Анна Рэй.

Незнакомка, или Не читайте древний фолиант



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Этой весной в Риджинии стояла небывалая жара. И сегодня красное солнце почтило своим присутствием небосклон. Жители наблюдали редкое природное явление – как алое марево окутывает золотистый диск. Именно в такие дни древние творили магию, совершая ритуалы и обращаясь к богам. Но теперь это всего лишь представление, которое сама природа устраивает для туристов и любителей мистических историй. Более ста лет назад империя выбрала технический путь развития, а магия осталась пережитком прошлого, как архаичный язык или мертвый артефакт. В наше время ритуалы никто не проводит, а в богов не верят.

Я выглянула в окно и убедилась, что кровавый шар по-прежнему нависает над городом, а небо окрасилось в пунцовый. Но ближе к горизонту проступила лиловая полоска, предупреждая, что скоро стемнеет. Подмигнув небесному страннику, задвинула жалюзи. Вспомнила, что именно в такой день три года назад приехала в Ольвию, столицу Риджинии, и поступила на службу в местное отделение полиции. И сейчас моя практика подходила к концу. Я уеду и больше не услышу обидных прозвищ, не пересекусь с хамоватым напарником и навсегда похороню воспоминания о мужчине, который меня предал. Мне пришлось наступить на горло собственной гордости и обратиться к отцу за помощью. Он похлопотал за меня в министерстве, полагая, что дочь наигралась во взрослую жизнь… А возможно, до него дошли неприглядные слухи. От мыслей отвлек звонок коммутатора, и тут же раздался хриплый голос Добсона.

Через минуту напарник перегнулся через низкую серую перегородку, отделяющую наши столы, и проговорил, шевеля кустистыми усами:

– Эй, Блэкстон, поднимай свой тощий зад! Поступил сигнал от береговой охраны, кто-то проник в храм-музей. Они два раза выезжали на место, но никого не обнаружили. Теперь наш черед обследовать здание.

– Как преступник пробрался внутрь, если в храме надежная охранная сигнализация?

Я прикрепила к поясу брюк дубинку-шокер. Табельное оружие шеф мне так и не выдал. Бросив взгляд на спинку стула, пиджак решила не надевать. Вместо того чтобы носить легкие платья и сандалии, приходилось в жару париться в форменных брюках, грубых кожаных ботинках и рубашке из плотной, правда, хлопковой ткани.

Добсон на мой последний вопрос не ответил, но я расслышала бормотание:

– Ну и послали боги напарничка! Одно слово – молоденькая цыпочка. Наверняка родители ей не говорили, что голова предназначена для того, чтобы думать, а не чтобы строить планы по соблазнению начальника.

Я сжала кулаки, но обиду проглотила. Роман с начальником был самой большой глупостью за всю мою жизнь. В прошлом году шеф Симонс проявил ко мне мужской интерес. Я не слишком опытна в подобных делах, за пять лет учебы мне было не до интрижек. А прибыв на практику в Риджинию, с утра до ночи занималась раскрытием преступлений. Все хотела доказать, что чего-то стою. Шеф понравился мне сразу – именно о таких возлюбленных грезят наивные девы: мужественное лицо с твердым подбородком, светлые волосы, яркие голубые глаза.

Внушительный рост и мощный разворот плеч завершали образ уверенного в себе мужчины. Я сдалась не сразу, но все же уступила настойчивым ухаживаниям. Знала, что Симонс женат, но, по его словам, брак трещал по швам. В глубине души надеялась, что все изменится: возлюбленный разведется и вот-вот сделает мне предложение. Но вышло иначе.

После того как в прошлом месяце его беременная супруга заявилась в участок, грозясь разрушить карьеру мужа, а мне – выдрать волосы, коллеги узнали о моей связи с шефом. Я была шокирована, увидев располневшую фигуру жены Симонса. Он оправдывался и убеждал вторую половину, что его соблазнили, а я – из тех дамочек-полицейских, которые продвигаются по карьерной лестнице через постель. Дверь в кабинет была открыта, и сотрудники слышали каждое слово. К сожалению, принц из моих грез оказался подлецом, а его любовь – обычной похотью. Я лишний раз порадовалась, что скрыла информацию о родстве с министром Алистером Блэкстоном. Не желала, чтобы сплетни дошли до отца.

С тех пор жизнь в Риджинии стала невыносимой. Сослуживцы считали, что я пыталась разрушить карьеру их многоуважаемого шефа и верного семьянина, и открыто меня презирали.

