Анна Неделина.

Хранитель Книги тумана



скачать книгу бесплатно

Словно почувствовав мои сомнения, Таро взглянул прямо на меня и злорадно оскалился. В полном смысле слова, обнажив острые чуть изогнутые клыки. Левый был значительно длиннее правого и кривой. А я сразу не понял, что меня настораживает… Наверное, я побледнел.

– Это… он же…

– Вурдалак, – закончил за меня призрак. – Конечно. Все согласно правилам: в хранители отбираются по одному – эльф, вурдалак, призрак…

– То есть, вы тоже будете здесь жить?

– На чердаке, – холодно отрезал Таро. – Предпочтительно не дергать меня лишний раз днем. И нужно больше мяса. Запасы у тебя слишком скудные.

– Я ем не слишком много…

– А я – много. Твоя обязанность заботиться о хранителях. Имей в виду.

– Ага… – обреченно согласился я. Кажется, уходить они и правда не собираются.

– Ну, я, собственно, призрак. Мое имя – Люций Ларций.

– Можно просто Люц, – подсказала эльфийка.

– Нельзя, – возразил призрак.

– Можно, – буркнул Таро. Призрак вздохнул, мне почудилось – почти сочувственно.

– Моя стезя – знания. Можешь обращаться за помощью, если столкнешься с трудными заклинаниями. Я что-то вроде твоего советника, а заодно – наблюдатель за остальными хранителями.

Таро фыркнул. Люций спокойно добавил:

– В конце концов, я куда старше остальных. В бою же практически бесполезен.

Я разделял скептицизм Таро. Только боев мне и не хватало для полного счастья! Нет, решительно не понимаю, зачем мне хранители…

– А кто это? – спросил я, кивнул на черного человека, который держался отдельно от остальных. Мне так и не удалось разглядеть его лица. И уже обреченно понимал, что столкнулся с очередным представителем нечистой силы.

– Ты его видишь? – удивился Люций. – Давно?

– – С тех пор, как пришел.

Черный человек двинулся ко мне. Тьма клубилась вокруг него, это теперь стало совершенно ясно. Она его сопровождала. Он и был тьмой, точнее. Только желтые кошачьи глаза блестели там, где обозначился абрис лица.

– Это Ух… Он фантом, – пояснил Люций. – Он может стать видимым на непродолжительное время. Но обычно скрыт даже от взоров остальных хранителей. Твои способности… весьма занимательны, молодой человек. Впрочем, такое уже случалось в истории вашей семьи, не вздрагивайте.

Фантом не произнес ни слова. Просто стоял передо мной и смотрел своими желтыми глазами. Но в какой-то момент я вдруг отчетливо увидел, как поднимаюсь по холму к Дому, и дождь льет прямо на меня…

– Ух не способен воспроизводить речь. Только посылать мыслеобразы. Он мало связан с действительностью. Его удел – междумирье и он – хранитель Дома. Ведь Дом – это место, где Завеса особенно тонка. Ты сам должен это чувствовать.

Ух поклонился – тьма искривилась и подалась в мою сторону, едва не заставив меня отступить.

Да, я чувствовал. В Доме-в-тумане мне всегда было неуютно: появляющееся временами острое ощущение взгляда в спину, бесконечная хмарь за окном, сырость и сквозняки.

Нет, Дом вовсе мне не нравился, и я понимал, что не очень-то нравлюсь ему. Это очень странно – сознавать, что здание испытывает какие-то эмоции, распоряжается собственным пространством, как вздумается. Иногда чувствуешь себя принесенным в жертву. Добровольно съеденным.

Я вздохнул.

– Что же, я не могу выставить вас за дверь, – прислушавшись к себе, признал я. – Но, к сожалению, ваш визит стал неожиданностью и комнаты не готовы…

– Это лишь означает, что мы можем выбрать любую из имеющихся, – улыбнулась Даль. Я не посмел возражать очаровательной эльфийке. Я кивнул, все еще пребывая в смятении. Мне не нравилось жить одному. Но внезапные гости не внушали доверия. Один вурдалак облизывающийся чего стоил!

