Анна Пальцева.

Попаданка под копирку



скачать книгу бесплатно

Стоило этому свершиться, как мое сердце пропустило удар.

– Я… – прохрипела, не в силах издать хоть что-то еще под пристальным взглядом светло-карих глаз со змеиными зрачками.

– Опять чуть не разгромили весь этаж, Белова! – закончил он за меня, грозно рявкнув, произнося мою фамилию.

– Не-ет, – невозмутимо протянула, покачав головой. – Я тут совсем не при чем.

– А это тогда что?! – все больше теряя терпение, он указал мне за спину.

Повернувшись, при этом скривившись от боли, посмотрела на огромную магическую сферу, в которой продолжали копошиться артефакты.

– Ваш щит, – пожала я плечами, не показывая своего страха, когда внутри все сжималось.

Да что же я его злю-то?!

Октавиан прищурил свои мерзкие змеиные глаза, окидывая меня недобрым взглядом, от которого я вздрогнула всем телом, и тихо, но от того еще страшнее, произнес:

– Не умничайте, Белова. У вас пять минут, чтобы все это убрать, а затем я жду вас у себя в кабинете. Уяснили? – вновь прорычал он, а дождавшись моего отрывистого кивка, развернулся и пошел к лифту.

Я затаила дыхание и не дышала до тех пор, пока он не зашел в лифт и не скрылся за его дверьми. Вот вроде змей, а рычит как зверь!

– А время-то идет, – напомнила Буся, помогая мне тем самым сделать вдох. – Да и мне как-то неудобно лежать на полу!

– Прости, – тихо ответила ей и аккуратно положила ее в аквариум. Осталось только налить в него воду. – Потерпи еще немного.

С кряхтением старой бабки, я поднялась на ноги и приблизилась к магической защите. Прозрачный пузырь отсвечивал светло-голубым сиянием и не пропускал артефакты, хоть иногда и прогибался под их напором. Смотря на всю эту кучу магическим зрением, пыталась понять, что же заставило сущности этих предметов так взбешенно вести себя, будто в них вселились духи.

Обогнуть пузырь, чтобы посмотреть на это все с другой стороны, не было возможности, поскольку он загородил весь проход к кабинету, плотно прилегая к стенам коридора. Время безжалостно утекало, словно песок сквозь пальцы, а на ум так и не приходила ни одна умная мысль, как все это остановить.

Выжигать все сущности не было вариантом. Среди этих вещей были много важных для меня предметов, которые необходимы мне в работе. Да и по голове меня не погладят, если все это вдруг перестанет работать.

– Что ты мешкаешь? – возмущенно воскликнула подруга, не желая больше лежать без воды.

– Все сущности активированы. Их слишком много, и у меня просто не хватит сил всех успокоить, – простонала я, чувствуя, как паника медленно обхватывает горло. – Я не всесильна!

– Найди причину, – посоветовала Буся успокаивающим голосом.

На секунду прикрыла глаза и вздохнула полной грудью. Если я сейчас не справлюсь, то змей просто-напросто сожрет меня, даже не удосужившись пережевать. Съест прямо так – в одежде и с очками. А я этого хочу? Нет. Совершенно нет.

Открыв глаза, я посмотрела еще раз на переплетенные нити сущностей более спокойным взглядом, а несколько секунд погодя смогла увидеть некую связь между ними.

Они синхронно пульсировали! А раз так, то это целый механизм, у которого должен быть выключатель.

– Эх, вперед и с песней! – выдохнула я, и буквально нырнула в кучу вещей, перед этим услышав испуганный крик Буси.

Мне в тот же миг стало не по себе из-за ощущения различных магических воздействий всех предметов, но следовало добраться до одного определенного, чьи нити сущностей я не чувствовала, поэтому терпела, все больше позволяя себя опутывать. Чтобы подруга не беспокоилась, показала ей большой палец, медленно погружаясь в кучу артефактов, как терминатор в расплавленное железо. И откуда столько артефактов взялось в моем кабинете? Не иначе, как старые разработки, к которым я уже давно не притрагивалась и о существовании которых уже забыла.

Начиная потихонечку терять связь с реальностью из-за сильного давления на мой внутренний магический щит, который я создала, чтобы устоять перед влиянием артефактов, наконец-то почувствовала сопротивление со стороны необходимого мне предмета.

Такое бывает очень редко, когда артефакты, наполняясь большой магической силой, начинают в буквальном смысле слова жить своей жизнью. Их обозвали лудами, что значит «неконтролируемые магические предметы». Они не поддаются никакому артефактору, пользуясь своими сущностями на свое усмотрение. Таких артефактов ждет только одна участь – уничтожение, поскольку они могут натворить слишком много бед.

