Анна Луна.

Где найти идеального мужа?



скачать книгу бесплатно

В оформлении обложки использованы фотографии с https://m.vk.com/away.php?to=https%3A%2F%2Fwallpapersgood.com%2Fgirls%2Fgirl-look-curls-hair-face-makeup-posing-sponge-w143769%2Fdownload по лицензии ССО.

Глава 1

– Девчонки, я хочу секса, – томно закатив глаза к небу, выдохнула Маринка и лукаво посмотрела на одноклассниц.

– Чего? – охнули мы хором.

Пять девчонок, пять подружек из одной школы, кружком, чтобы было удобно готовиться к выпускному экзамену по математике, лежали на пляже. Ещё чуть-чуть и ученические страдания останутся позади. Они разъедутся по вузам, будут реже встречаться, а потом и вовсе забудут друг друга. Тяжелый вздох непроизвольно вырвался из груди Ады: так не хотелось расставаться. Новая жизнь, которая ждет впереди, накладывала и новые обязательства.

Она посмотрела на голубое небо в редких комочках облаков, неторопливо плывших над головой, а потом на девочек.

– Точно хочу. Прямо здесь, на пляже. Постелить полотенце под попу, чтобы песок туда случайно не попал, и отдаться по полной, – Маринка, лежавшая на спине с книгой в руках, перевернулась, подставив солнышку и зрителям роскошный белый задок в купальных плавках-стрингах.

– Ты с ума сошла? – зашипели на неё девчонки. – А если кто-нибудь из школы увидит? Сядь, дуреха!

– А, плевать, – весело откликнулась Маринка, – пусть завидуют. Я могу еще и ноги раздвинуть.

– С ума девка сошла от жары? – покрутила пальцем у виска Даша, но по ее тяжелому дыханию было ясно, что она тоже завелась щекотливой темой.

– А что тут такого? Ты представь себе картинку: лежишь на спине, кожа от тёплого песка вся в крапинку, солнце бьет в глаза и вдруг…

– Что? – словно ветерок, донёсся шёпот. Девчонки тоже перевернулись на живот.

Ада с удивлением наблюдала за их влажно блестевшими глазами, капельками пота на верхних губах и чувствовала, что испытывает те же эмоции, что и они. Секс! Заветный и запретный для девушки восемнадцати лет. Это тот возраст, когда о сексе говорят ежедневно, а хотят попробовать ежечасно. Когда смотришь тайком на выпуклость между ног у соседа по парте и думаешь, какого Он размера. Страшно, но как заманчиво! Сколько книг перечитано, фильмов пересмотрено, а в реальности ещё не испытано. Вредно мечтать о сексе девчонке, источающей флюиды желания на сотни метров вокруг и готовой отдаться первому парню, кто поцелует, только для того, чтобы понять, о чем так много все говорят.

Ада облизала пересохшие губы, встряхнула головой и прислушалась: Маринка первая среди них попробовала заняться сексом и теперь делилась опытом.

– И вдруг Он…

– Кто он?

– Отстаньте! Не знаю. Просто – Он. Парень. Любой. Гипотетический. Сейчас не буду рассказывать! – Маринка сделала вид, что сердится, но потом красиво выгнула стройную спинку и искоса бросила взгляд на группу парней, шумно игравшую в карты неподалёку. – Да, хоть вон тот блондинчик.

Не важно.

– Ну, Ма-ри-на, не мучай…

– Представьте, шоколадный красавчик с золотыми волосами м-е-е-е-дленно ложится сверху, закрывает от тебя солнце, и ты смотришь в его бездонные синие глаза и растворяешься на молекулы. Нет. На атомы. А он в это время медленно ведет шершавой ладонью по твоим бедрам, по талии, гладит живот, а потом кладет ее на твою грудь. Его пальцы захватывают сосок и резко сжимают. Ток бежит мурашками по телу, ты выгибаешься и стонешь. И просишь поцелуя…

– А он? – шепот Тани вырвал девчонок из наваждения.

