Анна Маркова.

Святитель Игнатий (Брянчанинов)



скачать книгу бесплатно

Примерно в это же время, хотя точная дата неизвестна, архимандрит Варлаам становится духовником Курляндской герцогини Анны Иоанновны. Известно лишь, что в описании ее коронации он уже упоминается как духовник.

Архимандрит Варлаам переехал в Петербург вслед за императрицей и поселился на Троицком подворье, построенном на месте, которое было пожаловано Лавре Петром I. Он был назначен в состав конференции Синода с Сенатом, но и в звании присутствующего члена Синода ни разу не был в его собрании и не подписывался под его протоколами. При дворе архимандрит Варлаам был весьма уважаем за строгую жизнь и благочестие.

Но пребывание в столице было тягостно для него. Тогда, в 1732 году, императрица Анна Иоанновна, по кончине сестры своей царевны Екатерины Иоанновны, подарила духовнику принадлежавшую царевне дачу на Петергофской дороге.

Этот подарок и положил начало Сергиевой пустыни. Архимандрит Варлаам устроил на даче церковь во имя преподобного Сергия и поселил при ней небольшую братию. Пустынь была приписана к Свято-Троицкой Сергиевой лавре, чем и было узаконено ее существование.

Для братии были построены деревянные кельи, а для настоятеля – каменный флигель. Все постройки были обнесены деревянной оградой. Также архимандрит купил три участка земли, прилегавших к территории дачи. На эти земли был переселены семь крестьянских семейств, принадлежавших Лавре.

25 июля 1737 года архимандрит Варлаам скончался, на 73-м году жизни, в Петербурге. Согласно его предсмертной воле, он был погребен в созданной им обители.

По кончине архимандрита Варлаама Сергиева пустынь около десятилетия пребывала в полном запустении и разорении. Это было связанно с тем, что, будучи приписным монастырем, Сергиева пустынь не имела ни упорядоченного управления, ни сложившейся братии.

Так продолжалось до 1755 года, когда на обитель обратил внимание архимандрит Свято-Троицкой Сергиевой лавры Афанасий (Вольховский). Он пригласил знаменитого архитектора П.А. Трезини, который в 1756 году заложил в Сергиевой пустыни каменный пятиглавый соборный храм во имя Святой Троицы. Строительство продолжалось в течение семи лет, до 1763 года. Уже при преемнике архимандрита Афанасия, архимандрите Гедеоне (Криновском), был построена церковь во имя преподобного Сергия и несколько келейных корпусов.

В 1764 году, согласно указу о секуляризации церковных земель и введении монастырских штатов, Троице-Сергиева пустынь получает независимость и признается второклассным штатным монастырем. 4 мая 1764 года из конторы Святейшего Синода последовал указ, в котором говорилось: «Состоящую при С.-Петербурге, по Петергофской дороге недавно построенную пустыню, за неимением при С.-Петербурге монастырей, приписать к С.-Петербургской епархии».

Этот период времени характерен тем, что в Троице-Сергиевой пустыни очень часто сменяются настоятели. Обычно настоятелями столичной обители назначались то ректоры семинарий, то ученые архимандриты, вызываемые в столицу для несения череды богослужения и проповеди, то законоучители разных учебных заведений.

Занятые в столице, они не могли полноценно управлять обителью. И это неизбежно сказывалось на духовном состоянии братии.

В то же время период правления Екатерины II был достаточно благоприятен для Сергиевой пустыни в материальном плане. Поскольку у Екатерины II с Сергиевой пустынью были связаны незабываемые переживания. В дни государственного переворота 1762 года гвардейские войска под предводительством Екатерины II дошли в походе на Петергоф до монастыря и остановились за его стенами. В покоях настоятеля Екатерина дождалась ответ на свой ультиматум: император Петр III дал согласие на отречение от престола. В тот же час в пустыни состоялось самое первое богослужение по случаю счастливого исхода опасного предприятия. С тех пор Екатерина II щедро одаривала монастырь и ежегодно в памятный день справляла в его храме благодарственный молебен. Здесь же она хотела обрести и земное успокоение. В архивных источниках сохранилась ее записка следующего содержания: «Ежели умру в городе, положить меня в Александро-Невском монастыре, в Соборной церкви, мною построенной. Ежели в Царском Селе – на Софийском кладбище, у Казанской Богородицы. Буде в Петергофе – в Сергиевой пустыни».