Да, порой магия может и такое, что предметы оживают. И так получилось, что в этом виноваты именно люди, желающие слишком многого. Недаром говорят, что если чего-то сильно захотеть – это непременно исполнится. Что ж, в этом мире необходимо быть осторожным со своими желаниями, поскольку они могут исполниться, но совсем не так, как вы желаете.

Получив по голове своей же чашкой, которую я сделала артефактом, чтобы она сама очищалась, схватила тот самый лунный камень и вложила в него уйму магических сил, чтобы он успокоился и отпустил нити сущности других артефактов.

С грохотом все повалилось на пол, в том числе и я, сжимая в руке насытившуюся магией вещь. Щит начальника лопнул, словно мыльный пузырь, а значит – я справилась. Этот змей знал, что мне придется лезть туда, поэтому дал возможность проникнуть за защиту, а вот обратно бы не выпустил. Изверг!

– Ди! – вновь услышала взволнованный голос Буси и облегченно выдохнула, что осталась в сознании.

Этот камешек требовал очень много магии, и пришлось опустошить почти весь свой магический резерв, но теперь у нас было достаточно времени, чтобы успеть от него избавиться, прежде чем он снова «выйдет на охоту».

– Все хорошо, – тихо проговорила, принимая вертикальное положение на куче артефактов.

Обведя взглядом весь учиненный одним маленьким камешком бардак, недовольно нахмурила брови, увидев, что все артефакты перешли в пассивное состояние. Теперь они – обычные предметы, и придется влить в них много магии, чтобы они работали как прежде.

Сегодня точно не мой день.

– У тебя осталось две минуты.

– Подождет, – отмахнулась я от напоминания о необходимости явиться в кабинет начальника и поднялась на ноги, ощущая дрожь в коленках из-за навалившейся слабости. – В первую очередь позабочусь о тебе.

– Влетит же, – ответила она мне, но спорить не стала, поскольку ее чешуйки уже потускнела.

– И ежу понятно, но рисковать тобой не собираюсь. Тебя я люблю больше, – нежно улыбнулась ей и аккуратно подняла аквариум.

В итоге, пока я спасала жизнь рыбе и сгребала все артефакты в свой кабинет, прошел час. Но и после этого идти в логово змея не было никакого желания, поэтому оттягивала момент посещения, как могла – убедилась, что коридор чист, что у коллег и посетителей, которые вернулись обратно, все хорошо, и только тогда поднялась на десятый этаж, где находился кабинет начальника службы безопасности.

– Входи, – услышала я строгий голос за дверью, стоило мне только занести руку для стука.

Кинув мимолетный взгляд на спокойно восседавшую за своим столом молоденькую секретаршу с пышной копной рыжих волос и такого же цвета кошачьих ушек, выдохнула и шагнула в кабинет.

– Садись, – последовал новый приказ, закрепленный жестом, показывающим, куда именно следовало присесть для последующего прослушивания выговора.

Главное не стоит показывать, что я боюсь, а там уж дело за малым: выслушать, кивнуть, что поняла и осознала, и покинуть кабинет. Все равно каждый раз одно и то же. Выгнать меня не могут из-за магического договора, где говорится, что я обязана отработать десять лет во благо государства, а вот лишить премии или поставить на дополнительное дежурство – да. Обидно, но не смертельно.

Мне бы главное не сорваться и не разозлить его еще больше…

– Я жду объяснений, – потребовал Октавиан, продолжая на меня сурово смотреть.

Вздохнув еще раз, подняла на него глаза.

И что в нем такого, отчего девушки всей академии были от него без ума? Да, высокий и стройный, это я еще на общих уроках по самообороне увидела. Да, красивое лицо и просто шикарные золотые длинные волосы до лопаток. Но как, скажите мне на милость, может нравиться парень с чешуей и этими жуткими змеиными глазами?! Конечно, чешуя не везде. Маленькими светло-коричневыми круглыми пластинами она покрывает только его скулы, лоб по краям и немного руки, но все же она присутствует! Я понимаю, кошачьи уши и хвост, которыми красуются бруйты, или красивые парни с блестящими роскошными перьями в волосах, но сойи – люди-ящерицы – для меня всегда были омерзительными. Как внешностью, так и характером!

А Октавиан Лаус был для меня именно таким. Вечно веселый и добрый для других, но язвительный и высокомерный по отношению ко мне!