– Запускает тебе руку под плавки и начинает гладить.

– Что?

– Степанова, – теперь точно разозлилась Маринка, – ты дурочка, что ли? Не понимаешь, что мужик у тебя в трусах гладить может? Ни разу там себя не трогала?

– Трогала, – покраснев, пискнула Таня. – Но не представляю, как кто-то другой туда полезет, – в уголке ее приоткрытого рта блестела капелька слюны, но она ее не замечала.

– Марин, не обращай внимания. Дальше что? – Даша, сама не замечая, что делает, водила ладонью по своей ноге. Случайно она задела и бедро Ады. Девушка вздрогнула: током прошибло все тело.

– Он запускает свои пальцы тебе в трусики, а твою руку суёт к себе в плавки и предлагает обхватить его горячий… и бархатистый, – Маринка не выдержала и прерывисто вздохнула.

– А ты его пробовала? – головы девушек уже почти касаются друг друга.

– На вкус?

– Нет.

– Фу!

– Как мерзко!

– Ты о чем?

– В руки брала?

– Конечно! И не раз.

– Ох! И как?

– Сами попробуете, вот и узнаете.

– Девчонки, может, в картишки сыграем? – как гром, раздался над нашими головами звонкий голос.

Девушки стукнулись лбами, взвизгнули и отпрянули в разные стороны. Над ними возвышался миловидный блондин с соседнего лежака. Синие глаза, точно такие же, о каких рассказывала Маринка, лукаво глядели на них. Его выпуклость, натянутая чёрными плавками, была прямо у Ады перед носом. Она вскочила и побежала в речку. Прыгнула в прохладную воду и только здесь пришла в себя от пережитого возбуждения и страха.

Следом, побросав на расстеленное покрывало учебники и ручки, ринулись в воду и девчонки. Они весело барахтались и плескались, снимая эмоциональное напряжение, вызванное разговорами о сексе. Через пятнадцать минут, замерзшие и трясущиеся, с кожей, покрытой пупырышками, вернулись обратно на песок.

– Девчонки, вы никогда не задумывались, каким должен быть идеальный мужчина? – поинтересовалась Ксюша, или Ксюра, как они ее называли между собой, поглядывая сквозь растопыренные пальцы на солнце.

Девушки дружно уставились на нее. Нет, ясный июньский денёк определенно располагал к лени. Мозги плавились на жаре, и совершенно не хотелось решать задачки части С.

– Чтоб не пил, не курил, деньги все домой носил, – пропела Маринка, и опять перевернулась. Я скосила глаза: белые ягодички подруги и вправду были в крапинку от въевшегося в кожу песка.

– Фу, где ты сейчас такого найдёшь? – ответила подруге Даша и села, сложив ноги по-турецки. – И с таким со скуки умереть можно.

– А какой тебе нужен? – спросила Ада. Остальные тоже прислушались к разговору.

– Я хочу, чтобы он настоящим мужиком был.

– Властным господином? – хмыкнула Танюшка. – К-а-а-а-к двинет по сопатке, а ты и растаешь: бьет, значит, любит.

– Не перегибай! Мне кажется, мужчина должен отвечать за свою семью и быть капитаном корабля.

– Ну, придумала! – засмеялась Ксюша. – Капитан, тоже скажешь! Где они, эти капитаны? Нет, я хочу красивого. Представляете, иду с ним по улице, а все девчонки оглядываются и завидуют.

– И что тебе эта красота даст? – перебила ее Таня. – Начнёт изменять налево и направо. Нет, идеальный мужчина тот, кто уважает тебя, заботится, предугадывает все желания, – она с восторгом закатила глаза.

– А я не согласна, – возразила Даша, – купи себе ежедневник и записывай желания, а потом их исполняй. Так надежнее будет. У мужиков активно работает только одно полушарие мозга. Они намеки не понимают. Вот в лоб скажи: хочу то-то и то-то, глядишь, твоё желание и сбудется.

– И откуда ты Дашка это знаешь? – заспорили девчонки. – У тебя и парня нет, чтобы выводы делать.

