Анна Крейц.

Проект «Мессия». Заговор



скачать книгу бесплатно

Процедура, которую должен был выполнить Роберт, не была слишком сложной, и это не заняло много времени. Инструменты, разработанные для этой работы, наносили минимальный урон бинтам мумии, проникая сквозь них, оставляя лишь самые маленькие отверстия.

В общей сложности Роберт вставил пять зондов в бинты мумии, осторожно толкая каждый из них, пока не почувствовал легкий щелчок, который указывал на то, что головка зонда проникла сквозь бинты мумии и взяла небольшой образец тканей из мумифицированной плоти фараона. Затем он медленно вынул зонды и вставил их в специально предназначенные герметичные защитные контейнеры.

Первый образец был взят из головы мумии, второй – из мышц руки, а третий – из грудной полости. Еще два были взяты из ягодиц царя, и там, где, как ожидал Роберт, должна была быть икроножная мышца.

Когда работа Роберта была завершена, и София сделала все необходимые фотографии, маску смерти и внешние крышки гроба вернули на место. Было десять часов вечера, и, даже не осознавая этого, за исключением нескольких необходимых перерывов на то, чтобы сменить фильтры респираторов, утолить жажду или сходить в туалет, они непрерывно работали с 8 утра.

Глава 5

Несмотря на то, что Роберт завершил свою работу, прошло еще два дня, прежде чем самолет снабжения смог прилететь и забрать его с взлетно-посадочной полосы.

Он закончил упаковывать вещи ранним утром и провел остаток дня, помогая работающим в подземелье, устанавливая воздушные насосы и вытяжные вентиляторы, которые вымывали старый ядовитый несвежий воздух из подземных камер и заменяли его свежим воздухом пустыни.

В конце дня, когда специальные вытяжные вентиляторы продолжали очищать воздух, им наконец-то разрешили войти в камеры гробницы без громоздких респираторов, что позволило им начать долгий и трудоемкий, но захватывающий процесс каталогизации находок.

Захоронение фараона было лишь одной из многих комнат, которые они обнаружили в подземной гробнице. Всего было десять комнат, двери шести из которых выходили в главный туннель, ведущий к последней запечатанной двери, за которой они нашли место последнего упокоения фараона.

Другие комнаты в туннеле были сокровищницами фараона, в которых находились золотые и серебряные предметы. Их было слишком много, чтобы их можно было сосчитать. Также в гробнице находились предметы из повседневной жизни фараона, которые могли бы помочь в его путешествии в загробную жизнь: груды металла и керамики, предметы, которые, возможно, когда-то хранились в давно сгнивших деревянных сундуках, а теперь беспорядочно валялись на полу.

В одной из комнат стояла полноразмерная колесница и большой инкрустированный драгоценными камнями трон, окруженный коллекцией золотых статуй, готовых служить фараону и сопровождать его в путешествии в загробный мир.

Без сомнения, в гробнице Рахипти-Ани предстояло провести по крайней мере от четырех до пяти лет, систематизируя находки, и д-р Саймонс посвятил большую часть завтрака с Робертом, взволнованно рассказывая, сколько человечеству предстоит извлечь уроков из находок, которые они совершили.

– Жаль, что ты уезжаешь, мой мальчик.

Здесь действительно начинается самое интересное. Забудьте про золото и алмазы. Главное сокровище – это знание!

Археолог был в своей стихии. Казалось, после открытия гробницы фараона и воплощения мечты его жизни доктор Саймонс помолодел на несколько десятков лет, его жизнь внезапно обрела новый смысл, а болезни отступили. Для команды было радостью наблюдать превращение старика в молодого археолога.

Пока остальные продолжали свою работу, Роберт провел несколько часов, переходя из одной сокровищницы в другую, просто осматривая некоторые находки. Доктор Саймонс пронумеровал каждую из сокровищниц, и прямо в дверях третьей комнаты, среди пыли на полу, Роберт нашел маленький золотой амхулат анкх:

– Анкх, египетский крест жизни!

Доктор увидел, как Роберт осматривает его, и предложил:

– Отнесите это Софии и позвольте ей сфотографировать его, затем наденьте на цепочку и повесьте на шею. Когда вы будете прикасаться к нему, думайте о нас и о времени, проведенном вами здесь. Не волнуйтесь! В рамках соглашения о финансировании экспедиции египетское правительство согласилось, что профессор Таккер имеет право на десятую часть всего, что мы здесь нашли. Я уверен, что он не будет возражать. Он будет очень, очень богатым человеком!

Глава 6

Той ночью команда устроила прощальный ужин в честь Роберта, и доктор Саймонс так напился, что заснул прямо за столом, и им пришлось нести его обратно в палатку. Впоследствии остальные члены экспедиции тоже разошлись по своим палаткам, измученные дневной работой. Но Роберт не мог уснуть, и в полночь подошел ко входу в гробницу.

Ахмед, охранник у входа, вежливо кивнул в знак приветствия, его улыбка открыла ряд черных промежутков между немногими оставшимися передними зубами. Роберт улыбнулся в ответ и проскользнул мимо него, медленно спускаясь по крутой лестнице в прохладную гробницу под землей.

Войдя в погребальную камеру, он оказался наедине со старым фараоном. Это был первый раз, когда он был наедине с некогда великим царем, и в темноте, освещенной только светом его фонаря, Роберт внезапно почувствовал себя очень напуганным. Холодок пробежал по спине, и он вздрогнул.

Специальное освещение низкой интенсивности было установлено во всех комнатах, и Роберт потянулся к выключателю, ближайшему к двери. Раздался тихий жужжащий звук, вспыхнул свет, и комната ожила, четыре статуи в каждом из углов немедленно потеряли свою угрожающую зловещую силу.

Он подошел к внешнему саркофагу царя, который снова был возвращен на постамент. Роберт постоял, задумчиво глядя вниз на золотое изображение Фараона, размышляя о том, как бы выглядел царь в реальной жизни.

– Он замечательный, не так ли? – прозвучал тихий голос Софии, и Роберт, подняв голову, обнаружил, что она стоит в дверях.

Сегодня вечером на прощальном ужине в его честь София надела платье, и он впервые увидел ее не в хаки. И сейчас, глядя на девушку, Роберт понял, насколько она прекрасна на самом деле.

София улыбнулась. Наблюдая, как она приближается к нему, Роберт заметил, что она прихватила с собой в подземелье два больших древнеегипетских золотых кубка и бутылку.

Ее глаза мерцали в мягком свете комнаты.

– Хочешь вина? – спросила она, передавая ему выпить.

Роберт принял у нее из рук кубок, их ладони встретились, и в его теле вспыхнуло легкое возбуждение.

Каждый из них сделал глоток из своих золотых бокалов, первый за последние три тысячи лет. Когда теплое красное вино легко скользнуло по горлу Роберта, он двинулся к Софии. Она ожидала этого, протянула руку, взяла кубок из его руки и поставила его рядом с бутылкой вина на саркофаг фараона.

Ее губы были мягкими и прохладными, а язык – горячим и влажным, вкус вина смешивался с запахом ее духов. Они страстно целовались, и когда она требовательно потянула его на пол, Роберт последовал за ней.

В тусклом свете фонарей они впервые занялись любовью на золотом ложе у ног фараона, в окружении четырех золотых статуй воинов, которые равнодушно наблюдали, как два человека впервые нашли друг друга.

Глава 7

Когда все закончилось, они сидели, прислонившись к золотому постаменту саркофага фараона. Обхватив Софию за талию, Роберт потягивал вино из кубка и изучал потолок наверху.

Когда они впервые вошли в погребальную камеру, Роберт подумал, что узор из полудрагоценных камней, встроенных в потолок, был случайным, но теперь он понял, что сверкающие драгоценные камни имитируют узоры звезд в ночном небе над пустыней снаружи!

София проследила за взглядом Роберта и увидела, что он изучает потолок.

– Это прекрасно, – прошептала она.

Роберт кивнул в ответ.

– Ты уже поняла, что они не случайны? Это карта созвездий… смотри…

Роберт потянулся вперед и выключил освещение. Лежа спиной на холодных резиновых ковриках на полу камеры, он притянул Софию к себе и поднял вверх зажженный факел. Внезапно потолок ожил, и ночное небо замерцало и засияло, созвездия Ориона, Моноцераса, Большого и Малого Пса волшебным образом предстали перед их глазами. Это напомнило Софии планетарий, который она когда-то посетила в музее мадам Тюссо в Лондоне.

Мгновение они лежали вместе в тишине. София изучала искусственное ночное небо, а Роберт рассматривал Софию. Стройная, с длинными вьющимися светлыми волосами, которые слегка падали ей на плечи. Ее улыбка освещала любую комнату, в которую она входила, ее нежные голубые глаза были способны пленить сердца самых сильных мужчин.

Софии было двадцать девять лет, она была примерно на четыре года старше Роберта. Девушка принадлежала к новому поколению археологов, и хотя она работала в Египте только четыре года, она была хорошо известна всем ведущим ученым, работающим в этой стране.

– Смотри, как расположены алмазы – они воссоздают ночное небо над пустыней снаружи! Вот охотник Орион, лицом к красному глазу Тельца. За ним следуют две его охотничьи собаки: большая собака по кличке Большой Пес и маленькая собачка Малый Пес. Видишь этот большой бриллиант, который так ярко сияет в созвездии Большого Пса? Это Сириус, самая яркая звезда, которую можно увидеть на ночном небе. А это Лепус. Орион любил охотиться на кроликов. Лепус замертво лежит у ног Ориона.

София была впечатлена познаниями знанием Роберта в астрономии. Она вновь поцеловала его, тихо прошептала:

– Кажется невероятным, что египтяне приложили столько усилий, чтобы построить подобные гробницы, чтобы их фараоны могли добраться до загробной жизни. Но на этот раз это может сработать. Возможно, старый фараон осуществит свою мечту в конце концов. Взяв образцы ДНК, вы сможете клонировать его, и Рахипти-Ани снова обретет новую жизнь, как он и надеялся!

***

Ритмичный гул двигателей внезапно сменил тональность, и Роберт прервал воспоминания, поворачиваясь, чтобы посмотреть в окно – как раз вовремя, чтобы увидеть пирамиды Гизы, когда самолет снабжения начал снижаться в аэропорту Каира.

Роберт снова вспомнил слова Софии:

– Возможно, старый фараон в конце концов осуществит свою мечту.

Когда шасси самолета подскочили на раскаленном асфальте взлетно-посадочной полосы, Роберт молча молился, чтобы доктор Таккер прожил достаточно долго и увидел рождение фараона. Впереди у них еще так много работы!

Глава 8

Комната отдыха Крайст-Черч-колледж Оксфордского университета, Англия

– Я уверен, что вы уже слышали наши новости, поэтому я хотел бы, чтобы вы все оторвались от работы и поприветствовали Роберта Дейка из его экспедиции в Египет!

Профессор Таккер поднял свой бокал в честь Роберта, и к нему присоединился Декан Церкви Христа и громко крикнул:

–Ура! Ура! Ура!

Это он устроил фуршет в честь возвращения Роберта в большом зале Крайст-Черч-колледжа.

Роберт скучал по Оксфорду, особенно по своей старой студенческой жизни.

– Церковь Христа, – думал Роберт, – все еще остается лучшим колледжем в мире»!

Он был очень горд тем, что был «членом Палаты».

Прошла уже неделя с тех пор, как он прилетел, и жизнь начала возвращаться в нормальное русло. Его квартира на Ботлевской дороге снова стала «домом», и начинало казаться, что экспедиции никогда не было, и что все это было просто увлекательным сном.

Тем не менее, несмотря на то, что он был рад вернуться домой, он также скучал по времени в Египте. Несколько раз он ловил себя на том, что нежно поглаживал Анхка, висящего у него на шее, вспоминая о поиске сокровищ в далекой стране, о женщине со светлыми волосами, красивыми глазами и солеными губами и о фараоне, ожидающем воз

– Роберт! – обратился к нему декан колледжа, и Роберт снова вернулся к реальности. – Я слышал, что вы приняли участие в одном из величайших археологических открытий всех времен? Я действительно с нетерпением жду возможности услышать больше, но наш старый хрыч ничего нам не рассказывает!

Дин высокомерно засмеялся, отмахиваясь от бокала портвейна, протянутого доктором Таккером.

– Боюсь, я действительно не смогу рассказать вам больше, сэр. Но я надеюсь, что заставлю колледж гордиться собой… и работой, которую делает доктор Таккер. Он гений, сэр.

– Так над чем именно сейчас работает доктор Таккер в своей новой потрепанной лаборатории?

– Имей терпение, Алекс! И перестань задавать мальчику такие неудобные вопросы! Ты же знаешь, что ложь не поможе тебе! – пришел на помощь Роберту доктор Таккер.

– Мэтью, – декан был в дружеских отношениях с доктором Таккером, -я думаю, что учитывая потенциал, который есть у этого молодого человека, колледж хотел бы предложить ему стипендию. Как ты думаешь, из него получится хороший доктор философии? – спросил декан в шутку.

– О, я думаю, да, – ответил профессор, слегка похлопав Роберта по спине.

Улыбка вспыхнула на лице Роберта. Быть приглашенным самим деканом на стипендию было большой честью.