Как только мы покинули серое здание отделения полиции, знойный ветер опалил кожу, легкие наполнились горячим воздухом. Уже открыла дверь технокара, когда напарник громко кашлянул, намекая, чтобы я отошла от водительского места. Пожала плечами и расположилась на пассажирском сиденье. Весь путь до музея мы молчали, да и не возникало необходимости в разговорах. Дорога по побережью была живописной, а смех и крики отдыхающих заставляли печально вздыхать.

– Завтра у нас воскресенье, я взял отгул. Дежуришь одна, – процедил сквозь зубы Добсон. – Если какой инцидент – звони шефу.

Я кивнула и отвернулась к окну, мечтая о том, как вернусь в Аркону, столицу Дардании, и больше не увижу ни «любимого» напарника, ни шефа. Правда, родовое гнездо, кишащее родственниками-аристократами, не лучше недружелюбной Риджинии. У меня никогда не было теплых отношений с отцом и матерью, лишь бабушка любила и баловала. Но она умерла, когда мне исполнилось десять. В своей семье я чувствовала себя чужой. Все внимание досталось старшему брату – наследнику и надежде семьи, а также младшей сестренке – красавице, блистающей в высшем свете. А я была для родственников сплошным недоразумением – много времени проводила за чтением книг, о нарядах особо не думала, а обществу поклонников предпочитала лекции в Академии права. До последнего отец был убежден, что я одумаюсь и не выберу должность следователя. Он уже подготовил мне место юриста в министерстве. Когда сообщила родителям о распределении в полицейское отделение Риджинии, отец кричал, чтобы я не рассчитывала на помощь, а мать причитала, что только замужество образумит меня. За эти три года родственники ни разу не связались со мной. Видимо, ожидали, что паду перед ними на колени и повинюсь за ошибки.

– Все в облаках витаешь, Блэкстон? – зло рыкнул Добсон, прервав мои размышления. – Вылезай! Приехали.

К грубостям и окрикам я уже привыкла, а вот к тому, что меня зовут по фамилии, – нет.

Напарник припарковал технокар у кромки воды неподалеку от старого маяка. Мистер Руис, мужчина невысокого роста, в светлых шортах до колен и рубашке с коротким рукавом, прислонился спиной к дверце двухместного технокара. Форма сотрудников береговой охраны позволяла прочувствовать все прелести жаркой весны.

– Приветствую доблестных стражей порядка, – окликнул нас Руис. – Сейчас отключим охранную систему. В случае опасности свяжитесь с нами по коммутатору. Но боюсь, что наш преступник – это птица, которая случайно залетела в ритуальный зал. Сигнал поступил из него. Но по долгу службы вы обязаны проверить…

– Проверим. Не тяни, – осек говорливого служащего Добсон.

Мы подошли к мостику, сделанному из прозрачного материала. Он словно растворялся в воде, лишь солнечные блики указывали путь. Некогда белое, а ныне с зеленоватым налетом, святилище богини Аполии издалека напоминало дворец какого-нибудь сказочного морского правителя. Говорят, много веков назад храм возвышался над морем, площадка для молитв была высечена в отвесной скале, а круглый ритуальный зал скрывали от назойливых глаз и солнца толстые стены и купол. После того как Руис назвал пароль в переносной коммутатор, раздался звуковой сигнал, и мост озарила вспышка. Значит, сняли защиту. Добсон осторожно шагнул на прозрачные плиты мостика, а я последовала за ним. Было ощущение, что мы ступаем по воде. Под ногами проплывали диковинные рыбы, а когда черной лентой за ними стремительно юркнула змея, я тихонько вскрикнула.

– Бабы, а еще в полицию лезут, – презрительно хмыкнул напарник. – Главное, не ори, когда придется обезвредить преступника. Чайки, они такие – летают, шумят, а могут и на голову нагадить. Так сказать, окажут сопротивление при задержании.

Добсон веселился, а я старалась игнорировать нападки. Мое внимание было приковано к древнему храму. Строение походило на своего собрата из другого региона империи – Окадии, некогда пустынной, а ныне цветущей, с искусственными озерами и экзотическими садами. Только там стены храма бога Ди были желтыми. Здесь же водоросли и морская вода за много веков сделали свое дело, придав белым стенам строения изумрудный цвет, а закаменевшие ракушки оплетали основание загадочным узором. Мы с Добсоном прошли внутрь и осмотрелись.

