Анна Рассохина.

К чему приводят девицу… Ночные прогулки по кладбищу



скачать книгу бесплатно

– Я отпущу вас после того, как вы кое-что мне пообещаете. Я же, в свою очередь, пообещаю вам никому ничего не рассказывать, более того, я сам все объясню своим соотечественникам, когда они придут в себя. – Советник уже не улыбался, он смотрел очень серьезно.

– И что мы должны пообещать? – осторожно спросила я.

– Первое условие – вы должны принять выбор Эльлинира и не сопротивляться.

– Мы и не собирались, – пробурчала Йена.

– А второе? – полюбопытствовала Лиссандра.

– Второе? – задумчиво переспросил Белеринор. – Обещайте мне, что найдете венец, а затем одна из вас передаст по наследству своему сыну этот артефакт!

– Сыну? – удивились мы.

– Именно!

– В нашей семье последние сто пятьдесят лет не рождаются сыновья! – отрезала Лисса.

– Я знаю! Но у эльфов есть пророчество…

Он замолчал, видимо обдумывая, стоит ли нам рассказать о нем.

Мы с любопытством смотрели на эльфа, и он решился:

– Смысл пророчества в том, что когда девица из рода мир Лоо’Эльтариусов обвенчается с потомком… хм… другого древнего рода, то у них родится сын, объединив три венца, он вернет эльфам былое могущество.

– Так вот почему вы так легко согласились на брак Эльлинира с Этель, видимо, мир Тоо’Ландил и есть тот потомок? – догадалась я.

– Да, Эльлинир потомок древнего рода, – кивнул советник, – и еще хочется рассказать вам о том, что в пророчестве указано – невестой должна стать рыжеволосая девица из семейства мир Лоо’Эльтариусов.

Мы с Лиссандрой уныло переглянулись, а эльф продолжил:

– Впрочем, не о том речь. Решайте, что вы выбираете! Или вы соглашаетесь на мои условия, или я обнародую вашу шалость!

Я ужаснулась, кузины прониклись его словами.

– А как же наше семейное проклятие? – все-таки напомнила еще раз Йена.

– Я все сказал!

Белеринор выжидательно смотрел на нас. Я зевнула, предлагая все решить сестрам. На меня внезапно навалилась такая усталость, что если бы мне позволили, то я бы уснула прямо здесь.

– Ладно, – вздохнула Лисса. – Скажу за всех нас как самая старшая. Мы согласны.

– Поклянитесь!

– Как?

– Повторяйте за мной… Тэнасьён!

Мы сделали, как он сказал, и тут же нас окутала золотистая пыльца.

– Клятва принята, – удовлетворенно кивнул советник.

– Теперь мы можем идти.? – зевнула я.

Сестры зашикали на меня.

– Можете, – великодушно разрешил эльф. – И даже на поиски венца можете отправляться не завтра. Занимайтесь своими делами, поступайте в академию, но, как только я скажу, сразу действуйте. Впрочем, до совершеннолетия у вас время есть.

Девчонки облегченно вздохнули. Дальнейшее я помню плохо: мы попрощались и разошлись по комнатам. Я уснула, едва упала на кровать.

К сожалению, спать мне довелось недолго. Несмотря на бессонную ночь, я проснулась еще до полудня. Все тело, особенно то место, на котором принято сидеть, ужасно болело. К тому же снаружи было шумно.

Я поковыляла к окну. Оказалось, не зря. Эльфы уезжали. И как происходил их отъезд! Рыжего несли на носилках, он крепко спал. Эльлинир шел сам, слегка пошатываясь. Белеринор передал батюшке какой-то конверт, а затем вскочил в седло. Его соотечественники отправлялись в путь в карете. Я задумалась: «Это что такое с эльфами? Доза дурмановой настойки в вине была не столь велика для эльфа, так почему Дэнарион еще спит? Вернее, почему он вообще спит? А Эльлинир хоть и проснулся, но явно не совсем здоров?»

