Анна Овчинникова.

Лунная девушка



скачать книгу бесплатно

Пролог

– Эй, урод! Если тебе приглянулась эта самка, выкладывай полтыщи интеркредиток – и она твоя!

Проскрежетавший эти слова марсианин подкрепил свое любезное предложение, уронив мне на плечо твердую, как лопата, и колючую, как кактус, руку.

Я круто обернулся, встретился со свирепым взглядом возвышающегося надо мной громилы – и понял, что совершил большую ошибку.

Совершать ошибки свойственно каждому, но порой мне кажется, что я совершаю их чаще, чем другие. Свою первую крупную промашку я допустил в возрасте трех с половиной лет, потыкав палкой в осиное гнездо. Меня интересовало, как поступят в ответ полосато-желтенькие мушки – и осы немедленно удовлетворили мое любопытство. Но даже воспоминание о неприятностях, которые принес мне этот эксперимент, не отвратило меня от других рискованных опытов подобного сорта. Что ж, у каждого свои недостатки, а моим главным недостатком всегда являлось любопытство…

В свое оправдание могу сказать только одно: мало кто из моих ровесников на моем месте удержался бы от соблазна посетить пресловутый Восточный Район Марша-сити, именуемый в выступлениях телепроповедников не иначе как «обиталищем всех смертных грехов» и «богопротивным рассадником разврата». Ну какой парень, впервые вырвавшийся из-под родительской опеки, сможет устоять перед искушением посетить столь заманчиво разрекламированные места?

Строго говоря, из-под родительских крылышек я выпорхнул еще год назад, завербовавшись рабочим марсианского филиала горнорудной компании «Универсал рокс» с головокружительным окладом в семьсот интеркредиток в месяц. Я стойко вынес семейную бурю, вызванную этим моим решением, и вскоре с трепетом ступил на красную землю Марса в предвкушении настоящей мужской жизни и головокружительных приключений…

«Универсал рокс» почему-то не удосужилась упомянуть в контракте, что в рабочем городке, окруженном скалами и песками, моим единственным развлечением будет пальба по мишеням на игровых автоматах! Вы не поверите, но за целый год я ни разу не видел живого варвара Шани, хотя в приключенческих фильмах эти воинственные дети пустынь только и делали, что атаковали землянские рабочие поселки…

Теперь вы наверняка поняли, почему, едва избавившись от отеческой опеки компании, я тут же рванул в Марша-сити.

Срок моего контракта истек, я снова был свободен, как ветер, к тому же обладал головокружительной суммой в восемь тысяч интеркредиток – и всеми фибрами души жаждал наконец-то повидать настоящий Марс.

Первые два дня я просто бесцельно бродил, летал и ездил по огромному городу, наблюдая пестрое смешение марсианских народов и племен и глазея на невообразимо диковинную здешнюю архитектуру.

Трудно было поверить, что всего три года назад на Марсе закончилась большая смута, сопровождавшая падение некогда всесильной «Земной горнорудной компании» Эда Фаллона. Эта компания, могущество которой зиждилось на монопольной добыче драгоценного фаллонита, правила планетой с жестокостью средневекового тирана, и когда ее железная хватка на горле планеты разжалась, Марс как будто воспрянул от кошмарного сна.

Но в то же время неожиданно свалившаяся на марсиан свобода имела и негативные последствия.

Чахлые города-государства, при правлении Эда Фаллона почти не подававшие признаков жизни, внезапно заявили о себе, как о «великих» царствах, и отстаивали свое величие в кровопролитных войнах. Менее кровопролитным, однако не менее ожесточенным было соперничество многочисленных компаний, спорящих за разработку марсианских недр, прежде всецело принадлежавших монополии Эда Фаллона. Тут и там появлялись новые города, на Марс теперь как магнитом тянуло космических бродяг-«астро» и всяческое отребье, жаждущее заработков и острых ощущений.

Лихорадочное оживление, захлестнувшее планету, всколыхнуло даже самые захолустные ее уголки, и впервые в основанных землянами городах стали появляться представители самых варварских марсианских племен. Теперь землянину, желающему полюбоваться на марсианскую экзотику, не стоило отправляться в древний город Рух или в Валкис, он мог увидеть дикаря-Шани даже в самом земном из здешних городов – Нью-Тауне.

Что же касается Марша-сити, или, как называли его сами марсиане, Лхаксы, этот город привлек меня именно тем, что там на одного землянина приходилась сотня коренных жителей и примерно столько же уроженцев космоса – «астро».