Я тогда только поступила на первый курс артефактуры, когда он перешел на пятый курс боевой магии. Лишь зная, что он учится последний год, терпела все его выходки, чтобы не попортить себе репутацию, если сорвусь и отомщу ему. Мне и так было трудно ужиться с соседками по комнате и со своими одногруппниками, так еще и этот змей подливал масло в огонь своими выходками, делая меня посмешищем почти каждый день. А ведь я тоже сначала прониклась к нему симпатией, и тоже в первые дни бросала в его сторону заинтересованные взгляды, поскольку он действительно был красивым парнем, да еще и сильным магом. Но это лишь обертка, а содержимое – та еще горечь!

– Ты и сам все видел, – спокойно ответила ему, сидя в кресле, выпрямив спину и закинув ногу на ногу.

Хоть он и был моим прямым начальником, но никак не получалось с ним общаться на «вы» наедине, как это обычно бывает с господином Авлом или Тойгером. Да и старше он меня всего лишь на шесть лет!

– Боюсь ошибиться, – проговорил он с полуулыбкой на губах, приподняв немного правую бровь.

– Ты и ошибка не совместимы, – хмыкнула я. – Один из самых сильных заклинателей в государстве со способностями артефактора никак не может допустить ошибку. Поэтому не вижу смысла Вам, – тут я специально выразила свое «почтение», – господин Лаус, что-либо объяснять. С поставленной задачей я справилась и все исправила.

– Не совсем, – уже широко улыбнувшись, с каким-то предвкушением ответил он.

При виде небольших клыков я невольно сглотнула, что не укрылось от взгляда Октавиана.

– Дверь ты не починила.

– А следует лучше ставить защиту на помещениях, – парировала я, но уже не так уверенно.

– Кто же тебе мешал, Белова. Ты у нас артефактор с категорией «А», так могла бы лучше оборудовать свой кабинет, раз решила сделать из него лабораторию. Но самое главное – почему не сдала луд на утилизацию?! – в конце он все же не выдержал и повысил голос.

– Не придала ему значения, – ответила хрипло, ощутив его силу.

Сейчас, когда мой резерв был почти пуст, его аура очень сильно давила на меня, заставляя вздрагивать при его недовольстве. Это еще одна особенность этого мира, которой я порой совсем не рада. С малым резервом ты всегда ощущаешь мощь сильного мага, которая заставляет тебя дрожать от страха против твоей воли. Разумеется, в любое другое время, когда мой резерв полон, я спокойно могу находиться рядом с сильным магом, но сейчас же…

– Ты думаешь, мы тут в игры играем? От нас зависит благополучие жителей государства, и достаточно лишь одного неверного шага, чтобы нарушить тот баланс, в котором хочется жить. Твои поступки относятся именно к таким, Белова. Если о себе не думаешь, так подумай о других!

В голове неприятно загудело, и я невольно поморщилась, дотронувшись до висков.

Октавиан тем временем продолжал изливать на меня гневную тираду:

– С этого дня запрещаю тебе создавать артефакты в своем кабинете. Если у тебя оказывается опасный предмет, немедленно сдаешь его в антимагический сектор. Ты поняла меня, Белова? Чтобы больше никакого самоволия, и только строгое соблюдение правил безопасности!

Под конец его слов я все же не выдержала давления и потеряла сознание. Наверное, не стоило к нему вообще приходить с таким-то истощением магического резерва. Свое здоровье дороже, но об этом уже поздно говорить. Да и сама виновата…

Приходила я в себя медленно, но уже не ощущала боль и давление. Приятное тепло разливалось по всему телу и совсем не хотелось терять это чувство легкости, будто паришь над землей.

– Глупая девчонка, – услышала я рядом тихий раздраженный голос, и быстро вернулась с небес на землю, широко распахнув глаза.

Змей сидел на подлокотнике кресла, в котором я продолжала сидеть, и держал меня за руку, смотря в сторону окна. Его широкая теплая ладонь с маленькими чешуйками на тыльной стороне согревала мои пальцы. Ощущать его так близко для меня было ужасным испытанием, поэтому резко вскочила на ноги и сделала широкий шаг назад, чтобы увеличить дистанцию между нами.

Осмотрев свою руку, с облегчением выдохнула, убедившись, что она цела после близкого контакта со змеем.

– Очнулась, наконец, – произнес он недовольно, плавно поднимаясь с подлокотника кресла. – Неужели луд настолько мощный, что твой резерв был почти пуст? Почему сразу не сказала?

– Будто бы ты меня пожалел, – съехидничала я, но быстро прикусила язык под суровым взглядом.

