Анна Рассохина.

К чему приводят девицу… Ночные прогулки по кладбищу



скачать книгу бесплатно

Территория бывшего имения за прошедшее время заросла бурьяном и кустарником, хотя проход к фундаменту старого дома оставался. Но мы направлялись не к нему, поэтому пришлось перелезать через бурелом, обычно до погоста прокладывали дорожку, но в этом году этого еще не сделали, а за прошедшие осень и зиму здесь все было завалено ветками. Родительницы еще не успели добраться до семейного кладбища, а крылатские ни в какую идти туда не хотели. Так что мы были первыми.

– Надо было дождаться, когда дорогу расчистят, или самим днем наведаться сюда, – ворчала Лиссандра.

– Только почему-то ты лишь теперь подумала об этом! – недовольно заявила я.

На что Этель опять прошипела:

– Если вам что-то не нравится, то вы всегда можете вернуться!

Мы вздохнули и бодро потрусили за старшей сестрой. Мне на территории имения стало спокойно, и страх куда-то улетучился. Такое ощущение, похоже, было у всех. Видимо, правда знающие люди говорят о том, что «родная землица всегда помогает».

Проход через бурелом в темноте оказался трудным и долгим. Мы изрядно вымотались, но все-таки дошли до кладбища. Старый погост по периметру обрамляла такая же старая фигурная изгородь с начавшим зеленеть эльфийским вьюном и цветами офиры рядом с ней. Вошли в ворота и перевели дыхание. Огляделись: справа белел единственный склеп на кладбище, там покоились та самая эльфийка Мирисиниэль мир Лоо’Эльтариус и ее муж Рейн ир Озарон. Остальные предки были захоронены в более скромных могилах, представляющих собой простые холмики с надгробиями из серебра с позолотой.

Лисса достала флягу с водой, шумно отпила и передала мне, сделав глоток, я передала питье дальше. Этель все это время стояла чуть в отдалении, нервно притопывая ногой. В этой части кладбища было спокойно, но нам предстояло идти дальше, туда, где раньше хоронили простых жителей Крыла, а искомая могила находилась в самом конце.

Время шло, и нам надо было поторопиться, поэтому мы отправились дальше. Снова стало тревожно и неспокойно на душе. Идти пришлось гуськом. Неухоженные холмики осели, мы рисковали запнуться об упавшие надгробия, наступить на просевшую могилу или провалиться в яму. И вот в самом конце блеснула серебряная ограда.

– Дошли, – прокомментировала Этель, бросив лопаты на землю. Умаялись мы знатно, поэтому не спешили браться за дело, да и боязно было начинать. Недаром бабушка серебряную оградку поставила! А мы вот хотим…

– А что мы здесь хотим? – последнее я произнесла вслух.

– Как что? Забрать свое! Ведь венец принадлежит нашему роду! – ответила Этель и стала перелезать через ограду. – Кто со мной?

Мы в нерешительности переминались с ноги на ногу.

– Лопату хоть подайте! – попросила Этель. – Время не ждет!

Я подала одну из лопат, а девочки не двигались с места. Тут же из-за ограды послышались глухие звуки ударов о землю.

Я огляделась: на востоке занималась заря. Скоро станет совсем светло. Йена тоже задумчиво смотрела на горизонт.

– И вправду, чего ждать? – изрекла она и подняла другую лопату, намереваясь отправиться на помощь Этель.

– Погоди, – после некоторых раздумий остановила ее Лисса.

Йена остановилась и оглянулась на нее.

Я задумчиво копала землю носком туфли.

– Чего ждать? – переспросила Йена.

Лиссандра еще раз что-то обдумала, кивнула сама себе и произнесла:

– Этель, ты говорила, что у тебя есть какие-то заклинания некромантов?

Старшая кузина прекратила копать, подняла голову и кивнула, а я взглянула на ее работу. Продвинулась она недалеко – ямка была совсем неглубокой.

– Послушай, – между тем продолжила рыжая, – мы так до полудня промучаемся, вот уже заря занялась. Может, нам ускорить процесс?