– А вот знаю. Дома видела.

– Расскажи, – оживились подружки и приготовились слушать.

– Моя мама за неделю до Восьмого Марта стала папе намеки делать. Она очень хотела золотое колечко. Мы сходили, выбрали такой миленький «поцелуйчик» с синим камнем и листиком. Вот мама и во время ужина отцу скажет, что хочет колечко-поцелуйчик, и между делом напомнит, и перед сном расписывает, какая это прелесть. Папа ест и кивает, моется и кивает, на работу идёт и кивает. Откуда же нам было знать, что он ни сном ни духом не догадывается, о чем идёт речь, ведь мама ни разу прямо не сказала, что хочет кольцо. Накануне праздника мы с братом и папка втихаря друг от друга подарки завернули и утром встали пораньше, чтобы сюрприз приготовленным завтраком усилить. Папа поставил на поднос чашку кофе и большую коробку, похожую на обувную. Я решила, что он колечко спрятал в разные упаковки, чтобы мама его долго искала, и не заволновалась.

– А дальше, что было?

– Испорченный праздник, вот что, – ворчливо ответила Даша, – мама проснулась счастливая, выпила кофе, приняла подарочки от нас, а папин сюрприз оставила напоследок. С абсолютно счастливой улыбкой она открывает коробку и…

– Что там? Колечко?

– Нет.

– Туфли?

– Какое там! – Даша махнула рукой.

– А что? Не томи!

– Тапочки… Синие.

Девчонки растерянно переглянулись, а потом покатились со смеху.

– Тапочки?

– Ага. А на носках написано: «Поцелуй меня!»

– Ты издеваешься?

– Нисколько. Вы бы видели, как у мамы вытянулось лицо, так бы не говорили. Она вывалила все из коробки, надеясь, что там, за обшивкой спрятано колечко, а когда не нашла, заплакала. Дома был жуткий скандал. Эти чёртовы тапочки ещё и оказались на три размера больше. Теперь они у нас на даче лежат, как напоминание о папиной недогадливости.

– Вот это номер! А как папа объяснил, почему тапочки купил?

– Никак. Он заявил, что намеки не понимает. Ему надо было прямо сказать, что надо купить, а ещё лучше показать, где и что.

Они замолчали, переваривая услышанную историю. «Неужели и вправду мужики такие недогадливые? – подумала Ада. – Как-то неловко открыто говорить парню о своих желаниях». Она легла на бочок и положила голову на вытянутую руку. Взгляд небрежно скользил по пляжу. Компания парней уже перестала играть в карты и решила размяться. Ребята лениво перекидывали руками мяч. Ада залюбовалась блондином. Его стройную длинную фигуру украшали рельефные мышцы. Он гибко двигался, красиво принимал мяч и вообще был неотразим в сравнении со своими более низкими и пухловатыми друзьями.

– А мне кубики нравятся, – мечтательно протянула Ада и повернулась к подругам: наблюдение за парнями вновь вызвало томление во всем теле.

– Какие кубики? – не поняла Таня.

– А эти, которые на животе? – догадалась Даша.

– Да. Как увижу мужское тело с кубиками, так внутри щекотать начинает.

– Не, на кубики ориентироваться нельзя.

– Почему?

– Если мужик занимается своим телом, он точно нарцисс.

– Или бодибилдер.

– Девочки, – мечтательно закатила глаза Даша, – а если соединить все вместе?

– Например?

– Идеальный мужчина – это высокий, стройный, с кубиками на животе, с глазами, в которых утонуть можно, без вредных привычек человек.

– Добавь сюда приличный капитал, модную машину, дом за городом, и чтобы каждый день ровно в восемнадцать часов он был у твоих ног с букетом роз.

Подружки переглянулись и расхохотались.

– Девчонки, мы как драные Золушки, о принце на белом коне мечтаем, а в мужья достанется облезлый нарцисс с амбициями до небес, – вытирая слезы, подвела итог Марина. – Нет, не хочу замуж. Как представлю, б-р-р-р.