– В отличие от тебя, Белова, я думаю о других. И я жду хотя бы «спасибо» за твое спасение.

– А кто в этом виноват? Не кричал бы – не пришлось бы делиться со мной магией! – прорычала ему в ответ.

Моя рука до сих пор помнила его прикосновения, отдавая покалыванием на кончиках пальцев. Делиться энергией может не каждый, и, наверное, действительно стоило сказать ему спасибо, ведь пришлось бы долго восстанавливаться самой, но лучше бы так, чем теперь знать, что он все это время, пока я была без сознания, держал меня за руку и был рядом! Брр…

И вот так каждый раз. Все наши встречи заканчиваются перепалкой, и трудно сказать, почему так происходит. А ведь я понимаю, что во многом виновата сама, но мне все еще хорошо помнится тот год, когда я не знала, куда деться от этого блондина в академии. И несмотря на то, что девушки мне завидовали, что он уделяет мне внимание, я была безумна рада, когда он окончил пятый курс и покинул стены академии. Но счастье длилось всего лишь четыре года, а дальше – письмо из службы безопасности, где стояли его инициалы и красивая, но ненавистная мне подпись! И опять все по кругу…только теперь я выслушиваю, какая я неумеха, и что работник из меня никакой!

Октавиан, видя мое упрямство, глубоко вздохнул, провел рукой по лицу и молча вернулся на свое место. Это меня немного удивило, но виду не подала.

Я осталась стоять на месте, смотря с нескрываемой ненавистью на змея. Он с очередным вздохом поставил локти на стол и положил подбородок на сплетенные пальцы. Только после этого я обратила внимание, что он бледен, а под глазами залегли темные круги. Мой пыл поубавился.

Интересно, когда он в последний раз спал? И…и почему меня это волнует?

– Мы уже не в академии, Диана, – тихо проговорил он и взглянул на меня уставшим взглядом. – И мы уже не те подростки, которым все нипочем, и которым многое простительно. Это взрослая жизнь, и следует отвечать за свои поступки.

Поджав губы, я поправила очки, испытывая внутри противоречивые чувства. Сейчас мне было немного не по себе от того, что он вдруг стал серьезным. Да лучше бы он кричал как обычно, или язвил, чем смотрел на меня отстраненным взглядом.

Стало вдруг одиноко и я невольно повела плечами.

– Я поняла, – ответила, даже не думая ехидничать. – Артефакт сдам на утилизацию и приведу в порядок свой кабинет. Готова принять наказание.

– Вот и хорошо, – со вздохом облегчения, сказал он, прикрыв свои жуткие глаза. – Сегодня поработаешь в ночную смену у некромантов. Там для тебя найдется работенка.

Без слов кивнула, принимая наказание. Очень жаль, что придется сидеть на работе еще и ночь, но ведь сама виновата.

– Ступай, и чтобы больше не было тебя слышно. Вроде маленькая, а шуму от тебя гораздо больше, чем от боевиков. Те хотя бы здание не спешат разгромить.

Взглянув на Октавиана после его слов, совсем приуныла, не увидев в его глазах того блеска, с которым он обычно шутит и язвит.

– Хорошего дня, господин Лаус, – попрощалась на этот раз как положено и тихо последовала на выход.

– И вам, госпожа Белова. И в следующий раз, когда будете опаздывать, придумайте что-нибудь получше, чем плакат с рекламой зубной пасты. Поверьте, наблюдать из окна, как толпу пересекает девушка с белоснежной улыбкой – приятно, но не когда эта голова больше других и смотрит исключительно вверх.

Услышав шутку, резко повернулась к начальнику лицом, но так и не увидела в его глазах веселья.

– Как скажете, – отстраненно ответила, пребывая в своих мыслях, и покинула кабинет.

И что это сейчас было? Обычная усталость или Октавиан наконец-то оставил меня в покое? А если и так, рада ли я этому?

В душе так и осталась непонятная пустота после нашего разговора. Мало того, я посмотрела на наши встречи с другой стороны и действительно увидела в них детскую непосредственность, которую следовало оставить еще в академии. И теперь возник вопрос – почему Октавиан решил сделать шаг первым и прекратить все это? Не буду скрывать, я уже настолько привыкла к нашей «взаимной» любви, что своим поведением змей будто перечеркнул все, что было между нами. Теперь он даже показался мне старше, отчего чувство вины за свои поступки грузом легли на мои плечи. Передо мной как будто был совсем другой Октавиан. Тот, которого я не знаю, и тот, который напугал меня…

Глава 5

До своего кабинета я добралась в глубоких раздумьях, и даже не сразу поняла, что Буся у меня что-то спрашивает. Опустившись в кресло и запустив пальцы в волосы, поставив локти на стол, так и просидела около получаса, вспоминая первый год в академии, и то, когда именно мы с Октавианом невзлюбили друг друга.

