Анна Кривицкая.

Высокие и близкие



скачать книгу бесплатно

© Анна Александровна Кривицкая, 2017


ISBN 978-5-4485-6394-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Вероника сидела в уютном кафе недалеко от Садового кольца. Легкие порывы воздуха колыхали невесомый тюль, с трех сторон обнимавшую диваны вокруг ее столика. Ей хотелось спрятаться от всех глаз и подумать, но здесь и прятаться было не от кого, кроме официантов и бармена. Вокруг царил мягкий полумрак и посетителей почти не было. На улице разгар понедельника, а жизнь тут закипала ближе к вечеру, особенно в выходные дни. Компании и парочки заполняли все уголки, смеялись, разговаривали, слушали ненавязчивую ритмичную музыку, попивали красиво оформленные коктейли, не спеша покуривали кальян. Ника любила это место и обычно душа тут отдыхала. Они часто приходили сюда вместе, иногда с друзьями, иногда только вдвоем. Но сейчас ей хотелось побыть одной. Стас был на работе, да и не все ладилось между ними в последнее время. Сейчас не он был главным мужчиной в ее мыслях.

– Ну как он может так поступать?

Пробормотала она себе под нос, с болью в сердце вспоминая вчерашний день. А вчера был выходной. Солнечный и ясный день первого месяца весны. На этот замечательный день и выпал день рождения мамы, Нины Владимировны. Вероника с утра сбегала за свежими розами, пока мама еще не встала. Поставила прекрасные пепельно-розовые цветы в самую красивую хрустальную вазу нас стол в гостиной. Рядом с вазой пристроила конверт с надписью: «С днем рождения!», в котором притаился сертификат на посещение их любимого салона красоты и на курс массажа. Вероника хотела, чтобы мама побольше времени уделяла себе и отвлеклась от происходящего в последнее время. Нина Владимировна позволила себе выспаться, что нечасто выпадало на ее долю, и с отдохнувшей улыбкой вышла из спальни. В ее душе, все-таки, брезжила надежда, что он сегодня позвонит и все наладится. Не может же он не поздравить мать с днем рождения? Сколько может продолжаться этот нелепый раздор? Но он так и не позвонил. Ника видела, как с каждым часом глаза матери тускнеют все больше. Ни прогулка в парк, ни кино, ни любимый торт не смогли ее отвлечь до конца от тревожащих мыслей. Она с беспокойством поглядывала на часы и грустнела все больше с каждым часом. Неужели все так серьезно? Не может же он всерьез обижаться из-за такого пустяка на любимую маму. Маму, которая их растила одна после преждевременной кончины отца. Маму, которая из кожи вон лезла, чтобы у них было все. Маму, которая не спала ночами, когда они болели и любила самой беззаветной любовью. Разве это все стоило того, чтобы целых полгода не общаться со своим единственным родителем и таким близким человеком? Веронике казалось, что это все просто невозможно. Но ЭТО произошло.

А началось все с ремонта. Максим работал уже много лет в крупной нефтяной компании к моменту, когда женился на Анастасии. Сначала молодожены решили поселиться в квартире, которая досталась им от бабушки, ведь она находилась в очень уютном месте недалеко от центра Москвы.

Но, когда появилась дочка Лера, им стало там тесно, и они решили потратить накопленные деньги на расширение. Так они стали счастливыми обладателями трехкомнатной квартиры чуть дальше от центра Москвы. И захотелось им сделать такой ремонт, чтобы жить долгие годы с удовольствием. А пока в квартире ремонт, чтобы не тратить дополнительные деньги на съемную квартиру, они попросились пожить на даче у Нины Владимировны. Дача была дачей только условно. А так, полноценный загородный дом со всеми удобствами. И на работу оттуда легко можно доехать на машине, и воздух всегда свежий. И как-то так получилось, что это житье-бытье на даче растянулось у Максима с семьей на полтора года. То захотелось в отпуск в Мексику и все деньги потратились, то премию на работе не выплатили, то машину надо починить. Только ремонт все никак не заканчивался. Да и не было никаких проблем, живут и живут, никому не жалко. Только мама стала очень уставать на работе. Возраст уже пенсионный, нагрузки очень большие. Чтобы дома все было, чтобы хорошо выглядеть, чтобы дачу поддерживать в рабочем состоянии (ведь то одно полетит, то другое), приходилось брать на себя каждый день по четыре-пять пар английского языка в университете, а иногда и преподавать в заочных группах по выходным. Нина Владимировна привыкла ездить в свободные дни на дачу, чтобы отвлечься от работы, побродить на природе, посидеть на веранде и почитать книжку. По-настроению и в свое удовольствие поделать что-то в огороде и по хозяйству. После переезда сына, там все оккупировали детские игрушки и вещи Лериных родителей. Когда мама приезжала, сын и невестка сразу отдавали ей в руки все заботы о маленькой дочери. Их тоже можно было понять, хочется дома иногда заняться собой и своими делами, что бывает сложно при наличии маленького ребенка. Даже просто спокойно новости посмотреть. Но они, невзирая ни на что, просто переставали реагировать на просьбы и призывы дочери, полностью полагаясь на заботу Нины Владимировны. Приготовить, накормить, погулять, уложить спать дважды в день, помыть, поиграть. Для пожилого человека такой ритм уже может быть слишком тяжел, особенно после пяти-шести напряженных рабочих дней. И вот, как-то после очередной тяжелой недели с уймой зачетов, Нина Владимировна решила остаться дома в выходные и не ездить на дачу. Единственную внучку она, конечно, очень любила. Но, чувствовала, что если не отдохнет, то ей тяжело будет пережить следующую рабочую неделю.