Глава 2

С момента того детского разговора прошло десять лет. Определенный рубеж, после которого настало время подводить итоги.

Ада вышла из в суда и остановилась на ступеньках высокой лестницы, которая вела сюда. Внизу шумел, бежал, трудился и наслаждался жизнью огромный город. Осень ещё только погладила ладонью зелень берёз, и в их густых кронах под ярким солнцем монетками золотились редкие желтые листочки.

– Боже! Как хорошо! – прошептала она и огляделась: поблизости не было ни души. Чувства, переполнявшие ее сейчас, требовали немедленного выхода. Ада раскинула руки и закружилась в безмолвном танце, а потом остановилась на краю верхней ступеньки и закричала. – А-а-а! Наконец-то я развелась с этим уродом!

– Ты, что, дура, орешь? – услышала она внезапно сзади резкий голос и испуганно обернулась: за ее спиной стояла дворничиха в кожаном фартуке и держала метлу наперевес, будто собиралась ею огреть хулиганку, нарушавшую покой чудного денька.

– От счастья, – пролепетала Ада и провела ладонью по щекам, по которым катились слезы.

– О! Дожили девки! Сначала умирают от неземной любви, а потом, когда разводятся, от радости рыдают. Милочка, а сразу нельзя разглядеть козла, за которого замуж выходишь?

– В том-то и дело, что нельзя, – всхлипнула она, – когда любишь, все они кажутся идеальными мужчинами.

– И то верно. Ну, ты не стой здесь, иди, иди подобру-поздорову. Не мешай людям жить иллюзиями, – и она махнула метлой в сторону.

Ада посмотрела по направлению ее руки и увидела счастливую влюблённую пару. Они выходили из соседнего дома, на фронтоне которого огромными буквами было написано: «Загс». Какой извращённый ум придумал устроить такое соседство, одному богу известно. Она махнула на прощанье дворничихе и стала спускаться. Остановилась на середине лестницы и повернулась ещё раз посмотреть на здание, только что сделавшее ее счастливой.

В дверях суда показался ее благоверный. Высокий, красивый, ладно скроенный, да крепко сшитый. Природа наградила этого человека всем: отличной внешностью, неглупой головой, хорошей работой, только эти дары сделали из него эгоистичного подлеца.

Когда-то любимый мужчина теперь вызывал лишь омерзение. Ада невольно передернула плечами. Он с прищуром посмотрел на яркое солнце, нацепил тёмные очки и важно стал спускаться по ступенькам. Следом выскочила его нынешняя пассия. Сколько их было за восемь лет брака, не счесть! Она семенила рядом, заглядывая своему кавалеру в лицо, и напоминала Аде болонку, суетливую пустобрёху, обожающую своего хозяина.

– Дорогой, дорогой, – крутилась болонка, пытаясь то с одной, то с другой стороны подцепить локоть кавалера, но он важно смотрел вдаль, преисполненный собственного величия.

– Тяф, тяф, тяф. Тяф, тяф, тяф, – передразнила женщину Ада.

Муж, переместил взгляд с созерцания небес на грешную землю и уставился на бывшую жену. Он ядовито хмыкнул, а потом поднял руку и показал ей средний палец.

– Ах, ты! Мразь! – Ада рванулась наверх, но затормозила: не стоит это ничтожество ни ее нервов, ни внимания.

Она судорожно вздохнула. Желание вернуться и вмазать сумкой по самодовольной роже так, чтобы очки слетели с носа и покатились вниз, было настолько сильным, что она изо всех сцепила зубы, подавляя негативные эмоции. «Как же он меня бесит! Не реагирую. Спокойствие. Только спокойствие! – внушала она себе. – Я счастлива. Я счастлива!»

Немного приведя чувства в порядок, Ада встряхнула волосами, гордо подняла голову и вприпрыжку побежала по ступенькам: в соседнем кафе ее с нетерпением ждали подружки. Она первая освободилась от священных и таких ненавистных уз брака, колючей проволокой опоясывавших ее все эти годы.

