Анна Рэй.

Арианна и дары забытых богов



скачать книгу бесплатно

Пролог

Мы словно лодки пытаемся пробиться в настоящее, но нас безжалостно относит в прошлое…[1]1
  Роман Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Великий Гэтсби».


[Закрыть]

Из собрания сочинений Царства Двух Миров

Мне вновь снился тот же сон: как я стою в заброшенном доме в окружении черных колдунов. Они опытные воины, а я скромная белая травница, в которой совсем недавно проснулась необычная сила. Я еще не умею управлять этой магией, пока могу лишь поставить защиту и различить темные ауры мужчин, окруживших меня. Чувствую их ненависть. Ощущаю запах смерти.

– Убейте ее! – раздается громкий голос.

Растерянно смотрю на высокого черноволосого мужчину. И узнаю его. Владемир Драгон – глава Ордена темного ангела. Рядом с ним его дочь, соратница и преемница Фея Драгон. Такая же смуглая и темноволосая, как отец, с той же разрушающей магией и ненавистью в глазах.

– Где же твой возлюбленный Маркус? – Ведьма смеется мне в лицо. – Он не придет. Тебя никто не спасет!

Черный колдун Драгон произносит слова проклятия, и тонкая светящаяся стрела устремляется ко мне. Не больно, лишь не могу дышать, и слезы оставляют влажные дорожки на щеках. Я произношу слова Семнадцати песен Борея – заклинания, которые знаю с детства. Эти песни мне пела бабушка, а потом они не раз спасали меня от опасности. Но против смертельного проклятия «стазис» спасения нет. Даже магия древних сейчас мне не поможет. Я падаю на колени, закрываю сердце рукой и шепчу имя. Парный амулет должен призвать моего возлюбленного. Как всегда, Маркус отзывается на зов – мой темный маг со светлой душой, мое сердце и дыхание. В лиловых энергиях он приближается ко мне. Но любимый слишком далеко, а стрела так близко. Она уже разрывает ауру и через секунду коснется сердца. Неожиданно кто-то закрывает меня своим телом, забирая предназначенную мне смерть. С удивлением смотрю в знакомые глаза и на мальчишескую улыбку, замечаю, как каштановые волосы разметались по плечам. Он по-прежнему пленительно красив, мой бывший жених и лучший друг. И он тот, кто отказался от моей любви. Кристианус Дариус – брат Маркуса. По странной иронии богов, именно он спасает меня, словно искупает вину за всю ту боль, что причинил. Но сейчас это не важно. Мои обиды рассеиваются, потому что он умирает вместо меня.

– Арианна, прости меня, – произносит Кристианус, и я вижу, как его аура тускнеет.

Лишь одна мысль бьется, словно пульсирующая вена на шее: я должна его спасти. Но от проклятия «стазис» нет лекарства. И не придумали еще те заклятия, чтобы вернуть человека из Царства мертвых.

Песни Борея, которые шепчу, могут лишь на время задержать его душу в мире теней. Я кричу от бессилия. И клянусь, что найду способ, как вырвать Риса из лап смерти. Я верю в чудо…

– Арианна. Арианна!

Я проснулась от собственного крика и от того, что кто-то произнес мое имя. Осмотрелась и увидела, что я в нашей спальне, а Маркус, мой муж, держит меня за плечи и успокаивает, словно ребенка.

– Дорогая, тебе опять приснился кошмар?

Кивнула в ответ, удобнее устраиваясь в объятиях любимого, и прикрыла веки. Воспоминания вновь затягивали в вязкие сети тумана. Чуть меньше года назад я – травница и артефактор Арианна Росса – покинула белые земли и приехала в Темное Царство. Я хотела знать, кто убил моего отца, которого никогда не видела, но думала о нем все эти годы. А еще я должна была понять, откуда у меня, белого мага, появились необычные способности. Так я начала расследование длиною в год и разгадала тайну о своем даре. Я узнала, что мой отец был темным магом, а мой дед оказался древним магом, потомком забытых в империи богов – Борея и Афиры. Оказалось, что таких, как я, было немало. Наши способности уникальны, если их развивать. Наша сила безгранична, если ведать, как ей управлять. Весь этот путь Маркус прошел со мной. Он спасал меня от колдунов, когда они напали в Драконьем переулке. Маркус пришел на мой зов, когда я следила за тайным Орденом темного ангела и оказалась на сборище черных магов. Там меня пытались убить. И теперь страшные сны преследуют каждую ночь: я помню каждое произнесенное слово, каждое увиденное лицо. Кроме одного. Загадочный четвертый лидер Ордена, который прятался под длинными одеждами и капюшоном, сбежал. Его до сих пор не могут найти, как и злодейку Фею Драгон.