– И как? – заинтересовалась Этель, взглянув на посветлевший горизонт.

– А так! Есть ли у тебя заклинание для поднятия мертвецов?

Дождавшись кивка Этель, она продолжила:

– Так вот и подними ее. Пусть сама себя откапывает!

– Мм? – задумалась Этель, а потом просияла. – Насколько я помню, поднявший может управлять поднятым. Вот пусть госпожа колдунья сама себя откопает и отдаст нам венец, а потом зароется обратно.

У меня в голове промелькнула какая-то мысль, пытаясь ее поймать, я отвлеклась от происходящего. Очнулась, когда увидела, что все сестры смотрят на меня.

– Что?

– Заколку, говорю, давай. У тебя самая острая, – протянула ко мне руку Лисса.

– Зачем???

– Как зачем? Для поднятия мертвых кровь нужна! – просветила рыжая.

Я с опаской вынула из прически серебряную заколку с заостренным наконечником. Лиссандра подскакала к Этель, а та сказала:

– Так, чего стоим? Быстро все встаем по периметру оградки. Лисса – ты будешь мне кровь пускать, чай будущая боевая ведьма, привыкай!

Мы вчетвером медленно разошлись и встали по четырем углам ограды, зажгли светлячков. Глядя, как Лисса подносит заколку к пальцу Этель, я наконец поняла и крикнула:

– Погодите!

Дождавшись, когда девочки посмотрят на меня, продолжила:

– Рассвет… самое начало! Разве вы забыли, что наступает время Лютого?

– И что? – недовольным голосом осведомилась Этель.

– Забыла разве, что даже темные стараются не колдовать в это время. Все заклинания действуют наперекосяк. Время Лютого – время черных!

Сестры задумались, а Йена выдала:

– Да вы что? Забыли? Там уже скелет лежит! Если что-то пойдет не так, как надо, то сразу лопатой по черепушке ударим, и все! Дел-то!

– Верно! – кивнула Этель.

– А ты, Нилия, панику не наводи и не пугай! – погрозила мне Лиссандра.

Я закатила глаза:

– Тогда давайте быстрее! Утро не ждет!

Лисса кивнула и спросила:

– Все готовы?

И, не дожидаясь нашего ответа, вонзила заколку в палец Этель. Капли крови упали на землю, а старшая кузина начала читать заклинание вызова мертвых на языке дайн – подземных жителей. Нашей задачей стало повторение последних трех слов в четверостишии.

Этель словно напевала:

 
Эл аллин двайн туаре
 
 
Мел эрлин год миаре
 
 
Тур залит камен оле
 
 
Борален мален гдоле…
 

Мы мямлили:

 
Борален мален гдоле…
 

Когда последние слова заклинания были произнесены, я зажмурилась.

Лирна, две… ничего. Открыла глаза. Все было по-прежнему. Только девочки стояли, зажмурившись, все, кроме Этель.

– И дальше что? – Лисса огляделась по сторонам, а после и остальные последовали ее примеру. Переглянулись.

Этель пожала плечами:

– У некромантов это работало. Я видела.

– Может, все дело в том, что ты не некромант? – поинтересовалась я.

– А может, и вправду… – начала Йена, но в этот момент в воздухе как будто лопнула струна.

– Началось… – одними губами прошептала Тинара.

Стало темнеть, по верхушкам деревьев пробежал ветер, запахло тленом. В вышине сверкнула фиолетовая молния, а затем устремилась к земле и ударила в могильный холм, раздался жуткий грохот, ударной волной Этель выбросило за оградку. Земля задрожала, теперь попадали мы все, а ветер усилился, и теперь это был почти ураган. Я вцепилась в прутья оградки, сестры последовали моему примеру. В небесах бесновались фиолетовые молнии, гремел гром, выл ветер, а гонимый им песок висел в воздухе и норовил залепить глаза. Вскоре к какофонии звуков присоединился еще один, в котором я с ужасом распознала смех. Жуткий, потусторонний смех.