Я твердо решил, что с сегодняшнего дня запираю дверь своей спальни. И где она, эта спальня, никому говорить не буду. Пусть помучаются с поисками, если решат ночью напасть!

Глава 2. В которой все обсуждают Косматого Ругра


Я знаю – я ответил, – свет

Смущает привидений.

Но дух – непрошенный сосед,

И люди вправе ждать в ответ

Подробных объяснений


Льюис Кэрролл. Фантасмагория


Утром дверная задвижка, которую я признал не особо надежной защитой и потому подпер дверь стулом, оказалась проржавевшей и никак не поддавалась. Ржавчины было так много, что она «запекла» щеколду и пазы в одно целое. То ли я в избытке чувств выразил свои сомнения вслух (иногда со мной такое случается, в пустом Доме жутковато, вот и выработалась привычка подбадривать самого себя), то ли Дому не понравилось, что я оставил гостей на ночь, и он решил мне отомстить. Я уже всерьез подумывал о том, что придется выбираться через окно. Но потом в комнату заглянул призрак – да, прямо сквозь дверь – и поинтересовался, не собираюсь ли я спуститься к завтраку. Обнаружив мои затруднения, он кликнул Таро и Даль. Те посовещались в коридоре, и вскоре дверь оказалась снятой с петель. Таро презрительно скривился, заметив неподалеку стул, словно догадался, что я пытался использовать предмет мебели в целях самозащиты. Ну, судя по тому, как легко вурдалак выбил дверь, стул вряд ли мог помочь. Похоже, нынче ночью придется поэкспериментировать с тумбой. Правда, уже в другой комнате. Судя по ухмылке вурдалака, возвращать дверь на место он не собирался. Может, следовало попросить – вдруг Таро именно этого и ждал. Но я решил, что не буду унижаться.

Вся наша странная компания отправилась завтракать. Я по привычке перебирал в памяти скудные запасы еды, которые еще могли сыскаться на кухне, и думал, чем же угощать хранителей. Но когда мы вышли на лестницу, уловил аромат свежей выпечки и каких-то цветов… Кажется, гости сами позаботились о завтраке. Мне стало стыдно. Я, конечно, их не звал (а для некоторых и прилагать усилий не хотелось), но они ведь в моем Доме…

– Это все Даль, – легко понял причину моего смущения Люций. Я оглянулся. Эльфийка с радостным гиком съезжала по широким мраморным перилам, раскинув руки наподобие птичьих крыльев. Лестница была витая, с достаточно крутым поворотом. Не знаю, кто и зачем задумал ее именно такой. Если бы Даль не удержалась и опрокинулась, выпав за перила, легко могла свернуть себе шею! Я не успел толком испугаться, а эльфийка уже спрыгнула на ступеньки. Щеки ее заалели.

– Здорово! – сообщила она нам всем со счастливой улыбкой и в тот же момент оступилась, поскользнувшись на плитке, которой был выложен обширный холл. Я оказался ближе остальных, потому успел ее перехватить – скорее от неожиданности, чем из желания помочь и тут же отстранился, едва не запутавшись в складках ее плаща.

– Идиот… – буркнул Таро, проходя мимо нас.

Вот что я ему сделал?! Сюда точно не звал! Если уж так не хочет быть хранителем – мог даже на порог не являться. Или не мог?

Даль засмеялась, словно колокольчики зазвенели.

– Какой ты злой, Таро. Будто и не рад, что мы снова собрались вместе.

– Да что ты, я так счастлив, аж тошнит, – донеслось до нас.

Разве такими должны быть хранители?!

Я, конечно, прежде видел не слишком много эльфов, но мне казалось, они все как один надменные и преисполнены ощущения своего превосходства над прочими расами. А Даль вела себя скорее вызывающе, но презрения не демонстрировала. Вот Таро – другой разговор. Этот бы придушил всех, чтобы не мешались под ногами. Но обязанности ему точно не в радость.

