Анна Орлова.

Краткий курс магического права



скачать книгу бесплатно

– Дура, – вздохнул господин Мандор, подходя к плите. Чем-то там защелкал, и под чайником вспыхнул огонек.

– Знаете что!.. – начала я обиженно, но господин Мандор не слушал.

– Зачем мне служанка, которая настолько тупа, что не умеет даже чай заварить? – с досадой произнес он. – Сосватал мне Шелитт подарочек, ничего не скажешь.

Неоправданное обвинение оказалось последней каплей.

Я вскочила с табуретки и горячо возразила:

– Неправда, я вовсе не тупая! Я просто не умею пользоваться вашими зажигалками, но научусь, когда вы покажете! А обзывать человека просто за то, что он родился в другом мире, некрасиво и нечестно!

Я вся дрожала от усталости и злости.

Пусть он меня сейчас выставит, переживу как-нибудь.

Он задумчиво посмотрел на меня (лучше не думать, как я сейчас выгляжу – растрепанная, красная, в грязной тряпке!) и, наконец, решил:

– Ладно, сегодня отдыхай, а завтра я объясню тебе, что и как делать. Сейчас я найду что-нибудь перекусить.

От этих волшебных слов у меня в животе громко заурчало. Наконец-то еда!

Господин Мандор насмешливо улыбнулся и выдал мне по куску хлеба и сыра, а также нарезанное ломтиками холодное мясо. Живем!..

На следующий день Мандор (называть его «господином» у меня получалось с трудом) растолкал меня рано утром.

– Вставай! – бесцеремонно потребовал он. – Через полчаса жду тебя внизу.

Я вылезла из-под одеяла и потерла сонные глаза.

А дома мама бы сейчас, наверное, жарила яичницу с колбасой и резала бутерброды…

Мне так ужасно захотелось обратно к родным, что глаза защипало. Ну за что мне это все?!

Я сердито вытерла слезы ладонью. Нет, я не сдамся! Рано или поздно выберусь отсюда, а пока надо постараться не думать о своем мире. Иначе у меня просто не хватит сил жить тут.

Приняв такое решение, я натянула порядком измятое и выпачканное платье в комплекте с выданной драконом линялой тряпкой. Затем оделась и «расчесалась» пальцами. Как жаль, что моя сумочка бесследно пропала! Наверное, ее украла та цыганка…

Господин Мандор уже ждал меня на кухне.

– А ничего поприличнее у тебя нет? – брезгливо поинтересовался он. – В моем доме нельзя ходить в таком рванье.

– У меня багажа нет! – мрачно напомнила я, покраснев.

– Да, ты же попаданка, – «вспомнил» господин Мандор.

Это слово прозвучало как ругательство. Я насупилась. Ну я не виновата, что та психованная гадалка меня сюда запихнула!

Не обращая внимания на мое недовольное сопение, господин Мандор начал инструктаж…

Вопреки моим ожиданиям в хозяйстве магия применялась мало.

Из волшебных вещей на кухне имелось подобие холодильника и бочка, в которой вода прибывала сама по мере использования. А чтобы включить плиту, использовали специальный двухцветный кристалл, от прикосновения красной грани которого огонь зажигался, синей – гас.

В остальном же все по дому приходилось делать по старинке, вручную…

А работы было так много, что к вечеру я взвыла.

Столько пахать только за еду и крышу над головой! Что я, рабыня?!

Когда я заикнулась, что мне нужны деньги, чтобы купить новую одежду, хозяин пожал плечами и сообщил, что необходимости в лишних тратах нет, а я вполне могу взять платья прежней служанки.

– А если тебя что-то не устраивает, – кривая ухмылка господина Мандора была неприятной, – так я не держу.

Можешь выметаться на все четыре стороны!

Вот так я и оказалась в положении то ли прислуги, то ли крепостной. И к вечеру просто падала с ног от усталости.

Сначала я пыталась спорить и даже бунтовать, но у господина Мандора на все был один ответ: «Не нравится – уходи!»