Однако именно поэтому в центре города жизнь замирала уже ранним вечером. Те времена, когда выдрессированные на охоту за двуногой дичью мутанты-«чернецы» отлавливали по ночам свои жертвы, чтобы отправить на рудники Эда Фаллона, оставили глубокий след в душах многих местных жителей. Привычка забиваться на ночь в укромные дыры, похоже, надолго вошла в плоть и кровь каждого добропорядочного марсианина.

Короче, центр города не очень-то подходил для веселых развлечний, поэтому вечером третьего дня я решил отправиться в знаменитый Восточный Район, где, по слухам, жизнь бурлила вне зависимости от времени суток. Я жаждал лицезреть все смертные грехи как можно ближе, чтобы было потом о чем рассказать друзьям и подружкам на Земле.

Проигнорировав предупреждение портье, что ночью ни один таксист не рискнет сунуться в Восточный Район, а значит, выбираться оттуда мне придется пешком, я храбро опустился в самом центре «богопротивного рассадника разврата».

Уже через полчаса я пришел к выводу, что телепроповедники – бессовестные лгуны и что разврат вовсе не такая уж интересная штука, как это следовало из их выступлений.

Еще через час я пожалел, что не прислушался к словам портье.

Ближе к полуночи стал ругать себя за то, что вообще оказался в Марша-сити.

А заполночь почти согласился с мнением родителей: уж лучше бы я поступил в приличный колледж вместо того, чтобы очертя голову соваться на чуждый варварский Марс!

К сожалению, мне никак не удавалось отыскать в головоломном лабиринте улочек и переулков людской квартал, а здешние жители напрочь игнорировали все мои вопросы. «Рассадник разврата», казалось, простирался в бесконечность: час проходил за часом, а я все еще бродил среди невообразимо экзотических существ, какие могли привидеться только режиссеру фантастических фильмов в приступе белой горячки… И все эти существа вели себя КРАЙНЕ СТРАННО!

На Земле мне, конечно, доводилось видеть и обитателей Луны, и венерианцев, и «астро», и обитателей Пояса Астероидов, и даже марсиан-мутантов, но в Восточном Районе Марша-сити, похоже, собрались самые оригинальные и чудаковатые представители всех ныне известных инопланетных рас. И грехи, которым они предавались, были настолько специфически-инопланетными, что под конец я уже даже не пытался понять, чем они занимаются. Ну какое, скажите на милость, можно получать удовольствие от созерцания порока, если ты зачастую не знаешь, что созерцаешь – драку, извращенную эротическую сцену, веселый танец или начало каннибальского пира?

Уставший, оглушенный, со стертыми в кровь ногами, я продирался сквозь завывания невыносимой для земного слуха музыки, сквозь пение и ругань на языках всех обитаемых планет Солнечной системы, сквозь всплески движущихся, светящихся и визжащих реклам… Пока на одном из перекрестков мой истерзанный слух не уловил звуки знакомой земной песенки!

Я никак не мог ошибиться: то были «Звездные дороги» в исполнении группы «Бродячие псы»!

Дома я никогда не числился фанатом этой группы, но теперь почти бегом устремился на знакомое бряканье электрогитар и бумканье барабанов. Я был сыт по горло инопланетной экзотикой, которая столько времени топталась у меня по ногам, пихала меня под ребра, разрывала мои барабанные перепонки, слепила глаза и свербела в носу – и сейчас больше всего жаждал узреть лицо существа одного со мной вида…

И я его узрел.

На перекрестке двух улочек под простенькую мелодию из полудюжины аккордов танцевала на небольшой круглой площадке невысокая, почти обнаженная девушка… Господи боже, как я соскучился по соплеменникам! В особенности по слабой их половине.

Каждое прикосновение босых ног танцовщицы исторгало из серебристого покрытия площадки вспышку белого, голубого, зеленого, красного или фиолетового пламени; вьющиеся волосы прыгали надо лбом девушки в такт быстрой пляске, а едва прикрывающие бедра и грудь разноцветные шнурки дергались, как охваченные судорогами змеи. Но маленькое треугольное личико под копной темно-рыжих волос оставалось замкнуто-безучастным даже во время самых зажигательных па.

Выступи эта малышка с подобным номером в нашем горняцком поселке «Счастливчик Пит», на нее сбежались бы посмотреть все двенадцать бригад, и работа в городке была бы надолго парализована! Но здесь ее танец собрал только небольшую группу марсиан, альбиносов-венерианцев и «астро», по виду которых невозможно было сказать, нравится им выступление или нет.