После завтрака я спросил об этом у призрака. Точнее, я зашел издалека.

– Скажите, мастер Люций, как назначаются хранители? Они… вы не могли отказаться от этой роли?

– Почему же? – удивился призрак. – Разумеется, могли. Но жаждали этой чести. Большинство из нас попали в хранители в результате жесткого отбора…

Представляю других кандидатов от эльфов!

– И Таро?

Люций внимательно на меня взглянул. Я пояснил:

– Мне кажется, ему не слишком-то здесь нравится.

– Вот ты о чем! Но ведь Таро – вурдалак. Сам понимаешь, это плохо сказывается на характере. Порядки у них в племени строгие, приходится вести образ жизни хищника.

Ну да, а добыча частенько – люди. Как вообще получилось, что существует столь странное правило – назначать в хранители Отменяющему вурдалака?!

– Скорее всего, он просто привык рассматривать окружающих как соперников и вероятных врагов, – добавил призрак задумчиво. – Лучше всего он понимает язык силы и вам придется доказать свое право приказывать ему.

Вот с какой стати я должен доказывать что-то навязанному мне помощнику?

Люций понимающе улыбнулся.

– Ничего, привыкнешь. Помощь тебе нужна, Ольден, отрицать это бесполезно. Даже предыдущий потомок Алоиза оставил дела куда как в большем порядке, чем твои дражайшие родственники, не удосужившиеся объяснить тебе даже элементарных вещей. Хотя ни он, ни его собственный сын не были истинными Отменяющими, но ведь о праве истинного наследника силы Алоиза им должно было быть известно! Не они должны были владеть Домом-в-тумане.

– Я появился в Доме не так давно. Мои родители покинули Лодель и не поддерживали отношений с родственниками. Так вышло.

– Хм… любовь, должно быть? Что же, с людьми случается. Однако долг превыше всего… Твой отец не имел права отказываться…

– Мой отец не принадлежал семье Отменяющих, – возразил я.

– Вот как, – понимающе протянул Люций. – Что же, это многое объясняет. У девушек из рода Алоиза дар просыпается гораздо позже… Я помню, был случай с прекрасной Селеной, которая стала Отменяющей, лишь разменяв четвертый десяток.

– Мать погибла раньше, – сухо сказал я.

– Что же случилось? – заинтересовался призрак.

Пришлось объяснять.

– На них с отцом напал дух Звонкого бора и убил обоих.

Люций переместился ближе ко мне. На лице его появилось недоверие.

– Этого не может быть!

– Но это так. Тому были свидетели.

– Должно быть, они приняли за Ругра кого-то другого! При всей своей нелюбви к магам, он не нападает на Отменяющих…

– Наверное, у него поменялись предпочтения, – невесело усмехнулся я. – Потому что на меня он также напал. Я чудом спасся.

На самом деле, не было никакого чуда. Меня выручил друг. Не окажись он рядом, скорее всего, я был бы уже мертв: даже если бы Ругр не стал меня добивать, я истек бы кровью…

Люций нахмурился.

– Дюрандаль! – позвал он. Негромко, но спустя несколько мгновений мы услышали, как в отдалении что-то разбилось, а потом легкие торопливые шаги возвестили о приближении эльфийки. Она выглядела слегка виноватой и прятала взгляд. Так-так, что же там такое разбилось? И где именно это «там»? Я начал сомневаться, что возраст Дали так уж велик. Сейчас она была похожа на нашкодившего подростка!

– Повтори то, что рассказал мне, Ольден, – потребовал Люций.

– С самого начала? – не понял я.

Призрак досадливо поморщился.

– Достанет и того, что на твоих родителей напал Ругр.

– Сомнительно, – протянула Даль, с интересом взглянув на меня.

Я нахмурился.

– На меня он тоже напал.

