Анна Рассохина.

К чему приводят девицу… Ночные прогулки по кладбищу



скачать книгу бесплатно

– Ну и что? Мы же вместе с Нилией поступаем, – попыталась поспорить Лиссандра, но была остановлена репликой своей матушки Ираны:

– Нилия поступает на факультет травоведения, а этому она практически с рождения обучалась, и поэтому вступительные испытания пройдет с закрытыми глазами. А вот ты, дочка, вряд ли станешь хорошей боевой ведьмой, если не будешь стараться!

Лисса страдальчески закатила глаза.

– А мне можно? Мне же только в следующем году поступать? – попросила Йена.

– Тебе я найду занятие. Тебе и маменьке твоей, Горане, предстоит работа, – ответил батюшка.

Йена сникла.

В общем, в лес мы отправились вчетвером: я, матушка, Тинара и Латта, ну еще плюс дружинники для охраны. Для всех остальных у родителя были приготовлены задания, а Этель ушла «страдать по эльфу» в свою комнату.

Денек выдался жарким. В лесу было хорошо: лиственные деревья еще не до конца распустили свои почки, и весеннее солнце заливало местность ярким светом, отчего нежная весенняя зелень казалась еще ярче. У елей и сосен уже появилась свежая молодая хвоя, а на опушках росли первые лесные цветы – наперстянки и сластоцветы. Последние с успехом используются в приготовлении любовных зелий. Правда, как именно готовились эти снадобья, я пока не знала, так как в большинстве случаев использование любовных напитков было признано незаконным, и соответственно маг, ведьма или травница, уличенные в приготовлении такого зелья, должны были понести заслуженное наказание. Впрочем, были и исключения, поэтому маменька обещала меня научить всем премудростям приготовления любовного снадобья.

Мне дали задание найти в лесу полянку, где растут кусты дикой сморры, и набрать с них почек. Я углубилась в чащу. За мной отправили одного из воинов. Оглянувшись, я увидела, что это Ждан.

Вспомнив рассказ сестер, я взглянула на него по-новому. Вроде внешне никаких изменений не заметила: это был высокий молодой человек с черными волнистыми волосами и глубокими темными глазами. Не могу сказать, что он мне сильно нравился, хотя и был, на мой взгляд, очень симпатичный. Йену понять было можно, но вот как понять его?

Я сердито оглядела Ждана.

– Вам в чем-то нужно помочь, сударыня? – вопросительно взглянул на меня он.

– Н-н-н… а вообще-то подержите туесок, пока я буду собирать в него материал, – придумала я.

Так и он при деле, и я могу украдкой наблюдать за ним. Ждан подошел ближе и случайно коснулся моей руки, когда взялся за ручку туеска. Я отдернула ее, словно обожглась, и недовольно взглянула на него.

– Что-то не так, Нилия? – дерзко улыбнулся парень.

– Не припомню, чтобы разрешала вам называть себя по имени! – возмутилась я.

– Простите, сударыня, если мои слова обидели вас! – Он виновато взглянул на меня и быстро отвел взгляд, а затем резко сменил тему: – Я готов вам помогать во всем!

Я вздохнула. О Луана! Как же все непросто! И принялась обрывать чуть раскрывшиеся почки. Высушим, измельчим, и будет сырье для лечебных настоев, ведь это отличное витаминное и общеукрепляющее средство.

За сбором трав я всегда отвлекалась, мне нравилось вдыхать их запах, жаль, что я не ощущала их силу, ведь во мне не было дара чувствовать травы, зато он был у матушки, Тинары и Латты.

Бывало, я им завидовала, когда они полностью погружались в работу, чувствуя и понимая растения, я же могла ориентироваться только на зрение, ну и еще на знания.

Собрала почки с нескольких кустов, но лишь с нижних ветвей, так, чтобы остались листья. Ждан безмолвно следовал за мной.

«Мм… – думала я. – И что он сегодня хотел сказать? Может, тоже за дверцу жаждал пригласить? И это после того, как сходил туда с Йеной?! Вот нахал! – Я снова взглянула на него. – А что было бы, если бы он меня поцеловал? Ведь его прикосновение не было неприятным. Да и сам он очень привлекательный! О Луана! О чем я думаю?»

