Анна Пейчева.

Если не кот, то кто? Пушистый избранник



скачать книгу бесплатно

– Ваучер, что ты хочешь? Не видишь, я занята!

Кот не пожелал признать факта чрезмерной занятости Наташи и проскрипел еще более неодобрительное «мяу».

– Вообще-то мне ещё голову нужно вымыть! Да и тебя расчесать не помешало бы, – сморщив нос, добавила хозяйка, взглянув на питомца.

На самом деле Наташа уже третий день собиралась вымыть голову, и всё никак не могла собраться. Вопрос назрел уже давно, в пятницу – даже муж, придя с работы, сделал ей довольно неприятное замечание по поводу сальных волос. Очень не похоже на него, ведь Петя обычно такой весёлый, мягкий, совсем как плюшевая игрушка. Про себя Наташа называла его «мой эмпатически-интуитивный экстравертик». И вдруг безобидный, ватный плюшевый медвежонок оскалил зубы: «хоть бы в порядок себя привела, вечно ты в обносках по дому бродишь», «ногти все обгрызены, волосы жирные, что случилось с той девушкой, на которой я женился?!» Вот тебе и экстравертик-эмпат. Как с цепи сорвался.

Разумеется, в знак протеста Наташа все выходные проходила в самой отвратительной футболке, сгрызла ногти до мяса и принципиально убрала шампунь под раковину. Но сегодня, в чудесный сентябрьский понедельник, захотелось начать новую жизнь. Тем более что Наташа, полистав «Экзистенциальный анализ вашей непривлекательной личности» и профессионально оценив текущую семейную ситуацию, поняла, как утихомирить мужа.

Начать надо было бы с душа. Однако настырный котяра, возжелавший покушать рыбной кашки, отступать не собирался. Пока Наташа пребывала в размышлениях, Ваучер подошёл поближе к дивану и демонстративно стянул лапой «Непривлекательную личность» на пол. Книжка с глухим стуком упала на ковёр и раскрылась на бессмертных словах о том, что «подлинно личностное раскрывается в человеке только тогда, когда он освобождается от связи с социальной средой; а потому – расширьте ваши горизонты!».

– Боже, Ваучер, ну и напор! Ладно, пойдём, сварим тебе кашки.

Наташа с трудом вылезла из кресла-мешка в гостиной, которое она использовала как кабинет и столовую одновременно, и, не озаботившись стряхиванием крошек с футболки и шерсти со штанов, направилась на кухню. Кот с победоносным мявом, задрав пушистый хвост трубой, бросился вперёд и занял наблюдательный пост в раковине.

– Так, что мы сегодня приготовим? – бормотала Наташа, изучая содержимое большого стального холодильника. – Есть минтай, можно с перловкой сварить… Хотя нет, это долго. А-а, вот и консервированный лосось, смешаем с овсянкой… Ой, нет, лучше хек с гречкой! И двойную работу делать не придётся, – обрадовалась Наташа, разворачивая рыбу. – Петя с Надей на ужин тоже гречу получат, с сосисками! Согласен?

Ваучер мяукнул из раковины с неопределённой интонацией, подразумевая, что гречей он ещё готов поделиться, но вот вкусным хеком – ни за что.

Наташа поставила на одну конфорку кастрюльку с гречкой, на другую – ковшик с кусками рыбы, залитыми водой; замороженные сосиски сунула в микроволновку и включила телевизор.

«Ворониных» она никогда не пропускала. Костя Воронин – прямо копия её Пети! А Вера так похожа на неё саму, такие же длинные тёмные волосы, карие глаза, широкая улыбка, посвятила себя семье; вот только Вера, пожалуй, постройнее, хоть и не хочется это признавать.

Сегодняшняя серия «Ворониных» сразу заставила Наташу забыть обо всём на свете, в том числе о пищащей микроволновке, подмяукивающем коте, пенящейся гречке и убегающем из ковшика рыбном бульоне. Вера решила завести четвёртого ребёнка! И именно тогда, когда сама Наташа задумалась о втором!