– Что ты видела во сне? – Маркус вырвал меня из марева воспоминаний. Они все еще кружили рядом, не давая опомниться, не позволяя дышать.

– Словно наяву я вновь оказалась на собрании Ордена темного ангела в Дэве. На нас с Кристианусом напали черные маги. Мой дядя Блейк был среди преступников, которые поклонялись лорду Адрианусу. Знаю, что предатель и убийца уже тридцать лет отбывает наказание в склепе. Но мне кажется, что Адрианус среди нас. Его душа прячется в чужом теле и ждет подходящего момента, чтобы вновь напасть.

– Не надо, Арианна, не думай об этом. Это всего лишь твои фантазии. Лидер Ордена Владемир Драгон мертв. Твой дядя Блейк в ссылке. Тело убийцы и предателя Адриануса Дариуса покоится в склепе на Черной горе. А скоро к нему присоединится ведьма Фея Драгон. Отдел по темным делам найдет преступницу и накажет. Прошу тебя, ничего не бойся. Я рядом.

Возлюбленный нежно поцеловал меня в губы и стер пальцами слезинки на лице. В глазах мужа я видела любовь. Прошло два месяца с тех пор, как мы с Маркусом поженились, и наши чувства становились крепче. После обмена брачными клятвами в Храме всех богов мы провели чудесную неделю в Междуречье в доме моих предков, затем навестили родных в Белом Царстве и, наконец, вернулись в Дэв. В столице Темного Царства у мужа был дом, в нем мы и жили. Правда, большую часть времени Маркус проводил во дворце и готовился к выборам – он был одним из восьми кандидатов на трон. Мне не нравилось решение Совета ста тридцати магов о перевыборах императора, но я не могла спорить со сложившейся традицией и приняла неизбежное.

И каждый день я посещала в клинике Кристиануса, спасшего меня от смерти. Он находился все в том же плачевном состоянии – тело пребывало под воздействием проклятия, а душа блуждала в мире теней. Лишь тонкая серебристая нить говорила о том, что душа Риса не пересекла последний рубеж. Я пыталась найти любое средство, которое позволит снять «стазис». Консультировалась с профессором Яном Залевским – главой кафедры медицины в Академии темной магии. Советовалась и с директором Школы белой магии Иваром Петровичусом. За прошедшие два месяца прочитала над телом друга Семнадцать заклинаний Борея, а целительница Зарина накладывала сильнейшие энергетические руны. Вместе с ней мы испробовали действие артефактов и антидотумов. Но, к сожалению, проклятие «стазис» пока снять не удалось. И теперь я была частым гостем библиотеки артефакторики в Дэве, которую более тридцати лет назад основал мой дед Алексис Ассетта. Я искала в книгах любое упоминание о том, что позволило бы снять проклятие. И продолжала верить в чудо.

В клинике я рассказывала Кристианусу о последних событиях, словно он слышал меня. Мы расстались с ним на долгие четыре года: император Юлиан уговорил своего среднего сына на брак с другой, а я осталась с разбитым сердцем. Но сейчас уже не могла обижаться на Риса – смерть изменила все. Я поведала другу о том, что произошло со мной за это время, как узнала, что мой отец темный маг. Как прочитала дневник предателя Адриануса Дариуса, в котором он признался в убийстве моего деда – обладателя древней магии. И вспоминала, как обнаружила странные способности и бежала от людей к отшельникам, думая, что заболела. С удовольствием говорила о своей работе магистра белой магии в Академии темных и о студентах, которые устраивали преподавателям те еще испытания. Я поведала Рису о своей встрече с Маркусом и о друзьях – Этайн, Люциусе и Бране. И рассказала о новой родне: бабушке Анне, матери моего погибшего отца. Мне казалось, что Кристианус слышит меня. Знаю, у него доброе сердце, он был бы рад произошедшим в моей жизни переменам. Но друг молчал, а я с горечью смотрела на застывшее, словно маска, лицо и безжизненные глаза. Мне так хотелось верить, что его душа все еще может вернуться в этот мир. Я пообещала ему совершить невозможное: снять проклятие. И теперь исцеление Кристиануса стало для меня первостепенным делом наравне с поисками загадочного четвертого мага и поддержкой Маркуса в борьбе за трон.

Глава 1

Тайны – такая же неотъемлемая часть природы, как восходы и закаты[2]2
  Роман Марка Фроста «Тайная история Твин-Пикс».