Спать как-то сразу расхотелось. Меня одолели сомнения. Я никогда так быстро не собиралась в лабораторию, куда через пару десятков лирн просто вбежала. Задумчиво оглядела окружающее пространство. С детства знакомое помещение: столы, где разложены мерные весы, чаши со ступками, бутыли разных размеров, форм и цветов; пучки трав, привязанные к потолочным балкам; а в самом конце шкафчики двух расцветок: зеленой – с готовыми настойками и синей – с высушенными и измельченными травами и прочими ингредиентами, необходимыми для работы. Я подошла к одному из зеленых шкафчиков. Открыла. Посмотрела на верхнюю полку. Подвинула стул. Влезла на него. Осмотрела небольшие флаконы с дурмановой настойкой. Пересчитала. Десять! Их было десять! Пересчитала еще раз.

В панике задумалась. Что же стащила отсюда в спешке Тинара? Заглянула еще раз на полку. Ойкнула.

– Нет! О Луана! Неужели мы так ошиблись в выборе? И почему я не проверила, что притащила младшая сестрица?! – взмолилась я вслух.

Услышать ответ я не рассчитывала, но мне ответили!

– Сколько раз тебе говорить, что все зелья нужно тщательно проверять, прежде чем использовать? – ехидно осведомилась матушка.

Я резко посмотрела на нее. Родительница стояла в дверях, поджав губы. Не зная, что сказать ей, замерла на стуле.

– Слезай уже. Разговор есть, – вздохнула маменька.

Пришлось медленно спуститься на пол и покаянно опустить глаза.

– Доигрались?

Я вскинула голову. Матушка смотрела прямо на меня и подозрительно щурилась. Боясь что-то спрашивать, продолжала молчать, тогда родительница продолжила:

– Ладно не всю настойку ухнули в вино, а то последствия были бы намного хуже!

Я вздохнула. Еще трех полумертвых эльфов нам не хватало!

– Мало вам было того, что на кладбище учудили? Теперь вот еще это? Хорошо, что легко отделались!

– Наверно, нам Луана помогла или Шалуна вмешалась, – прошептала я.

– Ага, видимо, вам везет! Но, на мой взгляд, дело в удачном стечении обстоятельств.

– Ты о чем? – осторожно поинтересовалась я.

– А ты? – послышался ехидный ответ маменьки.

– Я про эльфийскую розгу… Кто ж знал, что вместо дурмана Тинара ее захватит, – аккуратно поведала я.

– Читать ты не умеешь? И проверять надпись на склянке я тебя не учила? Впрочем, как и твою сестрицу!

Я вынуждена была опустить взор.

– Теперь что? Еще легко отделались. Младший выпил больше остальных, а советник, видимо, только делал вид, что пьет вино.

– А Эльлинир?

– Кто его разберет, может, просто вами увлекся, – пожала плечами маменька. – Уж начинаю думать, что советник все просчитал заранее.

Я с недоверием воззрилась на родительницу:

– Но откуда ты знаешь?

– Вы так шумели, что всех разбудили!

– Но…

– Неужели ты думала, что на нас подействует волшба какого-то эльфа?

– Тогда почему вы не вмешались?

– А зачем? Хотя твой папенька пытался. Пришлось его… мм… успокоить на время.

Мы неотрывно смотрели друг на друга. Я не выдержала первой:

– Почему?

– Потому! Если вы решили поиграть с эльфами, причем с самим советником, и сочли его недостойным противником либо себя слишком взрослыми, то мы подумали, что хватит вас опекать! Сами создали проблемы, сами – решайте!

Я хмуро произнесла:

– А если бы…

Матушка перебила меня:

– Мы подозревали, что Белеринор не убьет вас. Ты действительно очень напоминаешь Мирисиниэль, а ведь он и был тем самым женихом, которого она покинула.

Я удивилась, но потом предположила:

– Ага! А если бы он решил отомстить за все! Что бы вы тогда делали?

Маменька отмахнулась от меня:

– Да эльфы клялись не причинять вред нашей семье!

Я снова изумленно посмотрела на нее и ехидно заметила:

– Так это они в приступе человеколюбия убили прадедушку с прабабушкой?

