никак не относилось.

Остановились мы у большого двухэтажного дома, над дверью которого красовалась яркая свежевыкрашенная вывеска с изображением закованного в латы толстяка. Надо же, сменили. И дверь новая, ни дыры, ни заусеницы. Да… давненько я тут не была.

Рыжий спрыгнул с лошади и помог мне спешиться.

– Ну, бывай, добрый человек. – Я поклонилась в благодарность. – Храни тебя Светлый. – И поспешила к корчме.

– Почему ты хромаешь? – донеслось мне вслед.

Я остановилась, поглядела на него через плечо. Он вопросительно поднял бровь. Пришлось ответить:

– Да это… с лошади упала.

– А лошадь где?

Хороший вопрос. Я попыталась придумать правдоподобный ответ, и единственным, что пришло в голову, было:

– Сдохла.

Охотник хмыкнул.

– От старости, – пояснила я. – Ты, наверное, спешишь по своим делам. Не буду тебя задерживать.

Он посмотрел на небо: на город уже опустились сумерки, в домах зажигали свечи и лучины, их теплый свет то тут, то там просачивался сквозь прикрытые ставни.

– Не время для дел, подождут до утра. – Рыжий жестом подозвал конюха и передал поводья. – Пойдем. Негоже девушке одной по таким заведениям ходить.

Я мысленно выругалась. Вот уж, защитничек сыскался на мою голову. Знал бы кого обхаживает…

– Пойдем, – повторил охотник. – Там поди и мест уже нет.

Пффф! Когда это там мест не было?

Я натянуто улыбнулась и позволила проводить себя внутрь.

* * *

Корчма полнилась людьми и их разговорами. Тут смеялись, там слушали какого-то музыканта, играли в карты, выпивали…

Вот те на! А когда-то в этой дыре и половины лавок не занимали. Только и не дыра это больше: стены покрашены, столы отполированы, даже занавеси на окна нацепили. Свечи повсюду, и пахнет хорошо: мясом и солодом. Никогда бы не поверила, если бы сама не видела.

– Вон, столик в уголке. – Охотник аккуратно ухватил меня под локоть и повел вглубь корчмы. Что поделать, пришлось идти.

Эх, не люблю я популярные места. И не зря. Стоило нам сесть, как среди занявших большой центральный стол посетителей я разглядела знакомую фиолетовую курточку, а потом и ее хозяина – менестреля. Он тихо наигрывал на гитаре мотив известной баллады, а вокруг него так и вились молоденькие разносчицы.

– У тебя очень необычные глаза, – отвлек меня рыжий. – Откуда ты родом?

Я покосилась на охотника. Для человека цвет моих глаз действительно выглядел странно. Рыжевато-янтарные, почти как золото, они привлекали много внимания. Так же, как и пепельные волосы.

– Это важно? – нахмурилась я.

Он покачал головой.

Музыка стихла, послышались хлопки и вздохи девушек.

– Ветрань!

Я вздрогнула. Давно меня никто не звал по имени.

– Ветрань! Ну точно ты! Какими судьбами? – К нашему столу пробирался высокий стройный юноша с гитарой в руке. Узнал-таки, рыцарь его раздери!

Менестрель без приглашения подсел ко мне и сразу же обвил свободной рукой мою талию. Разносчицы обожгли меня завистливыми взглядами.

– Сколько лет, сколько зим! – На самом деле, он был не так уж и молод, но издалека всё еще казался мальчишкой. И улыбался так же жизнерадостно. – Корчмарь, пива нам! Мы просто обязаны выпить за встречу!

– Здравствуй, Соловир. – Я уставилась в стол. И на кой мне далось выбрать именно эту корчму?

Он одарил меня широченной улыбкой:

– А я уж боялся, что ты насовсем нас покинула, вороны исклевали твое бренное тело, и поросла мхом твоя могила. Я даже эпитафию сочинил. Хочешь послушать?

– Спасибо, не надо.

– А может быть, споем? – подмигнул менестрель. – Как раньше, вместе.

– Кхе-хе… – Я притворно закашлялась. – Что-то я простыла. Боюсь, сегодня не получится.

– Ну как хочешь. – Соловир надулся и даже руку с моей талии убрал. – А кто твой новый друг?

– Идан, – сам представился рыжий. – Охотник.

– Охотник? – Менестрель оживился, сразу же забыв и про меня, и про песни. – Из тех самых, что ли?

Идан кивнул.

– Тех самых? – Я смерила рыжего хмурым взглядом. Неужели не ошиблась? Вот это совпадение, нечего сказать…

– Ой, Ветрань, ты не поверишь! – В светлых глазах Соловира точно свечки вспыхнули. – Тут, в округе, дракон объявился! Представляешь? Прямо, как тогда, когда мы впервые встретились! И, кажется, тот самый!