[Закрыть]
.

Из сборника городских легенд Белого Царства

Каждый день я приходила в библиотеку артефакторики Дэва в надежде на чудо. Перелистывала страницу за страницей, вчитывалась в строки и пыталась отыскать любое упоминание о том, как снять смертельное проклятие «стазис». Древние легенды манили, мифы завораживали, а история проклятия могущественного бога магии – пугала. Вот и сегодня я расположилась в дальнем углу читального зала, обложившись толстыми фолиантами и рукописями. В них скупыми фразами была изложена история проклятия бога природы и магии Борея. В то время как он умирал, божественные родственники – Дэв, Аргаш и Яр – делили страну на Темное, Белое и Подземное Царства. И богу магии уже не было места в новом мире. Размышляла о том, сколько ненависти братья вложили в проклятие. И причиной их подлости стала не только жажда власти. Они завидовали Борею – ведь люди искренне почитали бога, а возлюбленная жена родила детей, наделенных универсальной силой. Та самая Афира, от родства с которой в свое время отказался бог-дракон Дэв. Согласно хроникам именно жена сумела снять проклятие и оживить Борея. Но как именно ей удалось это сделать – в рукописях не упоминалось.

– Леди Арианна, я кое-что обнаружил. – Библиотекарь Профитроллий Семнадцатый неожиданно возник в вихре изумрудных энергий и деликатно покашлял. – Вы велели отбирать все тексты, где есть упоминание о Борее и Афире.

Предок троллей, помимо внезапного появления, обладал хорошими манерами и предпочитал носить одежду насыщенных цветов. И сейчас Эсперантус-младший был облачен в бархатный жакет цвета яркой травы. Библиотекарь выглядел в точности, как и его отец, хранитель древностей Профитроллий Шестнадцатый: невысокого роста и неопределенного возраста, с пушистыми бровями и добродушной улыбкой, но у младшего потомка троллей нос был крупнее, а модные нынче бакенбарды делали его солиднее.

Он протянул мне резной ларец, в котором лежали пожелтевшие от времени свитки.

– Это шкатулка, которую передал мне на хранение ваш дед – лорд Алексис Ассетта. Как вы знаете, он был меценатом и открыл библиотеку. Я просмотрел бумаги, здесь свиток с описанием встречи Борея и Афиры и легенда о смерти бога магии. И я обнаружил текст какой-то Восемнадцатой песни, ее называют «Песней любви».

– Восемнадцатой песни? – удивилась я. – А можно мне посмотреть этот свиток?

Неужели это одно из легендарных заклинаний Борея? Я полагала, что существует лишь Семнадцать песен. Их в детстве мне пела бабушка, а позже я узнала, что эти «песни» древние маги использовали как сильнейшие заклинания. Но вот о существовании Восемнадцатой песни я слышала впервые. Мистер Эсперантус-младший развернул свиток. К сожалению, я не смогла разобрать написанное. Тогда библиотекарь забрал у меня документ.

– Это на древнеборейском. Если позволите, леди Дариус, я прочитаю.

Профитроллий Семнадцатый достал из кармана жакета лупу и поднес ее к тексту. Он торжественно произнес:

– Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее – стрелы огненные; она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем[3]3
  «Песнь Песней Соломона», 8:6–7.


[Закрыть]
.

Вслушиваясь в слова, я вскрикнула:

– Это же та самая клятва, что высечена на стене Храма всех богов в Междуречье! Именно эти слова верности мы произнесли с Маркусом на обряде бракосочетания.

– Вероятно, служители храма использовали древнее изречение как брачную клятву для влюбленных, не ведая про ее истинное предназначение? – предположил библиотекарь.

– А может, они знают истинный смысл послания, но хранят тайну, – размышляла я. – В тексте есть слова «положи, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою». У древних каждое слово имело сакральный смысл. Интересно, что это за перстень с печатью, о которых здесь упоминается?

– Трудно сказать, – задумался Профитроллий Семнадцатый, сворачивая свиток. – Возможно, это древние артефакты – дары богов?

– Возможно. Спасибо вам за помощь – это уже кое-что. Теперь у меня есть слова таинственной Восемнадцатой песни, которую Афира произносила над телом умершего мужа, а служители храма используют как брачную клятву. И упоминание о загадочных артефактах. Думаю, мне следует посетить Междуречье и поговорить со служителями храма. – Мое сердце отбивало сумасшедший ритм, похоже, я приблизилась к разгадке.

