Анна Печерская.

Юные герои Великой Отечественной



скачать книгу бесплатно

© Печерская А. Н., 2015

© Юдин В. Г., иллюстрации, 1979, 1981

© Оформление серии. ОАО «Издательство «Детская литература», 2015


Обычные мальчишки и девчонки… Весёлые и озорные, непоседливые и серьёзные. Они учились, дружили, ссорились и мирились, смеялись и грустили, пели песни, танцевали, бегали по улицам, играли. И конечно же, мечтали. Мальчишки мечтали стать моряками или лётчиками, инженерами или путешественниками. Девчонки – учителями, врачами, артистками. Да мало ли о чём можно мечтать, когда ты юн и впереди у тебя целая жизнь!

Но беззаботное, счастливое и полное надежд детство оборвалось 22 июня 1941 года, в самый обычный воскресный день, – началась Великая Отечественная война. Нет на свете страшнее этого слова – «война». В синем небе кружились вражеские самолёты, рвались бомбы и снаряды, в руины превращались города и сёла, лилась кровь. Мальчишки и девчонки повзрослели. В один строй, вместе с отцами и матерями, старшими сёстрами и братьями, встали они на защиту Отечества – как настоящие бойцы. Разведчики, санитарки и медсёстры, связисты и минёры… Такие совсем не детские профессии пришлось освоить вчерашним школьникам. Война огнём опалила их детство, разучила плакать и научила терпеть боль, переносить нечеловеческие страдания и лишения. Но не смогла сломить их дух и лишить главного – любви к Родине.

Не все они дожили до Победы. Но пока бьются наши сердца, мы сохраним в памяти имена тех, кто вместе со взрослыми приближал нашу великую Победу, – имена обычных мальчишек и девчонок. Настоящих героев.

Лёня Голиков
(17.06.1926 – 24.01.1943)





В Новгородской области, в маленькой деревушке Лукино, что раскинулась на высоком берегу реки Полы, впадающей в озеро Ильмень, жил весёлый паренёк. Звали его Лёнька Голиков. Хоть ростом он был и невысок, но крепок и вынослив. Никто из мальчишек с ним в ловкости сравниться не мог. Дальше всех прыгал, быстрее всех бегал – не догнать Лёньку! Реку Полу, быструю и порожистую, легко переплывал.

Лёнька рос настоящим помощником. Как же иначе? Вместе с отцом перегонял он по реке большие тяжёлые плоты, связанные из брёвен. И дома по хозяйству дел невпроворот! Мать, Екатерина Алексеевна, целый день на работе, в колхозе. Вот и носил Лёнька воду из колодца, дома прибирал да ухаживал за скотиной – коровой и овцами, возился с сестрёнками. Играл с неугомонными девчонками, сказки им рассказывал. Сколько он их от матери услышал! Мастерица она была сказки рассказывать, а Лёнька всё запоминал.

А ещё на все руки мастер был Лёнька! Мог он и крышу прохудившуюся залатать, и окно покосившееся выправить.

И дыру в заборе заколотить было для него пара пустяков. Всё успевал! И учился к тому же хорошо, занятия в школе старался не пропускать. Хоть и далеко она – в соседнем селе, – да не беда. Несколько километров пробежать разве трудно для Лёньки?

Однажды в семье Голиковых случилась беда. Отец, перегоняя плоты, провалился в холодную воду, простудился и тяжело заболел. Пролежав много месяцев в постели, он больше не смог работать.

– Плох я стал, болезнь совсем замучила, – сказал как-то отец Лёньке. – Придётся тебе, сынок, отправляться на работу.

Отец устроил паренька учеником на подъёмный кран, грузивший на речные баржи дрова и брёвна. Нелегко было Лёньке, но семье помогать же надо!

Недолго проработал Лёнька.

* * *

Стоял тёплый, солнечный воскресный день. Лето, каникулы. Только гулять да отдыхать!

Лёнька с ребятами отправился на речку купаться. Эх, здорово! Речка прохладная, быстрая. Так и несёт по течению. Плещутся ребята, ныряют.