– Я же говорила, что все не так было! Вернее, не совсем так! А после того происшествия они дали клятву не причинять вред роду Мирисиниэль.

– Расскажешь?

– Позже. Когда соберем вас всех вместе. Мы с сестрами решили, что все вам расскажем, а потом сами думайте, что делать будете. Больше мы в вашу жизнь не вмешиваемся!

С этими словами она развернулась и направилась к выходу, давая понять, что разговор окончен.

– Но как… – выдохнула я, разом позабыв все слова.

Маменька оглянулась и сказала:

– Что же ты хотела после всего произошедшего? Девочка моя, не все так плохо, как тебе кажется. Я была чуть старше тебя, когда мой батюшка погиб, а матушка, отправив нас в академию, занялась другими заботами. Мы были чуть старше вас, когда разбрелись по свету в поисках приключений. Поверь, жизнь закружит тебя, и ты будешь рада, что меня нет рядом.

– Ты была рада, когда бабушка покинула вас? – зло спросила я.

Родительница, ирну подумав, покачала головой.

– Тогда почему?

– Вы должны стать самостоятельными. Птенцы ведь тоже вырастают и покидают родное гнездо. Так что, когда вы это сделаете. – годом раньше, годом позже, значения не имеет. Вам все равно предстоит поездка в академию.

Я поджала губы, а маменька успокоила:

– Да поможем мы вам, чем сможем!

– Не утруждайтесь! – буркнула я.

– Обиделась? Сама знаю, каково это остаться без помощи родителей. Мы вот даже точно не знаем, как именно погибла наша матушка. На похоронах не были, не успели, – со вздохом изрекла родительница.

Я тоже вздохнула, потому что знала, как гнетет матушку то, что она не поддержала свою родительницу в трудные для нее времена. Когда бабушка умерла от неизвестной болезни, то хоронили ее чужие люди в далекой Бейруне, а не родные дочери. Всю оставшуюся жизнь матушка и тетушки сожалели о произошедшем и винили себя, а в нашей семье с того времени появилась очередная тайна.

Я обняла матушку, она грустно улыбнулась.

– Пойдем. Все собираются на завтрак, и батюшка еще больше рассердится, если мы не придем.

Ели в напряженном молчании: тетушки хмуро переглядывались, батюшка сосредоточенно поглощал пищу и бросал злые взгляды на матушку и ее сестер, а на нас смотрел скорее с досадой, чем со злостью. Мы же с сонными сестрицами отчаянно зевали и осторожно косились на старших.

Завтрак подошел к концу, но никто не спешил покинуть трапезную. Домовые проворно убрали со стола.

Мы молчали, а батюшка авторитетно заявил:

– Не буду утруждать себя перечислением ваших ошибок, сударыни! Всех ваших ошибок! – подчеркнул он и выразительно посмотрел не только на нас, но и на тетушек. – Передам только то, что оставили для вас эльфы вот в этом письме. Читать тоже не стану. Изложу коротко, что эльф по имени Эльлинир пока не готов осуществить выбор своей невесты, но он сделает это в середине зимы. Для чего приглашает Нилию, Лиссандру и Йену в Астрамеаль, чтобы провести там Праздник Смены года. Кроме того, достопочтимый господин мир Тоо’Ландил (папенька почти выплюнул эти слова) был так любезен, что предложил доставить вышеупомянутых девиц в Славенградскую академию волшбы и магии светлой и темной на своем летучем корабле…

– Летучем корабле? – восторженно переспросила я.

– Вышеупомянутых? – потрясенно изрекла Йена.

– Да, – подтвердил батюшка, – ты тоже отправляешься учиться.

– Но… – ошарашенно захлопала своими разноцветными глазами кузина.

– Я так решил! – твердо произнес батюшка. – Ваша троица мне порядком надоела! Даже младших уже втянули в свои глупые проделки! Пусть с вами в академии нянчатся. Архимагу мир Самаэлю я уже отправил вестника, в котором указал все как есть!

Мы с Лиссой и Йеной ошеломленно переглядывались. Идея всем троим нравилась. Зато младшие обиженно насупились.