Музыка смолкла, рыжеволосая танцовщица замерла и, тяжело дыша, уронила руки.

Кое-кто из марсиан швырнул к ее ногам несколько мелких монет, а остальные представители высшего разума просто-напросто начали молча расходиться!

Чувствуя, что все больше становлюсь ксенофобом, я подошел к самой площадке и бросил к стройным босым ножкам танцовщицы всю свою наличность – что-то около тридцати интеркредиток…

Но я так и не успел насладиться впечатлением, которое произвела на девушку моя щедрость: в следующий миг на мое плечо обрушилась тяжелая рука, а мой слух был травмирован исковерканными английскими словами, щедро пересыпанными свистящими и рычащими звуками:

– Эй, урод! Если тебе приглянулась эта самка, выкладывай полтыщи интеркредиток – и она твоя!

Невольно вздрогнув, я обернулся и увидел перед собой высокого зеленокожего сквирра – представителя самого воинственного из полудиких племен Верхних Каналов. Обычно марсиане не отличаются высоким ростом, но сквирры в этом смысле были исключением из правил; и их свирепость в точности соответствовала их внушительным размерам.

Любой благоразумный человек в подобной ситуации выбрал бы один из двух вариантов поведения: а) продемонстрировал бы сквирру свои пустые карманы или б) вывернулся из-под его ручищи и бросился наутек.

Но на меня с платформы смотрела хорошенькая девушка, и я избрал третий путь, наиглупейший из всех возможных.

– Это ты меня назвал уродом, зеленый? – высокомерно вопросил я громилу, возвышавшегося надо мной на две головы. – Ха! Стоит только посмотреть на тебя – и становится ясно, что твоя мамочка перед твоим рождением попаслась в стаде харрапов!

Я еще не успел договорить, как сквирр издал скрежещущий рык и навис надо мной, как самое кошмарное из чудищ Хэллоуина. Его зеленая кожа потемнела, глаза полыхнули фиолетовым огнем. Обвинить воинственного сквирра в том, что его зачали от наимирнейшего из травоядных животных Марса – значило подписать свой смертный приговор с предварительными изощренными пытками!

– Что… ты… сказал?!! – проскрежетал марсианин, и его ручища, одетая в то, что походило на перчатку средневекового рыцаря, стала медленно и неотвратимо дробить мое плечо.

Я заорал благим матом и ответил коротким ударом правой в живот – но тут же завопил снова, разбив кулак о броню, прячущуюся под истрепанным оранжевым балахоном сквирра.

Боковым зрением я увидел, что ко мне приближаются два вооруженных короткими дубинками сородича моего противника, а все прочие зрители со всей доступной им скоростью покидают перекресток.

Что ж, терять мне было нечего – и с диким индейским кличем я повторил удар, на этот раз целясь несколько ниже…

Но тут на меня, похоже, обрушилось трехэтажное здание, а может, наехал большой электрокар.

Я лежал на мостовой, удивляясь тому, что остался жив после подобной катастрофы, а надо мной раздавался бешеный рык сквирра и пронзительный женский визг.

Кажется, девушка умоляла оставить меня в живых, при этом топая ногами – на меня обрушивались волны желтого, синего и фиолетового света. Я попытался приподняться, но получил пинок под ребра и свернулся клубком, тщетно пытаясь глотнуть воздуху. Марс как будто внезапно лишился атмосферы: воздух никак не желал набираться в мои спавшиеся легкие…

– Не убивай его, Яррхт! – провизжала девушка – ее визг сопровождала световая какофония всех цветов радуги. – Оставь его в покое, слышишь?! Или я позову полицию!.. А-а!..

Ее голос оборвался со звуком удара.

Визг.

Крики на языке, напоминающем рев свихнувшегося осла.

Взрыв разноцветных огней…

Возможно, эти огни вспыхнули у меня перед глазами из-за удара по голове, который я получил, наконец-то встав на колени. И все же я успел укусить сквирра за ногу, и он заорал, схватившись за колено.

Я ухитрился снова подняться на колени, потом – встать на ноги…

И увидел, что рыжеволосая девушка испуганным олененком мчится прочь, заворачивает за угол улицы и исчезает в дебрях «рассадника порока», за ней по пятам трусят два сквирра…

А тот зеленокожий громила, матушку которого я оскорбил, поворачивается ко мне, похлопывая по ладони короткой дубинкой.

Мне оставалось жить всего пять или шесть секунд, но уже на второй секунде сверху блеснула синяя вспышка, и рука моего врага разжалась, выпустив дубинку. Еще одна вспышка – и сквирр рухнул, словно подрубленное у корня дерево.