Я остановилась, затем сорвала еще несколько почек и бросила их в туесок, который был заполнен до половины. Затем проследовала еще глубже в лес и уловила запах цветов вяз-ягоды. Оглядевшись, увидела само дерево, а на нем уже распускались бутоны. Пройдет еще день, и оно все будет усыпано белыми ароматными цветами.

– Сударь, – обратилась я, – прошу вас запомнить это место, а завтра показать моей матушке, если потребуется.

– Только сверюсь с картой, сударыня, – сказал он.

Достав из походной котомки свиток, молодой человек сделал в нем какую-то пометку, а затем произнес:

– Все, теперь я с легкостью смогу отыскать это место. Что-нибудь еще желаете?

– Благодарю, но этого пока достаточно! Заглянем еще на одну полянку и отправимся обратно.

Он кивнул. Спустя какое-то время мы отправились в сторону Западного Крыла. Возвращались другой тропой, и на пути нам попался ручей. Мостика через него не было, но если бы я была не в длинном платье, то смогла бы перепрыгнуть на другой берег. Теперь же мы остановились перед препятствием.

– Сударыня, если позволите… – начал Ждан.

– Не трудно ли вам предложить мне руку, и я сама смогу пересечь ручей?

– Может, все-таки будет лучше, если я вас перенесу?

– Нет. Я сама смогу это сделать!

– Как пожелаете, сударыня, – поклонился воин и вместе с туеском легко перемахнул на другую сторону.

Там поставил поклажу и протянул мне руку. Я замешкалась, одной рукой чуть приподнимая подол платья, другую – подала Ждану. Брюнет принял ее, а я смело прыгнула и, видимо, недостаточно оттолкнулась или, может быть, все-таки запуталась в подоле, но нога соскользнула с бережка, а Ждан попытался меня поймать. В итоге мы оба упали в воду, причем я оказалась сверху.

О Луана! Какой стыд! Я попыталась встать, цепляясь руками за траву, а затем все же выкарабкалась на сушу. Вдобавок, когда я ползла по Ждану, он что-то сдавленно бормотал. Ну что теперь не так?

Я оглянулась – воин выбирался из ручья. Его вид был ужасен: форменный камзол сырой и перепачкан грязью, на лице застыло мученическое выражение. «Да что не так? – вновь задумалась я. – Я что-то нехорошее сделала? Вроде я без его помощи выбралась из воды? Хотя он ведь по моей вине угодил туда? Может, стоит извиниться? Или дело в чем-то другом? Такое чувство, что я причинила ему боль? Только вот чем? Ой! Неужели???» Я внезапно догадалась, что могло послужить причиной недовольства Ждана. Как будущая знахарка, я слышала, что мужской организм отличается от женского, но чем именно, точно не знала. Маменька строго следила, чтобы я чего лишнего не углядела.

Пока размышляла, мой взгляд упал на платье. Да-а! Еще десять лирн назад оно было светло-голубым, а теперь стало грязно-серым.

– Все в порядке, сударыня? – Кажется, Ждан уже пришел в себя.

– Да-а… мм…

– Что-то не так?

– Вот думаю над тем, что родителям скажу! – ответила я, выразительно глядя на платье.

– Скажите правду! – предложил брюнет.

Я страдальчески закатила глаза и вздохнула.

– Не беспокойтесь, сударыня, – усмехнулся воин, – материал вы все-таки собрали!

Он поднял туесок и махнул мне рукой, мол, идемте.

Я отправилась следом за ним, и мы сразу направились в гарнизон. Всю дорогу молчали, я вздыхала и отчаянно молилась, чтобы яркое полуденное солнце подсушило одежду. Форменный камзол Ждана был темным, поэтому на нем уже почти ничего не было видно, а мое светлое платье было покрыто бурой подсыхающей глиной и темными разводами. Парень не унывал и насвистывал веселую песенку.