– С чего ты взял? – Я мельком глянула на дверь. Может быть, сбежать прямо сейчас, пока не поздно…

– А вон, те двое мне по секрету рассказали. – Менестрель кивнул в сторону одного из столов. Сперва я не поняла, кого именно он имеет в виду, но потом разглядела еще двоих знакомцев. Один был седой и при мече (видать, из ручья-таки выудил), второй – совсем еще юный мальчишка в перепачканной коричневой куртке и с заметной ссадиной на подбородке.

– Представляете, – понизил голос Соловир. – Эти двое тоже не совсем обычной профессии.

– Да ну? – Я отвернулась к стене, чтобы колдуны, чего доброго, не разглядели моего лица. После сегодняшней встречи под скалой, кроме пореза на ноге, у меня еще осталась довольно примечательная шишка на лбу.

– Они, – менестрель нагнулся к столу и перешел на таинственный шепот, – самые настоящие чародеи.

– Ты хотел сказать, шарлатаны? – проворчала я.

– Не любишь колдунов? – повел бровью Идан.

– А кто их любит? – Я нахмурилась. – Одни проблемы от этих жи… выродков.

– Нет-нет! – запротестовал Соловир. – Светлый мне свидетель, эти – самые настоящие. Мы давно уже знакомы…

– Тем более, – буркнула я.

– Ты не понимаешь. – Менестрель отложил драгоценную гитару, чтобы не мешала размахивать руками. – Слушай. Оба слушайте, завтра пригодится.

– Завтра? – удивился Идан.

– Именно…

Соловир отвлекся: нам, наконец, принесли пиво и закуску.

– Так вот, мои дорогие. – Менестрель подмигнул разносчице, дождался, когда та отойдет, нарочито сильно виляя пышными бедрами, и продолжил. – Этот дракон или дракониха, лично я разницы не вижу, уже несколько дней терроризирует округу, требуя с крестьян золото. А сегодня эти чародеи предложили людям свои услуги. И знаете, что?

– Нет, – проворчала я.

– Что? – Идан подначил менестреля вопросом, чего тот и ожидал.

– Разразилась схватка. Не на жизнь, а на смерть! – Глаза Соловира неистово засверкали. – Крестьяне испугались и сбежали, но двое храбрых магов сами выступили против чудовищного ящера! Полилась кровь! Всё вокруг охватило пламя!

Я фыркнула. Храбрые маги? Тьфу! Рыцари недоделанные…

– Небеса разверзлись! Земля содрогнулась! – Всё больше распалялся Соловир. – И тогда – молния поразила дракона прямо меж глаз!

Менестрель ткнул себя пальцем в лоб. Идан с интересом уставился на меня:

– Значит, молния?

Я стойко выдержала его взгляд, даже глазом не моргнула. Всем известно, от молний не шишки остаются, а ожоги. Или пепелище, что куда вероятнее.

– Но дракон не погиб, а только больше разозлился! Оскалил здоровенные клыки и ринулся на чародеев! – Соловир скрючил пальцы, имитируя когти, и зарычал.

Вероятно, это должно было произвести на нас впечатление, но всё мое внимание занимал охотник, а его – я.

– Тогда Корин, так зовут старшего мага, – пояснил менестрель, – извлек из ножен волшебный меч – и поразил чудовище! Прямо в…

Соловир замолчал, выдерживая паузу, во время которой, столпившиеся вокруг нашего стола люди в предвкушении задержали дыхание.

Я поискала взглядом колдунов, но не длинных седых волос старшего, ни коричневой куртки мальца нигде не увидела. Наверное, решили улизнуть, когда услышали, что о них говорят. И правильно. Нашли, с кем тайнами делиться. Соловир не шибко умный, еще и языкатый, как уличная торговка.

– В ногу! – выдохнул менестрель. Кое-кто из толпы разочарованно заворчал.

– В ногу? – прищурился Идан. – Неужели?

– То есть, в лапу! – исправился Соловир. – У драконов же лапы!

– В какую из четырёх, если не секрет? – поинтересовался охотник.

Я принялась считать шаги до двери. Много ли мне понадобится времени, чтобы дохромать до выхода? Или превратиться прямо здесь и к рыцарям разнести эту корчму?

– Э-э-э… – Менестрель в растерянности обернулся, видно, тоже магов выискивал. – Я не знаю. Не спросил.

– А дальше-то что? – Пышнобедрая разносчица поставила на стол блюдо с жареным поросенком, наклонившись при этом так, что Соловир чуть не угодил носом меж ее грудей.

– А дальше дракон с позором улетел. – Менестрель улыбнулся девушке, потёр руки и взялся за нож. – Угощайтесь, друзья. Я плачу.

Я подавила желание оправдаться – это же надо, так нагло врать! – и приняла у Соловира окорок.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное