Анна Кузнецова.

Охота на пожирателей



скачать книгу бесплатно

1. Подстава

Такому, как Варгор, сложно отказать.

Когда за тобой к самому подъезду вальяжно подкатывает черный, блестящий как карамелька мерседес, из-за руля вылезает двухметровый детина доброй сажени в плечах и с самым серьезным видом открывает перед тобой заднюю дверь.

И особенно когда ты знаешь, что тебя выволокут за волосы с парой переломанных ребер в случае отказа и все равно доставят куда нужно, только уже с меньшим почетом. И никто за тебя не вступится, потому что свору ты покинула по собственному желанию, выбрав самостоятельность и принцип «каждый сам за себя».

Поэтому я без раздумий приняла предложение посетить шикарный загородный особняк вожака одной из крупнейших свор города (а может и страны) и незамедлительно выехала.

Я понятия не имела, что Варгору от меня нужно. Я никогда не состояла в его своре, никогда не работала на него, никогда не переходила ему дорогу и вообще, никогда не видела. Нас связывало только одно – моя подруга Кали.

Совсем недавно я ненавидела ее больше, чем кого-либо когда-либо, встречавшегося на моем пути, за то, что один оборотень совратил и трахнул меня, а выбрал ее. За то, что фактически именно она была моим инициатором. Потом Кали объявила меня своей лучшей подружкой и частенько наведывалась ко мне, чтобы сократить запасы съестного в холодильнике и рассказать очередную историю о своих авантюрных похождениях или просто последнюю сводку сплетен. После моего выхода из своры круг общения сузился до Пашки и напарника по работе, поэтому визиты Кали привносили хоть какое-то разнообразие в мою жизнь. Судя по всему, ей нужен был именно такой благодатный слушатель, как я: покорный и молчаливый. Иногда я думала, что она выбрала меня только потому, что я была неким серым фоном для ее блеска, той подружкой-замарашкой, что никогда не перейдет дорогу и не станет соперницей. Хотя, возможно, более всего ее все же прельщал мой холодильник.

Она занимала самое удобное место в моей квартире – кресло под торшером – и, потягивая вино из бокала, или, гораздо чаще, чай из чашки, принималась щебетать о своих поклонниках, и звонко хохотала, запрокинув голову, и потряхивала своими золотыми кудрями. Моя кошка пряталась под диваном, спасаясь от воплей Кали, а я качала головой, чувствуя острую необходимость поправить несуществующие очки на моем носу, и говорила, что ничем хорошим это не кончится.

– Да перестань, – отмахивалась Кали.

Она вышла из своры немногим позже меня. Причиной был Ру, точнее, безответная и сумасшедшая любовь Кали. Если только она действительно была способна на такое чувство. Когда-то давно, когда я еще была обычной домашней девочкой, Ру на правах вожака выбрал Кали в качестве девушки на пару ночей. Вопреки современным феминистическим женским взглядам, это считалось ужасно почетным и престижным в своре. Но Кали было мало пары ночей. А Ру, видимо, достаточно. Потом у нее закрутилось с Каем – моим совратителем и моим официальным инициатором. Я у них получилась как общий ребенок, рожденный не в любви, а в насмешке и гонке за превосходством.

Кай не смог справиться со мной водиночку, и он попросил помощи Кали, чем сбавил себе, наверное, не один десяток очков в ее глазах. Это он привел меня в свору, но мы втроем знали, кто на самом деле вызвал зверя из шкуры тихой девочки-ботанички. Некоторое время я старательно изображала одного из них, жадно отрывая кусок от всеобщего клубного веселья, зверских боев и безбашенных оргий. А потом я вышла из своры – ах, слишком рано, стоило бы посмотреть, как Кали посылает Кая, а Ру – Кали. Не снеся обиды, гордый рыжий оборотень покинула свору, громко хлопнув дверью. Все это она рассказала мне без всякого стеснения и во всех красках: и в каких выражениях дала понять Каю, что он мудак, и как изощренно пыталась соблазнить Ру, и как он насмешливо и холодно отверг ее холеное тело и пылкую душу.

А потом у нее начался роман с Варгором – вожаком своры значительно более крупной и сильной, чем наша бывшая. Ее новая пассия был оборотнем суровым и испытанным боевой жизнью и жил в настоящей крепости с кучей самых сильных оборотней-телохранителей и навороченной системой безопасности. Он далеко пошел, найдя применение нечеловеческой силе своей своры в каком-то криминальном бизнесе, и потому влияние и статус имел не только в кругах оборотей. Кали прибегала хвастаться подарками и походами по ресторанам, рассказывала, как страстно ее любит этот истинный оборотень в расцвете сил и как шикарно ей живется в его богатом доме, но ей и этого было мало. Она все равно хотела добиться Ру – соблазнив ли горячим телом, пригрозив ли новыми связями. Я, как могла, уговаривала ее одуматься – теперь связь с бывшим вожаком была опасна прежде всего для нее самой. Но она, как всегда, отмахивалась своим «да перестань!» и уверяла, что вывернется из любой ситуации.

В салоне было ужасно чисто и пахло дорогим табаком. Я боялась пошевелиться лишний раз, чтобы не запачкать всю эту красоту. Громила рядом со мной, видимо, принял этот страх на свой счет – хаха. За окном мелькнули последние городские постройки и автомобиль беззвучно и мягко набрал скорость. До особняка калиного любовника мы домчали вмиг. Что и говорить, я бы лучше подольше посидела в машине. Можно было только гадать, что меня ждет.

Чугунные, отделанные солидным кованным узором ворота раскрылись перед автомобилем, пропуская его на частную территорию, водитель галантно придержал мне дверь. Дорожка, ведущая в дом, была так чисто выметена, что я снова запереживала за свои уличные кроссовки. Мой персональный охранник, или, скорее, надзиратель, придерживая меня за локоть, открыл передо мной тяжелую массивную дверь и мягко, но властно подтолкнул в спину.

Я уже пару раз была в особняке Варгора. Кали приводила меня в гости на правах подруги. Я не представляла, как можно жить в таком музейном великолепии, где каждый предмет интерьера словно дорогой экспонат, а коврик у дверей, наверное, стоит больше, чем моя квартира. Или жизнь. Но, видимо, это я не была рождена для роскоши, а Кали в этом золотом замке чувствовала себя, как рыбка в воде.

Меня провели через гигантский холл с камином и пушистым ковром, даже не предложив разуться, вверх по широкой лестнице с резными перилами. Площадка второго этажа, огражденная баллюстрадой, повторяла форму холла, расходясь затем на левое и правое крыло. В левом крыле были спальни, в правом же я до этого никогда не была. Мой провожатый повернул направо. Коридор, с коврами на полу, с шелковыми винного цвета обоями до середины стен и приглушенным светом создавал довольно мрачное впечатление. Наверное, чтобы остальные жители дома не совались сюда лишний раз и не мешали хозяину заниматься его делами.

Мы вошли в третью дверь налево. Это был рабочий кабинет Варгора – в лучших традициях фильмов о миллионерах. Стол, за которым можно спастись от ядерного взрыва, обтянутые белой кожей кресла и диван у стены, стеллаж с книгами, бар. Хозяин – невысокий, но плечистый мужчина с фигурой атлета, густой гривой волос и шикарными баками. Глаза смотрели зорко и хищно из-под нахмуренных бровей. Возле него, фамильярно пристроившись задом на широкий подлокотник его кресла, полусидела Кали. Варгор кивнул мне, а Кали приветливо улыбнулась и сказала «Привет, подружка», после чего у меня немного отлегло от сердца. Может быть, меня все-таки не убьют.

Тем более, что один кандидат на это у Варгора уже был.

На полу, перед столом вожака в окружении полудюжины крепких, крупных оборотней – очевидно, из личной охраны – на коленях стоял избитый до полусмерти мужчина. Голова свешивалась на грудь, кровавые слюни тянулись к полу тягучими нитями, паркет перед ним был весь заляпан, похоже, его несколько раз приложили лицом об пол. Мужчина вздрагивал, пытаясь удержать равновесие. И сознание.

Меня усадили на диван. Мой сопровождающий встал тут же, рядом, будто я собиралась сбежать.

– Я хочу, чтобы ты рассказала все о твоем вчерашнем дне, начиная с того момента, как переступила порог этого дома, – без излишних предисловий обратился ко мне хозяин. Голос был подстать всему его облику: рокочуще-низкий и немного сиплый. Я сразу вспомнила запах табака в салоне мерседеса. Глянула на Кали, пытаясь сообразить, что именно они хотят узнать от меня. Но та только кивнула, не слишком меня этим ободрив.

– Мы купались в бассейне. Это все. Потом я ушла.

Собственно, рассказывать больше мне было не о чем. Кали заехала ко мне в обед, когда я еще спала после смены, разбудила, велела собираться и повезла к себе, точнее, в особняк Варгора. Сказала, что ей скучно. Мы и в самом деле все время провели в бассейне, ели фрукты, пили вино, она рассказывала свои девчачьи байки про мужиков.

Варгор кивнул, повернулся на элитном директорском кресле, задумчиво глянул в окно.

– Во сколько ты ушла?

– Около четырех. В четыре-тридцать автобус.

– Да, охранник из будки назвал то же время. И ты не поднималась наверх?

– Нет.

– Видела кого-нибудь здесь?

– Женщина приносила нам фрукты.

– Эта Нонна, – он снова кивнул. – Может, ты видела и вот этого приятеля?

С этими словами Варгор повернулся к нам, и главный из его громил – Гарат – взял за волосы сидящего на полу мужчину, оттягивая голову назад и открывая опухшее от побоев лицо.

Я с трудом узнала Ру и вздрогнула.

Заплывающие глаза смотрели без всякого выражения, сознания в них осталось немного. Раны не заживали… если так отделали моего бывшего вожака – он без преувеличения находился между жизнью и смертью, – то что они сделают со мной?

Я кивнула.

– Да. Видела.

Оборотень отпустил Ру и коротко, но сильно ударил кулаком по затылку. Ру упал лицом в пол, и я испугалась, что удар смертельный, но он медленно, тяжело поднялся и снова сел. Повисла тишина. Варгор уставился на меня, потом нетерпеливо покрутил рукой и раздраженно рыкнул:

– Подробности, ну?!

– Когда мы купались, Кали вышла за вином, потом вернулась с Ру, – испуганно проговорила я. – Они говорили пару минут и он ушел.

– О чем говорили?

– Я не слышала. Ни о чем, вроде. Как дела, вроде того.

Я уставилась в пол. На самом деле я слышала, о чем они говорили. Кали, как всегда, пыталась совратить Ру, в этот раз пользуясь своим новым статусом любовницы влиятельного и сильного оборотня и угрожая расправой в случае отказа. Ру, как всегда, ее послал. Я так и не поняла, что он делал дома у Варгора, он тоже казался удивленным, увидев меня.

– Ты ведь из его своры, верно?

– Нет. Я вышла из своры больше года назад.

– Как интересно! И с тех пор вы больше не виделись?

– Нет.

Варгор помолчал. На несколько минут стало тихо, если не считать хриплого, тяжелого дыхания Ру.

Вчера мы с Кали поругались: она хотела, чтобы я постояла на стреме, пока она на пару минут зайдет в кабинет Варгора. Я отказалась. Возможно, это была именно та информация, которую стоило сообщить, но я молчала. Для Кали это грозило крупными неприятностями. Хотела бы я знать, что здесь происходит и за что избили Ру. И чего хотят от меня. Очевидно, все это очередная афера Кали.

– И ты, конечно, никогда не слышала про Сомниумад? – Варгор выглядел добродушно, даже будто улыбался насмешливо в свою холеную бороду, но я ему не верила.

– Нет.

– Это камень. Бесценный. Лежал в моем сейфе. До вчерашнего дня.

Я с трудом удержалась, чтобы не глянуть на Кали. Вот зачем ей нужно было вчера в кабинет! Она сперла камень и решила свалить на меня? Или на Ру?

– И вот какое интересное совпадение – вчера каждый из вас был здесь, в моем доме, – продолжил Варгор тоном рассказчика, не спеша вставая из-за стола, ни одной ноткой не выдавая своего неодобрения. Неодобрения? Черт, да он должен быть в ярости! – И вы из одной своры – еще одно совпадение. И, блять, у вожака мои люди находят ключ от мониторной, телефон убитого вчера охранника и коробку от камушка! Где мой камень, сука?!

Это не ко мне, это к Ру. Его снова дернули за волосы, поворачивая лицом к Варгору. Еще один оборотень, стоявший рядом, с оттяжкой вломил ему под ребра.

Так камень похитил Ру?! Я все-таки глянула на Кали – она одними глазами ухмылялась, не спуская пристального взгляда с Ру. Сдала его, чтобы отомстить? Что, если они вместе все это устроили?

– Где мой камень?

Варгор еще раз повторил свой вопрос, всей своей тяжелой, плечистой фигурой нависнув над Ру. Его громила повторил удар. Ру качнулся с глухим стоном, но медленно, трудно вернул равновесие и, глядя Варгору в глаза, тихо ответил, едва шевеля разбитыми губами:

– Без понятия.

– А это у тебя откуда? – Варгор протянул руку, не глядя сгреб со стола огромной пятерней и швырнул на пол перед Ру предметы: ключ, смартфон и небольшую плоскую коробочку, обтянутую бархатом. Снова удар, стон и твердо, нагло:

– Без понятия.

– Он без понятия, – с деланным разочарованием Варгор развел руками и вернулся в кресло.

– Признайся, Ру, – подала голос Кали. Она перебралась на подоконник позади кресла, на время, пока Варгор вставал, а теперь вкрадчиво, грациозно снова пристроилась возле него, как ласковая кошка. Ру поднял голову и с трудом сфокусировался на Кали. Его ноздри шевельнулись, выказывая сдерживаемую злость, но он ничего не ответил. Кали в ответ окинула его презрительным взглядом. – Улики говорят против тебя. За Илу я ручаюсь, она тут не при чем.

Вот же спасибо, а я думала, и меня замесят за компанию. Что такого в этом камне, что Ру рискует своей жизнью, отказываясь говорить? Сколько бы он не стоил, на том свете деньги ему не пригодятся.

– В общем, я жду признания. Мне нужен мой камень, – будничным тоном сообщил Варгор, вальяжно развалившись в кресле, спокойно достал из ящика стола сигару – о да, ведь в лучших традициях! – отрезал кончик гильотиной, сунул в рот, прикурил. По кабинету распространился уже знакомый аромат. Захотелось кашлять, но я сдержалась. – Иначе порешу всех троих.

– В смысле, троих? – нужно было видеть лицо Кали, когда она это услышала. На миг улыбка исчезла с ее лица, но она быстро взяла себя в руки. Варгор ласково похлопал ее по бедру.

– Конечно, троих, детка. Видишь ли, я отвозил вчера камешек к ювелиру для отделки. Чудесная цепочка, смотрится отлично, ты наверняка оценила. Видимо, вы не успели проверить сейф до моего приезда, я вчера неожиданно раньше вернулся. И твоих друзей здесь уже не было.

– Ну что ты, милый, – Кали заметно занервничала. – Это какая-то чушь… Ты хочешь сказать, что это я..?

– Расскажи-ка, Ру, как ты попал в мой дом? Парень из будки сказал, калитку открыли с пульта. Охранника из мониторной вы тоже подговорили? И убили потом, чтобы не делиться? Зачем ты вообще приезжал? Проследить, как девчонки вскроют сейф? Или помочь им охранника завалить?

Ру молчал, вздрагивая и покачиваясь из стороны в сторону. Казалось, еще секунда – и он упадет замертво, но он все сидел и качался. И жил. Я все гадала, причастен ли он хоть немного к этой наглой краже, или это целиком и полностью дело рук Кали. Варгор еще и про какого-то убитого охранника твердил – просто какие-то тарантиновские страсти, а я вчера и не заметила ничего.

Вихрь рыжих кудрей взметнулся, и Кали, мгновенно перекидываясь в длинном, гибком прыжке, бросилась в окно, нарушая наступившую было гробовую тишину звоном разбитого стекла.

– Сука! – взревел Варгор, прикрывая ладонью лицо от брызг мелкой стеклянной крошки, и оборотни, как один, рванули с места вслед за беглянкой, друг за другом ныряя в окно и приземляясь уже на лапы. Ру, больше никем не поддерживаемый, рухнул на пол. Варгор вскочил со своего места, чтобы броситься к окну и проследить за погоней, но я опередила его.

Короткий полет из окна второго этажа, ставшая вдруг пахучей земля клумб мягко спружинила под лапами, мелькнула не к месту мысль: «Черт, ведь совсем новые джинсы!». Запах погони и страха стоял в воздухе, струйками поднимаясь от следов лап, и я помчалась вслед за оборотнями, работая конечностями изо всех сил.

Они убьют ее. Ру вожак, и он едва дышит после их когтей, а она не выживет…

Мимо мелькали высокие, неприступные заборы и кованые ажурные ворота элитного загородного поселка, след петлял, то сворачивая в заросшие травой проулки, то вновь выводя на центральную асфальтированную дорогу. Кали бежала в город, очевидно, рассчитывая запутать следы в лабиринте улиц и домов, спрятаться в толпе снующих по своим делам людей и скрыть свой запах среди тысяч других. Но шансов добраться было так мало…

Они догнали ее на окраине ближайшего поселка, не такого роскошного и дорогого, как у Варгора, в безлюдном дворе, недалеко от детской площадки. Мамочки гуляли со своими крохами, радуясь солнечному теплу и первой зеленой травке, но все как одна стали расходиться, словно почуяв беду. Никто из них не увидел зверей, в остервенении рвущих друг друга в клочья, брызгавших кровью, хотя могли бы – материнство оно такое, обостряет все чувства, особенно чувство опасности.

Оборотни зажали Кали в тиски, встав по кругу, отрубая все пути к бегству, а она сцепилась с Гаратом, самым сильным и быстрым, сплетясь с ним в один рычащий, мелькающий когтями и клыками клубок. Не снижая скорости, я со всего разбегу влетела в круг оборотней и сбила огромного черного зверя, подмявшего под себя изящное, но уже изломанное медное тело Кали, так похожей на большую кошку в момент обращения.

«Мне конец», – мелькнула в голове мысль еще до того, как я снова оказалась на лапах. Я кое-что знала об этом оборотне, достаточно, чтобы не иметь ни крупицы надежды. Гигант, словно выпрыгнувший прямо из девяностых, прихвативший оттуда и свою злобу, и умение заводиться с пол-оборота, и желание убивать всех, кого позволит господин. Четыре огромных, похожих на серпы когтя мелькнули возле самых моих глаз, но Гарат не достал меня. Не успела я вскочить, и черная как ночь глыба шерсти и силы бросилась на меня, сверкнули яростью вертикальные зрачки, я нырнула вперед, под него, нацелившись на огромную заднюю лапу, вспарывающую землю когтями. Перекусить сухожилия – и он станет в разы медленней… Спина загорелась болью, по бокам струйками защекотала кровь, а я только и смогла слегка хватануть под коленкой. И тут же, не дав мне развернуться, Гарат обрушился всей свой нешуточной массой, прижимая к земле, раз за разом погружая клыки в правое плечо, опасно подбираясь к шее. Я рванулась, оставляя часть шкуры в его пасти, и мне удалось на мгновение освободиться, развернуться – и снова его когти полоснули меня по морде, шее, боку. Кровь заливала глаза, черный зверь набросился снова, я поднялась навстречу ему и покатилась кубарем, сметенная одним ударом тяжелой могучей лапы.