Войдя в ворота, я увидела Йену. Оглядев нас, она уперла руки в бока, но сказать ничего не успела, так как ее опередил Ждан.

– Солнечного дня, сударыня Йена! – ухмыльнулся он.

– Светлого дня, сударь, – язвительно ответила кузина, нехорошо сузив свои разноцветные глаза, а затем, поджав губы, демонстративно осмотрела меня с ног до головы.

– Ну вот, – продолжил воин, глядя на меня, – барышня, мы и пришли. Позвольте теперь оставить вас на попечение вашей сестры. Всего наилучшего!

Он поклонился, причем на его лице возникла самодовольная ухмылка. Я выхватила у Ждана туесок, коротко кивнула на прощанье и почти побежала к терему. Всю дорогу позади меня раздавалось недовольное сопение кузины.

У входа в дом Йена обогнала меня и, издевательски поклонившись, открыла дверь. Я вошла и тут же решила объясниться.

– Да ничего особенного не произошло! Мы просто упали в ручей!

– Что? Оба сразу? Как удачно! – ехидничала сестрица.

– Ну… да…

– Повезло же тебе, сестренка! В ручье с симпатичным парнем искупалась!

– Да не специально я! Клянусь всеми богами, что это случайно произошло, – оправдывалась я.

– Верю-верю! Я и говорю, что вы очень удачно упали!

– А что, по-твоему, я должна была сделать? При нем снять платье и так прыгать?!!

– Ну-у, тогда бы он тебя точно за дверцу пригласил!

– Да не хочу я ни за какую дверцу! По крайней мере, с твоим Жданом!

– А с кем тогда хочешь? – раздался позади вкрадчивый голос.

Мы с кузиной обе вздрогнули и оглянулись. В дверях главного зала стояла матушка в окружении всех тетушек.

– Хм, – проговорила Ратея, – они уже и про дверцу узнали!

– И не только узнали, – прищурилась Горана, – а уже и воспользовались ею… кое-кто…

– И кто еще об этом знает? – поинтересовалась Ирана.

Мы судорожно сглотнули.

– Ладно, – скомандовала матушка. – Нилия, иди переоденься и пообедай. Надеюсь, что материал ты все-таки собрала!

– Да! – Я победно глянула на Йену. – Почти целый туесок!

– Ну конечно, – не сдержалась она, – наверное, вместе собирали!

– Да ты же знаешь, что воинам нельзя доверить сбор материала! – вскинулась я.

– Хватит! – прикрикнула матушка. – После обеда, Нилия, бегом в лабораторию.

– А ты, Йена, – добавила тетя Горана, – к нам иди! Поговорим!

Кузина еще раз обиженно посмотрела на меня и с угрюмым видом отправилась вслед за нашими родительницами.

– Не стой столбом, Нилия, – поторопила меня маменька, – сырье ждать не будет!

Я вздохнула, похоже, что сегодня опять предстоят посиделки с наливкой и душевный разговор.

Несмотря ни на что, я с аппетитом съела жаркое из телятины с грибами и картофелем, а затем направилась в самое драгоценное помещение терема – лабораторию, где матушка готовила свои снадобья.

Там сидела Тинара и раскладывала собранный материал: почки сморры, цветы мать-и-мачехи, побеги полевого хвоща, молодые веточки сосны.

– Присоединяйся, – кивнула она.

Я вздохнула. Одернула себя. Что-то слишком часто я стала вздыхать! Совсем как героиня сентиментального романа, который нам привезла из столицы Этель.

– Ну и? – хитро спросила сестренка.

– Что и? – не поняла я.

– Давай рассказывай, что произошло у тебя со Жданом? А у Йены с ним что?

– А вот у Йены и спроси!

– Угу! Спрошу! Как только ей разрешат выходить из комнаты!

Я вопросительно поглядела на Тинару, а она продолжила:

– А ты что думала? Батюшки, конечно, нет! Он в Лимань по делам уехал, наверно, жениха присматривать для Этель, а перед этим два осея мучил тетушку Горану и Йену, чтобы они мороком прикрыли наших простецких лошадок! Ему эльфийских скакунов захотелось!