А идти мне было некуда…

Конечно, раньше я помогала маме по дому, но тут работы было в разы больше! Притом без пылесоса, кухонного комбайна, микроволновки и прочих устройств, облегчающих жизнь домохозяйки. Из бытовой техники кроме холодника здесь имелись только пральни – стиральные машинки, но они имели уйму ограничений.

– Ты совсем идиотка?! – вопил господин Мандор, потрясая драной тряпкой, декорированной огромным количеством пятен и потеков. – Ты додумалась сунуть в пральню мою лучшую скатерть!

– Но я же не знала! – оправдывалась я.

– Чего ты не знала? – Он смерил меня уничижительным взглядом, и мне захотелось позорно расплакаться.

Мало того, что выгляжу ужасно – в потертом и застиранном черном платье до пят, кожа огрубела, ногти обломаны, – так еще и терпеть оскорбления!

А он, зная, что деваться мне некуда, не церемонился.

– Я не знала, что нельзя, – пробормотала я, кусая губы и глядя в пол.

– Я тебе, дуре, говорил! – не успокаивался господин Мандор. – В первый же день объяснил, что пральня уничтожает все заклятия на ткани. А все дорогие вещи зачарованы от пятен и изнашивания!

Я виновато промолчала. В первый день работы у меня голова шла кругом, как тут запомнить все хозяйские ценные указания?!

В итоге хозяин заставил меня запомнить в доме каждую тряпицу, на которой есть чары.

Когда уже закончатся эти бесконечные три месяца и я, наконец, буду свободна?

Понятия не имею, когда фэнтезийные героини успевают познакомиться с толпой народа, влипнуть во всевозможные неприятности, потанцевать на нескольких балах (или на крайний случай на столе в трактире), да еще и без памяти влюбиться!

Лично у меня времени хватало только на хозяйственные дела и учебу.

К тому же пришлось заново учиться читать и писать. Каким-то чудом я понимала иномирную речь на слух, но на письменный текст этот феномен не распространялся. И нужно было видеть скептическую мину господина Мандора, когда я попросила его показать мне буквы!

Под его руководством азбуку я одолела быстро и без труда, а дальше дело пошло легче…

Даже скучать по дому и родителям было некогда. Несколько раз я просыпалась в слезах, когда мне снилась мама, но потом воспоминания словно подернулись дымкой, перестали причинять острую боль. Все заслонили ежедневные заботы и тяжелая отупляющая усталость.

Конечно, иногда мне хотелось забросить к черту учебники, не говоря уж о стирке и уборке, и рвануть гулять по волшебному миру. Наверно, я еще увижу эльфов, гномов, вампиров… А пока приходилось довольствоваться домом и садом господина Мандора. За прошедшие два месяца я так ни разу и не вышла за пределы двора. Любопытство быстро сменилось вечной усталостью, и вечером хотелось спать, а не гулять. К тому же без денег и в неприглядных обносках гулять неинтересно – сувенир не купишь, что-нибудь вкусненькое не попробуешь…

Мелькали дни, неотличимые друг от друга. Частенько я выключалась прямо над очередным учебником. Хроническое недосыпание сделало меня похожей на зомби, и временами, видя в зеркале свое отражение, я вздрагивала от ужаса. Мои голубые глаза стали казаться серыми, а каштановые волосы потускнели.

Ничего, дальше будет легче: лето закончится, я сдам экзамены и поступлю в институт!

Главное, не думать, что будет в случае провала. Остаться в положении вечной служанки без каких-нибудь перспектив и надежды вернуться домой…

Почему это случилось именно со мной?! Ну что я кому плохого сделала?!

Нет, не думать об этом. А то опять расплачусь…

Все будет хорошо! Твердя это, как заклятие, я вновь и вновь вгрызалась в гранит науки…

– Ты зачем себя гробишь? – однажды поинтересовался господин Мандор, застав меня спящей в библиотеке. – Совсем сдурела? Ты чего добиваешься?