Вместе с императрицей Троице-Сергиеву пустынь посещали и вельможи царского двора, устроившие в пустыни несколько храмов и благотворительных учреждений. Таким образом, к началу XIX столетия Троице-Сергиева пустынь внешне казалась довольно благоустроенной обителью.

С 1819 года при Петербургской митрополии был открыт викариат. Сергиева пустынь перешла в ведение викариев, епископов Ревельских, которые и управляли ею 15 лет – до 1834 года. За это время монастырские строения ветшали, а новые практически не возводились. В монастыре была очень малочисленная братия, оставленная без настоятельского присмотра. Нравственность братии стояла на низком уровне.

Современники говорили, что монастырь находился в запустении.

В конце концов, на плачевное состояние Троице-Сергиевой пустыни обратили внимание светские власти. В 1834 году император Николай I вызвал из Лопотова монастыря игумена Игнатия (Брянчанинова), которого знал по учебе в инженерном училище, и поручил ему сделать из Троице-Сергиевой пустыни образцовый монастырь.

1 января 1834 года в Казанском соборе игумен Игнатий был возведен в сан архимандрита, а 5 января он прибыл в свою обитель в сопровождении друга – рясофорного инока Михаила Чихачева и келейника Иоанна Малышева – впоследствии преемника святителя Игнатия (Брянчанинова) в управлении Сергиевой пустынью.

Как уже говорилось, Сергиева пустынь была в то время в самом расстроенном состоянии. Практически все постройки нуждались в ремонте. Даже храм преподобного Сергия, расширенный в 1821 году. Настоятельские кельи зимой были закрыты и не отапливались, что привело их к быстрому разрушению. Впоследствии архимандрит Игнатий (Малышев) писал: «Настоятельские кельи были необитаемы, так что предместнику моему, вновь назначенному настоятелю архимандриту Игнатию, на первое время отведены были в Инвалидном доме графов Зубовых две кельи… В такой тесноте прожили мы полтора года. Прочие здания были в крайнем упадке: главный собор стоял в воде, деревянный пол его лежал на балках и сваях, а под полом, на полтора аршина, стояла вода… О кельях говорить нечего. Их было 12, каждая в сажень квадрата с подопрелыми стенами… Воспоминаний много, но все они унылы». В жизни братии также было много недостатков. В то время братии в пустыни было всего 12 человек. Все они не отличались добродетельной жизнью и высокой нравственностью.

Благом было то, что предшественники архимандрита Игнатия (Брянчанинова) – викарные епископы Санкт-Петрбургской епархии – собрали достаточные суммы для ремонта обительских зданий. Также было закуплено до 400 000 штук кирпича. Поэтому, собрав все имеющиеся средства, архимандрит Игнатий приступил к внешнему украшению пустыни.

Настоятель составил проект работ в пустыни и получил разрешение на проведение его в жизнь. Здесь ему пригодились все познания, полученные в инженерном училище. Видя положительные результаты трудов настоятеля, государственное казначейство в 1835 году отпустило на ремонт Троицкого Собора 96 808 руб. 19 коп.

Успешно проводя строительные работы, архимандрит Игнатий одновременно предпринял ряд мер к улучшению ведения хозяйства, которое также находилось в запущенном состоянии. Земля, на которой был расположен монастырь, не имела ни одного межевого столба. Причем большей частью монастырских земельных владений незаконно пользовались крестьяне деревни Подмонастырской слободы. В 1835 году архимандрит подал прошение о восстановлении на монастырской земле межевых знаков и о скорейшем разборе прав на владение землей. Это дело тянулось несколько лет и было полностью разрешено лишь в 1840 году, причем часть земли пришлось уступить крестьянам.

Архимандрит Игнатий устроил монастырское хозяйство, прекратив отдачу в аренду небольшого участка земли, сохранявшегося во владении обители. Одновременно он обратился с рапортом в духовную консисторию Санкт-Петербургской епархии, прося наделить Сергиеву пустынь участком земли, пригодной для хлебопашества, а также небольшим участком леса, в пятьдесят десятин. Он смог добиться просимого. Так что в 1836 году в пустыни всей земли с лесными участками было 269 десятин. В монастырском саду росло 300 яблонь и 100 вишен.

Для развития монастырского хозяйства архимандрит Игнатий в 1838 году взял ссуду в фонде Комиссии Духовных Училищ. Выручил его и друг о. Михаил Чихачев, пожертвовавший Сергиевой пустыни свое наследство.

Были куплены необходимые для успешного ведения хозяйства лошади и коровы. Через несколько лет все было настолько налажено, что своего урожая монастырю хватало на целый год, а овес и сено в годы больших урожаев даже продавали. Масло и молоко в дальнейшем обитель не покупала, так как было достаточно своего. Монастырь в основном обеспечен был всем необходимым. Это позволило ему увеличить число братии.

Приводя в образцовый порядок строения и хозяйство, архимандрит не забывал и о внутренней жизни обители. Прежде всего, настоятель позаботился о том, чтобы братия ни в чем не испытывала нужды. Для монахов были устроены прекрасные кельи, хороший стол, и созданы все условия, необходимые для монастырского быта.

В монастыре была введена абсолютная чистота, поддерживавшаяся и следующими настоятелями. От братии же требовалось точное и усердное исполнение монастырского устава и всех послушаний. Через некоторое время все недостатки в жизни братии были устранены.

Улучшение материального положения обители и увеличение числа братии позволило архимандриту Игнатию хлопотать об изменении статуса обители и об официальном увеличении штата обители. Святейший Синод, на усмотрение которого представлено было это дело, 23 мая 1836 года постановил следующее определение: «Принимая в рассуждение, что Сергиева пустыня, находясь близ столицы, посещается многими богомольцами, что в ней при управлении нынешнего настоятеля нравственное состояние братии, благочестие и порядок между ними и в самом церковном служении ощутительно улучшаются, и что монашествующие ее нередко командируются во флот для морских кампаний, Святейший Синод нашел справедливым и полезным вместо предполагаемого епархиальным начальством только увеличения в этой пустыне штата иеромонахов шестью человеками, возвести оную из второго в первый класс, с присвоением ей штата людей и со держания общего для монастырей первоклассных и тем доставив пустыне способ приуготовлять большее число хороших монашествующих, поддержать достоинство ее во мнении народа, для богомоления туда стекающегося».

После изменения статуса обители архимандрит Игнатий открыл в Сергиевой пустыни школу для мальчиков из семей штатных военнослужащих и окрестных поселян.

Постепенно обитель благоукрашалась. Был заново перестроен Троицкий собор, в нем были устроены приделы во имя святых апостолов Петра и Павла и в честь Усекновения главы св. Иоанна. На средства князя М. В. Кочубея, над могилой его супруги Марии Ивановны, урожденной Барятинской, была построена каменная церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Проект этого храма составлен архитектором Тибленом в норманнском стиле, а строили архитекторы Р.И. Кузьмин и Боссе. Также в Сергиевой пустыни была построена церковь во имя св. Григория Богослова, под церковью преподобного Сергия был устроен придел, в честь происхождения честных древ Животворящего Креста Господня, а в нижнем этаже Сергиевской церкви был вновь построен храм во имя Всемилостивого Спаса.

Внешнее величие и внутреннее изящество возобновленных и вновь построенных храмов дали архимандриту Игнатию возможность привести богослужение и церковное пение в образцовое состояние. Помощь в этом деле оказал протоиерей Петр Турчанинов, проживавший одно время в соседней Стрельне. По просьбе архимандрита Игнатия, он обучил церковному пению сформированный настоятелем монастырский хор и с этой целью написал для него несколько лучших своих музыкальных произведений. Строгое уставное богослужение и прекрасное пение привлекали в Сергиеву пустынь многочисленных богомольцев.

«Таким образом, в течение 23-х летнего управления пустынью архимандрита Игнатия Брянчанинова, благодаря его неусыпным трудам обитель приведена была в такое состояние, что сделалась предметом религиозного утешения для православных русских и удивления для иностранцев, которые во множестве стали приезжать для того, чтобы посмотреть на нее».

27 октября 1857 года архимандрит Игнатий был рукоположен во епископа Кавказского и Черноморского. Его преемником в управлении Сергиевой пустынью стал его ученик архимандрит Игнатий (Малышев). Братия Троице-Сергиевой пустыни была искренне рада этому назначению, потому что дело, начатое прежним настоятелем, не погибнет, но найдет поддержку в лице его ученика. В этом они не ошиблись. Архимандрит Игнатий (Малышев) оказался достойным учеником своего учителя и духовного отца.