– Да-а… Дела-а-а!

– Да, вот такие дела творятся! Пока ты по лесам с бравым десятником гуляешь!

– Да не гуляла я вовсе! Я материал собирала, а он для охраны был приставлен!

– И?..

– Что и?

– Давай рассказывай уже!

– Да что рассказывать-то?

– Хотя бы то, кто тебе больше нравится: Ильян или Ждан? И почему вы с Йеной поспорили, да так, что ей три дня не велели выходить из комнаты на улицу! А еще Лиссу и Этель допрашивали. Матушка сказала, что батюшке про них не скажут, а о тебе поговорят. И Этель злится, что план по извлечению венца откладывается! – выдала мне поток сведений сестра.

– О-о-о! – в очередной раз вздохнула я. – Да за что мне все это, Луана!

– Ты у богини спрашиваешь?

– Да я уже у всех местных богов спрашивать готова!

– Что, сразу у пятнадцати? Думаешь, помогут, ведь все так запутано!

– Да ничего не запутано! Просто кое-кто все не так понял и напридумывал себе всякой ерунды!

– А кое-кто это Йена? – поинтересовалась Тинара.

Я кивнула.

– А что было на самом деле? – вновь спросила сестра.

– Да ничего особенного! Мы просто в ручей упали!

– Ух ты! И что?

– Ничего! Упали, а потом встали и пришли, а Йена приревновала!

– Ух ты! Приревновала? Как думаешь, это тоже любовь? Как и у Этель?

– А тебе об этом знать еще совсем рано! – отрезала вошедшая матушка.

– Как это рано! Мне уже скоро тринадцать! В моем возрасте крылатские уже… – начала Тинара, но маменька ее перебила:

– Так это крылатские! Они простые – у них и жизнь коротка, поэтому все надо успеть! А мы обладаем магическим даром, и кровь перворожденных влияет. Живем в три, а то и в четыре раза дольше простых. У эльфийских полукровок, например, даже с такой долей крови перворожденных, как у нас, совершеннолетие наступает только в двадцать лет. Соответственно и в брак вступать мы можем не раньше этого возраста. Но зато и молодыми дольше останемся. Я вот лет до двухсот собираюсь жить, а до ста буду выглядеть не старше сорока! Вот и вам не надо торопиться, а с тобой, Нилия, разговор короткий. Летом отправишься с Лиссой в Славенград, там в академию поступите – учиться будете, а это важнее, чем поиск женихов. В столице поживете у кузины батюшки – тети Мариты. После экзаменов сможете домой приехать на пару седмиц, а потом с новыми силами и за учебу приметесь. Тебе два года предстоит учиться, Лиссандре – четыре, через годик к вам Йену отправим. А тебе, дочка, после окончания я рекомендую еще два года поработать в аптеке тети Мариты, пока сестры доучиваются. Вот после этого можете и женихов поискать, как Этель. Она выучилась, скоро диплом получит, а там и жениха найдем для нее.

– Так она эльфа хочет! – начала Тинара, но матушка ее снова перебила:

– Хватит болтать! Сырье не ждет! Скоро мы с тобой вдвоем останемся, надо все успеть…

– Так я могу и… – начала я, но маменька не дала договорить:

– Нилия, все уже решено! Но ты пойми, что я о тебе же забочусь! Муж сегодня есть, а завтра – нет, но с дипломом точно не пропадешь!

Я кивнула. Да, я давно знала о том, что моя жизнь расписана на четыре года вперед! Все наши родительницы с шестнадцати лет обучались в Славенградской академии волшбы и магии светлой и темной, вот и моя очередь подошла, да и Лиссы тоже, а вот Йена только через год приедет в столицу. Йена? Нужно сегодня же помириться с ней!

Я преувеличенно бодро начала раскладывать травы для просушки.

После ужина разыскала Лиссандру.

– Мне нужно срочно поговорить с Йеной!

– Понимаю, – задумалась рыжая. – А что все-таки произошло у тебя со Жданом?