– Я не сдурела! – обиделась я, украдкой протирая заспанные глаза. – Я просто хочу поступить в институт!

– Хм… – Господин Мандор, кажется, посмотрел на меня по-новому. – И кем ты хочешь стать?

– Юристом! – отчеканила я.

Система судебных и правоохранительных органов Альвии (так называлась та страна) отличалась от известной мне, но суд и в другом мире суд, так что два курса юрфака меня очень выручали.

– Хм, – повторил он задумчиво. – Значит, юристом? Ты думаешь, это просто?

– В своем мире я именно на юриста и училась, – пожала плечами я с затаенной гордостью. – Значит, и у вас смогу!

– Интересно, – почему-то сказал он. – Ладно, дерзай! Только тогда уж и приберись тут заодно.

Я неуверенно кивнула, отчаянно жалея, что в этом мире не знают кофе. Глаза никак не хотели открываться.

Господин Мандор ушел, а я обозрела поле деятельности. Бардак в библиотеке навевал тоску. Стеллажи до потолка, заставленные книгами, а еще стопки на подоконнике, на столике, груды журналов… И все это нужно было протереть от пыли и расставить по местам!

Я стояла на стремянке, пытаясь впихнуть тяжеленный том между двумя другими, когда кто-то незнакомый спросил с интересом:

– Что ты делаешь?

От неожиданности я едва не загремела вниз.

Удержалась, со злости впихнула-таки книгу на место и, придерживаясь за полку, оглянулась. На меня с любопытством смотрел рыжеволосый тип с острыми ушками, увенчанными золотистыми кисточками.

– Не видно? – буркнула я. – Убираю.

– А-а-а, – протянул он. – Понятно. Ладно, я мешать не буду.

И, усевшись в кресло, раскрыл принесенный с собой фолиант. Я скосила глаза. Ух ты! Таких я еще не видела. Фолиант был обтянут чем-то похожим на кожу, украшен массивными металлическими застежками и даже драгоценными камнями!

Первое время присутствие постороннего меня смущало, но потом я немного освоилась. К тому же было совсем непросто разобрать, куда какую книгу поставить, и постепенно я увлеклась.

Хорошо хоть господин Мандор подписал стеллажи! Вот тут медицина, тут право, тут естествознание. Но мне не всегда удавалось определить с ходу, о чем та или иная книга.

Вот «Интерпретирующие и герменевтические возможности теории структурного полиморфизма» – это о чем?!

– Простите, – сказала я робко, подойдя к увлеченному чтением юноше. Господин Мандор строго-настрого приказывал не беспокоить его гостей. Но я же не с глупостями пристаю! – Не могли бы вы мне помочь?

– Да, конечно, – ответил он, подняв голову. – Чем могу быть полезен?

– Вы не знаете, о чем это? – спросила я, продемонстрировав ему книгу. – Никак не могу разобраться, куда ее ставить!

– Философия, – определил он с ходу. – Точнее, мистическая философия.

– Спасибо! – обрадовалась я, оглядываясь в поисках нужной полки.

Он кивнул и, вздохнув, переменил позу. Держать на весу тяжеленный том было явно неудобно, а положить некуда.

В общем, я продолжила уборку, а странный парень снова принялся читать…

– Не может быть! – вскричал он вдруг, и я от неожиданности подпрыгнула.

Оглянулась, спросила опасливо:

– Что-то случилось?

Но он меня не видел и не слышал. Держал в трясущихся руках книгу (уже другую, кажется, совсем без обложки) и что-то шептал.

Потом бросил книжку на стол и стремительно выбежал прочь…

Я пожала плечами, вздохнула и взялась разбирать груду на журнальном столике.

Хм, кажется, он читал что-то по истории?

Я пролистала книжку и, пожав плечами, поставила ее на соответствующий стеллаж.

А вот украшенную драгоценностями книжку я, поразмыслив, решила отнести господину Мандору. Как-то страшновато такую драгоценность ставить на полку!

– А почему ее принесла ты? – нахмурившись, осведомился господин Мандор. – Почему не Арнульф?