Я намертво вцепилась в прутья ограды и мельком огляделась: напротив то же самое сделали Тинара и Йена, Лисса подползла и прижалась ко мне, чуть дальше Этель судорожно держалась за землю, а Латта упала в обморок или сделала вид, что упала. Тем временем земля, продолжавшая до этого момента содрогаться, вдруг треснула за оградой, и на поверхность вылетел гроб, выглядевший на удивление новым. В сопровождении жуткого смеха сей предмет взмыл вверх. Хлопок – крышка отскочила. А дальше я замерла, так как из гроба начала показываться колдунья. Сначала показалась голова с черными волосами, а потом некромантка медленно поднялась в полный рост. Встав на ноги, она оглядела нас, не переставая жутко хохотать. Пока я раздумывала, что сделать: пуститься наутек или последовать примеру Латты, ведьма еще раз оглядела нас, резко замолчала и щелкнула пальцами. Ветер прекратился, земля перестала дрожать, лишь на темном небе продолжали искрить фиолетовые молнии. Я смотрела на мертвую некромантку, подняв голову. Прошедшие годы не превратили ее, как мы думали, в скелет: свежее лицо, только очень бледное; черные блестящие волосы, собранные в высокую прическу, украшенную самоцветными каменьями; длинное лиловое платье покроя прошлого столетия. Лишь зеленое призрачное сияние вокруг колдуньи указывало на то, что перед нами неживой человек.

– Хм… – некромантка отряхнула и без того чистое (!) платье, – кажется, я должна спросить: «Кто посмел тревожить мой покой?..» Ну или что-то вроде этого?

Я ошалело хлопала глазами, рядом нервно сглотнула Лисса, а колдунья между тем продолжила:

– Ну-с, здравствуйте, девочки!

А потом, странно глянув на Этель, добавила:

– Рада увидеть тебя, внученька.

Мы дружно открыли рты, а старшая кузина выдавила из себя:

– К-кто? П-простите, что вы сказали?

– Внученька, – терпеливо повторила мертвая некромантка.

Мы с Лиссандрой переглянулись, а Этель уже несколько смелее изрекла:

– И-извините, но вы ошибаетесь. Мою бабушку звали Товилией.

Колдунья покачала головой:

– Нет, зайка, это ты ошибаешься. Я твоя бабушка, а Товилия была моей подругой.

– Как так? – само собой вырвалось у меня.

– Неправда все это! Бабушка вас убила! – добавила Лисса.

– Ой-ой! – все, что сказала Йена.

Мы с рыжей еще крепче вцепились друг в друга, но ведьма не торопилась забрасывать нас огненными шарами. Более того, задумчиво оглядев нас сверху, она вздохнула, а потом произнесла:

– Давайте для начала представимся. Я темная колдунья, мое имя Мелина ир Форено. И я действительно была подругой вашей бабушки, как бы это странно ни звучало.

Сказав это, некромантка с ожиданием посмотрела на нас.

Первой по старшинству поднялась и присела в реверансе Этель, далее встала и потянула меня за собой Лиссандра. Следующей была моя очередь. Я нервно присела и промямлила:

– Нилия.

Далее представилась побледневшая Йена, потом настал черед Тинары. Сестренка держалась с достоинством. А после все посмотрели на Латту, по-прежнему лежащую на земле с закрытыми глазами.

– Девочка, – обратилась к ней Мелина, – не надо меня бояться. Я вам не враг.

Латта резко села и невежливо буркнула:

– Мое имя Латта.

Некромантка улыбнулась и кивнула:

– Теперь можно и поговорить.

– Хм, – послышалось со всех сторон.

– О-о-о! – воскликнула Мелина. – Сколько вопросов! С чего же начнем?

– Может, с того, – произнесла Этель, – почему вы называете меня своей внучкой?

– Резонный вопрос, – кивнула темная, – не веришь? А почему, ты думаешь, тебе удалось меня из могилы поднять? А?

Этель неопределенно пожала плечами:

– Может, Шалуна помогла?