Да, именно второй ребёнок нужен семье Безушковых. Именно второй ребёнок расширит их горизонты. Петя успокоится, будет таким же милым и счастливым, как раньше, когда Наденька была совсем маленькой. Надя же, оказавшись в роли старшей сестры, станет более ответственной и начнёт слушаться родителей. А главное – самой Наташе не придется выходить на работу. В последнее время Петя слишком часто намекал на то, что пора бы ей вернуться в офис. И эта перспектива пугала до чёртиков.

Мысль о втором ребёнке пришла Наташе в голову на мастер-классе у Антонины. Слинго-мамы были такими самодостаточными, целиком погруженными во все эти сладкие трудности: какую диету соблюдать во время кормления грудью, каким гелем мазать дёсны малышу и как его закутать для прогулки на балконе… Рядом с этими увлечёнными женщинами Наташа почувствовала себя скучной, отставшей от жизни. Она тупо стояла там с ручной камерой, а все остальные веселились от души.

Правильно заметила мама Кости Воронина, Галина Ивановна: «Дети – это же счастье! А чем больше детей – тем лучше!» Или как там у Толстого? «Она дорожила обществом тех людей, к которым она, растрёпанная, в халате, могла выйти большими шагами из детской с радостным лицом и показать пелёнку с жёлтым вместо зелёного пятна, и выслушать утешения о том, что теперь ребёнку гораздо лучше»[11]11
  Л. Н. Толстой «Война и мир» (Эпилог, часть I).


[Закрыть]

Сегодня Наташа собиралась сообщить Пете о своих планах – это определённо освободит её от предстоящего вливания в офисную среду. Хм-м, Вера Воронина, конечно, основательно подготовилась: у неё и клубника со сливками, и страстная ночь, и романтическая поездка в Суздаль. У Наташи же вместо клубники – подгоревшая (ну, не уследила, с такими-то событиями по телевизору!) гречка, остывшие сосиски, гадкий запах разваренного хека и порхающая по всей квартире серая шерсть. Да, и ставшие с пятницы еще более жирными волосы.

Ладно, идея-то грандиозная, она перекроет всю эту бытовую мелочь. Наташа смешала хека с гречей, навалила получившуюся неаппетитную, коричневую с белыми вкраплениями рыбы массу в потёртую синюю миску и поставила на пол возле холодильника. Ваучер, выбравшись из своей раковины, с диким рёвом кинулся к кормушке.

В дверном замке повернулся ключ.

– Мама! Мы пришли!

Ребёнка возил в садик и обратно исключительно Петя. Ему же всё равно нужно было на работу. А мама могла поспать подольше.

Наташа бросила последний взгляд на телевизор. Вера Воронина ободряюще улыбнулась с экрана, словно благословляя предстоящий судьбоносный разговор с мужем.


Муж сидел на корточках в прихожей, в синей куртке и ботинках, и стаскивал с Нади розовые уличные туфли.

– Мама! – радостно закричала Надя, пытаясь удержаться на одной ножке, в то время как вторую папа ловко заталкивал в маленький тапочек. Следующим отработанным движением он освободил ребёнка от куртки.

Наташа тем временем впервые за день посмотрелась в зеркало. На фоне подбежавшей её обнять дочки – румяной, с озорными веснушками, яркими после лета, и тоненькими косичками, которые ей заплели в садике, – мама выглядела не очень. Тёмная, слежавшаяся пакля на голове, бледное отёчное лицо, второй подбородок (пятнадцать лишних килограммов, набранных во время беременности, упрямо цеплялись за щёки, живот и бёдра), серая застиранная футболка, вся в крошках (незаметно отряхнем, вот так! и надо наконец заставить себя носить дома бюстгальтер), и обвисшие на коленках треники в кошачьей шерсти. Ничего, это всё не важно, главное – второй ребёнок, которого они вскоре заведут!