Проезжавший мимо шофёр окликнул мальчишек:

– Эй, ребята! Купаетесь? Не слыхали разве про войну?

– Какую войну?

– Война началась. Фашисты на нас напали. Гитлер города наши бомбит! Без предупреждения и объявления.

Солнце в небе померкло. Вода в реке остановилась. Небо тучами заволокло. Война!..

Страшная весть быстро разнеслась по деревне. Женщины плакали, у мужчин были мрачные лица.

Скоро в деревне остались одни старики, женщины и дети. Все, кто мог воевать, ушли на фронт. Тяжело пришлось мальчишкам. Заменяя взрослых, они все дни проводили в поле, убирали хлеб, возили снопы. Тут уж не до игр. Мальчишки трудились без устали и всё время разговаривали о войне. Они не верили, что фашисты могут прийти в их родные места. Озеро Ильмень, река Пола – так далеки они от Германии! Ребята надеялись, что наши войска скоро разобьют Гитлера и отцы и братья вернутся домой.

Закончилось лето, наступила осень. Фашистские войска всё ближе и ближе подходили к деревне Лукино. Наши отступали.



Жители деревни не знали, как им быть, и решили уйти в глухой лес. Уж там фашисты вряд ли их отыщут.

В лесу Лёньке с отцом пришлось строить шалаши и землянки. Ведь надо же где-то жить, тем более зима уже не за горами.

Однажды Лёнька решил наведаться в деревню, узнать, что там и как.

Лёнька добрался до речки и издалека услышал звуки выстрелов. Стреляли совсем рядом с деревней. По извилистой тропинке он поднялся от берега прямо к своему дому. Стараясь сильно не высовываться, Лёнька осторожно выглянул из-за угла. Деревня стояла пустая – ни души не видно. Стрельба тем временем то затихала, то начиналась вновь.

Вдруг на дороге появились солдаты. Паренёк сразу увидел, что солдаты не наши.

«Немцы! Пропаду!..» – испугался Лёнька. Надо было скорее уходить, пробираться назад в лес, к своим.



Внезапно тишину осеннего дня нарушила пулемётная очередь. Пересилив страх, Лёнька снова выглянул. Фашисты разбегались в разные стороны, стараясь укрыться от пуль. Стреляли откуда-то со стороны леса. Фашисты пытались отстреливаться, но безрезультатно. Их выстрелы не достигали цели.

«Кто же это стреляет?» – подумал Лёнька. И тут заметил, что за небольшим пригорком у самого обрыва прячется пулемётчик. Лёня подкрался к солдату и спросил первое, что пришло в голову:

– Помощь нужна?

– Ты кто? Откуда? – вздрогнул от неожиданности пулемётчик.

– Дяденька, да ты не бойся. Свой я. Здешний, деревенский.

– Ну… Если местный, воды принеси. А то во рту пересохло, сил нет – пить охота.

Лёнька осторожно пробрался к речке и зачерпнул воды кепкой – больше ничего подходящего не нашлось. Вернувшись, протянул её солдату. Тот жадно припал к воде.

– Ну, спасибо, брат, выручил. Сразу легче стало. Слушай, парень, уходить мне надо, пора… Тебя как зовут?

– Лёнька.

– А деревня-то как ваша называется?

– Лукино.

– Вот… Хорошо, буду знать, где дрались с фашистом. Спасибо тебе! А что это у тебя, парень, с ногой? Кровь, что ли? Дай-ка перевяжу.

Лёнька и не заметил, что его зацепила пуля. Где? Когда? Даже не почувствовал.

Солдат, разорвав свою рубашку, перевязал Лёнькину рану.

– Вот и ладно. Будь здоров! Крещение боевое прошёл. Сто лет ещё проживёшь. Так Лёнькой, говоришь, зовут? Вот что, Лёнька, вот что, боец, есть у меня дело для тебя, считай, приказ. Товарища моего сегодня убило здесь. Похоронить его надо по-человечески. Сделаешь?

Лёнька молча кивнул.