Сразу заметила карту-панно. Три региона империи – Риджиния, Окадия и Центральная Дардания со столицей Арконой – были выложены разноцветными полудрагоценными камнями. Рядом с панно на стене висели схема музея и табличка с историей раскопок. Зацепилась взглядом за знакомое имя – «Оливер Блэкстон». Оказывается, мой дальний предок принимал активное участие в восстановлении храма. Якобы этот участок воды осушили с помощью магии, и каменная плита поднялась, являя взорам святилище богини. Разумеется, я не верила в сказки про магию. Скорее всего, уже тогда были умельцы, которые изобрели подъемные устройства и средства для откачивания воды. Пройдя вперед узким коридором, заглянула в ритуальный зал. Добсон прошептал, что изучит зону для молитв, и прошел дальше. Не преминув добавить, чтобы я не шумела и ничего не трогала. В ответ закатила глаза и приступила к осмотру.

В центре помещения был высечен круг с необычными фигурами. Три низкие чаши располагались на равном друг от друга расстоянии по линии окружности. В них хранились камни, а рядом на квадратных постаментах лежали фолианты в потрепанных обложках. Один из них валялся на полу. Мне показалось, что страницы светятся. Всего лишь иллюзия – лучи красного солнца проникали сквозь окна и падали на книгу, создавая загадочное мерцание. Я подняла с пола фолиант, листая страницы. Текст был на мертвом языке древней страны Аполи. Мы поверхностно изучали его в академии, как и магию. Изредка мой дар помогал мне в работе. Касаясь рукой подозреваемого, видела образы. Порой четкие, но чаще размытые и неясные. Поэтому при раскрытии преступлений я использовала ум и интуицию. Мне отдавали запутанные или скучные дела не потому, что требовались магические способности, а потому, что за них никто не хотел браться. Вот и сегодня в музей меня отправили по той причине, что в субботу все сотрудники полиции отдыхали. А мы с Добсоном стали козлами отпущения. Моего коллегу, старого ворчливого сыщика, никто не любил. Как и меня, единственную женщину, приезжую, да еще и соблазнившую шефа.

Я вошла в ритуальный круг, продолжая держать в руках древнюю книгу. Озираясь по сторонам, улыбнулась. Разумеется, никаких преступников здесь не было. Колонны отбрасывали лишь собственные тени, и в зале стояла гробовая тишина. Сотрудник береговой охраны оказался прав: в храм залетела птица, сбив крылом книгу. Вот и все преступление, которое сегодня раскрыла младший следователь Эвелин Блэкстон. Пролистала страницы толстого фолианта, пробежав глазами строчки. Что за бред? «Вы услышите послание богов и последуете за ними…»

Голоса богов я не услышала, а вот раздраженный голос напарника прозвучал рядом:

– Я ничего подозрительного не обнаружил. Ну кому нужна эта рухлядь? – Добсон забрал из чаши плоский камень. Один из трех, что здесь находились. – Разве что за этим булыжником кто-то охотится.

Покрутив камень в руке, Добсон положил его обратно. Перевел взгляд на книгу, которую я держала в руках:

– Давай, Блэкстон, клади книженцию на место. Ясно, что ложная тревога. Рабочий день окончен. По домам!

Пожилой следователь покинул ритуальный зал, бормоча что-то про злую судьбу и бестолковую напарницу. Я решила позлить противного мужика и зычным голосом нараспев прочитала текст. Половину слов не поняла, лишь уловила что-то о четвертом даре, которым боги награждают страждущих. Интересно, что это за дар? Наверное, умение видеть ауру чаек. Нет, скорее всего, возможность исцелить рыбку. А может, разглядеть все девять жизней кошки? Я уже собралась закрыть фолиант, но почувствовала, что воздух вокруг завибрировал. В чашах неожиданно ярким светом вспыхнули камни: от них отделились лучи, образуя световой треугольник. А от основания круга ввысь взвился розовый столб света. Я сперва напряглась, потянувшись к дубинке-шокеру. Но так как на меня никто не собирался нападать, расслабилась. Вероятно, старый сыщик задел в чаше рычаг, когда вернул на место камень. Хитрые предки устраивали зрелищное шоу, желая убедить соплеменников в существовании магии. Направилась к постаменту, чтобы вернуть книгу и разобраться со световым устройством, как вдруг различила голоса. И замерла. Неужели преступники все же проникли в помещение? Вернувшись к источнику света, услышала женский голос:

– Я же просила тебя, Эдуард, представить храм в Риджинии и ритуальный круг…

– Да представил я, представил! – с раздражением ответил мужчина. – Но это глупая затея, Амалия. Храм под водой, и мы окажемся в море. Предлагаю переместиться в храм стихийников, он рядом со столицей. А лучше вернемся в святилище бога Ди, там недалеко до границы с асумами.