– Ну, как, Ада? – выдохнули девчонки, как только она открыла дверь кафе.

Казалось, что этот возглас всколыхнул легкие шторки на окнах, привёл в движение листочки на искусственных цветах, стоявших в больших кадках вдоль стен, и привлёк внимание присутствующих здесь людей. Ада видела глаза, направленные на нее. Конечно, это была иллюзия, но ей хотелось сейчас думать, что ее счастье разделяют многие.

– Все нормально. Наконец-то его, – она неопределенно мотнула головой в сторону окна, – и мой ад закончился.

– Как прошло? Как настроение?

– Отлично! – с восторгом выкрикнула Ада почему-то дрожащими губами. – Представляете! Он явился на суд со своей мымрой.

– На, выпей! – ей в руку тут же сунули крепкий коктейль ядовито-голубого цвета.

– Алкоголь? Днем? Девчонки, я не могу. Мне ещё…

– Пей! Остальное потом.

Она пригубила напиток. Смесь ликера блю кюрасао и водки, причём водки в два раза явно больше, опалила горло. Ада закашлялась.

– Девчонки, вы сошли с ума! Почему так крепко?

– Так надо! Рассказывай.

Она смотрела на подруг и была благодарна им за поддержку и понимание. Их быстрые глаза ловили каждый ее жест, движение, взгляд. А она видела в них сочувствие и… жгучее любопытство.

Напротив Ады сидела Даша. Стройная красавица с потрясающими ногами балерины привлекала внимание не только элегантной одеждой, но и глубокими ямочками на щеках, отчего ее лицо, когда она улыбалась, становилось невероятно миловидным. Она вышла замуж за «капитана корабля», о котором мечтала в юности, родила в браке двоих сыновей и, казалось, была счастлива, но и в ее серых глазах Ада часто улавливала тоску по свободе. Муж – классический домостроевец – управлял жизнью семьи жесткой рукой, шаг влево, шаг вправо – расстрел. Даже сидя с подругами, Даша ежесекундно поглядывала на телефон, лежавший под рукой, чтобы по первому сигналу ответить на звонок.

Рядом с Дашей, поставив локти на стол и подперев голову ладонями, внимательно разглядывала Аду Таня. Ее муж-нарцисс постоянно находился в поиске себя любимого. Он сидел дома и требовал к своей персоне максимум внимания. Бедная Таня разрывалась между драгоценным Сереженькой, школой, где учительствовала, дочерью и двумя мамами-пенсионерками.

Ада усмехнулась, вспомнив, как Таня яростно выступала против мужчин, убежденных в своей уникальности, и вот, на тебе, судьба ей подкинула именно такого мерзавца. В один прекрасный день Таня пришла с работы и застала пустую квартиру: исчезли вещи Сергея, его мамы, а заодно отложенные деньги и ее золотые побрякушки. Она до сих пор не знает, куда исчез муж со свекровью. Ее благоверный не оставил ни прощальной записки, ни другой весточки о себе. Теперь Таня висела в пространстве: и развестись не может, и новые отношения создать.

Слева от Ады вальяжно развалилась в кресле Марина. Сильная, волевая, уверенная в себе, она единственная из них вертела своим мягкотелым мужем, как хотела. Она как раз и встретила свой идеал: ее муж не пил, не курил, деньги все домой носил. Только Марина умирала с ним от скуки и меняла любовников, как перчатки: слишком страстная ей натура богом была дана. Она, как и в юности, нас пыталась научить уму-разуму, но мы оказались неподдающимися.

И последняя в нашей дружной пятерке Ксения, или Ксюра, приехала специально из Москвы, чтобы поддержать меня. Я была очень рада ее видеть и все время поглядывала в ее сторону. Она так и не нашла своего идеального мужчину и теперь смотрела на нас с жалостью.

Ада сделала еще два глотка. Голубая гадость огненной рекой разлилась по сосудам, а потом ударила в голову и лицо.