Пожав друг другу руку, они расстались.

Той же ночью ребята нашли и похоронили убитого солдата. Мальчишки молча, едва сдерживая слёзы, склонили голову над холмиком свежей земли. Взявшись за руки, они торжественно поклялись бороться с врагами до последней капли крови. Пулемёт и диски с патронами, найденные у убитого, они надёжно спрятали. Теперь у них было настоящее оружие!

А из деревни доносились голоса и треск моторов. Немцы захватили Лукино.



* * *

Время шло. Гитлеровцы всё же узнали, куда ушли жители деревни, и однажды нагрянули в лесной лагерь. С хозяйским видом расхаживали они между землянками, пряча в свои мешки награбленное добро. Кастрюли, сковородки, одежду… Тащили всё!

Один из фашистов схватил Лёньку за рукав.

– Эй, ты! Стоять!

Немец заметил, что на пилотке у паренька приколота красная звёздочка.

– Ещё раз увижу – повешу! – Он сорвал и швырнул пилотку на землю, вдавив её каблуком в грязь. – Пошёл вон!

Ничего не ответил Лёнька. Только кулаки сжал и зубы стиснул до боли. Ничего-ничего, фашист проклятый… Погоди!


Наступила зима. В лесу стало холодно и неприютно. Тяжело было и на сердце у Лёньки.

Немцам очень не нравилось, что местные жители прячутся в лесу, и вскоре они вынудили стариков, женщин и детей вернуться в свою деревню. Теперь жили тесно, по нескольку семей в избе. Фашисты заставляли их работать на себя: стирать в ледяной воде грязное бельё, готовить еду, убирать. А платили за всё лишь ломтиком высохшего хлеба.




Между тем в деревне начали поговаривать, что где-то в лесу появились партизаны. Но где? Как с ними встретиться? Лёнька никогда их не видел.

Однажды к нему прибежал его товарищ.

– Лёнька! Дело есть. Я партизан видел. Представляешь, они мне задание дали! Настоящее партизанское задание. Надо достать сена для лошадей. Поможешь?

У Лёньки загорелись глаза:

– Конечно, помогу!

Через несколько дней мальчишки отправились выполнять полученное задание. Взяв подводы, они поехали на луга, на которых ещё с лета оставались стога сена. Загрузившись, ребята глухой дорогой повезли сено в лес, где их встретили партизаны.

Отряд отдыхал у костра. Чтобы не тратить время на разгрузку, партизаны предложили ребятам оставить их сани с сеном у себя, а взамен дать им другие.

Пока перепрягали лошадей, командир отряда расспросил ребят, что происходит в деревне, и, прощаясь, поблагодарил их:

– Ну, спасибо, ребята! Выручили! Раз вы такие молодцы – вот вам ещё одно поручение. Возьмите с собой вот эти листовки и раздайте их взрослым. Но только так, чтобы фашисты ничего не заметили.

В листовках партизаны призывали бороться с захватчиками, не сдаваться и не верить тому, что обещают гитлеровцы.



Здесь, в партизанском отряде, Лёня встретился со своим учителем Василием Григорьевичем. Мальчик попросил его:

– Василий Григорьевич, возьмите меня в партизаны! Я справлюсь, честное слово!

– Не знаю, не знаю… Хотя в школе-то, помню, ты отважным парнем был. Ну хорошо! – согласился учитель.

Так Лёня Голиков стал партизаном.

Первое время никаких важных поручений ему не давали: он пилил и колол дрова, чистил картошку. Паренёк стойко переносил все тяготы нелёгкой партизанской жизни: не боялся ни холодов, ни долгих и трудных переходов по снегам и болотам, ни бессонных ночей.

Но Лёньке было мало просто жить в отряде, ему так хотелось стать настоящим партизаном – ходить в разведку и участвовать в боевых операциях. Он хотел отомстить тому фашисту, что растоптал его красную звёздочку!



Вскоре его желания стали сбываться: Лёньку стали посылать в разведку. Вместе с другим маленьким партизаном, Митяйкой, он одевался в лохмотья и отправлялся по деревням. Выпрашивая милостыню, ребята причитали:

– Добрые дяденьки! Подайте на пропитание!