– Рядом со столицей нас схватят, – упрямо возразила женщина. Такое ощущение, что она прокричала мне эти слова на ухо. – А в святилище бога Ди нас поджидают люди императора. Вот у затонувшего храма богини Аполии никто караулить не будет. Он рядом с берегом. Доплывем.

– А может, не будем возвращаться в нашу Дарданию? – поинтересовался мужчина. – Представим прошлое…

– Ты забыл, что мы уже были в прошлом? И в храме стихийников правитель увлекался жертвоприношениями, – перебила его дама.

Внезапно справа от себя я различила очертания фигуры.

– Амалия, дорогая, это были приношения иного рода. Юная обнаженная жрица прекрасно смотрелась на храмовой плите. – Я услышала гнусный смешок. – Но ты права. Древний правитель мог принять нас за шпионов и убить. Хорошо, отправимся в святилище Аполии в будущее, например через двести лет.

– Тогда думай о том, как появляемся в храме богини…

Я не разобрала последние слова и с ужасом наблюдала за тем, как розовый свет рассеивается, оставляя дымку, а нечеткие силуэты обретают форму. Через несколько секунд наконец-то смогла разглядеть обладателя голоса: темноволосый мужчина в бархатном камзоле, шелковых бриджах и высоких сапогах вышел из розового тумана. Он с удивлением посмотрел на меня, а затем широко улыбнулся:

– А знаешь, Амалия, мне уже здесь нравится. Тут такие аппетитные жрицы. Пожалуй, я задержусь.

И наглец сделал шаг в мою сторону, протягивая руку.

– Стоять! Полиция Риджинии! – закричала я, надеясь, что Добсон услышит.

Несмотря на предупреждение, преступник приблизился и провел ладонью по моей груди. Я не ожидала такой наглости от незнакомца и молниеносно отреагировала: оглушила его дубинкой по голове, совершенно позабыв про включенный на всю мощность шокер. Мужчина словно вспыхнул: по телу пробежали искры, волосы встали торчком. Выпучив глаза, он захрипел и упал. Его сотрясали судороги, а потом он затих. Приложив пальцы к его шее, убедилась, что жив. И решила заняться дамой, которая выплыла из дымки, словно призрак. Я обратила внимание на роскошную рыжую гриву и полупрозрачное длинное платье, расшитое блестящими камушками. Очевидно, что красавица собралась на прием, а не на кражу. А может, это не воры, а влюбленная парочка, которая проникла в музей для романтического свидания?

– Эдуард, давай покинем это странное место и найдем убежище. Я даже не знаю, как долго мы здесь находимся. Время будто остановилось. Богов не видно, обещанной магии не чувствую. Все-таки надо было самой всем заняться, а не верить Рауфу…

Дама осеклась, завидев меня. Затем ее цепкий взгляд переместился на книгу.

– Эй, откуда она у тебя? Это же послание богини Аполии! Ты кто? Целительница? Жрица храма? Какой это год?

Я не ожидала от незнакомки такой прыти, но рыжеволосая одним прыжком приблизилась и выдернула из моих рук фолиант.

– Стой! Стрелять буду! – крикнула я, в отчаянии направляя на женщину дубинку.

Незнакомка прижимала книгу к груди и пятилась назад, в центр круга, где вновь образовался яркий столб света. Я последовала за воровкой и успела схватить ее за руку. В следующую секунду почувствовала, как сильный поток воздуха сбивает меня с ног. Яркий свет не позволял ничего рассмотреть. Догадалась, что преступники применили незнакомую мне техномагическую иллюзию, чтобы отвлечь. Дама вырвалась из моего захвата, я услышала треск ткани, крик и всплеск. Ожидая столкновения с водой, набрала в рот побольше воздуха. Но почувствовала, что упала на что-то мягкое. Точнее, на кого-то.

– Ничего себе, как я удачно задремал, – пробормотал мужчина, прижимая меня к себе.

Ощутила твердое мускулистое тело. Туман уже рассеялся, и я столкнулась с насмешливым взглядом. Каштановые вьющиеся волосы падали на лицо незнакомца, губы искривила усмешка. Осмотревшись, с удивлением обнаружила, что мы с мужчиной лежим на палубе судна, а вокруг простирается бескрайнее море.

– Не… не двигайтесь… – протянула я, крепче сжимая в руке дубинку-шокер.