– Ди? – тихий и обеспокоенный голос подруги прервал мои мысли именно в тот момент, когда перед глазами встала картинка из прошлого, где мне впервые повезло увидеть истинного Октавиана.

Перевела затуманенный взгляд на Бусю, все еще пребывая в воспоминаниях. Золотая рыбка с маленькой диадемой на лбу смотрела на меня круглыми янтарными глазками, ожидая ответа, но мне потребовалось еще несколько секунд, чтобы прийти в себя и вспомнить, что она спрашивала.

– Все хорошо, – выдохнула и с силой зажмурилась, чтобы перед глазами заплясали мушки, выгоняя образ блондина с лукавой улыбкой на губах. – Отделалась простым наказанием.

– А почему вид у тебя такой, будто мир рухнул? – не поверила она, прищурив глазки.

Я криво улыбнулась.

– Ну уж обычным он точно больше не будет. Похоже, Октавиана подменили и теперь больше некому меня злить.

– Да ты что! – удивилась подруга, чуть не свалившись с бортика. – Быть может всего лишь временное перемирие?

– Нет, – качнула головой, – на этот раз все серьезно. Закончились игры.

– Так это же хорошо, – произнесла говорящая рыба, подперев голову плавником и смотря на меня довольным взглядом. – Теперь мне не придется выслушивать, какой наш начальник «паразит нехороший».

Хмыкнув на ее слова, откинулась на спинку кресла. Тут не поспоришь. Буся – единственная, кому я изливаю душу и чем неимоверно ей надоедаю, поскольку любое мое недовольство заканчивается тем, что во всем виноват змей!

Вздохнула, соглашаясь с ее словами, и еще раз прокрутила в голове разговор с Октавианом, ища в этом плюсы, но лишь вновь почувствовав внутри некую потерю и толику страха.

Да что же такое!

– Ешкин-крошик! – воскликнула, ударив по столу кулаком и вскочив на ноги.

Буся, не ожидая такого с моей стороны, дернулась и соскользнула с бортика в воду.

– Пошла-ка я к некромантам, – проговорила я и живо направилась к выходу.

– К-куда?! – удивленно переспросила подруга, вынырнув обратно и провожая меня недоуменным взглядом. – Зачем?!

– Отрабатывать наказание! – чуть ли не рыча, ответила ей. Если сейчас не перестану думать о поведении начальника, точно сойду с ума.

– А мне кажется, что ты просто сбегаешь, – весело проговорила Буся, отчего я резко затормозила возле двери и обернулась к ней, одарив недовольным взглядом. – Признайся сама себе, Ди. Тебе не хочется, чтобы Октавиан оставил тебя в покое.

Посмотрела на подругу как на чокнутую, а поправив очки, отвернулась и ответила:

– Ты ошибаешься, – после чего открыла дверь и шагнула в коридор, где посетителей уже не наблюдалось под конец рабочего дня, – моя мечта – чтобы этот блондин с козлиной бородкой оставил меня в покое! И я рада, что наконец-то все закончилось.

И захлопнула за собой дверь, но сделав шаг по направлению к лифту, услышала заливистый смех подруги, от чего не сдержалась и скрипнула зубами.

Вот тут-то мудрость Буси подвела ее, поскольку мнение это было ошибочным. Никто меня так не выводит из себя, как Октавиан. Поэтому сейчас мне как никогда лучше, зная, что теперь он будет со мной нормально общаться, так же сухо, как это делают другие начальники со своими служащими. И это будет правильно! А уж переживаю я только потому что боюсь менять что-то в своей жизни, но время всегда лечит. Верно?

Спустившись в вестибюль, вызвала другой лифт, тот, что шел вниз, где располагалось отделение некромантии и прочие лаборатории, в том числе та, в которой я обычно работаю над разработками артефактов.

Пока лифт плавно шел вниз, я бездумно смотрела в одну точку, заставив себя ни о чем не думать. Мысли так и норовили заполнить мою голову, но я упорно стояла на своем и не подавала виду, что они мне интересны. Было трудно совладать с эмоциями, которые меня переполняли, но мне все же удалось сохранить спокойствие, и дверь в местный морг я открыла с равнодушным лицом, чтобы не показать Бони, что меня что-то беспокоит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6