Фашисты чаще всего отворачивались, не обращая на мальчишек особого внимания. Но кое-кто норовил пнуть или ударить.

Ребята тем временем всё примечали и запоминали: где и сколько солдат, пушек, как расположены орудия и автомашины. Сведения, которые добывали маленькие партизаны, были просто незаменимыми.

Со временем ребятам стали получать всё более сложные задания. У Лёньки появилось собственное оружие – автомат, который он добыл в бою, и мальчика теперь брали подрывать вражеские поезда.

Однажды на железной дороге партизаны заложили мину. Когда поезд, гружённый пушками и танками, подошёл к нужному месту, Лёнька получил приказ дёрнуть шнур. Раздался оглушительный взрыв, взметнулся столб огня, начали рваться боеприпасы.

Партизаны побежали в сторону леса. Сзади послышались выстрелы. Это началась погоня. Лес был совсем близко, когда Степан, старший группы, вскрикнул и упал – пуля попала ему в спину. Идти Степан не мог.




– Степан, уйдём! Не бойся! – Лёнька подхватил его под мышки и, выбиваясь из сил, потащил к лесу.

Степан почти потерял сознание, но Лёнька упорно двигался к лагерю…

За спасение раненого товарища Лёню Голикова наградили медалью «За боевые заслуги».

* * *

Как-то вечером партизаны отправились выполнять очередное задание. Они спрятались у шоссейной дороги и стали дожидаться появления вражеских машин. Но всю ночь шоссе было пустынным. Наступило утро, и партизаны собрались уходить. Лёнька немного задержался и отстал от своих товарищей. Вдруг на дороге появился легковой автомобиль. Лёнька бросился к шоссе и спрятался за кучей камней на обочине.

Когда машина приблизилась, мальчик размахнулся и бросил гранату. Взрыв не сильно повредил машину. Она резко затормозила, из неё выскочил гитлеровский офицер и побежал. В руках он держал автомат и портфель.

Лёнька выстрелил, но не попал и решил догнать фашиста. Немец оглянулся и увидел, что за ним гонится какой-то мальчишка. Мальчишка был совсем маленьким! Фашист остановился и дал короткую очередь из автомата. Лёня пригнулся и сделал ответный выстрел.

Погоня продолжалась довольно долго. Лёнька окончательно выбился из сил и начал отставать. Сейчас фашист уйдёт! Всё пропало! Не догнать! У Лёньки оставался последний патрон. Паренёк прицелился и этим последним выстрелом сразил офицера наповал.

Лёня подобрал автомат и портфель немца. Неподалёку валялся китель офицера. Судя по погонам, это был генерал.

Вот так – в генеральском кителе, с двумя автоматами и портфелем в руках – Лёнька появился в партизанском отряде.

Партизаны не могли удержаться от смеха: уж очень уморительно выглядел Лёнька.

В портфеле оказались очень важные на вид документы. Чтобы прочитать их, срочно вызвали переводчика.

– Молодец, Лёнька! Настоящий разведчик! – похвалил Голикова начальник штаба отряда. – Сейчас про тебя в Москву сообщать будем.

Произошло это 13 августа 1942 года.

Через некоторое время из Москвы пришла радиограмма. В ней говорилось, что всех участников операции, захвативших такие нужные документы, решено представить к высшим наградам. В Москве же не знали, что захватил эти документы один Лёнька.

Так Лёня Голиков стал Героем Советского Союза. Ему было всего шестнадцать лет.


Целый год сражался Лёня Голиков с фашистами. В боевой характеристике о Голикове сказано: «Участвовал в 27 боях, уничтожил 78 гитлеровских солдат и офицеров, участвовал в подрыве двух железнодорожных мостов и 12 шоссейных, уничтожил 2 склада с продовольствием и фуражом, 10 машин с боеприпасами».