Называть его хозяином я отказывалась наотрез. Вот еще, я же не рабыня!

– Ранульф – это тот парень, который ее читал? – уточнила я, вытерев руки о передник. Надо же, где можно было так изгваздаться? Господин Мандор кивнул. – А, он почему-то закричал и убежал!

– Ясно. – Господин Мандор кивнул, расстегнул тяжелые застежки… и тупо уставился на пустоту внутри. Книги не было!

– Ой! – Я прижала руку ко рту.

– Так! – Он поднял на меня хмурый взгляд. – Где книга?

– Я не знаю! Он читал-читал, а потом закричал и убежал!

Господин Мандор до белизны сжал губы.

– Поверить не могу, что он вор… Ладно. Можешь идти.

Я сделала несколько шагов, остановилась, спросила нерешительно:

– Господин Мандор, а что теперь будет?

Вопреки ожиданиям он ответил.

– Найду Арнульфа и расспрошу, – сказал он, пожав плечами. – Если не отдаст сам, то вызову милицию. Ладно, иди!

Я сглотнула.

– Но обложка же осталась! Дорогая, с камнями всякими.

– Стоимость обложки – ничто по сравнению с самой книгой. Она уникальна, – объяснил он устало. – И сторожевые чары, кстати, как раз на обложке.

– Понятно. – Я кивнула и поплелась на кухню.

Арнульфа было жаль, но что я могла сделать? Господин Мандор был в своем праве…

Я перебирала крупу, чувствуя себя сказочной Золушкой. Только бала и принца мне даже не обещали.

– Арнульф, не дури! – вдруг донесся до меня раздраженный голос господина Мандора. – Верни книгу, не доводи дело до милиции!

Видимо, разговаривали они на пороге, так что до кухни через приоткрытое окно доносились голоса.

– Но я не знаю, куда она делась! – закричал Арнульф ломким баском. – Не брал я вашу книгу! Точнее, брал, конечно. Но из вашего дома не выносил!

Я осторожно выглянула из окна. И правда, они ссорились прямо на пороге. Господин Мандор нависал над Арнульфом, который все нервно прядал длинными ушами.

– Чудес не бывает, – резко сказал господин Мандор. – Ты читал книгу, которая сразу после этого пропала. Не отпирайся, я сам вручил тебе ту книгу, и моя служанка видела, что ты ее читал.

– Служанка! – Судя по голосу, Арнульф воспрянул духом. – Да, там же была девушка! Позовите ее, она расскажет, что я выходил из библиотеки с пустыми руками!

– И что мешало тебе спрятать книгу на теле? – скептически осведомился господин Мандор. – Без обложки она совсем небольшая. Сунул за пояс, и все.

– Да поверьте же мне! – потребовал Арнульф, чуть не плача. – Ну зачем мне красть вашу книгу?!

– Ради денег? – предположил господин Мандор цинично.

– И почему я тогда не убежал? – возразил Арнульф. – Да поймите же, я там вычитал… вычитал… В общем, мне нужна эта книга как доказательство для суда! А краденая вещь не может считаться доказательством!

– И что же ты вычитал? – поинтересовался господин Мандор с интересом.

Арнульф отвел взгляд.

– Ну же! Говори! – прикрикнул на него господин Мандор. – Говори правду, это твой последний шанс.

– Я из рода Бешеной Белки, – признался Арнульф убито.

– Бешеной Белки? – переспросил господин Мандор с удивлением и, кажется, опаской. – Той самой?

– Да! И ее оклеветали! – Арнульф говорил быстро, горячо. – Враги наложили на нее заклятие! В той книге прямо об этом говорилось. Они… они хвастались!

– Хм, – протянул господин Мандор, как-то странно глядя на всклокоченного парня. – Ты уверен?

– Хотите спросить, не проснулось ли во мне наследственное безумие? – горько усмехнулся тот. – Думаете, я сейчас отращу клыки до подбородка и брошусь на вас?