– Роберт, – продолжил профессор. – Как я уже сказал, у тебя большой потенциал, и тебе давно пора получить докторскую степень. Если хочешь, чтобы я был твоим научным руководителем, не стоит ждать слишком долго. Ты же знаете, я вряд ли долго протяну…

– Чушь, Мэтью, ты еще долго будешь с нами. Я в этом уверен! – расстроенный упоминанием о раке, медленно убивающем профессора, декан отошел, чтобы посмотреть «как поживают другие старые педерасты!».

Выпив еще два бокала портвейна, д-р Таккер пригласил Роберта в смежную комнату, и молодой человек последовал за ним. В комнате было пусто. Они сели на кожаные кушетки у потрескивающего камина, и профессор молчал, задумчиво рассматривая свой бокал. Наконец он закурил, слегка откашлялся.

– Вредная привычка… не знаю, почему она меня беспокоит.

Старый профессор не выглядел плохо для своих лет. Около шести футов ростом, он не был толстым, хотя, справедливости ради надо было заметить, что за последние годы талия его слегка округлилась. У него все еще была роскошная шевелюра, тронутая благородной сединой. В отличие от волос на голове, его брови почти волшебным образом оставались полностью черными. Мягкие голубые глаза создавали впечатление доброго, вдумчивого человека, который видел много жизни, но которому все это нравилось.

– Роберт, ты проделал замечательную работу! Новости из лаборатории были хорошими сегодня. Все образцы мумии фараона имеют первичный материал ДНК. Я хочу начать процесс завтра, и я хочу, чтобы ты очень внимательно наблюдал за всем, что я буду делать. Это такой же твой ребенок, как и мой. Я хочу, чтобы твое имя было в Белой книге рядом с моим.

– Как много времени нам потребуется?

– Для чего? Пока у нас не родится живой и здоровый маленький фараон? – профессор отхлебнул портвейн и сильно затянулся сигарой. – Ну, у нас уже есть пара потенциальных суррогатных матерей, и несколько яйцеклеток ожидают оплодотворения. Если все пойдет хорошо, я думаю, у нас может быть пара младенцев в течение года. Не позднее, чем через четырнадцать месяцев. Но это не то, что я хотел обсудить с тобой. Роберт… – Профессор откашлялся и наклонился к нему. – Дело в том, что если ты хочешь претендовать на звание доктора философии, ты не можешь использовать это для своей работы. Ты должны придумать что-то свое, что-то новое и оригинальное. Звание дают только за то, что не было сделано раньше…

– Я знаю… и отчасти поэтому я никогда не претендовал на это звание. Я не могу придумать ничего нового и оригинального! – признался Роберт, слегка смутившись.

Они оба сидели молча, уставившись на пламя. Затем профессор заговорил, и его голос стал немного тише, чем раньше.

– Пока тебя не было, мы усовершенствовали процесс. Мы еще ничего не публиковали, и, вероятно, не будем. По крайней мере, пока. Это слишком чувствительно. Слишком… ну, скажем так, мы можем сделать больше сейчас, чем мы могли даже мечтать еще несколько лет назад. Если придешь в лабораторию в воскресенье днем, я тебе все расскажу. Затем я хочу, чтобы ты подумал обо всем, что мы можем сделать… или могли бы сделать… собрать все кусочки головоломки вместе, а затем придумать НОВУЮ идею… твою собственную идею. Я знаю, ты можешь сделать это, мой мальчик. Я знаю, что ты можешь…

***

Прошла неделя с тех пор, как Роберт в последний раз видел Софию. Во время телефонного разговора Роберт взволнованно рассказал ей о стипендии и финансировании, которое он получил в своем колледже в Оксфорде, и она испытывала огромное чувство гордости за него. Это было немного тревожно. Хотя всегда был постоянный поток поклонников, она на самом деле редко влюблялась в мужчин.

После их ночи страсти в погребальной комнате фараона она много думала о нем, особенно в те редкие моменты, когда она сидела одна в гробнице под землей, каталогизируя несметные сокровища мертвого царя.

До этого момента у нее было пять любовников, и встреча с Робертом была самой эротичной и захватывающей, которую она когда-либо имела. После нескольких дней размышлений она решила, что хочет большего.

Она должна была снова увидеть Роберта.

Ей не пришлось долго уговаривать молодого человека. Это был простой телефонный разговор.

– Послушай, я буду в Париже на следующих выходных, нужно доставить артефакты профессору, который собирается провести для нас кое-какие исследования и в Лувре. Я хотел бы снова увидеться… Если хочешь, можем встретиться в Париже, чтобы выпить и поболтать, – предложила она нервно.