– Все! Больше говорить ни о чем не хочу! Теперь пусть с вами ваши матушки беседуют! – отрезал батюшка и хмуро уткнулся в какой-то отчет, видимо давая понять, что разговор окончен.

Все стали потихоньку вставать и выходить из трапезной. Я тоже поднялась со стула, но, дойдя до двери, передумала, закрыла ее и направилась к папеньке. Он неотрывно глядел в отчет, хмурил брови и делал вид, что не замечает меня. Я обняла родителя, поцеловала в щеку.

– Папенька, ну что мне сделать, чтобы ты не огорчался?

Батюшка молчал, а я проворковала:

– Ну виновата я.

– Девочка моя, – со вздохом родитель отложил бумагу и посмотрел на меня, – скажи, зачем было так осложнять себе жизнь?

– Кровь Мирисиниэль, – вздохнула я.

– Ох уж мне эта ваша эльфийка!

– Зато мы у тебя необычные! – умильно улыбнулась я.

– М-да уж… необычные, – протянул батюшка, но тут же захохотал. – Посмешили вы меня, девоньки! Сколько живу, а первый раз вижу, чтобы несмышленые девчонки покалечили двух бойцов-эртаров.

– Вообще-то бой был не совсем честным. Эльфы были опоены настойкой эльфийской розги, – созналась я.

– Да знаю я, – махнул рукой папенька, – но это и есть ваше оружие! Извини, я плохо представляю тебя с мечом в руке.

Я закивала. Да-да! Мечом пользоваться не учили. А по незнанию можно и голову себе снести! Или другую важную часть тела! Ну и не только себе!

– Да-а, дела-а! – Батюшка перестал смеяться. – Напридумывали вы забот! А мамки ваши! Только хлопот прибавили! Эх…

– Бабье царство? – вопросительно приподняла бровь я.

– Да что уж теперь говорить? Главное, учись прилежно, а мы авось и разгребем это… дело!

Мы снова обнялись.

Остаток вечера прошел на удивление спокойно. Родительницы молчали, мы тоже. Радовало одно – наша троица отправлялась в академию в этом году. Держись, Славенградская академия волшбы и магии светлой и темной!

Последующие два дня тоже прошли обычно, если не считать того факта, что воинов отправили расчищать дорогу к семейному кладбищу. Мы с сестрами не обсуждали произошедшее с эльфами, каждая хотела обдумать случившееся в одиночестве. Дар Тинары тоже не обсуждали, а поиски венца… ну а поиски подождут, советник ведь сказал, что до совершеннолетия время у нас есть!

Глава 4

Спустя два дня после происшествия с эльфами на редкость серьезные родительницы позвали нас на семейное кладбище для ежегодной приборки. Идти предстояло обычным путем – через лес и имение.

Отправились сразу после завтрака. Инвентарь, необходимый для уборки, несли сопровождающие нас воины, среди которых я не наблюдала Ильяна. Это слегка расстраивало, потому что мне очень хотелось с ним поговорить.

Погода была прекрасной – не жаркой, но очень теплой и солнечной. Лес встретил нас приятным хвойным ароматом, буйным цветением летних растений и пением птиц.

Я шла молча, наслаждаясь прогулкой. Солнечные лучи пробивались сквозь кроны деревьев и отблесками скользили по земле, словно играя в «пятнашки».

Я улыбнулась, и мне в ответ тут же улыбнулся Ждан. Покраснела, будто спелая вишенка, и перевела взор, тут же столкнувшись со взглядом Йены. Я запаниковала, что подумает сестра? На удивление, Йена подмигнула мне, и тогда, догнав ее, я торопливо молвила:

– Послушай, это не то, чем могло показаться!

– Да ладно, не объясняй, – отмахнулась она, – Ждан не единственный парень на свете!

Я недоуменно посмотрела на Йену, а она добавила:

– Я еду в Славенград, а в академии парней столько…

– И что? – не поняла я.

– Она имеет в виду, – вмешалась Лиссандра, – что в академии у нее может появиться новая симпатия.