Леонид Александрович Голиков погиб смертью храбрых 24 января 1943 года в неравном бою под селом Острая Лука Псковской области. На его могиле поставлен обелиск, а на одной из площадей Великого Новгорода юному герою воздвигнут памятник.


Марат Казей
(29.10.1929 – 11.05.1944)





Детство Марата Казея прошло в небольшом белорусском селе Станьково. Был он обычным мальчишкой – невысоким, озорным, с весёлыми и добрыми глазами. Как и все его сверстники, закончил 4 класса. Как все, мечтал о подвигах. Маратом его назвал отец, бывший матрос Балтийского флота, в честь линкора «Марат», на котором ему довелось служить. Хотелось Марату быть и моряком-героем, и красным командиром, и разведчиком.

Когда мальчику не было и семи лет, отец его умер, и Марат остался единственным мужчиной в семье, опорой для матери, Анны Александровны, и старшей сестры Ады.

22 июня 1941 года началась война. В тот же день Марат случайно встретил на кладбище двух незнакомых людей. Одеты они были как красноармейцы, но что-то в их облике насторожило мальчика. Глаза у них беспокойно бегают, сами то и дело озираются по сторонам – то ли чего-то опасаются, то ли вынюхивают что.

«Странно. Что-то здесь не так», – подумал Марат, внимательно разглядывая «красноармейцев».

– Эй, мальчик, принеси-ка нам молока и хлеба, – попросили незнакомцы.

Тут паренёк заметил, что у «красноармейцев» кобура с пистолетом висит прямо на животе.

«Нет… Наши солдаты так оружие не носят. Немцы!» – догадался Марат.

– Сейчас, дяденьки! Я мигом!

Марат быстро побежал в деревню. Едва переводя дух, влетел он в свою избу. А там сидели пограничники. Мать Марата кормила их горячими щами. Марат с порога крикнул:

– Скорее! На кладбище фашисты!

Пограничники тут же сорвались со своих мест и бросились за пареньком.

Коротким и безопасным путём Марат привёл их на кладбище. Началась перестрелка. Проезжавшие мимо красноармейцы помогли пограничникам задержать переодетых фашистов. Так с помощью Марата был задержан вражеский десант.

– Хорошего сына вырастили, настоящего бойца! – благодарили потом Анну Александровну солдаты.

* * *

Вскоре вся Белоруссия была оккупирована немцами.

В Станьково и других сёлах разместились вражеские гарнизоны. В здании школы, где учился Марат, гитлеровцы устроили казарму, а многих учителей угнали в Германию.

Мама Марата, Анна Александровна, с самого начала войны поддерживала связь с партизанами, помогала им чем могла. За это немцы схватили её и повесили на площади в Минске.

Узнав об этом, Марат вместе с другими ребятами и сестрой Адой ушёл в Станьковский лес, к партизанам. Он стал разведчиком сначала партизанского отряда имени 25-летия Октября, а затем разведчиком штаба 200-й партизанской бригады имени К. К. Рокоссовского.

С нищенской сумкой за плечами, в латаной одежде и лаптях бродил он по дорогам. Заходил в деревни, запоминал, где стоят вражеские посты и пушки, сколько солдат находится в гарнизонах, как расставлены и замаскированы пулемёты. Зашёл он однажды и в город Дзержинск.

Долго бродил Марат по улицам города, выпрашивая милостыню.

Не узнать города! Чужой, недобрый, затаившийся. Вот здесь когда-то стояла гипсовая фигурка горниста. А теперь вместо неё – виселица. По городу по-хозяйски разгуливают немецкие солдаты и офицеры. Повсюду немецкие вывески, слышна незнакомая речь, развеваются на ветру фашистские флаги.

Не зря ходил по городу Марат. Прошло несколько дней, и партизанский отряд разгромил фашистов в Дзержинске – сведения разведки помогли.



* * *

Ранней весной партизанский отряд стоял в деревне Румок. Из сожжённых и разорённых сёл сюда тянулись люди: старики, женщины, дети, подростки. Они просили партизан накормить их, а потом дать оружие и взять в отряд. Особенно много приходило женщин. Их никогда не задерживали и сразу же пропускали.