Максим позвонил в пятницу днем.

– Привет, мам. Тебя когда ждать? Мы тут мясо замариновали.

– Сынок, я, наверное, сегодня не приеду. Хочу отдохнуть на этих выходных дома, – ответила Нина Владимировна.

– Так тут и отдохнешь, работать в огороде еще рано.

– Там как-то отдыхать не получается, только еще больше устаю. Возраст уже не тот.

– От нас устаешь, что-ли? – немного напрягшись, спросил Максим.

– Нет, конечно, дорогой. Но сам понимаешь, вы с Лерочкой мне спуску не даете.

Максим знал маму хорошо и понимал, что ничего плохого она не имела ввиду. Он решил не раздувать ссору на ровном месте и добродушно ответил:

– Да, Лерка она такая. Пока с ней во всех кукол не переиграешь, живым не отпустит.

На том они и разошлись. И все бы было хорошо, но Максим, по всей видимости, передал разговор жене, когда она спросила о приезде свекрови. Настя поняла все по-своему и затаила обиду. В следующий приезд Нины Владимировны она завела разговор о том, почему она не приехала в прошлый раз. Мешают ли они ей тут отдыхать. Нина Владимировна ответила, что они ей совсем не мешают, но и отдыхать совсем не получается. В-общем, сгоряча поговорили на повышенных тонах. Упоминалось, что и ремонт уже полтора года идет, и, почему-то, не заканчивается никак. И что родной внучке можно было бы и время уделить. Нина Владимировна отвечала, что и так старается выбираться с внучкой на разные детские мероприятия, по мере возможности, и занимается с ней, а тут на нее скидывают все возможные обязанности по уходу за ребенком, даже не отвечая на ее просьбы. На следующей после того разговора рабочей неделе они просто сняли квартиру, собрали вещи и молча уехали. На звонки матери и Вероники не отвечали. Прошло уже почти полгода. Нина Владимировна уже жалела, что решила тогда остаться дома, очень скучала по маленькой очаровательной внучке, которая вносила столько приятной суеты и веселья в ее жизнь. Вероника скучала тоже. Пыталась несколько раз вразумить брата, но он избегал темы и отвечал на звонки неохотно. Она просто недоумевала, что же с ним случилось. Всегда такой уверенный в себе, рассудительный, умный. Неужели он мог всерьез так обидеться, или поддался на провокацию жены. Нина Владимировна с Настей никогда не конфликтовали, хоть и особой любви друг к другу не питали. Это был выбор сына, и пока он был счастлив, она принимала Настю такой, какая она есть. Ей было сложно угодить, но острые углы всегда сглаживались. Может, что-то накопилось у нее в душе. Но, как мог Максим забыть все хорошее и так игнорировать родную мать, ведь никто никого не прогонял и не оскорблял. Не так поняли? Ну пообижались бы немного. Это не повод рвать отношения на такой срок. И неизвестно, сколько еще это протянется. Раньше Максим никому не позволял пудрить себе мозги. Не пятнадцать лет, в конце концов, чтобы разочаровываться в родителях и оспаривать их авторитет. Мысли у Вероники путались. Она попросила счет и дожидалась его, когда раздался звонок от Александра – коллеги по работе из смежного департамента.

– Привет, ты сегодня летишь? – раздался в трубке его жизнерадостный голос.

– В ночной резерв. Вот, шатаюсь по Москве вместо того, чтобы собираться.

– Ясно, я тоже в ночную. Заеду за тобой в шесть, или чуть позже. Наберу минут за десять. Все равно по дороге.

– Да уж, совсем по дороге, – засмеялась Вероника, – хорошо, буду ждать.

Это было смешно, потому что от Сашиного дома до аэропорта Домодедово можно было доехать минут за сорок, а до Вероники надо было ехать еще час туда-обратно совсем в другую сторону. Это без учета пробок.

Официант принес счет и она решила все-таки поехать домой, чтобы собрать чемодан, ведь в резерве всякое могло случиться.

Чемодан был собран. В нем уютно размещались все необходимые в командировке средства гигиены, купальник, летние вещи и сланцы, джинсы и теплый свитер, нетбук и все зарядные устройства. Вероника еще раз проверила содержимое и убедилась, что ничего не забыла. Даже очки для сна. В резерве могло произойти все, что угодно. Работа бортпроводника, вообще, осень часто бывает непредсказуемой. Смотря какие рейсы были запланированы на сегодня, можно было оказаться практически в любом часовом поясе земного шара, если кто-то из коллег неожиданно заболел, проспал, опоздал, попал в пробку или в аварию. Вероника всегда предпочитала брать с собой маленький чемоданчик, ведь можно оказаться совсем без вещей где-нибудь дня на три-четыре, а то и на целую неделю. Подумаешь, немного покатать чемодан на колесиках, зато быть во всеоружии всегда и везде. Ника уже была научена горьким опытом, когда ее хотели из резерва отправить в Южно-Сахалинск на четыре дня. А вещей с собой не было. Тогда спасли только мольбы. В другой раз мог попасться диспетчер не в настроении, и отказаться вызвать другого бортпроводника. Да и непрофессионально это – отказываться от рейса. Можно и репутацию себе испортить, и лишиться надбавок к зарплате. Поэтому лучше было не рисковать. Если запланируют в разворотный рейс, чемодан, конечно, взять с собой и пристраивать уже на самолете. Но – это не беда.

В 18—30 раздался звонок от Александра. Он сообщил, что через несколько минут будет около ее дома.

Они были знакомы уже давно. Периодически встречались на самолетах, ведь Саша был наземным супервайзером – человеком, который непосредственно в аэропорту отслеживал подготовку к определенным рейсам, которые выпали на его долю. Он контролировал наличие всей необходимой документации, сопровождающей полет, своевременность загрузки на борт всего положенного имущества и пассажиров. Самое ГЛАВНОЕ, чтобы рейс вылетел по расписанию без задержки. А недавно, встретившись на борту, попросил номер телефона Вероники. Как бы между делом. Отказать в тот момент было как-то неудобно и грубо. Так они и стали общаться. Если честно, он был приятный парень. Напористый, веселый, общительный, но абсолютно не в ее вкусе. Ей всегда нравились высокие стройные брюнеты, а Саша был чуть выше нее ростом и немного полноват. Не было в нем чего-то рокового… Только детское выражение лица со шкодной улыбкой выдавало его доброту и непосредственность. Ей очень-очень сильно хотелось, чтобы он ей нравился больше и сильнее, чтобы вытеснил мысли о Стасе из ее головы, но сердцу не прикажешь, как говорят. Ей было тоскливо из-за ситуации в их отношениях, и просто хотелось почувствовать себя привлекательной рядом с другим мужчиной. Поэтому они и оказались сегодня в одной машине. В конце-концов, с ним было весело. И их отношения еще не перешли в ту стадию, когда нужно всерьез что-то решать. А пока можно просто наслаждаться невинным флиртом, разговорами и походами в кино. Они обсуждали последние слухи в компании, когда подъехали к зданию службы бортпроводников и пришло время прощаться.

– Если не улетишь, и у меня все пойдет по плану, заберу тебя в восемь из гостиницы. Хорошего резерва и вкусного ужина, – сказал Саша на прощание.

– И тебе удачной смены без эксцессов, – ответила Вероника.

– Без эксцессов скучно, – засмеялся Саша и помахал рукой.

Вероника достала пропуск и зашла в здание. Уже на подходах в турникету начали встречаться знакомые лица, приветливо улыбающиеся и отвечающие на приветствия. Она вежливо поздоровалась с охраной и поднялась на служебном лифте на нужный этаж. Нужно было сообщить диспетчерам о своем прибытии в резерв и пройти предполетный медицинский осмотр, или, проще говоря, «зайти к медикам». Чтобы они убедились, что ты здорова, бодра, весела и трезва, как минимум. В вечернее время было очень много вылетов на больших самолетах. А на большом самолете и большой экипаж. Поэтому перед дверями врачей скопилась небольшая очередь. Естественно, вперед пропускали тех, у кого ближе всего вылет. Ей пока торопиться было некуда и Ника скромно ждала своей очереди. Тут-то и подошла Маша. Маша, как оказалось, тоже пришла в резерв, и вопрос с кем заселиться в один номер отпал сам собой. Они были приятельницами с первых месяцев работы и хорошо ладили. Маша была та еще болтушка, зато скучно с ней никогда не было. И работала она как надо, от души, всегда готовая помочь как пассажирам, так и коллегам. Она могла часами рассказывать про своего парня, который раньше тоже был бортпроводником, а теперь поступил в летное училище. Он скоро должен был сдавать выпускные экзамены и стать пилотом.