– Да какая симпатия?! – возмутилась я. – Мы в академию учиться едем!

– Значит, будем успевать все и… – начала рыжая, но Йена ее перебила:

– Я говорила про то, что в академии будет все по-другому, там ведь не только люди нам встретятся, но и…

– Ой, мамочка! – пискнула я. – Точно, там же будут и эльфы, и гномы, и…

– Угу! – сдвинула брови Лисса. – Вот-вот, эльфы! Не забывайте, что случилось с Этель.

Мы замолчали, ведь никто до сих пор не знал, где скрывается старшая кузина.

За разговорами я и не заметила, как мы дошли до имения. Проходя через ворота, точнее, через то, что от них осталось, я внимательно оглядела столбы. Ничего необычного не заметила. Видимо, ночь и вправду меняет восприятие окружающей действительности.

Вскоре мы добрались до кладбища, где нам раздали лопатки, грабли и дали каждой определенное задание. Нам с Тинарой досталось прибрать могилы прабабушки и прадедушки.

– Мох с надгробий обязательно уберите, – напутствовала нас матушка.

Мы кивнули и принялись за дело.

Сестрица с угрюмым видом сгребала прошлогоднюю листву и косилась в мою сторону. Я решила поинтересоваться:

– Что с тобой?

– Как сама думаешь?

Я лишь пожала в ответ плечами, а Тинара еще больше насупилась. Закончив собирать листву, спросила у нее еще раз:

– Если ты обижаешься на то, что нас троих отправляют на учебу, то это глупо! Разве ты забыла, что спустя три года и ты поедешь в Славенград?

– Глупо, не глупо, но никто даже не поинтересовался моими иллюзиями!

– Это странно. Согласна.

– И обидно!

Я кивнула и принялась счищать мох деревянной лопаткой с могилы прадедушки.

– Вот смотри, – продолжила Тинара. – К чему все это? Ведь обычно старшие пользуются бытовой магией, а мы трудимся здесь как обычные люди!

– Возможно, что таким образом они решили нас наказать. Мне вот маменька на днях сказала, что пора уже становиться самостоятельными, раз мы в одиночку решили сразиться с Белеринором!

Тинара задумалась, а я не останавливалась:

– К тому же родители считают, что это мы втянули вас в свои проделки!

– Вот еще! – фыркнула младшая сестрица. – Волк был мой!

– А еще ты вместо дурмановой настойки умудрилась стянуть лекарство из эльфийской розги. Я не догадалась проверить.

– Ой-ей!

– Ага! Маменька возмущалась и ругалась, что обе не проверили!

Сестрица снова задумалась, а я говорила дальше:

– Вот так нам и удалось запросто расправиться с эльфами! Я гадала, отчего Эльлинир упал от одного твоего удара вазой…

– М-да… Я очень торопилась, вот и перепутала полки.

– С одной стороны, нам очень повезло, что это оказалась именно эльфийская розга, но вот с другой…

Я ожесточенно соскребала мох. Внизу надгробия его наросло особенно много.

– Так ты мне объясни, – не успокаивалась Тинара, – если матушка видела моего волка, то почему молчит про него?

– Кстати, откуда такая реалистичность? Поначалу я решила, что это легендарный оборотень, а не простой зверь, – поинтересовалась я.

– Не поверишь, – вздохнула младшая, – это на самом деле оборотень. Он мне приснился.

Я отложила лопатку и недоуменно посмотрела на сестру, она пояснила:

– Сама еще разобраться не могу. В прошлое полнолуние обеих лун мне приснился этот волк. Я сразу поняла, что он оборотень, ведь он был таким свободным, сильным, быстрым…

– Погоди, но ведь оборотни – это легенды, вымысел…

– В том все и дело. Сказки…

– Интригующе, – подозрительно заметила я.

– Поступлю в академию, там и разберусь! – решительно ответила сестрица.

Я задумчиво перевела взгляд и оглядела свою работу. Внизу надгробия оставался последний островок мха. Я подковырнула его и изумленно вскрикнула, а затем показала Тинаре на тот знак, который показался из-под мха.