– Не думаю, – вздохнул господин Мандор. – Ладно, заходи. Подумаем вместе, куда ты подевал мою «Инеистую эпоху в письмах».

И похлопал Арнульфа по плечу.

А я стояла, ошеломленно пялясь на уже опустевшее крыльцо. Нет, не может быть!..

– Алевтина, чаю нам! – зычно крикнул господин Мандор, войдя в дом. – В кабинет!

Как я не перебила посуду, заваривая чай, я не знаю. Руки тряслись, мысли разбегались.

Господин Мандор будет в ярости! Не сказать? Нет, так поступить я не могла.

Я поставила на поднос сахарницу, чашки с ложками, заварник и вазочку с печеньем. Глубоко-глубоко вдохнула, выдохнула и пошла сдаваться…

– Так, еще раз. – Господин Мандор принял чашку и кивнул, разрешая мне удалиться. – Постарайся вспомнить, куда ты мог подевать книгу.

– Да не знаю я! – Арнульф грел пальцы о чашку. – Я снял обложку, потому что она очень тяжелая и неудобная. Положил на журнальный столик. А потом нашел то письмо… Ну не в себе я был, понимаете? Но я точно ее не выносил. Может, упала за кресло?

– Ты думаешь, я не искал? – скептически поинтересовался господин Мандор, отпивая чай. – Нет ее там. Арнульф, постарайся вспомнить! – и, бросив на меня взгляд, добавил с некоторым раздражением: – А ты чего застыла? Можешь идти!

– Это я ее взяла, – глядя в пол, призналась я глухо. – Ну, книгу! Только все было совсем не так!

Арнульф облился чаем, господин Мандор вскочил.

– Ни… ничего себе! – ошеломленно выдохнул Арнульф за его спиной. – Зачем?

– Да понятно зачем, – едко ответил ему господин Мандор. – Денег хотела.

– Нет! – Я даже замотала головой и взмолилась: – Да послушайте же! Я не воровка! Я просто убирала книги. Ну не знала я, что вы ее из обложки вынули! По ней же не видно!

– Так, – холодно сказал господин Мандор и больно схватил меня за руку. – Рассказывай!

– Ну там же было много книг! Эта ваша «Инеистая эпоха» самая обычная! Я просто взяла ее и поставила на полку! Ну, там, где все по истории стоит!

– А почему не сказала сразу? – Голос господина Мандора ничуть не смягчился. Он смотрел на меня как на какого-нибудь таракана.

– Так я не поняла, о чем речь! – Я умоляюще взглянула на него. – Обычная книжка в твердом переплете! Откуда я могла знать?!

– Она действительно на вид самая обычная, – вмешался Арнульф. – Просто вставляется в пазы обложки.

– Вот! – обрадовалась я неожиданной поддержке. – Я правда не хотела! Ее же не называл никто, книга и книга. Только когда услышала название, догадалась!

– Откуда мне знать, что ты не хотела ее украсть? – Господин Мандор вперил в меня презрительный взгляд.

– Ага, – возразила я едко. – И сама же во всем призналась!

Как он смеет считать меня воровкой?!

– Испугалась милиции? – предположил господин Мандор, хотя уже без прежней злости.

– Тогда проще подкинуть краденое на место! – парировала я. – Вы же меня даже не заподозрили, чего мне бояться?

Господин Мандор задумался.

– По следам на книге можно установить, что ты ее касалась.

– У вас уже знают об отпечатках пальцев?! – невольно заинтересовалась я.

– Каких еще пальцев? – нахмурился он. – Я об отпечатках ауры на книге. Ты попаданка, так что никак не могла стереть следы магией!

– Для начала, я о них вообще не знала, – заспорила я. – И вообще, кто мне мешал просто бросить эту вашу книжку в печку? Ну, если уж я так испугалась милиции!

– Ты, – начал господин Мандор, но договорить ему не дали.

– Вот! – вмешался Арнульф, протягивая книгу. Пока мы увлеченно спорили, он успел сбегать в библиотеку. – Кажется, с ней все в порядке.