Архимандрит Игнатий (в миру Иван Васильевич Малышев) родился 24 марта 1811 года в деревне Шишкине, Ярославской губернии. В двенадцать лет был привезен в Петербург и пристроен на работу к купцу Лесникову. Уже тогда он стремился к монашеству. Вот как вспоминал он впоследствии: «В эти три года настолько созрело во мне желание удалиться от мира, что только и помышлял о монастыре. Бывало, по обязанности ходишь по широким улицам Петербурга, идешь как в густом лесу и смотришь на небо; но каждый раз зайдешь в Казанский собор, который находился на пути моей деятельности, и там насладишься сладкою пищею. Также часто посещал я и Преображенский собор или храм св. Пантелеимона. Рано утром отправлялся я за провизией в пустой рынок и никогда не проходил мимо храма Господня. С кулечком стоишь, бывало, у утрени сзади, с нищими».

Около 1834 года Иван Малышев познакомился с архимандритом Игнатием (Брянчаниновым) и сразу же стал его келейником. Вместе они приехали в Троице-Сергиеву пустынь. Заметив, что послушник Иван Малышев хорошо рисует, святитель Игнатий благословил его учиться в Академии художеств. Впоследствии он с радостью вспоминал время, проведенное «между знаменитыми профессорами того времени». Закончив курс обучения в Академии художеств, послушник-живописец стал писать иконы для своего монастыря.

В 1842 году Иван Малышев был пострижен с именем Игнатия. 1 апреля 1844 года он был рукоположен в сан иеродиакона, а 2 апреля – во иеромонаха.

О. Игнатий (Малышев), видя труды настоятеля, старался помочь ему. Когда стали перестраивать храм преподобного Сергия, то сказался большой недостаток в камне. Желая помочь настоятелю, о. Игнатий ежедневно уходил в лес на поиски гранита. Тогда еще не бывало случая, чтобы вблизи был обнаружен гранит. Обычно строительный материал привозился из северных местностей. Но о. Игнатий упорно продолжал поиски камня. Господь благословил труды настойчивого искателя, и в один из ноябрьских дней камень был обнаружен. «Немедленно приступили к раскопке и нашли огромного размера камень, в роде яшмы, которого хватило на все колонны, и с этих пор недостатка в граните не было, и его хватило на все последующие постройки».

15 апреля 1857 года о. Игнатий был назначен наместником Троице-Сергиевой пустыни. Став настоятелем после архиерейской хиротонии своего предшественника, архимандрит Игнатий (Малышев) и в духовном, и в деятельном отношении продолжил дело святителя Игнатия (Брянчанинова). Он управлял Троице-Сергиевой пустынью около сорока лет.

Архимандрит Игнатий (Малышев) умел правильно разрешать вопросы управления братией. Держал себя просто и с любовью, принимая всех во всякое время. Недостатки братий старался исправить незаметно для других. Бывали случаи, когда иеромонахи приходили к нему разрешать вопрос: кому совершать службу? Архимандрит говорил, что он сам начнет, если больше некому. Видя смирение, кротость, терпение и простоту настоятеля, монахи полюбили своего старца и старались не огорчать его.

Одновременно с духовным процветанием, монастырь продолжал развиваться и внешне. В июле 1859 года состоялась закладка большого каменного корпуса на 40 келий с церковью. О строительстве такого келейного корпуса хлопотал еще святитель Игнатий (Брянчанинов). Корпус строился на средства Михаила Васильевича Шишмарева, пожертвовавшего более 40 000 рублей.

При нем была завершена архитектором А.М. Горностаевым перестройка храма преподобного Сергия Радонежского, освящение которого состоялось 20 сентября 1859 года. Храм освящал митрополит Григорий. Андрей Николаевич Муравьев в 1861 году пожертвовал для этого храма «малый крест» с частицей мощей преподобного Сергия.

В 1862 году было закончено строительство братского корпуса с надвратной церковью во имя Саввы Стратилата. Через год была освящена новая церковь в честь Покрова Пресвятой Богородицы. В 1864 году около алтаря Троицкого собора была устроена часовня над гробом основателя пустыни архимандрита Варлаама. В часовне была помещена чтимая Тихвинская икона Божией Матери.

В 1869 году на средства княгини Ширинской-Шихматовой в Троице-Сергиевой пустыни была открыта больница. Сначала в больнице лечилось по 6 человек, а затем число больничных коек было увеличено. Из окружных поселений крестьяне обращались в монастырскую больницу и пользовались амбулаторным лечением. Одновременно в пустыни действовал и инвалидный дом, в котором содержалось 30 инвалидов. Инвалидный дом также находился в ведении монастыря.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6