Сестра подошла ближе и ахнула. Потом мы обе стали искать глазами матушку.

Она стояла на ступеньках склепа Мирисиниэль и смотрела на нас.

– Он темный! – крикнула я. – Почему вы не говорили нам, что прадедушка был темным?

Кузины замерли и посмотрели в нашу сторону. Тетушки прекратили работать и переглянулись.

– Обнаружила, – спокойно констатировала матушка.

– Почему вы молчали, что он был темным? – снова спросила я.

Кузины потихоньку подходили к нам и с любопытством рассматривали знак. Он был в форме перевернутого треугольника, перечеркнутого двумя косыми линиями. Именно так отмечали себя темные.

– Это было хорошей идеей, Лекана, привести их сюда и дать самим обнаружить этот символ, – проговорила тетя Ратея, глядя на маменьку.

– Верно. Они же хотели все узнать сами! – кивнула тетушка Ирана.

– Пора нам все обсудить, девочки, – только и произнесла родительница.

– Здесь? На кладбище? – возмутилась я.

– Чем это место хуже других? – прищурилась матушка. – Вы же в прошлый раз весьма мило побеседовали с госпожой ир Форено!

– Так она же мертвая, – захлопала глазами Тинара. – Где бы мы с ней еще смогли поговорить?

– Или вы предлагаете еще и прадедушку вызвать? – предположила Лисса.

Родительницы переглянулись и страдальчески возвели глаза к небу. Затем Ратея все-таки изволила ответить:

– Нет. Вызывать мы никого не будем! Лучше в терем вернемся и там поговорим. Так что заканчивайте свою работу.

Хвала богам, в терем пешком идти не пришлось. Тетушка Ирана с помощью портала перебросила всех нас в Западное Крыло.

Для разговора собрались уже после обеда. Батюшка присутствовать отказался, сославшись на неотложные дела.

Для начала родительницы оглядели нас строгим взором, видимо, для того, чтобы добавить драматизма ситуации. Потом маменька со вздохом сказала:

– Задавайте вопросы, а мы будем отвечать. Так проще будет…Только не все сразу, – поспешила добавить она, заметив, как дружно мы приготовились говорить.

Мы переглянулись и решили, что задавать вопросы будем по старшинству, как и обычно.

Первой спросила Лиссандра:

– Вы знаете о пророчестве эльфов?

Родительницы переглянулись, и матушка ответила:

– О данном пророчестве еще Мирисиниэль знала. Это ей предстояло выйти замуж за наследника Миринора мир Корфуса и…

– Кого? – синхронно перебили мы.

– Вы слушайте и не перебивайте…

– Но ведь этот эльф… – начала Йена, но маменька ее прервала:

– Все помнят, кем он был, но пророчество не мы придумали. Его сочинили лучшие провидцы Сверкающего Дола в то время, когда Мирисиниэль только-только родилась.

– Но ведь тогда, – начала я, но тетя Ирана меня перебила:

– Так, девоньки, давайте, вы будете слушать молча, а мы расскажем все, что знаем сами.

Мы замолчали, хотя сказать хотелось много чего, а матушка продолжила:

– Мирисиниэль должна была выйти замуж за известного вам Белеринора, но по какой-то причине сбежала из-под венца. Сразу оговорюсь, что причин ее побега мы не знаем. Осведомлены только о том, что во время своего путешествия Мирисиниэль познакомилась с нашим предком Рейном ир Озароном. Они полюбили друг друга и поженились. Эльфам пришлось смириться с данным фактом, так как к моменту свадьбы Мирисиниэль уже была в положении…

Я очень удивилась и посмотрела на сестер: младшие смущенно хлопали глазами, Лисса восторженно внимала рассказу, а Йена глубокомысленно задумалась.

– Единственно, что огорчало эльфов, – между тем говорила маменька, – это то, что непокорная дочь Владыки наотрез отказалась вернуть украденный свадебный венец, который в пророчестве играет не последнюю роль. С того времени эльфы затаились и стали ждать, кого родит Мирисиниэль…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45