– И не собираюсь, – ответил незнакомец. Он был без рубашки, и я откровенно прижималась к его обнаженному телу. – Вероятно, мне следует представиться. Лорд Максимилиан Вивер, обладатель целительской магии, меценат. Финансирую императорский прожект по раскопкам храма богини Аполии.

– Я-а-асно…

Хотя мне было ничего не ясно. Лишь то, что последовала за воровкой, той удалось скрыться, а я попала в лапы к ее сообщнику, которого необходимо нейтрализовать. Не нашла ничего лучше, как оглушить мужчину шокером. Он дернулся, ослабил хватку, а затем закатил глаза и обмяк. На этот раз я правильно рассчитала заряд, а вот с первым вором произошла промашка. Но я гордилась собой: в одиночку смогла скрутить банду преступников. Пока допрошу этого типа, Добсон разберется с первым. А затем поищем воровку. Главное, чтобы она не утонула. Жаль одного – злодейка успела умыкнуть фолиант.


Старший следователь Добсон расслышал крик в ритуальном зале, но на помощь не спешил. Он понимал, что нужно выждать, рассчитать силы и появиться в правильный момент. Хотя даже сейчас он не верил, что преступники охотятся за старыми камнями и книгами. Эти вещи не имели никакой ценности, да и музей никогда не пользовался популярностью. Может, наберется с десяток посетителей за месяц. Правда, здание впечатляло, особенно огромный ритуальный зал. Добсон спрятался за колонну и затаился: голоса смолкли, а необычное свечение прекратилось. Скорее всего, сработала световая сигнализация, нужно уточнить у береговой охранной службы.

Полицейский достал оружие и направился к ритуальному кругу, стараясь не шуметь. Подойдя ближе, увидел распластавшегося на спине мужчину. Тот был без сознания, на лбу виднелся уродливый красный шрам от ожога. Добсон аж рот открыл от изумления – неужели эта курица Блэкстон убила незнакомца электрошокером? Сыщик осмотрелся и убедился, что напарницы в помещении нет. Значит, сбежала, испугавшись содеянного. Добсон вздохнул и решил осмотреть потерпевшего. Тот явно был из обеспеченных: на пальцах красовались крупные золотые перстни, старомодного фасона бархатный сюртук расшит яркими нитями. Пострадавший выглядел странно, но прилично, на воришку не походил.

Неожиданно незнакомец пошевелился и, приоткрыв глаза, прошептал:

– Я… а… доктора… доктор.

И вновь потерял сознание. А Добсон сообразил, в чем тут дело: к ним должен был приехать столичный доктор исторических наук. Несколько месяцев назад из центрального ведомства в полицию Риджинии поступил запрос с просьбой встретить гостя и обеспечить его безопасность. Власти региона хотели восстановить храм-музей и привлечь больше туристов. Ученому предстояло осмотреть экспонаты, чтобы понять, как активировать магию. На крайний случай предполагалось создать иллюзию. Но столичный ученый так и не доехал, визит каждый раз откладывали. Это и понятно – кому захочется прозябать в глуши, пусть и в курортной зоне?

Добсон догадался, что важный гость все же прибыл. Но отчего-то центральное управление не предупредило местных полицейских о визите, а доктору наук, вероятно, никто не сказал о сложной охранной системе. Может, ученый запамятовал? Они все рассеянные, живут в своем мире и, кроме артефактов, ничем не интересуются. А глупая гусыня, его напарница, приняла уважаемого человека за вора и огрела шокером. Ну, он-то молчать не будет и обо всем доложит начальству. Эта Блэкстон за три года всю кровь из него выпила. Да, преступлений с ней они раскрыли немало. Ну и все премии перечисляли Добсону как старшему по званию. Он даже смог купить еще один домик на побережье. Но к чему пожилому человеку лишние нервы? Сыщик уже считал дни до пенсии, а напарница все лезла на рожон, ввязываясь в новые дела. Нет чтобы лишний раз смолчать, не высовываться. Так ей преступления подавай! Вот пусть сама теперь в роли обвиняемой побудет. Это еще хорошо, если доктор на нее не заявит. Добсон убедился, что нечего этим дамочкам заниматься серьезным мужским делом. Он покачал головой и обреченно поплелся к коммутатору, что находился при входе в храм-музей. Самое время отвлечь шефа от семейного ужина и доложить об инциденте: приезде из столицы доктора исторических наук и бегстве младшего следователя Эвелин Блэкстон.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8