– На вашем месте я бы не был столь оптимистичен, леди Арианна. Мы пока не знаем, как именно действует заклинание. Многие маги до вас пытались снять проклятие, но пока никому не удалось, – вздохнул библиотекарь.

– Но Афира же смогла оживить мужа! Вдруг именно с помощью Восемнадцатой песни и артефактов: печати и перстня? Я их найду и смогу помочь Рису, – с уверенностью в голосе произнесла я.

Мистер Эсперантус-младший ничего не ответил, лишь тепло улыбнулся. Я же всей душой верила в то, что верну к жизни Кристиануса Дариуса. Он совершил безрассудный, но достойный поступок – спас меня ценою своей жизни. Ведь под действием проклятия должна была оказаться я. И теперь мне предстояло помочь другу и разыскать таинственные артефакты, которые я назвала «дарами забытых богов».


Рядом с входом в приземистое одноэтажное здание библиотеки меня ждал Маркус. Я рассказала мужу о своих находках и планах.

– Моя неугомонная жена опять бежит спасать мир. – Муж сжал меня в крепких объятиях.

– Не мир, а бедного Риса, – вздохнула я.

– Я поеду с тобой в Междуречье, – предложил любимый.

Знала, что у мужа на этой неделе состоятся последние дебаты в министерстве, и во втором туре из восьми кандидатов на престол останутся лишь четверо. Поэтому от его компании любезно отказалась.

– Тебе нужно готовиться к совещанию, в Междуречье я поеду одна. Ничего страшного не произойдет, не переживай, – успокоила Маркуса.

– Нет, одну я тебя не отпущу, – возразил он, сильнее сжимая меня в объятиях. Мы шли по улицам Дэва, и здесь было не принято выражать чувства подобным образом. Но супругу было все равно.

– А давай я приглашу в поездку Этайн и Брана? Они как раз на днях должны вернуться из путешествия, – предложила я.

Маркус согласился, но заметил, что он приставит к нам человека из военного министерства. Решила с ним не спорить. Мы учились доверять друг другу и идти на уступки. И я понимала его беспокойство: Драгона разоблачили, а деятельность Ордена темного ангела прикрыли, но на свободе оставались Фея и загадочный четвертый маг. Уже после разгрома Ордена произошел неприятный случай – в столице черные маги напали на следователей отдела по темным делам. Пострадала леди Ингрид. Деталей нападения я не знала, Маркус ушел из военного министерства, заменив дядю Блейка на посту министра по особым проектам. А лорд Бьорн за эти два месяца встретился со мной лишь однажды. Он сообщил, что поручил поимку леди Драгон и загадочного четвертого лидера Ордена своему сыну – Ивейну. Сам же Феликс Бьорн полностью занимался подготовкой к выборам. Я лишний раз порадовалась, что министр был занят и пока не требовал от меня принести клятву верности Сообществу древних.

Решив не терять времени даром, я ментально связалась с Этайн, предложив той увлекательное путешествие в Белое Царство. Подруга с радостью согласилась, но посетовала, что Бран еще не вернулся из Афирских земель. Ведьма заметила, что он увлекся не только книгами, но и коллегой из местной академии магии. В тот же день Маркус сообщил, что в Междуречье нас с Этайн будет сопровождать Бьорн-младший. Видимо, он и был тем самым «человеком из министерства», которого муж попросил присматривать за мной.

Перед отъездом я зашла к бабушке Анне, чтобы рассказать о своих планах. Драконий особняк встретил меня изумрудно-синими переливами мозаики, разноцветными витражами и витыми балкончиками. Во дворе все так же играл в фонтане каменный дракон, а дворецкий Хопкинс по-прежнему ворчал, открывая массивную входную дверь. Вроде бы ничего не изменилось с моего первого визита в этот дом. И в то же время изменилось все. Мы с бабушкой Анной узнали правду о нашем родстве и о гибели моего отца, а также о роли Блейка в этой трагедии. Нет, не он оказался убийцей, как я изначально подозревала. Но он знал правду, знал убийц в лицо и все эти годы молчал. И, конечно, его странные чувства к родственнице Соррее не могли не шокировать. Если со смертью сына бабушка как-то смирилась и приняла, что ни жертв, ни убийц уже нет в живых, то страсть Блейка к Рее она признать не желала.

В гостиной я услышала голоса, леди Анна и Рея вновь ругались. А в дверях, прислонившись к косяку, стоял мой племянник Росс-младший. За лето он возмужал. От робкого улыбчивого юноши не осталось и следа. За последние недели я все чаще наблюдала его хмурое выражение лица и встречала колючий взгляд. Могу себе представить – человек, которого он уважал и считал чуть ли не приемным отцом, оказался предателем, пособником убийц и сторонником Ордена черных магов. Росс уже был довольно взрослым, чтобы знать, что дед и отец погибли от руки лорда Адриануса. А Блейк, его сын, все это время скрывал от семьи правду.