– Должно быть, хотел припугнуть. Ты вел себя неподобающе, эль-ло?

– Нормально я себя вел! И вряд ли он ограничился бы только запугиванием! Меня спасли, в противном случае я был бы уже мертв.

Даль шагнула ко мне, вытянула руку. Я увидел тонкие полоски колец – они были так малы, что сидели на верхних фалангах пальцев. Эльфийка поводила рукой вниз и вверх, ладонь безошибочно замерла у левого бока, там, где был особенно большой шрам от когтей Косматого Ругра.

– Хм… – произнесла она, нахмурившись. – Рана до сих пор не зажила! Эль-ло, чем ты так прогневил духа леса?

Ну вот, опять! Взгляд ореховых глаз стал колючим, неприятным. Как будто Даль даже не подозревала, а совершенно точно знала, что я совершил преступление. И это моя телохранительница! И как это я раньше без нее обходился?!

– Он не пожелал мне сообщить, – процедил я. Даль если и заметила мое настроение, не смутилась. Она вообще мало интересовалась чужим раздражением, как я заметил.

– Что же ты делал в Звонком бору? Всем известно, что магам туда хода нет…

– А я туда и не ходил. Как и мои родители, чтоб вы знали. Столкнулся с ним на пути домой, возвращался из города поздно…

– Но Ругр не отходит так далеко от бора, – возразил Люций.

– Я не раз видел его в полях время бурь, – сообщил я. – Из Дома, если туман расступался.

– Здесь какая-то ошибка, – все еще не мог поверить призрак.

Я пожал плечами. Не хочет признавать правдивость моих слов – его дело. Какой мне смысл врать о том, как погибли родители?

– Это не важно, – мягко произнесла Даль. – Снимай-ка рубашку, эль-ло.

– Ч-что? – растерялся я. Смена темы оказалась слишком неожиданной.

– Рубашку, – повторила эльфийка. – Мне нужно взглянуть на раны поближе.

– Но… там нет ничего примечательного. Всего лишь шрамы, – пробормотал я.

Даль покачала головой.

– На тебе стоит метка, эль-ло. Неужто ты не чувствуешь этого?

Я задумался.

– Шрамы болят, если природные духи оказываются близко.

Даль бросила быстрый взгляд на Люция.

– О том и речь. Моих целительских способностей должно хватить. Или будешь упрямиться из-за глупой обиды?

Она видела меня насквозь, мне даже стало стыдно. А еще – было неловко перед эльфийкой. Но рубашку я все же снял, и холодные пальцы Дали скользнули по багровым рубцам, пульсирующим тупой болью в непогоду. Я почувствовал неприятное жжение, пальцы эльфийки стали ледяными, а сама она – спала с лица. Но через некоторое время довольно улыбнулась.

– Так-то лучше. Ну, кто теперь скажет, что из меня – плохой целитель? – и она заливисто рассмеялась, как будто удачно пошутила.

– Стоило ли, – буркнул Таро. Оказывается, он стоял, прислонившись к дверному косяку, плечом и с отвращением наблюдал за нами. Как давно вурдалак появился в комнате? Как много слышал? Я оглянулся в поисках Уха, но фантом не пожелал себя проявлять. Даль оглянулась.

– Таро, – строго сказал Люций. – Ты знаешь, что…

Таро фыркнул, показывая, что не намерен продолжать разговор. Ну, и не приходил бы тогда вовсе! Меня раздражало презрение в его взгляде, но еще больше – выводила из себя мысль, что Люций и Даль по-прежнему меня подозревают в искажении правды.

Что я, по их мнению, мог такого сделать Косматому Ругру?!

– Возможно, Ругр был недоволен твоими родителями, эль-ло, – сказала Даль.

– Нет, – попытался возразить я, но Люций поддержал:

– Он всегда по-особому относился к потомкам Алоиза. Ведь именно Алоиз призвал его в Звонкий бор.