– Ну-у, – протянула колдунья, – может, и помогла, если бы ты просила. Тогда другой вопрос. У тебя никогда не было тяги к некромантии? Вернее, не так – ты никогда не интересовалась смертью и мертвыми? Не желала попробовать вернуть кого-то из них в мир живых?

Тут задумались мы все: действительно, у Этель с детства наблюдалась тяга к костям, крови, а один раз тетя Ратея застала ее за расчленением болотной абки. Все удивились, кузину наказали, а Ратея объяснила это тем, что отцом ее дочери был наемник. Со временем все забылось, но исчезло ли?

– Но я же светлая! – с отчаянием проговорила Этель.

– Да, – кивнула Мелина. – Кровь эльфов по дедушке сказалась. Но истории известны имена светлых некромантов, вспомним хотя бы одно из них, Миринор мир Корфус. Кстати, тоже был эльфом.

– Фу-у-у, – фыркнула Тинара.

– Пример неудачный, – осмелев, заявила я. – Единственный в истории эльф, который был убийцей и злодеем.

– Ну-у, убивал он врагов… хм… поначалу, – поправилась темная, – зато какие у него зомби и умертвия получались, наверно, до сих пор легенды слагают!

Мы молчали, да и что тут скажешь?

– Мы отвлеклись! – оборвала наши раздумья Этель. – Что вы говорили о нашем с вами родстве?

– Расслабьтесь, девочки, для начала…

– Ага! Как же! Может, вы нас отвлекаете, чтобы потом убить? – сказала Лисса, а Йена добавила:

– Хотите отомстить за то, что наша бабушка вас убила из-за венца Мирисиниэль!

Все сразу посмотрели на колдунью. По легенде венец должен был быть у нее на голове, но в действительности его там не было!

– Может, она его в гробу прячет? – предположила подошедшая к нам Тинара.

– Хм… – произнесла Мелина, насмешливо глядя на нас, – вы меня извините, девочки, но если бы я хотела вас уничтожить, то убила бы сразу после того, как меня разбудили. Простите великодушно, но магия в вас только-только просыпается. И вообще, поднялась я потому, что обряд проводился с кровью моей внучки. Так, по моей просьбе, зачаровала Товилия, чтобы никто до меня раньше времени не добрался.

– Так, значит, бабушка предполагала, что мы попытаемся вас поднять? – воскликнула Этель.

– Погодите-погодите, – Йена потопала в нашу сторону, – а откуда бабушка узнала о том, что именно сегодня ее внучки, которых она, между прочим, ни разу не видела, окажутся на старом кладбище с целью воскресить злую волшебницу?

– Угу! – поддержала я кузину. – Бабушка не обладала даром предвидения!

– Ох, – вздохнула Мелина, – молодая горячая кровь! Недоверчивые котята, – мы вскинулись, а она продолжила: – Сама такой была! Но неужели не интересно узнать, как все было на самом деле и где действительно находится эльфийский венец?

Мы задумались: с одной стороны, было опасно доверять темной, но с другой стороны… Этель, венец и все остальное.

Мы переглянулись.

– Решайтесь скорее. Я долго не могу удерживать лиловую тьму, да и восходящее солнце может навредить мне. Кроме того, я чувствую, что сюда приближаются какие-то всадники. Так что поторопитесь, – произнесла колдунья и, щелкнув пальцами, переделала гроб в трон, а потом села на него и в ожидании посмотрела на нас.

– Ух ты! – против воли восхитились мы. Оценили. Позавидовали. Наши родительницы так не умели, не говоря уже про нас самих.

Мы кивнули Этель, и она сказала:

– Рассказывайте уже, а после решим, что правда, а что ложь.

– Хм, – задумалась Мелина, – с чего бы начать? Помните хоть, что у вашей бабушки был брат?

– Угу! А вы его опоили, соблазнили и убили, – кивнула Этель, а Йена добавила:

– А потом бабушка убила вас!

– Ох, глупые котята! Да говорят же вам, что все было не так! – всплеснула руками темная.