Однажды разведка доложила, что к деревне подходят женщины с маленькими детьми. Тут же был отдан приказ принять гостей – накормить, обогреть. Внезапно к штабу прискакали конные связные:



– Тревога! Это не женщины! К деревне подходят переодетые немцы!

Партизаны быстро приготовились к бою, и конники понеслись вдоль деревни. Впереди всех летел на коне Марат. Засвистели пули. Немцы распеленали своих «младенцев» – это были автоматы, – и началась яростная перестрелка. Гитлеровцы забросали деревню гранатами, загорелись избы, вспыхнула мельница. Силы оказались неравными. Командир роты упал, обливаясь кровью.

Пули свистели над самой головой мальчика, но он всё-таки успел доскакать до командного пункта. Там, укрыв коней за хатой, его ждали связные и командир бригады Баранов.


– Ребята! Марат! Выручайте. Без помощи нам не обойтись.

Марат знал, что в семи километрах от Румка стоял партизанский отряд имени Фурманова. Фурмановцы могли бы зайти немцам в тыл и помочь партизанам, но как сообщить им об этом? Чтобы попасть в лес, где стоял отряд, надо было пересечь поле, над которым свистели пули и рвались снаряды.

Марат решительно направился к своему коню Орлику.

– Слышишь, малец! Ты там поосторожнее… – с тревогой в голосе попросил Марата комбриг.

Мальчик крепко сжал протянутую ему руку.

Партизаны с надеждой следили за маленькой фигуркой Марата, который прижался к спине своего верного Орлика. Связные, скакавшие впереди паренька, были убиты – им не удалось даже выбраться из деревни.

Наконец Марат скрылся в спасительном лесу. Тут уж его никакая фашистская пуля не достанет!

Спустя некоторое время за спиной у гитлеровцев появились партизаны и открыли огонь по немцам. Вскоре бой был закончен. Так Марат спас жизнь своим боевым товарищам.

И всё же бригаде пришлось оставить Румок.

* * *

Через несколько месяцев партизаны вернулись в Станьковский лес.

Однажды Марат отправился в разведку вместе со своим товарищем, комсомольцем Александром. Ушли да точно пропали. Пора бы им уже и вернуться! Партизаны начали беспокоиться. Вдруг видят: по дороге машина мчится. Немцы? Схватились за оружие. Пригляделись – а это Марат и Александр! Оказалось, что ребята и машину из-под носа у немцев угнали, и ценные сведения раздобыли. Герои!

Но мечта Марата участвовать в подрыве вражеских поездов пока не сбывалась. Сколько ни просил Марат взять его на железную дорогу, не соглашались подрывники: мал ещё. Вот и весь разговор!



Но Марат не отставал – прилип к минёрам как репей. И вот однажды уговорил всё-таки!

Группа разведчиков подошла к деревне Глубокий Лог. Кругом вражеские заставы и посты. Надо было встретиться со связным и узнать, не грозит ли подрывникам, отправляющимся на железную дорогу, опасность. Идти по деревне днём нельзя, а ночи дожидаться – только время терять.



– Я пойду! – вызвался Марат.

Переодевшись нищим, мальчик отправился в казавшуюся безлюдной деревню. Вскоре он вернулся и сообщил, что дорога заминирована и кругом засады.

Пришлось партизанам добираться до железной дороги обходными путями. Шли долго, гуськом, на расстоянии двух-трёх метров друг от друга. Ступали след в след. И Марат с ними. Шаг-то у паренька маленький – не дорос ещё. Вот и прыгал как заяц по снегу. А снег в апреле тяжёлый, водянистый. Ноги так и проваливаются. Да Марату всё это нипочём.

Становилось всё холодней. Марат начал уставать. Да вот ещё умудрился неудачно упасть и сильно повредил руку. От боли мальчик едва не вскрикнул, но стиснул зубы и пошёл дальше. Нельзя кричать – почти добрались до места. Вот уже и немецкая речь слышна, а небо то и дело озаряют вражеские ракеты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2