Надо мной мелькнула стремительная тень, и громкий голос гаркнул на родном английском без всякой примеси скрежещущих и рычащих звуков:

– Прыгай сюда, парень, быстро!

Я завертел головой и увидел в трех футах от себя и в футе над землей маленький открытый аэрокар. Человек, сидевший на месте пилота, перегнувшись через борт, протягивал мне руку.

«Прыгай!» Он что, смеется? Я ничего так не хотел в этот момент, как присоединиться к своему соотечественнику, но не смог не только прыгнуть, но даже шагнуть. При первой же попытке сдвинуться с места ноги мои подкосились, и меня накрыла сперва новая феерия разноцветных огней, а потом – темнота.


– Эй, парень, очнись! Мы подлетаем!

– Что?… – слабо простонал я, открывая глаза. – Ку-уда?…

– К твоей гостинице, разумеется! Или ты хочешь, чтобы я отвез тебя в больницу?

– Нет-нет, не надо! Я совершенно здоров…

Насчет здоровья я, конечно, сильно преувеличил: на мне как будто станцевали чечетку слоны… Но, во всяком случае, я уже был способен воспринимать окружающий мир – и обнаружил, что полулежу в кресле маленького аэрокара, мчащегося на предельно дозволенной скорости над Марша-сити, а на водительском месте рядом со мной сидит землянин, который спас меня от безвременной кончины в «богопротивном рассаднике разврата».

– Спасибо, – я с трудом принял сидячее положение. – Огромное вам спасибо за помощь, мистер… ммм… Меня зовут Джим Колверт… А вас?

– Джулиан Баском, – он заложил такой вираж, обгоняя воздушное такси, что все мои уцелевшие ребра стукнулись друг о друга. – И не трать время на благодарности, Джим. Скажу сразу – терпеть не могу вытаскивать из беды таких тупоумных щенков, как ты! Разгуливать ночью по Восточному Району Марша-сити с карманами, полными интеркредиток – это уже само по себе предельно глупо, но нахамить самому Брюхатому Яррхту… Скажи, Джимми, какой у тебя коэффициент умственного развития?

Обычно я не выношу подобных разговоров, но сейчас мне промывал мозги человек, которому я был обязан жизнью… Поэтому я ограничился тем, что кротко спросил:

– А кто такой Брюхатый Яррхт?

– Узнаешь, когда он станцует на тебе в подкованных шипами ботинках, – зловеще пообещал водитель аэрокара. – Сквирры вообще мстительные существа, а Брюхатый Яррхт – в особенности; к тому же он способен натравить на тебя всех своих сородичей в Марша-сити. Поэтому вот тебе мой совет, малыш: если тебя не держат на Марсе сверхважные дела, лучше садись завтра вечером на «Солнечный ветер» и дуй обратно на Землю!

Я подавленно молчал, начиная осознавать, что мерзкая история, в которую я влип, еще далеко не закончилась.

Баском заложил новый сумасшедший вираж, едва не вытряхнув из меня желудок, и опустил аэрокар на крышу гостиницы. Ему пришлось помочь мне вылезти из машины, и до своего номера я вряд ли дотащился бы без его поддержки.

Мой спаситель свалил меня на диван, порылся в холодильнике и извлек оттуда початую бутылку виски и лед.

Виски растеклось бодрящим теплом у меня в желудке, лед умерил боль в затылке и в плече, и вскоре я почувствовал себя настолько лучше, что принялся снова благодарить Джулиана Баскома. Хоть он и обозвал меня «тупоумным щенком», тем не менее он спас мне жизнь и продолжал возиться со мной вместо того, чтобы заниматься своими делами…

И тут я внезапно вспомнил, что есть еще один человек, который недавно пытался мне помочь!

– Мистер Баском, а та девушка? – я испуганно сел на диване. – Что с ней? Она?…

– Убежала, – мой спаситель плюхнулся в кресло и сделал длинный глоток прямо из бутылки. – Надеюсь, у нее хватит ума в ближайшие дни не высовываться из дома. Тот, кто угрожает Яррхту полицией, рискует так же сильно, как тот, кто обзывает его потомком харрапа…

– Но… Если девушке грозит опасность, надо как можно скорей обратиться в земное консульство! Или в местную полицию! Или… Или еще куда-нибудь…

Я наивно полагал, что Джулиан Баском тут же бросится к визофону, но он продолжал сидеть, вытянув длинные ноги чуть ли не на середину номера.