Когда все формальности были пройдены, они сели все вместе в служебный автобус и отправились в отель. Заселились по ускоренной процедуре и пошли на ужин. Кормили там вполне сносно по системе шведский стол. Девушки поели, вдоволь напились чая и отправились в номер отдыхать. Включили телевизор, там как раз показывали смешную голливудскую комедию, и, смотря ее в пол глаза, болтали. Обсудить было что. Какие у кого были командировки в последнее время, куда там ездили, что видели. Маша сказала, что устала как лошадь за эту зиму. Она одиннадцать раз слетала в Бангкок. Всего на сутки. Только один раз выпало два дня и удалось посмотреть, в который раз, Императорский дворец.

– Я там уже все деньги оставила в магазинах. Так на машину не накоплю. Даже на первый взнос, – грустно улыбнулась Маша.

– Мне бы твои проблемы, я там давно не была. Уже соскучилась по их массажу.

Девушки уже собирались спать, ведь могли еще позвонить утром и вызвать на «раннюю явку», как у Вероники зазвонил телефон. Диспетчер. «Здравствуйте. Вы вылетаете в Томск. Поторопитесь!», – раздался голос в трубке. «Хорошо, бегу!» – ответила Вероника и стала лихорадочно собираться. Надо было по всем правилам надеть форму, красиво повязать платок и поправить прическу. Минут через семь она была абсолютно готова. Попрощалась с Машей, спустилась вниз и прыгнула в служебный автобус у дверей отеля. Еще по дороге начала раздумывать, почему ее вызвали так поздно. Ведь рейс по расписанию уже должен был вылететь. Наверное, что-то случилось. Она залетела в диспетчерскую и назвала свою фамилию.

– Отлично, вы быстро. А то там уже задержка идет. Полетите старшим бортпроводником.

– Я?? – округлила глаза Вероника.

– Да, старший бортпроводник из резерва уже улетел, а вы самая опытная из оставшихся, – невозмутимо ответил старший диспетчер.

Ей отдали задание на полет, и велели бежать со всех ног на досмотр в аэропорт, а потом и на борт самолета. Вероника еще никогда так не торопилась. Быстро проскочив все формальности и доехав до маленького Боинга-737, стоящего далеко в поле с подъездным трапом у первой двери, она очень удивилась, ведь все пассажиры были на борту и на самолете все было готово к вылету. В маленькой первой кухне стоял поднос с приветственными напитками для пассажиров бизнес-класса и суетилась незнакомая коллега, готовя необходимое для полета оборудование. Где же шеф? Что тут, вообще, происходит?

Но времени на разговоры не было. Она даже не успела скинуть пальто, как ей быстро сунули какие-то документы. Супервайзер пробубнил, что уже идет задержка и сбежал по трапу. Они вместе с коллегой закрыли довольно тяжелую дверь и тут Вероника вспомнила, что даже не спросила у пилотов разрешение, можно ли закрываться. Заглянув в кабину, уточнила. Хорошо, что все документы, предназначенные для пилотов, были уже у них. Закрыв дверь в кабину на кодовый замок, Вероника дала команду экипажу переводить двери в положение «автомат», чтобы в случае возникновения опасности во время движения самолета надулись трапы и можно было провести эвакуацию. «Что же нужно делать дальше? Ах да, читать информацию», – вспоминала она. Заглянув в тот карман, где она обычно лежала, с ужасом вспомнила, что, ради облегчения сумки, только сегодня оставила ее дома. Ну что могло случиться в резерве? Сборник информации для чтения на борту всегда был у старшего бортпроводника. Вот это неудачное совпадение. Вероника повернулась к Тане.

– Есть информация?

– Нет, к сожалению.

Ей стало не по себе. Можно, конечно, что-то выдать наизусть, но, с перепугу, она обязательно запнется и впадет в ступор, в котором уже не сможет найти нужные слова. А информации нужно читать очень много на русском и английском языках. Одна надежда оставалась на бортпроводников в экономическом классе, которых она еще даже не видела. Схватив трубку интерфона, Ника нажала кнопку вызовы хвостовой кухни и выпалила:

– Ребята, есть сборник информации?