– Хм… – он играл с ней. – Может быть, может быть… Но ты должна пообещать мне романтическую ночь в парижском отеле!

Это была жестокая игра.

Роберт пробудил в ней страсть, и она не могла дождаться, когда снова окажется наедине с ним. Она не могла точно определить, что именно в нем так захватило ее разум, но, вероятно, это был его взгляд «маленького растерянного мальчик» в сочетании с фантастической улыбкой и парой прекрасных зеленых глаз.

Роберт был на полголовы выше Софии. Хотя молодой человек выглядел довольно худым, он был удивительно силен. Далекий от стереотипного образа ученого-ботаника, Роберт гордился своей внешностью, всегда одеваясь в в соответствии с последней модой.

Закрывая глаза, София вспоминала его иссиня-черные волосы, ямочку на подбородке и широкие плечи. И эти глаза…

Она не могла дождаться, когда увидит его вновь.

Пролетела следующая неделя, и когда они встретились в пятницу вечером в аэропорту имени Шарля де Голля недалеко от Парижа, она бросилась в его объятия. Роберт крепко обнял ее, чувствуя запах ее духов и запечатлевая ощущение ее кожи на своей.

Такси потребовался час, чтобы отвезти их в отель в центре города, и они взволнованно болтали, целуясь и обнимаясь на заднем сиденье, как два взволнованных подростка.

Роберт с нетерпением ждал новостей о раскопках и внимательно слушал рассказ Софии о сокровищах, которые они обнаружили в гробнице Фараона. Когда она рассказала ему последние новости о предстоящем визите египетского президента к могиле через две недели, Роберт оказался полностью поглощенным фотографиями, которые она сделала для него.

На мгновение ему захотелось вернуться туда вместе с ней, работать над раскрытием тайн прошлого, но он вспомнил вдохновляющие слова доктора Таккера, сказанные ему на прошлой неделе, и понял, насколько захватывающие перспективы открывались перед ним самим.

– Все, что тебе нужно сделать, это найти и подумать над темой, о которой никто никогда не задумывался. И Таккер и колледж поддержат твои исследованиях, чтобы ты мог получить докторскую степень? – уточнила София.

– Да, вот так просто… Просто придумать совершенно новую идею… Вообще никаких проблем… Я, вероятно, сделаю это сегодня за обедом… Хотя, почему бы не сделать это сейчас, по дороге в отель?

– Не будь таким саркастичным! Не понимаю, что тебе не нравится?.. А если серьезно, как насчет твоей работы по клонированию фараона? Как она продвигается? – спросила София, понимая, что она целую вечность рассказывала о себе и своей работе и ничего не спрашивала о нем.

– Все идет замечательно, спасибо. Все генетические образцы, которые я привез, великолепны, и мы сразу же начали процесс. Все выглядит хорошо, – ответил Роберт.

– Так сколько же пройдет времени, прежде чем старый фараон снова сядет на трон?

– Не знаю, как насчет трона, но если все пойдет по плану, и в последнюю минуту не возникнет проблем, у нас, вероятно, будет несколько маленьких фараонов, сидящих на горшках, к концу следующего года. На следующей неделе первая мать получит полностью оплодотворенную яйцеклетку.

– Но ты собираешься писать диссертацию… Значит ли это, что ты перестанешь работать в институте над проектом фараона?

– Нет. Я все еще буду работать над проектом неполный рабочий день. Это поможет мне заработать немного денег в институте. Я уже привык зарабатывать деньги и не знаю, смогу ли я снова стать бедным студентом, – усмехнулся Роберт.

Такси остановилось возле отеля на улице Жарден. Роберт выбрал именно этот отель, поскольку он находился близко к центру города, всего в нескольких минутах ходьбы от Лувра.

Но оказалось, что с таким же успехом отель мог находиться и на окраине Парижа. Они не выходили из гостиничного номера целый день. Роберт однажды видел фильм «Последнее танго в Париже», и с тех пор он всегда хотел провести выходные взаперти в каком-нибудь парижском отеле с великолепной женщиной, занимаясь любовью часами подряд. Теперь его мечта сбылась.

В воскресенье утром чувство вины переполнило их обоих, и они решили, что, находясь в Париже, они должны увидеть что-то из достопримечательностей. Было бы грехом не сделать этого. Поэтому после долгого неторопливого завтрака они покинули отель и вышли на солнечный свет, бесцельно прогуливаясь по берегам Сены, проходя мимо палаток художников и продавцов книг и пообедав в небольшом кафе в тени собора Нотр-Дам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

сообщить о нарушении