– Опять ссорятся? – прошептала я, подходя к племяннику.

– Угу, – ответил Росс. – Мать решила уехать.

– Уехать? Куда? – удивилась я.

Тут меня заметила бабушка, протянула руку и с умоляющими нотками в голосе проговорила:

– Арианна, милая, ну хоть ты ей объясни, что она совершает ошибку. После всего, что Блейк натворил, она не может с ним уехать.

– С кем уехать? С Блейком? – От этой неожиданной новости почувствовала слабость в ногах и присела на диван рядом с бабушкой.

Лорда Блейка Дариуса, единственного из мятежников, не осудили. Он выторговал у военного министра свободу, передав тому место претендента на престол. Император не стал подписывать указ на арест племянника, а решил отправить Блейка в ссылку на дипломатическую службу. Дальний южный остров Гондурея, где в лесах жили дикие серые маги, был самым подходящим местом для опального лорда из клана Дариусов. И как я поняла из разговора, моя своенравная родственница Соррея Джарвис решила последовать за своим покровителем. Или уже возлюбленным?

– Мама, ну зачем ты вмешиваешь ее в наши семейные дела? – зло прошипела Рея, указав на меня пальцем.

Она стояла посредине комнаты с воинственным выражением лица.

– Дорогая, если ты не забыла, Арианна моя внучка и твоя племянница. Именно она раскрыла заговор и узнала правду, – вздохнула леди Анна.

– Твоя разлюбезная Арианна подставила Блейка, – не сдавалась Соррея. Она никак не могла принять тот факт, что ее возлюбленный – не жертва, а преступник.

– Ты, похоже, забыла, что Блейк Дариус присутствовал при убийстве Россиуса. И, между прочим, по просьбе Блейка тебе стерли память, – резко ответила бабушка.

Но Рея не сдавалась.

– Он всего лишь защищал меня. Россиус хотел увезти нас в глубинку и разрушить привычную жизнь. А Блейк остановил брата и за эти годы столько для нас сделал.

– Ну да, именно он и сосватал тебя своему никчемному другу лорду Джарвису! И позже он манипулировал тобой, пытаясь пристроить в жены знатным лордам. – В голосе леди Анны я различила раздражение.

– Так было нужно, он мне все объяснил. В то время Блейк не мог раскрыть свои чувства и жениться на мне. Высшее общество нас бы не простило – ведь мы родственники, да и разница в возрасте большая. Это теперь все возможно, даже брак никому не известной белой магички и сына императора! – Соррея явно меня недолюбливала.

– Ты забываешься, Рея. И если ты намекаешь на Арианну, то в ней течет та же кровь, что и в тебе, – кровь рода Ассетта. Я просто не понимаю, как ты могла простить Блейка? – Бабушка Анна с недоверием смотрела на дочь, прижимая руку к сердцу.

– Я люблю его. И любила все эти годы, просто не осознавала. Ты должна радоваться, что твоя дочь наконец-то нашла свое счастье! – выкрикнула Соррея в ответ.

Мою родственницу было не переубедить, и доводы рассудка здесь бессильны. Она уже забыла, как лорд Блейк сватал ее вельможам, как свел с Люциусом Дариусом, как фактически заставил пойти на преступление и подложить директору академии конфеты с ядом. Она была одержима Блейком, и все его минусы в ее глазах чудесным образом превращались в плюсы.

– А как же Россиус? Ты оставишь мальчика одного? – Вероятно, это был последний аргумент отчаявшейся матери, чтобы удержать дочь.

– Росс уже взрослый, ему девятнадцать. И потом – есть же твоя расчудесная Арианна, пусть она и присмотрит за ним в академии, – огрызнулась Соррея.

Я хотела возразить, что, разумеется, мы с бабушкой Анной присмотрим за Россом, но не заменим ему мать. Но тут мы услышали, как дверь в гостиную с силой захлопнулась: сын не выдержал истерики матери.

Соррея гордо распрямила плечи и театрально смахнула слезу.

– Ты не слышишь меня, мама, и не хочешь понять. Жаль, что мы расстаемся на такой печальной ноте, но я не изменю решения. Мы с Блейком уезжаем через два дня. На мою свадьбу можешь не приходить. Ты всегда его ненавидела, как бы он ни старался нам помочь. Значит, так тому и быть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6