Надя поскакала в свою комнату, а Петя, снимая куртку, облил супругу холодным, словно жидкий азот, взглядом и нахмурился.

– Вижу, голову ты так и не удосужилась помыть.

И это вместо «Привет, любимая, прости за все мои пятничные грубости»!

Не заводиться, на провокации не поддаваться! – дала себе установку Наташа и максимально спокойно ответила:

– Я как раз собиралась в душ, хотя тебя это и не касается.

– Ладно, но, надеюсь, хотя бы мой собственный ужин меня касается? – поинтересовался Петя, вешая куртку и расшнуровывая коричневые полуспортивные ботинки. Под ними обнаружились забавные жёлтые носки с мультяшными расколотыми сердечками. – Пахнет только мерзкой рыбной кашей. Ты ещё что-то приготовила? Или опять придётся самому бутерброды с колбасой делать?

– Отчего же, – с достоинством парировала Наташа. – Я сделала горячий ужин, гречу с сосисками.

– Накрывай, пойду переоденусь.

Петя хлопнул дверью спальни, а Наташа, стиснув зубы, заставила себя не взорваться. Терпеть, не заводиться. У экстравертов бывают такие кратковременные перепады настроения. Или это характерно для сангвиников? Погодите, нет, для холериков, а не для сангвиников. В голове просто каша, абсолютная рыбная каша, из-за этих Петиных припадков!

Что случилось с тем добрым, неунывающим парнишкой, за которого она выходила замуж семь лет назад? Где обаятельный шутник, который при первом их знакомстве на незабываемой стажировке в рекламной фирме «Ctrl+ Alt+Delete» рассмеялся: «Наташа? Вас и правда зовут Наташа? Значит, я ваша судьба – ведь я Пьер, и почти что Безухов! Позвольте, не теряя времени, предложить вам руку и сердце! Мы же не можем ослушаться самого Льва Николаича, верно?»

Петя Безушков – чуть полноватый, но необыкновенно энергичный молодой человек – сразу понравился не только Наташе, но и руководству «Контрол-Альт-Дилита». И пока Наташа коротала рабочее время, ковыряясь в социальных сетях, лайкая «луки» подружек и прячась от начальства в туалете, Пётр вприпрыжку, легко и быстро, поднимался по карьерной лестнице.

После стажировки Наташу, выпускницу малоизвестного Невского института европейского дизайна, приняли на должность помощника дизайнера. Петю, с его красным дипломом факультета журналистики Государственного университета, отделение «Реклама и PR», сразу взяли старшим райтером. Через год: Наташа – рядовой дизайнер, активно готовится к свадьбе с Петей, сам же Петя – заместитель начальника отдела райтеров. Еще через год: Наташа – рядовой дизайнер, активно готовится к беременности, Петя – начальник отдела райтеров. Еще через год: Наташа – в декрете, занимается ребёнком, Петя – заместитель креативного директора.

В последние годы он стал неплохо зарабатывать, купил авто с гибридным двигателем и выработал собственный творчески-деловой стиль: мягкие, немного вьющиеся волосы, легкая небритость, дорогой пиджак поверх футболки, джинсы, непременно смешные носки, неформальные ботинки. И при этом – полное отсутствие пафоса: добродушные карие глаза, нос картошкой и неизменная улыбка.

Вот какого Петю знала и любила Наташа, а не этого мрачного, насупленного мужчину, сидевшего напротив неё за кухонным столом и отодвигающего подальше от себя холодные сосиски с засохшей кашей. Белоснежная домашняя футболка поло с зелёным крокодильчиком – такая знакомая, родная. А лицо – чужое, жёсткое. Карие глаза – как осколки гранитной набережной Невы.

– Ты кота своего кормишь лучше, чем мужа, – заявил Петя, вставая к холодильнику за спасительной колбасой и обходя чавкающего Ваучера. – Посмотри, как уплетает рыбное месиво! Этот запах весь аппетит отбивает. Не понимаю, почему нельзя его кормить нормальным сухим кормом!