– Тогда рассказывайте все по порядку, а не задавайте вопросов, – пробурчала Этель.

Мелина кивнула и принялась за повествование:

– Начну, пожалуй, с того, что все мои предки были темными. Впрочем, тьма тоже бывает разной. Вы же понимаете, что есть мрачная темнота подземелий и есть, к примеру, предрассветная мгла или загадочный полумрак вечернего леса, освещенного лунами, или предгрозовой сумрак. Так вот, мои предки всегда были полутьмой, среди нас никогда не было убийц и мракобесов. Мы всегда старались помогать людям, истребляли нежить или поднимали мертвецов – свидетелей преступлений. И я не стала исключением. Тоже отправилась в академию, чтобы в будущем стать полезной людям. Там я и познакомилась с вашей бабушкой. Тогда ее еще никто не называл Товилией, для всех она была просто Вил. Училась на факультете боевой магии, увлекалась травоведением, а в итоге окончила оба факультета. Ваша бабушка была младше меня, а познакомились мы случайно на учебных боях. Дружить же стали после тренировочных битв на Арене. Ты, Этель, должна знать про них. Так вот, я участвовала в этих битвах, а ваша бабушка, как первокурсница, тайно проникла на них. Хоть эти сражения до первой крови, но изводят они знатно, Вил помогла мне, после мы подружились. На нашу дружбу скептически смотрели в академии все: и преподаватели и студенты.

Когда я окончила академию, у меня появился свободный месяц перед практикой, и Вил пригласила меня к себе в имение на каникулы. Там я и познакомилась с ее братом Паволом. У нас начался бурный роман. Такой, что мы решили пожениться. Провели оба обручения, а со свадьбой решили подождать до тех пор, пока не закончим отдавать долг империи. Мне надлежало явиться в Топаг, где предстояло семь лет отработать в местном муниципалитете в качестве дознавателя и по совместительству главного городского мага. Паволу нужно было вернуться в Славенград, где он состоял в летучем отряде при Совете магов. В общем, обещали переписываться и не забывать друг о друге. Поначалу все так и было, а потом… С Вил мы увиделись лишь спустя три года, когда она приехала в мой город на практику, а вот с Паволом свидеться не получилось. Когда Вил уехала, чтобы продолжить обучение в академии на факультете травоведения, я открыла в себе новую грань силы, которой не владели мои предки. Видимо, тьма, спавшая в их душах, пробудилась во мне. Я не знала, как распорядиться новой силой, наделала много ошибок, пока научилась подчинять тьму. В итоге мне удалось стать сильным некромантом. Но истинная тьма всегда по-особому влияет и изменяет человека.

Она на ирну задумалась, постукивая пальцами по подлокотнику трона, и потом продолжила:

– Увиделись мы с Вил и Паволом только спустя два года. Это произошло на свадьбе Вил и Эриуса. Подруга не заметила перемен, произошедших со мной, а вот Павол… Впрочем, он по-прежнему любил меня и хотел видеть своей женой, и я знала, что тоже люблю его…

В это мгновение по небу пробежали фиолетовые молнии и вонзились в землю вокруг нас. Мы, завороженные рассказом, даже испугаться не успели, а Мелина, оглядевшись, рассказ не прервала:

– Времени у нас мало, буду закругляться… Итак, мы снова расстались еще на два года, за это время я успела много чего натворить, и меня объявили в розыск. Первой из боевых ведьм-поисковиков меня обнаружила Вил. Мы поругались, потом поговорили и помирились, а подружка решила спрятать меня у себя в имении, благо в округе было много потайных мест и лазеек. Здесь мы снова встретились с Паволом, он уже покинул летучий отряд и жил в родовом имении. Родители Вил и Павола были мертвы, поговаривали, что к их смерти причастны высшие эльфы, желающие вернуть венец. Вы должны помнить, что ваша прабабушка была дочерью Мирисиниэль и она не хотела отдавать этот артефакт. За что и поплатилась жизнью вместе со своим мужем…

Мы переглянулись, так как об этом не знали, между тем темная рассказывала дальше:

– Я слишком любила Павола и не понимала, что он сильно изменился, пока Вил не открыла мне глаза на происходящее. Твой дедушка, Этель, стал кутилой и картежником, мало-помалу он растратил все семейное состояние, а имение должны были забрать за долги кредиторы. У Вил оставалась часть денег, она в основном жила в имении мужа, но собиралась сохранить родовое гнездо для потомков, поэтому пришла ко мне за помощью. Я попыталась поговорить с Паволом, но все было бесполезно. Тогда мы серьезно поругались, а потом… Наступил солнечник, жаркий, знойный. Дождей в тот год почти не было, земля вся рассохлась, растения стояли увядшие, даже зверье и то все попряталось, лишь ночью лес оживал, все спешили к почти пересохшей Велжанке и обмелевшей Литке. Так вот, двадцать восьмого солнечника Вил приехала в имение навестить брата. После прибежала ко мне вся в слезах с просьбой спрятать венец Мирисиниэль. Павол совсем обезумел и собирался продать венец эльфам, чтобы покрыть долги. Мы спрятали от него венец, а Павол бесновался и требовал его вернуть. Сначала мы попытались его уговорить, но ничего у нас не вышло. Брат вашей бабушки и мой возлюбленный был слишком пьян. Под конец он пришел в бешенство и пригрозил поджечь дом, если венец ему не вернут. Вил стояла на своем. Тогда Павол щелкнул пальцами, вы знаете, что так боевые маги получают искру, и бросил ее в сторону дома. Сухое дерево занялось сразу, а он бегал вокруг горящего терема и безумно хохотал. Мы с Вил бегали за ним, одновременно пытаясь потушить бушующее пламя. Нам пытались помочь те, кто жил и работал в имении, по крайней мере те, кто смог выбраться. Потом подоспели крылатские, но все было напрасно… И вот именно в тот момент Товилия и произнесла фразу, из-за которой теперь страдает ваша семья. Она сказала, глядя на брата: «Да как мне надоели мужики! Одни проблемы от них! Пусть в нашей семье всегда рождаются только девочки!»

В итоге все закончилось тем, что Павол погиб, бросившись в огонь, который позднее все-таки удалось потушить. Имение выгорело полностью, а через два дня по округе поползли слухи, ведь крылатские видели на пожаре меня. Мы с Вил никак не могли оправиться от шока, и когда в Крыло явились по мою душу представители Совета магов, а следом прибыли эльфы, то мы с подругой поначалу растерялись. Я собиралась сдаваться, но Вил остановила меня, на ходу придумав байку обо мне, Паволе и венце. Маги и эльфы все требовали указать место моего захоронения, но Эриусу, который в тот год председательствовал в Совете, удалось отсрочить это требование. Естественно, что муж Вил правды не знал. Когда маги и эльфы уехали, Вил куда-то перепрятала венец, а я тем временем узнала, что жду ребенка.

Я была несказанно рада и ожидала мальчика, вернее, я чувствовала, что должен родиться сын. Вил с тревогой смотрела на меня, но молчала, тогда она могла лишь предполагать, чем обернутся ее неосторожные слова.

Моя беременность была тяжелой, а роды очень сложными. Нам с Вил обеим было тяжело. Я рожала в одной из тайных подземных комнат, несмотря на то, что на дворе был капельник, от свечей и очага было очень жарко, пот застилал глаза. В разгар родов к нам явились два огненных элементаля. Один – ко мне, другой – к Вил. Каждой из нас было объяснено, к чему привела неосторожная фраза Вил. Теперь женщины, принадлежащие или примкнувшие, как я, к семейству мир Лоо’Эльтариусов, не смогут рожать мальчиков. Самое ужасное заключалось в том, что зачать младенца мужского пола мы можем, но при рождении сын убьет мать. Вил разрыдалась и поклялась, что найдет способ избавить потомков от проклятия. Элементали приняли клятву, а я вместо мальчика родила девочку, но, как мне сказали, у моей дочери будет душа мужчины…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45