– Девчонк-и-и-и, – заплетающимся языком пропела она, – девчоночк-и-и-и… Я вас люблю. Помните, как мы на пляже мечтали?

– Ладно тебе, не наводи тоску, – всхлипнула неожиданно Таня. – Ты хоть развелась, бумажка есть, а я? Мой козел, где шатается? Разве я смогу его найти?

– Ада, не расстраивайся, – поддержала ее Даша и вздрогнула от звонка телефона.

Она схватила трубку, уронила, снова схватила. Телефон отключился. Даша окинула нас сумасшедшим взглядом и стала дрожащим пальцем жать цифру один на панели быстрого вызова. Короткие гудки.

– Даш, не нервничай. Ты же с нами, мы объясним Егору, не волнуйся.

– Да, Егорушка, – Даша выскочила из-за стола и побежала к выходу.

Подруги сквозь прозрачное стекло дверей молча наблюдали, как она, опустив плечи, разговаривала по телефону, как медленно шла обратно, как садилась с обреченным видом, и понимали, что Дашка сейчас получила хорошую головомойку. На секунду девушки даже забыли, зачем собрались. Ада протянула ей свой коктейль. Подруга, не глядя, взяла стакан, сделала большой глоток, вытаращила глаза и задышала часто. Таня сунула ей в рот дольку апельсина.

– Девочки, так нельзя! – резко сказала Марина и пошла к стойке бара. Что она там делала, мы, отвлеченные страданиями Даши, не знали, но через пять минут нам принесли пять стаканов ядовитой жидкости, покрытой легким дымком.

– Девчонки, за нас! – Марина подняла бокал. – Плевать на мир, на козлов-мужиков, на мечты, растаявшие, как дым. Что осталось от тех фантазий?

– Мы остались, – тихо ответила Ксюра, – наша женская дружба осталась.

– И то верно! За нас! Поехали!

Подружки отлично провели время в кафе.

Плохое настроение быстро улучшилось коктейлями. Они перемыли косточки неблагодарным мужьям, обсудили планы на жизнь, пококетничали с мужичками, сидевшими за соседним столиком, и не заметили, как наступил вечер. Разговаривали и хохотали так громко, что разогнали всех посетителей. Звонок Егора, Дашиного мужа, раздавшийся в неожиданной тишине, напугал всех. Даша посмотрела на экран телефона и ужаснулась: оказывается, он звонил уже много раз.

– Девочки, пора по домам, – обвела подруг круглыми блестящими глазами Даша. Она резко вскочила и покачнулась.

– Ну, приехали! – засмеялись они, но получилось как-то невесело.

Они подхватили под руки Дашу и вывели на улицу. Теплый ветерок приятно обдувал разгоряченные лица, огни вечерней иллюминации слепили глаза, и Аде чудилось, что они находятся в волшебном царстве. Вот-вот, из-за поворота покажется карета, запряженная тройкой коней. Ада настолько явно это представляла, что слышала даже цокот копыт по мостовой.

Огромный джип, остановившийся перед кафе, прогнал наваждение: за женой приехал Егор, черный, как грозовая туча. Он бросал сердитые взгляды на девушек и молча скрипел зубами.

– Слушай, Егор Батькович, – повисла на нем Маринка, выпившая больше остальных, – не смотри ты на нас своими зенками. Б-р-р-р! Боюсь-боюсь-боюсь!

Она захохотала и полезла к нему целоваться, пока девушки усаживали Дашу. Он уворачивался, как мог, потом брезгливо взял ее за плечи, отодвинул от себя и прислонил к фонарному столбу.

– Женщина! Ты не знаешь своего места, – буркнул он и сел в машину.

Марине, кажется, было все равно, кого обнимать. Она крепко приложилась губами к столбу и нежно его погладила:

– Дурашка мой, сладенький.

Егор завел мотор, но тронуться не успел: открылась дверь салона и на асфальт вывалилась Даша.

Ада и Таня бросились к подруге и помогли ей подняться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4