– Потому что он с детства привык к этой кашке, – ответила Наташа, доедая свою порцию сосисок с гречей. – В девяносто четвёртом, когда родился Ваучер, не было никакой химической быстро-еды для животных и кошек кормили нормальной рыбой. Если могли найти её в магазине, конечно.

– По-моему, наш Ваучер-Мяучер вполне мог бы попробовать что-нибудь новенькое, – Петя нарезал свои сосиски на маленькие кусочки и переложил в синюю миску, вылизанную после рыбной каши до блеска. Кот с осторожностью понюхал сосисочный десерт, одобрил его и за считаные секунды уничтожил. После чего забрался обратно в свою раковину и громко, на всю кухню, заурчал.

– Наденька, почему ты не ешь, детка? – повернулась Наташа к дочери, которая, глядя на папу, не торопилась кушать. Греча размазывалась по тарелке, рукам, столу, при этом ни грамма в рот не попадало. – Давай-ка вилочку в ротик!

Наташа предпочитала уговаривать, а не наказывать. Это входило в японскую систему воспитания, о которой она пару месяцев назад прочитала на форуме «Мамашек». Как утверждала одна мамочка, японцы никогда не кричат на детей, ни за что их не ругают и всё им разрешают до семи лет включительно.

– Отвали! – неожиданно сказала Надя и бросила вилку на пол. – Не хочу есть!

– Надежда! Сейчас рот с мылом тебе вымою! Немедленно извинись перед мамой! – возмущенно отреагировал голодный и злой Петя, отвлекаясь от сооружения грандиозного мегабутерброда: ржаной хлеб, майонез, толстенный кусок варёной колбасы, мелко нарезанный маринованный корнишон.

– Петя, нельзя так орать на ребёнка, это непедагогично! – запротестовала Наташа, отрезая небольшой кусочек колбаски и себе. Сверху – капелька майонеза, просто для красоты.

– А что же делать? Ведь она и в саду может такое ляпнуть!

– Вот если запрещать ей говорить такие слова, тогда точно ляпнет, – назидательным тоном сказала Наташа, дожёвывая колбасу и нагибаясь за вилкой. – Я тебе как психолог говорю…

– Как кто? Никакой ты не психолог, что за бред! – Петя яростно откусил гигантскую часть бутерброда.

Не заводиться, сохранять спокойствие. Наташа убрала вилку в посудомойку, достала чистую и положила перед Надей.

– Да, я тебе именно как психолог… – Петя был занят бутербродом и промолчал, – …как полупрофессиональный психолог говорю: не надо обращать внимания на плохие слова, и она сама не будет на этом зацикливаться. Японцы же не дураки, а они детей только балуют. Я уверена, что если мы сейчас спокойно продолжим ужинать, как ни в чём не бывало…

– Отвали, отвали, отвали! – многократно повторила Надя, швыряя чистую вилку на пол и испытующе глядя умными карими глазками на маму в ожидании её дальнейших действий. И для закрепления результата подытожила своё выступление: – Отвали, ясно?

– А ну-ка быстро в свою комнату! – не выдержал Петя, кидая недоеденный бутерброд и вскакивая из-за стола. – Немедленно! Сиди там и думай о своём поведении! Всё, ты наказана!

Надя разревелась и выбежала. Взбешённый Петя, печатая шаг, ходил туда-сюда по десятиметровой кухне. Вот он, подходящий момент. Самое время предотвратить бурю.

На экране Костя Воронин прыгал от счастья и вопил «офигеть!», узнав о беременности Веры.

Наташа, позабыв о валяющейся на полу вилке, схватила мужа за рукав и насильно усадила обратно на стул.

– Петь, послушай!

– Что? – резко отозвался он, не глядя на жену и теребя уголок мягкого воротничка белой футболки. Зелёный крокодильчик на груди беззвучно разевал зубастую пасть.