Запал ярости стал исчезать, и, чувствуя, как от страха и боли тело сжимается обратно в человеческое, я подумала о том, как глупо было ввязываться… я молю о помощи – кого? Что? Призрачно пахнуло сырой прохладой, маслянисто заалели трепещущие факелы по кругу. Я вдохнула и не смогла выдохнуть; ледяной, бушующий поток обрушился на меня, через меня, в меня, сердце захлебнулось и вдруг рвануло куда-то вверх, бешеное, неистовое, громкое. Я стала только дыхание и бой сердца, я стала вибрирующий бубен, я… умерла?

2. Увольнение

Я уже вызвала лифт, отчаявшись, когда Ру все-таки открыл.

– Вот уж не ждал, – невнятно буркнул Ру и исчез в квартире, оставив мне открытую дверь. Я вошла следом. В квартире царил невероятный бардак, пол был завален тряпками и какими-то обломками, на стенах в прихожей в паре мест виднелись довольно глубокие рытвины от чьих-то когтей и пятна, подозрительно похожие на кровь. Я вспомнила, что здесь побывали ребята Варгора, искали бесценный камень и били Ру. Наверное, с тех пор у него еще не было возможности и сил прибраться.

– Закрой, – коротко велел он и проковылял в зал, хромая и придерживаясь левой рукой за стенку. Мне стало немного стыдно за то, что заставила его тащиться к двери в таком состоянии – оно было немногим лучше с нашей последней встречи. Опухоль с лица практически сошла, уступив место багрово-синим гематомам, на губах, скулах, переносице алели запекшиеся ссадины. Судя по тому, как он держал правую руку, ей тоже хорошо досталось, спина была страшно изорвана в мясо, и, если вспомнить, как его били при мне, у него не одно сотрясение и ни одного целого ребра.

Я никогда не видела Ру таким. После стычек многие из нас были прилично помяты, но Ру – никогда. Самый быстрый, самый сильный, он всегда был впереди, не прятался за нами, но отделывался легкими царапинами в самых жестоких схватках, а потом держал на руках истерзанных членов своры, поддерживая в них жизнь. Он умел это, как истинный вожак.

– Как ты? – робко спросила я, переминаясь с ноги на ногу, глядя, как он осторожно, стараясь не задеть спину, опускается на диван.

– Заебись, – зло ответил Ру и усмехнулся. – Никогда так паршиво себя не чувствовал.

– Здорово тебя… Ничего не заживает, надо хотя бы перевязать.

– Отличная идея! – скривился он. – Вот рука срастется и займусь.

Захотелось развернуться и уйти. Не моя вина в том, что его так отделали. И, возможно, не его тоже.

Я молча отправилась на кухню ставить чайник. Когда мы идем в гости – мы покупаем тортик «к чаю», когда навещаем больного – покупаем апельсины, а я пришла с увесистым шматком мяса. Признаюсь, я думала и о тортике, и об апельсинах, но когда оказалась в магазине, поняла, что если имеешь дело с оборотнем, нет ничего лучше куска мяса. Для любого случая.

Кухня по моим понятиям была огромной, и в ней царил тот же беспорядок. Опрокинутый стол, холодильник с вмятинами, шкаф с оторванной дверцей. Ящики и полки из него вместе со всем содержимым разбросаны по полу. Стеклянная варочная поверхность расколота надвое, аж душа кровью обливается, кажется, кого-то приложили лбом прямо в центр. Впрочем, на работоспособности это не сказалось, так что я поставила чайник. Среди прочего хлама на полу нашлась сковорода, которой, похоже, никто ни разу не пользовался; с молотком для мяса мне не так повезло, скорее всего, его просто не было, и я принялась обрабатывать мясо рукояткой ножа.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8