– Это запрещено, – возразил я, представив единственный путь, каким мог призвать духа такой силы Алоиз Терн. Отменяющий воспользовался Книгой тумана, чтобы открыть вход в мир демонов и духов, тогда как обязан следить за тем, чтобы оттуда в наш мир не проникло никакое зло… По крайней мере, так написано в самой Книге – выцветшими чернилами неприятного оттенка, напоминающего о засохшей крови…

– Запрет возник не на пустом месте, – задумчиво сказал Люций. – Алоиз дорого заплатил за этот урок. Но, помимо него самого, в Звонком бору бывали и другие Отменяющие. Последним туда отправлялся твой предок, Эдвин Терн. Он избавил Звонкий бор от туманной саранчи, расплодившейся после магической войны…

– Конечно, это случилось еще до того, как он сошел с ума, – хихикнула Даль.

– Ни я, ни мои родители там не бывали, – твердо сказал я. Наверняка за мать или отца говорить я не мог, но это их стремление уверить меня в том, что я лгу, была слишком неприятна.

– Что же, если так, рано или поздно мы сами увидим лесного духа, – проговорила эльфийка, ставя точку в неприятном разговоре.

– А где Ух? – спросил я.

Даль пожала плечами.

– Скорее всего, по ту сторону тумана, эль-ло. Осматривает дом с изнанки… со стороны Завесы. Только ему это под силу. Если грань истощилась, он это выяснит. Пока Дом выглядит слишком неухоженным.

– Ух часто пропадает, – подтвердил Люций. – Ему привычней жизнь в междумирье, здесь он быстро теряет силы.

Со стороны Завесы, надо же… жуть какая-то! Интересно, в мои обязанности не входит подкармливать фантома частью собственной жизненной силы? Как в сказках рассказывают… только в сказках не страшно, а у меня аж мурашки по спине.

Внезапно мы все услышали грохот – судя по всему, что-то случилось на втором этаже. Даль мягко развернулась и бесстрашно направилась к выходу из комнаты. Я последовал за ней с некоторой опаской. Но первым на месте происшествия оказался Люций. Он задумчиво наблюдал за тем, как вурдалак, едва успевший подняться по лестнице, с глухим ворчанием высвобождает ногу из дыры в полу. Дыра была небольшая, и Таро без зазрения совести ее расширял, круша паркет и доламывая прогнившие балки. В опасной близости от него с потолка облетала штукатурка. Я взглянул вверх и обнаружил еще одну дыру. Если бы не скромные размеры, подумал бы, что Таро свалился прямо с чердака. А что? Мостился на стропилах, готовясь к дневному сну, но не удержался, а полы в Доме ветхие…

– Чтоб тебя! – Таро глянул в мою сторону с ненавистью, будто подозревал меня в сговоре с Домом.

Разве я не предупреждал, что гостям тут не рады? Сами остались – сами виноваты! Не удивлюсь, если поутру Дом решил замуровать меня именно из недовольства и намеревался избавиться от неугодных жильцов, пока я заперт.


***


Таро скрылся на чердаке. Вурдалаки предпочитают активничать ночью, днем же обычно спят или просто прячутся от солнца – оно их, конечно, не испепеляет, как в сказках рассказывают, но ожоги нанести может. К тому же, при солнечном свете вурдалаки плохо видят. В общем, все у них не как у людей! Хорошо, конечно, что не придется наблюдать недовольную физиономию Таро в ближайшие часы. Но и мысль о том, что вурдалак сейчас отсыпается, а в потемках начнет бродить по Дому, как-то не радовала…

Разговор о Косматом Ругре хотелось забыть, но мысли о нем, как назло, так и лезли в голову. Вкупе с воспоминаниями о недоверии Дали и Люция.

Что же, они полагают, я все выдумал? А шрамы – сам себе устроил?! Зачем бы мне это могло понадобиться?