Наташа потянулась к одному из кухонных ящиков, где хранились полотенца и скатерти, и вытащила оттуда длинное ярко-голубое полотнище.

– А знаешь, что это такое? – игриво спросила она, накинув ткань ему на плечи наподобие лошадиного хомута.

Петя, впавший в мрачную задумчивость, покачал головой.

– А это авторский слинг, – Наташа была крайне довольна эффектной подачей своей идеи. – Угадай, на что я намекаю?

Муж равнодушно пожал слинго-плечами, размышляя о чём-то своём.

– Петя! – торжественно вымолвила Наташа. – Давай сходим за вторым!

– Что? Куда сходим? – очнулся Петя.

– За вторым! Давай сходим за вторым ребёнком! – радостно выпалила Наташа.

Петя, задрапированный слингом, словно нарядным погребальным саваном, медленно поднялся со стула.

– Сходим за вторым ребёнком? – повторил он, будто не веря своим ушам. – Ты шутишь?

Ну, совсем как Костя Воронин, подумала Наташа. Тот тоже сперва решил, что Вера шутит. А потом недовольно так сказал: «Всё, рай закончился!» Зато потом – сколько восторга! И все свои прежние доводы назвал «чушью собачьей». Нужно продолжать!

– Нет, Петя, я серьезно. Давай забудем все ссоры и сходим за прелестным, милым мальчиком, наследником, который вновь объединит нашу семью!

Наташа так разнервничалась, что сама не заметила, как доела Петин бутерброд с колбасой и принялась за свердловскую слойку. Вторая за день, но это неважно, во время беременности всё равно лишний вес наберётся; потом, после родов и кормления, можно будет всё сразу и скинуть; так что какой вообще смысл сейчас худеть?

– Наталья, – Петя хотел взмахнуть правой рукой и тут только понял, что ему что-то мешает. Он с недоумением оглядел себя, прорычал сквозь зубы ругательство и исступлённо содрал с плеч голубой слинг. – Да выкинь ты эту гадость! Что за бред – приматывать ребёнка к себе тряпками! Цыганщина, африканщина, дикость!

Наташа открыла рот, чтобы прочитать ему познавательную лекцию от Антонины о вековых традициях материнства, но не успела издать ни звука. Петя кричал уже во весь голос:

– И я даже не знаю, что я ненавижу больше: выражение «сходить за вторым» или этот несусветный слинг!

– Ну хорошо, – примирительно сказала Наташа. – Забудем пока о слинге («хотя потом еще поговорим на эту тему», – мысленно прибавила она). Давай поговорим о будущем сыночке!

– Какие еще сыночки, чёрт побери! – воскликнул Петя, выполнив наконец энергичный взмах рукой и задев при этом мирно дремлющего в раковине кота. Кот сквозь сон вякнул нечто неразборчивое. – Ты вот Ваучера даже не можешь приучить к нормальному корму! Я уже не говорю о Наде! Посмотри на плоды своего воспитания! Ребёнок совершенно отбился от рук, а ты каких-то мифических сыночков выдумываешь.

– Зато денежки государство даёт за второго ребёночка не мифические, а очень даже реальные, – возразила Наташа, внезапно вспомнив, что её первый ребёночек сидит в своей комнате весь в слезах и голодный. Она быстренько намазала булку маслом. – Подумай о материнском капитале!

Вероятность получения солидной суммы просто так, за здорово живёшь, сразит Петю наповал, думала Наташа, заходя в детскую и ставя на тумбочку у кровати тарелку с булкой и стакан сладкой газировки. Дочка, поглощённая просмотром японского мультфильма на своём планшете, машинально потянулась за бутербродом. Никаких следов раскаяния.

Наташа вернулась на кухню. Петя, похоже, только что курил на балконе, поскольку теперь нервно крутил в руках зажигалку.

– Как там Надя? Плачет? Идёт просить прощения?

– И не думает, – мстительно ответила Наташа. – Не работают твои совдеповские методы воспитания: «быстро в свою комнату», «думай о поведении». Говорю же: нужно положиться на японцев. Они детей вообще не ругают.