– И ты туда же! – закатила глаза я.

– И все-таки? Мне ведь можно рассказать! – заговорщически зашептала кузина.

– Да нечего рассказывать! Он подал руку, я прыгнула, не удержалась. Мы вместе упали в этот злосчастный ручей! Вот и все!

– Все-о-о? И что, даже не обнял?

– А с чего бы ему меня обнимать? – начала злиться я.

– Ладно-ладно. Верю. Не стала бы ты у сестры свиданника отбивать! Не волнуйся, помогу. Жди ночи!

Мимо шла Этель.

– Думаете ли вы над моим планом? – осведомилась она.

– Да что тут думать? Пока батюшка в отъезде… Кстати, кто знает, надолго ли он уехал?

– Его седмицу не будет! Или чуть меньше, – ответила старшая кузина.

– Ну вот, ждем, когда Йену выпустят, и тогда все вместе пойдем на кладбище. Разумеется, ночью через дверцу. Там по-быстрому откопаем венец и вернемся обратно.

– А кто колдунью упокаивать будет, если она вдруг очнется? – из-за спины спросила Тинара.

Я подпрыгнула и возмущенно воззрилась на нее. Сестра виновато улыбнулась в ответ и переспросила:

– Так кто?

– Я думала об этом, – ответила Этель, – и вспомнила, что в академии когда-то переписала у некромантов пару заклятий… на всякий случай. Так что если поднимется кто, то упокоим!

– А если они не помогут? У нас же никогда в семье некромантов не было – мы всегда светлыми были, – засомневалась я.

– А если не поможет, то сразу по черепушке лопатой тому, кто выползет из могилы! – предложила Лисса.

– Жду не дождусь! Вот это будет приключение! – шепотом восторгалась Латта.

Этель, Лисса и я обреченно переглянулись.

– Так! Это что за Славенградское вече? О чем вы тут шепчетесь? Всем спать! – Командный голос тетушки Ратеи ни с чьим другим невозможно было перепутать.

Все вынуждены были разойтись по комнатам. Напоследок мы с Лиссой таинственно переглянулись.

Ночью, когда стемнело, я на цыпочках пробиралась к комнате Лиссы. Внизу двенадцать раз пробил магический указатель времени. Я аж подпрыгнула! Что-то излишне впечатлительной становлюсь! Создала светлячок, стало немного спокойнее.

Стучать в дверь не пришлось. Лиссандра сама вышла мне навстречу.

– Ну что? Готова?

Я кивнула.

Спускаясь по лестнице, услышали противный скрип. Я скривилась и замерла на месте, а потом взвизгнула, потому что Лиссандра, не заметив моей остановки, толкнула меня. Не упала чудом, но сестра наступила мне на ногу.

– Чего визжишь? Предупреждать надо!

Я приложила палец к губам и прислушалась – в тереме стояла тишина. Мы продолжили спуск по поскрипывающей лестнице. Странно: днем я подобного не замечала!

Наконец мы спустились и пошли на кухню, где достали бутыль с наливкой.

– Как завтра обратно возвращать будем? Может, ну ее – эту наливку? – предложила я.

– Не, – возразила кузина, – парней без наливки не обсуждают!

– Вдруг завтра Василине с утра выпить захочется?

– Ну-у… Не с самого же утра! А после завтрака зайдем и вернем.

– Мм…

– Жаль, с нами Йены нет, она бы такую иллюзию наколдовала – никто бы от настоящей бутыли не отличил!

Я вздохнула.

– Ладно, идем…

Вышли на улицу и стали обходить терем кругом, держась друг за друга. Тучи закрывали обе луны, поэтому было темно, из-за чего я чуть не споткнулась.

– Бутыль с наливкой не урони! – забеспокоилась Лисса.

– Да не уроню я. Лучше сама упаду!

Обе захихикали, ясно представляя возможную картину: девушка, то есть я, лежащая без сознания на земле, зато в поднятой руке целехонькая бутыль с хмельным напитком.

– Ага! А с утра дядюшка возвращается!