Кстати, о шрамах: несмотря на ненастную погоду, они впервые за долгое время не давали о себе знать. Выходит, целительница из эльфийки действительно хорошая…

Что бы ни утверждали новые жильцы, а мне сложно представить, чтобы Ругр относился с терпением к Отменяющим. На самом деле, он вообще никого не любит. Я не раз наблюдал, как он гоняет в грозу по заливным лугам мелких бесенят. Передвигался Ругр на задних лапах и люди, случалось, издалека принимали его за одинокого путника, чрезвычайно лохматого, укутанного в доху. Но пускаясь в погоню, Ругр становился на все четыре мощные конечности, и горе тому, кого он избрал своей жертвой. Людей он убивает далеко не всегда, но всегда – калечит.

У него по три пальца на каждой лапе и длинные когти-клинки. Чаще всего его видят возле Звонкого бора, окаймляющего Лодель кружевным воротом с восточной стороны. Древний лес скрывает многие тайны былых войн. Косматый Ругр, должно быть, видел их все и оттого обезумел. Говорят, когда-то он общался по-людски и даже привечал заблудившихся сироток, кормил моченой брусникой, а потом – провожал до тропы, на которой невозможно заблудиться, зато можно найти четырехлистный клевер, если внимательно смотреть по сторонам… Косматый Ругр – душа Звонкого бора. Пока стоит хоть одно дерево – жив и Ругр. В Лодель он не захаживает, не трогает и жителей близлежащих немногочисленных деревенек. Только если кто-то его люто обидел…

Люди привыкли приходить в бор с подарками и часть добычи охотники непременно оставляли на пнях в благодарность хранителю леса за благоволение. Но с магами у Косматого Ругра непримиримая вражда. Проще сделать до столицы крюк в три дня, чем рискнуть пробираться через Звонкий бор. Инквизиция Ругра терпит потому, что справиться с ним еще никому не удавалось, никто давно уже и не пытается. К тому же, благодаря Ругру, Звонкий бор – естественная защита от магии. В былые времена, если кого принимали за незаконного колдуна, а он запирался – отправляли в бор, даже рук не связывали. Если выберется – считай, оправдан. Только не слышал я, чтобы выбирались…

Как я и говорил, хоть Ругр и охранял Звонкий бор, но иногда покидал его: в ненастную пору выходил в поля. То ли страх его гнал, то ли напротив – любовь к безумству стихии. Бывало, он подбирался к самой защитной границе Дома, подолгу бродил вокруг, принюхивался и утробно рычал… Я неоднократно был тому свидетелем и не сомневался: Даль с Люцием рано или поздно тоже увидят лесного духа. Пусть тогда попробуют спорить о том, что бывает, а чего – нет.

Тем не менее, обида все же затаилась в душе, и я предпочел скрываться от гостей. Себя я убедил в том, что просто привык к одиночеству и теперь, когда в Доме-в-тумане стало неожиданно много постояльцев, чувствовал себя неуютно. Особенно напрягала необходимость совместных трапез, грозивших дальнейшими расспросами. С меня их было достаточно на сегодня. Поэтому к обеду я предпочел не выходить и на этот раз меня никто не искал.


***


…Когда к Лоделю подступает зима, первые – всегда внезапные – заморозки убивают припозднившиеся цветы на клумбах, которые столичные жители устраивают во дворах своих домов в надежде придать городу ярких красок. И то правда, в пору цветения садов город пестрит яркими красками, будто в нем каждодневно праздник. Но к началу зимы Лодель вновь становится серым, безликим, покрывается коркой льда. Морозы случаются такие сильные, что поутру некоторые хозяева обнаруживают во дворе дивную картину: заледенелые цветы, замершую жизнь…

В один из таких вечеров я пробираюсь по скользким от наледи улочкам в поисках двоюродного брата. Он в свои годы все еще имел привычку прятаться от меня и подначивать: мол, дядин прихвостень, посадить тебя во дворе на цепь, да конуру поставить – выйдет неплохой сторожевой пес… если лаять научусь, конечно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6