– Да это просто родительская лень, а вовсе никакая не система. Я был в Японии, никто там в жизни не слышал об этой идиотской теории.

– Никакая она не идиотская, ты, наверное, с какими-то неправильными японцами общался, – заупрямилась Наташа. Жаль, свердловские слойки в доме закончились, сейчас бы кусочек не помешал. – О ней на форуме одна мамочка писала. И очень её хвалила.

– Чёрт побери, опять я слышу про форум мамаш, отключивших мозг! Это секта, а не форум!

– Что? Да как ты смеешь? Это… это… – от возмущения Наташа не могла подобрать подходящих слов. – Это истинный кладезь мудрости, жизненного опыта и взаимопонимания!

– Ага, мудрости и взаимопонимания, – желчно рассмеялся Петя. – Да эти тётки только и думают, как бы на халяву что-нибудь получить или подороже продать что-нибудь ненужное. Типичная секта. Мама-мафия! – потряс он слингом в воздухе. – Просто вынимают деньги из семейного бюджета. Взять хотя бы этот уродский слинг! – И Петя со всей силы затолкал голубую ткань в мусорное ведро, Наташа и ахнуть не успела. Затем последовал запрещённый приём. Петя сощурил горящие нехорошим пламенем карие глаза и спросил: – А как же коробка от телевизора? И бахилы? Что ты теперь скажешь?

М-да, коробку от телевизора и бахилы смело можно было занести в Наташины промахи. Не так давно кто-то из мамочек вывесил объявление: «Продам десять пар бахил, бывших в употреблении по одному разу. Недорого!» Цена и правда была заманчивой, в два раза меньше, чем в гардеробе детской поликлиники. Наташа справедливо рассудила, что бахилы в хозяйстве лишними не будут, потому и поехала за ними на другой конец города. Похвасталась покупкой перед мужем, а тот жутко разъярился и запихал все десять пар целых, почти не ношенных бахил в ту же мусорку.

С коробкой от телевизора вышло ещё хуже. Наташа решила сделать заскучавшему Ваучеру подарок. Лучше подарка, чем пустая картонная коробка, для кота не существует. В особенности если она может выманить упрямого питомца из кухонной раковины, которая иногда бывает всё-таки нужна хозяйке. Ну, сколько уже можно бегать по каждому поводу в ванную!

А тут как раз другая мамочка похвасталась на форуме приобретением большого телевизора. И спрашивала – не нужна ли кому за чисто символическую стоимость коробка от него. Наташа не могла упустить такой шанс. Героически тащила эту коробищу в метро. Маялась с ней в автобусе. Преодолела такие неудобства, и ради чего? Ради гомерического хохота мужа, который потом рассказывал эту историю как анекдот всем коллегам на работе, кассирше в супермаркете, заправщику на бензоколонке и вообще кому попало. Самое обидное, что Ваучер пренебрежительно понюхал глупую коробку и категорически отказался в неё забираться.

В общем, сказать Наташе было нечего. Поэтому она вернулась к обсуждению волновавшей её темы.

– Ладно, Петь, не кипятись. Вот займусь новорождённым сыночком, и некогда мне будет на форуме сидеть.

– Стоп, я не понял, почему мы опять это обсуждаем? – Петя обхватил руками голову.

– Так материнский капитал же дадут, как ты не понимаешь?

– Не нужны нам подачки от государства. Проблем с квартирой у нас нет, благодаря твоим родителям. Живём в отличной трёшке, ремонт недавно сделали. Зарплату в ближайший месяц ещё прибавят, меня до креативного директора, кстати, сегодня повысили, а ты ведь даже не спросишь, как прошёл день на работе.

Так, похоже, наш папа сегодня в плохом настроении. Никак не хочет на нового ребёночка соглашаться. Ничего страшного, решила про себя Наташа. Придется брать пример с Веры Ворониной – поставить его перед фактом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6