Самолет уже начал руление, а надо было до взлета еще успеть поприветствовать пассажиров и продемонстрировать аварийно-спасательные средства. На ее счастье, ответ оказался положительным. Одна ответственная девушка, – какая же она молодец! – принесла сборник.

Дальше все было быстро, привычно. Читать информацию в полете Вероника любила всегда, и коллеги часто доверяли ей это ответственное дело. Минутка для отдыха и беседы выдалась только после взлета, когда все пассажиры были пристегнуты по всем правилам, в чем Вероника лично убедилась и доложила пилотам, и командир дал команду экипажу пристегнуться и приготовиться к взлету.

Как выяснилось из рассказа Татьяны, все шло по плану, когда они готовились к вылету в Томск. Все службы отработали отлично, пассажиры заняли свои места и ждали взлета. Таня отлучилась в салон бизнес-класса, чтобы взять у пассажира пальто. Когда она вернулась в первый вестибюль, дверь все еще была открыта. Таня подумала, что старший бортпроводник в кабине пилотов, или проверяет туалет. Но через несколько минут позвонили пилоты и раздраженно спросили, почему не закрываем дверь. Пора уже начинать руление. В туалете старшего бортпроводника не оказалось, как и в салоне экономического класса. Повинуясь интуиции, Таня выглянула за дверь на перрон. Он лежал внизу. Заметив ее, что-то закричал, морщась от боли. Но, из-за шума двигателей на соседних стоянках, ничего не было слышно. Таня метнулась к пилотам, которые сразу начали вызывать скорую помощь по рации. Но, видимо, кто-то с других бортов уже заметил пострадавшего и кортеж уже приближался по полосам для руления автомашин.

Как оказалось, шеф решил сам закрыть тяжелую дверь, без помощи коллеги. Но погода в этот день была сырая, и к вечеру немного подморозило. Покрытие возле выхода стало скользким. Видимо, не достаточно хорошо и крепко взявшись за страховочную ручку, и сильно потянув за ручку двери, он просто выскользнул наружу.

Без старшего бортпроводника полет невозможен. Остальные ребята в экипаже имели маленький налет часов и недостаточно опыта. К тому же, рейс ночной и достаточно продолжительный, обязательно надо было вызвать еще человека в экипаж. Так Вероника и оказалась на борту.

– Надо будет обязательно узнать потом, как он себя чувствует. Бедолага, – сказала она, сокрушенно покачивая головой.

– Да, только бы позвоночник не пострадал, – ответила Татьяна.

Дальше все шло как по маслу. Командир погасил табло «Пристегните ремни», и девушки собрались было начать обслуживание в «бизнесе». Но, выйдя в салон, озадаченно обнаружили, что все восемь пассажиров мирно спят, закутавшись в пледы и надев очки для сна из дорожных наборов. Пилоты тоже отказались от позднего ужина, посмеявшись, что не хотят портить фигуры. Ребята из экономического класса тоже отказались от помощи, сказав, что у них все под контролем, многие пассажиры спят, и времени полно. Таким образом, у Вероники было достаточно времени, чтобы изучить папку с документами, которая досталась ей «в наследство» от старшего бортпроводника. Она их видела, конечно, и раньше, работая плечом к плечу с шефами в бизнесе, но заполнять эти документы пришлось впервые. Хорошо, что она догадалась посмотреть на часы и засечь время, когда двери были закрыты, ведь в задании на полет все четко фиксировалось. «Так, надо не забыть про все это в Томске и на пути домой, а то под утро память может и подвести»: подумала она с улыбкой. В документах все графы были подписаны, поэтому она без труда их заполнила, а уж опыта в заполнении накладных у нее было достаточно. Попив чай, Ника вышла в салон и прошла до хвоста самолета, чтобы убедиться, что все в порядке. И еще раз поблагодарила коллегу за то, что она выручила ее с информацией. Пассажиры задали насколько вопросов по пути Ники и попросили сделать потеплее в салоне, о чем она и передала пилотам. В Томске было холодно. Работники наземных служб с уставшим лицами от бессонной ночи провели уборку, замену питания, заправку самолет водой и техническое обслуживание. Дальше все повторилось в том же порядке, но было уже легче осознавать, что, несмотря на усталость, они летят домой. Сон даже и не пытался захватить Веронику. Наверное, в организме еще играл адреналин, уровень которого в крови резко повысился после сообщения о том, что ей предстоит сегодня ночью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2