– Тогда уж точно отправят в монастырь какой-нибудь из богинь, академией не отделаюсь!

– Что еще тебе обещали в наказание?

– Помимо двух лет учебы, еще два года практики в аптеке тетушки Мариты.

– Ну, в принципе неплохо! И мы рядом, если что… Мне вот матушка грозила зачислением в десятку боевых ведьм при монастыре Старшей богини в Рудничных горах.

– А что там?

– Спрашиваешь? Хуже для боевой ведьмы места нет! Там заключенные женщины срок отбывают. Их и надо от нежити всякой охранять! – поведала кузина.

– Мм… вроде раньше тебе ссылкой в Запредельные горы грозили?

– Угу! Там практики много. Нечисть кишмя кишит! Да и до Снежных гор совсем близко.

– Там зато нечисти нет!

– Однако есть кто похуже!

– Ну вроде у нас с ними последние сто лет мир… – сказала я.

– А сколько веков до этого воевали?

– Ладно, идем. Все равно мы их, скорее всего, никогда не увидим! Они даже посольство в Славенград не отправляют!

Сестра пожала плечами, и разговор прервался.

Подошли к могучему дубравнику, растущему под окном Йены, по одной из ветвей которого мы научились пробираться в комнату к кузине. Нас частенько наказывали за различные шалости, но Йене повезло, к ней в комнату можно было залезть со двора. Этим мы в очередной раз и воспользовались. Осторожность была нелишней, так как под комнатой Йены находилась спальня тетушки Ратеи. Правда, ее сон был на редкость крепок и глубок. Но все-таки не стоило забывать, что Ратея – воительница. Вдруг вспомнит боевую молодость и проснется?!

Первой на нижнюю ветку влезла Лисса. Я передала ей бутыль, а затем запрыгнула сама. Гибкость и прыгучесть нам достались в наследство от эльфов, а одеты мы были по-мужски: в брюки и туники чуть ниже колен. Батюшка скрепя сердце, по настоянию матушки и тетушек, разрешил нам так одеваться для конных прогулок в лес.

Залезли выше, к самому окну, передавая бутыль друг другу. У окна первой оказалась Лисса – постучалась. В распахнутом окошке показалась голова Йены.

– Наконец явились, – прокомментировала она наш приход, – а я уже думала, что вы не придете!

– Да что ты? Как мы могли не навестить тебя? – ответила Лисса и, подавая бутыль, добавила:

– Вот вам! Давайте миритесь!

– Ой, а из чего пить будем? – спохватилась я.

– Найдем что-нибудь! – воскликнула, ирну подумав, Йена и полезла в шкаф, вынимая один из наборов для рисования, в которых были и стаканчики для воды. Сестра на досуге занималась живописью, поэтому у нее был запас принадлежностей для рисования.

Оглядев стаканчики, кузина спросила:

– Это подойдет?

– А давай! – кивнула Лисса и по-быстрому разлила наливку, которую мы сразу же попробовали.

– Интересно, а что будет, если мамки еще и про эту наливку узнают? – хихикнула Йена.

– Не узнают, если кто-то завтра вовремя бутыль на место поставит. – Я выразительно посмотрела на Лиссу.

Она беспечно махнула рукой и произнесла:

– Помирились?

– Мм, Йена… – начала я.

– Да ладно! – И эта кузина махнула рукой, а потом вздохнула и добавила: – Я скорее на себя рассердилась. Как увидела вас со Жданом, так и… Ох! Не знаю, что на меня нашло!

– Это любовь?! Та самая?! – воскликнула Лиссандра.

– Не знаю, – развела руками Йена.

– А нам все про учебу твердят, – вздохнула Лисса.

– Может, и правильно? Не обижайтесь, девчонки, но ведь старшие правы. Что было бы с вашими матушками, если бы они не закончили академию? – сказала я.

Кузины задумались.

– А как же любовь? Та самая, что в эльфийских романах описана? – не согласилась рыжая.

– Возможно, после учебы? – предположила я.

– Если я влюблюсь, то ждать не стану! – упрямо заявила Лиссандра. – А ты как, Йена?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45