Головная боль и тошнота тем временем отступили настолько, что я наконец смог как следует разглядеть человека, которого послала мне на выручку судьба.

Он был высок, худощав и жилист, с лицом и руками, покрытыми густым марсианским загаром – значит, Баском, как и я, провел на Красной Планете не меньше года. Но в отличие от моей черной шевелюры, с которой здешнее жаркое солнце ничего не смогло поделать, прямые волосы этого землянина то ли выгорели, то ли были такими от природы: под светло-русыми прядями прятались темно-русые. Когда я повторил свой отчаянный призыв насчет полиции, Джулиан Баском тряхнул головой, откинув волосы со лба, и блеснул на меня светло-серыми глазами, очень яркими на коричневом от загара лице. В свой взгляд он сумел вложить такую иронию, что я сразу почувствовал себя недоразвитым молокососом, хотя был всего-то лет на семь-восемь младше него.

– Джим, если бы твоя «Универсал рокс» не предпочитала держать своих волонтеров в блаженном неведении, – медоточивым голосом проговорил Баском, – ты бы знал, что обращаться в полицию так же бесполезно, как обращаться к господу богу. На Марсе сейчас царит дикая неразбериха, и Межпланетный координационный совет не в силах рассматривать каждый случай мелкого хулиганства. А если землянин пожалуется на сквирра в местные органы правопорядка, он обеспечит себе быстрые и очень скромные похороны.

У меня голова пошла кругом – и отнюдь не из-за шишки на затылке.

– Под-дождите… А откуда вы знаете, что я работал на «Универсал Рокс»? И… Я только сейчас сообразил… Как вы узнали, где я живу?

Баском снова смерил меня насмешливым взглядом и приложился к бутылке.

– Я мог бы сказать, что вычислил это путем дедукции, да уж не буду морочить тебе голову – ей и без того сегодня досталось. Просто пока ты был в отключке, я обследовал твои карманы: надо же мне было знать, куда тебя везти! Так вот, Джимми, забудь раз и навсегда о полиции Марша-сити. Последние три года здесь поддерживают порядок (как и нарушают его) в основном варвары-Шани и сквирры. А если ты обратишься в земное консульство, ты тем самым доставишь кучу неприятностей даме, которую хочешь защитить.

– Почему?

– Потому что официально ее на Марсе нет и никогда не было. А в задачу нашего консульства как раз входит скорейшее препровождение на Землю тех, кто пребывает на этой планете без официального на то дозволения. Само собой, таких нелегалов здесь пруд пруди, и все они предпочитают не привлекать к себе внимания стражей закона. Теперь ты понимаешь, почему тебе лучше не соваться ни к местным, ни к земным властям?

Я пришибленно молчал. Рыжеволосая девушка попала в беду из-за того, что пыталась выручить такого олуха, как я! Неужели я ничем не смогу ей помочь?

– Лучшее, что ты можешь сделать – это сесть на «Солнечный ветер», – мрачно проговорил Баском, когда я в отчаянии задал этот вопрос вслух. – Ты и так уже натворил предостаточно. Да, не в добрый час тебя занесло на Марс, Джеймс Д. Колверт! В последние десятилетия Красная Планета неподходящее место для таких сосунков, как ты…

– Если вы считаете меня таким позором для человечества, зачем же вы взялись меня спасать? – не выдержал я.

Джулиан Баском долго молча смотрел на меня, потряхивая бутылку.

– Скажем так – ты мне кое-кого напоминаешь, – наконец нехотя процедил он. – А насчет девушки не беспокойся, я о ней позабочусь. Как-никак, в прошлой жизни она была моей женой!

О господи! Час от часу не легче! Сперва на мне танцует джигу бешеный сквирр, потом меня спасает землянин, который на поверку оказывается сумасшедшим!

Должно быть, на моем лице явно отразилось охватившее меня смятение, потому что Джулиан Баском с улыбкой проговорил:

– Нет, Джимми, я не псих. Само собой, ты мне не веришь, и все-таки в прошлой жизни эта девушка в самом деле была моей женой…

– В прошлой жизни? – тупо переспросил я.

– Да. Дело в том, что все мы проходим через ряд воплощений, после смерти возрождаясь в иных телах и в других мирах, но сохраняя при этом прежнюю суть, некий внутренний стержень, на котором держится наше «я»… Я бы сам покрутил пальцем у виска, скажи мне кто-нибудь такое еще пару лет назад. Не так давно я работал пилотом «Спайс лайн» на лунных трассах и не верил ни в бога, ни в черта, ни в перевоплощения душ, но потом…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3