Господин Мандор бережно принял свое сокровище, пролистал страницы.

– Да, все в порядке, – со вздохом облегчения согласился он. – Ладно. Алевтина, можешь идти.

Я кивнула и на негнущихся ногах поплелась к выходу.

– Постой! – окликнул меня Арнульф. – Алевтина, да?

– Да, – неохотно обернувшись, подтвердила я.

– Так почему ты все рассказала? – поинтересовался он, смешно шевеля ушами. – Тебя же никто не подозревал даже!

– Зато подозревали вас! – ответила я запальчиво. – Я не могла молчать, я же знала, что вы не виноваты! То было бы несправедливо!

– Ясно, – хмыкнул господин Мандор, кладя руку на плечо Арнульфа. – Наивность, помноженная на правдолюбие. Ладно, иди уже!

И я пошла к себе…

А вечером господин Мандор молча положил передо мной перечень экзаменационных вопросов.

– Пригодится, – только и сказал он на мой удивленный взгляд…

Время шло, и наконец наступил долгожданный день первого экзамена.

Я проснулась рано, едва рассвело… Открыла глаза и уперлась взглядом в беленую стену.

Нужно готовить завтрак и собираться в институт, а меня уже заранее трясло.

– А, Алька, – фамильярно, как любимого пса, приветствовал меня хозяин, с какой-то стати тоже вскочивший ни свет ни заря. К тому же он расположился не в кабинете, как обычно, а прямо в моих «владениях».

– Здравствуйте, господин Мандор, – уже привычно проговорила я, заученным движением ставя чайник на огонь.

– У тебя ведь сегодня экзамен? – поинтересовался хозяин, почесывая грудь в вырезе расстегнутой рубахи.

– Да, господин Мандор. – Я неосторожно задела бок горячего чайника и тихо зашипела, дуя на обожженную руку.

– Я могу проводить тебя до института и забрать обратно, – добросердечно предложил он (видимо, опасался, что я сбегу). – Каким бы ни был результат. И вот, это тебе.

Он вручил мне платье – темно-серое, безо всяких украшений, зато новое и по размеру, что за последние месяцы стало недостижимой мечтой. Столько времени проносить рванье с чужого плеча!

– Спасибо, – тихо сказала я, решив про себя, что обязательно поступлю – или умру. Больше так жить нельзя!

К счастью, институт оказался совсем недалеко, буквально в пятнадцати минутах ходьбы. Я, как маленькая девочка, держала за руку господина Мандора. Даже нервное состояние не мешало с любопытством оглядываться по сторонам.

Невысокие белые, голубые, персиковые, зеленые дома, окруженные многочисленными садами, смотрелись очень живописно. Дороги вымощены каменными плитами, а по обочинам расставлены горшки с цветами. Город был прекрасен, как картинка в детской книжке.

За три месяца взаперти я почти одичала, отвыкла от мелькания людей вокруг, непривычных запахов и звуков.

Наконец мы подошли к довольно внушительному зданию из красного камня. Храм науки действительно напоминал храм: высоченные потолки, внушительные колонны, в нишах бюсты и статуи с трогательными букетиками у подножья…

– Институт магического права, – сообщил господин Мандор, с трудом отцепив мою руку, и строго велел: – Иди на второй этаж, в двести тринадцатую аудиторию.

– А… уже? – Мне вдруг стало страшно.

В конце концов, господин Мандор был уже привычным злом, а кто знает, что ожидает меня впереди?

Но он не собирался меня утешать.

– Прекрати вести себя как ребенок! – недовольно проворчал он. – У меня дела, знаешь ли!

– Ладно, – сказала я и отвернулась, пытаясь спрятать навернувшиеся слезы.

– Удачи! – пожелал господин Мандор напоследок и ушел, а я поплелась на поиски.

Возле нужной аудитории толпились абитуриенты всех рас и мастей. Толком рассмотреть возможных однокурсников не хватило времени: дверь распахнулась, из-за нее выглянул молодой парень в очках.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное