Анна Козырева.

Воспоминание о настоящем



скачать книгу бесплатно

– Другого выхода не было… – пожимает плечами он. – Не думаю, что вас сильно расстроила разлука с этими людьми.

Вопросительно смотрю на похитителя. Никак не получается сформулировать мысль, будто дар речи, оказавшись трусом, благополучно меня покинул.

– Когда мы с Семёном вошли в комнату, чтобы проведать вас, я заметил стоящую возле кровати обувь, – решает он не дожидаться закономерного вопроса и начинает рассказ.

Это правда. Вспоминаю, как сама сняла обувь, чтобы не шуметь. Досадно. Даже некого обвинить в своей неудаче. Мужчина усмехается уголком рта и кивает на по-прежнему стоящие под кроватью туфли. Ничуть не смутившись, пристально смотрю ему в глаза.

– При указанных обстоятельствах это могло означать лишь одно: вы уже пришли в себя, возможно, даже успели ознакомиться с этой чудесной комнатой и насладиться прекрасным видом из окна.

Окидывая взором пространство, мужчина делает многозначительную паузу, видимо, ожидая восторженной оценки своей прозорливости. Молчу. Щурюсь, дабы придать лицу более агрессивный вид. Чудесная комната и прекрасный вид из окна? Сомнительное утверждение, довольно сомнительное.

– Тогда пришлось пойти на маленькую хитрость и выпроводить напарника, – он продолжает играть роль лучшего сыщика всех времен и народов, поражая способностью логически мыслить и упиваясь собственной неотразимостью, – услышав удаляющиеся шаги и звук закрывающихся дверей, вы решили, будто снова находитесь в комнате одна, и открыли глаза.

– Удивительная проницательность, – язвительно замечаю я. – Можете собою гордиться, у вас получилось меня обмануть.

– О, я горжусь, не сомневайтесь, – вполне откровенен он. – Надеюсь, вы в полной мере смогли оценить степень нашего гостеприимства?

– Я оценила ваше гостеприимство в полной мере, – без колебаний отвечаю. – А теперь мне пора домой.

Двигаюсь на край круглой кровати, быстро засовываю ноги в туфли, встаю. Мужчина разворачивается и неспешно подходит к окну. Его плечи расправлены, шаг уверенный и ритмичный. Мужчина явно чувствует себя комфортно, ситуация не вызывает у него беспокойства или волнения. В отличие от меня.

– Ирэн, вы чего-то ждёте? – спокойным ровным тоном уточняет он.

– Жду, когда вы откроете дверь, – произношу я вполне серьёзно.

Не могу сказать, что рассчитываю на его доброту или понимание, но попытаться выяснить максимум информации все же необходимо.

– Я не могу этого сделать, – он потирает нос указательным пальцем левой руки.

– Почему? – спрашиваю, почувствовав в его голосе сомнение.

Тяжело вздыхает и разводит руками.

– Мне платят за то, чтобы я убедил вас сотрудничать с моим работодателем.

Уже лучше. Сотрудничество? Несомненно, они избрали довольно оригинальный способ донести до меня своё предложение.

– А если вам не удастся это сделать?

– Буду огорчён, поскольку вы мне искренне нравитесь, – хладнокровно и неубедительно произносит он, смотря вдаль.

Взгляд кажется пустым и отрешённым.

Снимаю с себя часы и браслет, решительно кидаю их на пол.

– У меня больше ничего нет. Выкупа не дождётесь.

Он неспешно переводит взгляд с предметов на меня.

– Я знаю, – уверенно кивает. – Ваши деньги меня не интересуют. Наоборот, планирую предложить заработать вам.

Подходит ближе, наклоняется, аккуратно поднимает с пола браслет и часы.

– Красивая вещь, – рассматривая браслет, говорит он.

Мне всё это надоело. Я запуталась, ничего не понимаю. Хочу домой, хочу есть, хочу спать, хочу навсегда забыть об этой истории.

– Макс, кажется, так вы разрешили мне себя называть?

– Вы совершенно правы, – расплываясь в улыбке и протягивая в открытой ладони мои вещи, отвечает он.

Осторожно забираю часы и браслет из его руки, неспешно надеваю их на запястье. Макс тем временем возвращается на прежнее место, останавливается у окна.

– Бесконечно ценю возможность непринуждённого светского общения, однако вернемся к вашему предложению, – деловито продолжаю. – Чего вы хотите?

– Конструктивного сотрудничества, – не мешкая, произносит он. – Нам известно о вашем таланте, точнее, даре, и мы планируем использовать его в своих целях.

– Что? Я удивляюсь вашей наглости! – всплеснув руками, поднимаю глаза к небу.

Откуда он узнал? Как ему удалось это выяснить? Может, только догадывается? Может, своим уверенным тоном пытается ввести меня в заблуждение? Он не может знать достоверно…

– О чём вы говорите? Какой дар? – с возмущением уточняю, пытаясь не выдавать растерянности и используя весь свой незаурядный актёрский талант.

– Думаете, отказавшись от предложения, просто уйдёте домой? – не поворачивая головы, задаёт он вопрос, явно не требующий ответа.

Делаю глубокий вздох, считаю до десяти. Очевидно, шутить со мной здесь не намерены. Необходимо действовать быстро и чётко, но благоразумно. Права на ошибку у меня нет. Внутренний голос подсказывает, что нужно попробовать потянуть время, оценить ситуацию, поиграть с их терпением, а дальше… Война план покажет. В любом случае, никаких других вариантов мне в голову не приходит. Пока не приходит.

– Значит так… – категорично заявляю я, почему-то решив, что могу диктовать свои правила. – Вашими стараниями я осталась без завтрака, поэтому мы сможем продолжить общение только после чашки горячего кофе.

– Отлично, – отряхнув руки от невидимой пыли, Макс наконец переключает внимание с пейзажа за окном на меня. – Не возражаете, если мы пообедаем на свежем воздухе? Сегодня прекрасный солнечный день, нет никаких причин для самовольного затворничества.

Смотрю исподлобья.

– Вам бы стихи писать, а не девушек похищать.

– Обещаю подумать над вашей рекомендацией, – холодно произносит он.

– Не утруждайтесь…

– Обувь не забудьте надеть…

Макс снисходительно смотрит на меня, уверенно подходит к кругу на стене. Видимо, я справедливо приняла этот круг за дверь. Интересно, как эта дверь открывается? Секретный код? Макс пристально смотрит на меня, медленно поднимает руки, хлопает ладонями. Как по мановению волшебной палочки, круг делится на две части, затем каждая часть плавно отодвигается в сторону. На лице Макса появляется ехидная усмешка. Удар ниже пояса… У меня был шанс выйти из комнаты до прихода похитителей, но я не смогла им воспользоваться. Сомневаюсь, что в данный момент у меня получается скрыть свои эмоции.

– Я же сказал, – изогнув бровь, произносит он, – вы для нас желанный гость.

– Как же сильно мне хочется вас ударить, – не сдерживаюсь я.

– Тогда не буду поворачиваться к вам спиной.

Макс делает рукой жест, по-джентльменски пропускает меня вперед. Решаю не пренебрегать его гостеприимством и поспешно выхожу из белой комнаты. За дверью ожидает серый и мрачный коридор. От контраста немного теряюсь. В коридоре темно, скудное искусственное освещение ситуацию не спасает. От солнечного света, озаряющего белую комнату, здесь не остаётся и намёка. Глазам не сразу удаётся привыкнуть к столь резким переменам: часть коридора прохожу, не различая границ и размеров данного помещения.

– Надеюсь, вы умеете держать слово, и вместо обещанной трапезы на свежем воздухе я не окажусь в сыром и тёмном подвале? – интересуюсь, засовывая руки в карманы платья.

Макс игнорирует вопрос, молча идёт дальше. Довольно быстро мы оказываемся в просторной светлой зале. Комната вполне уютна и светла. Пожалуй, я бы даже не стала возражать против стола, накрытого именно в ней. Предметы интерьера и мебель рассмотреть не удаётся, поскольку Макс решительно пересекает комнату по диагонали и подходит к шикарным портьерам вишневого цвета, прикрывающим ещё одну дверь. Но эта комната совершенно не похожа на белую, ее интерьер не монохромный. Здесь мебель в классическом стиле, привычные цвета и традиционные формы, несомненно, радуют глаз. Неожиданный контраст.

– Думаю, на сырой и тёмный подвал это не похоже, – с долей иронии говорит мне Макс.

Затем откидывает в сторону портьеру, открывает расположенную за ней дверь. Поток солнечного света, свежего воздуха, особенного запаха и шума врывается в комнату.

Чтобы казаться увереннее и выше, поднимаю, точнее, задираю голову и твердой походкой направляюсь к дверному проёму. Мускулы лица напряжены. Вид, как мне кажется, устрашающий.

Проходя мимо Макса, на секунду останавливаюсь и, едва повернув голову в его сторону, презрительно и высокомерно смотрю в глаза. Пытаюсь продемонстрировать серьёзность намерений, одним взглядом обнаружить всю палитру пробуждённых во мне эмоций. Моё естество бунтует против похищения, заточения в чужом доме, вынужденного общения с посторонним человеком. Раздражение, злость, обида, страх – далеко не исчерпывающий перечень чувств, пышным цветом распустившихся во мне сейчас и буквально поглотивших сознание. Щурюсь, сжимаю руки в кулаки, зубы крепко стиснуты. Макс смотрит на меня с нескрываемой иронией и… любопытством, будто рассматривает какой-то неодушевлённый предмет вроде кресла или сковороды… Смотрю на него снизу вверх и под напором его взгляда ощущаю, что выгляжу смешно и неестественно.

– Я похожа на картину? – цежу сквозь зубы. – Или музейный экспонат?

– Не думаю… Если вы и похожи на персонаж картины, то, несомненно, крайне агрессивный…

Наверное, выгляжу, как пантера перед броском, или кобра… Правильно, бойся, противник.

– Ваш пристальный, дотошный взгляд меня возмущает, – стараюсь, чтобы голос звучал жестко. – Даже не пытаетесь скрыть своего интереса. Словно много обо мне слышали, давно составили своё особое мнение, а теперь, анализируете, откровенно сравниваете с реальностью.

– Я слышал о вас достаточно, это правда. Но я представлял вас себе немного иначе.

– И какой же вы меня себе представляли?

– Более дерзкой.

Я сейчас убью этого человека. Он меня провоцирует?

– И что же вам дало основание думать обо мне так, а не иначе?

– Снова хотите меня ударить? – интересуется он, смотря мне в глаза.

– Не считаю нужным соответствовать чьим бы то ни было ожиданиям…

От его уверенного и спокойного тона у меня внутри всё клокочет, но я не позволяю страху взять верх над самообладанием. Однако, видимо, негодование и злость всё же не умещаются в хрупком теле и вырываются наружу, поскольку Макс явно испытывает дискомфорт, даже чуть пятится в сторону. Я, напротив, ощутив мощный прилив сил, решительно шагаю в дверной проём. Переступив небольшой порог, оказываюсь на шикарном балконе полукруглой формы.

Ясное безоблачное небо и яркое солнце над головой, всё вокруг залито солнечным светом, теплом и особенным запахом. Огромный балкон поражает своим великолепием, в качестве декора – красивые перила с фигурными столбами. Несмотря на внешнюю помпезность и монументальность, балюстрады гармонично вписываются в общий вид балкона, не отвлекая внимания от пейзажа и не нарушая гармонии. Отсюда открывается роскошный вид на море. Поток свежего морского воздуха приятно обдаёт лицо. Интересно, шум моря действительно не был слышен в белой комнате или я попросту не обратила на него внимания?

Осторожно подхожу к краю балкона, наслаждаясь свежим воздухом и невообразимым видом, открывающимся отсюда. Солнечные блики легко играют на поверхности воды, отчего бегущие друг за другом невысокие волны, кажутся ещё более незаметными.

Море невозмутимо степенно, словно ничто и никто не в силах потревожить его царственный покой. Неспешно волны бьются о стены дома, издавая характерный шум. Создаётся иллюзия, будто земля, на которой стоит особняк, всего лишь маленький островок в бесконечном водном пространстве, а небо и море здесь соединяются в одно сплошное полотно. Справа от особняка над поверхностью воды возвышаются несколько валунов, естественно дополняя и мастерски подчеркивая живописность пейзажа. Глыбы столь органично вписываются в ландшафт, придавая законченность и абсолютную гармоничность этой, без преувеличения, идеальной картинке. Наслаждаясь безмятежностью моря и восхищаясь красотой природы я, кажется, на мгновенье забываю обо всём, даже о необходимости побега.

– Красиво, – говорю, не поворачивая головы и совершенно забыв о присутствии постороннего человека.

– Место здесь хорошее, безлюдное… – замечает Макс, явно желая поддержать разговор.

Вздрогнув от неожиданности, оборачиваюсь. Он стоит в нескольких метрах от меня и, одной рукой опираясь на перила, смотрит на воду. Макс производит впечатление беспечного, не обременённого обязательствами и заботами человека. Всегда завидовала людям, умеющим если не жить беззаботной жизнью, то, по крайней мере, казаться легкомысленными. Ценное качество, особенно в условиях современных жизненных реалий.

– Беспокоитесь, что стану звать на помощь? – с насмешкой глядя на него, интересуюсь я.

– Бесполезно, – авторитетно заявляет мужчина.

Слова слетают с его губ легко и просто. Бесконечно убеждён в собственной правоте и неотразимости. Крайне неприятный тип.

Чуть наклонившись над перилами, смотрю вниз. От высоты начинает кружиться голова.

– Если решу прыгнуть с балкона? – я стараюсь придать голосу больше жёсткости и выразительности.

– Есть минимум две причины, способные вас остановить.

– Удивите меня, – подзадориваю, пытаясь понять, как много знает обо мне этот человек.

– Боязнь высоты… – уверенно произносит он.

Зачёт… О фобии знает. Может, обманывает? Акрофобия считается врождённым инстинктом человека, поэтому вполне логично предположить, что и я испытываю страх высоты.

– Вздор! Я высоты не боюсь, – пытаясь убедить в этом если не его, то хотя бы себя, громко заявляю я.

Макс равнодушно смотрит вдаль, усмехается и качает головой. Он уличил меня в обмане.

– Есть и вторая причина? – стремясь сохранять хладнокровие, интересуюсь я.

– Любопытство, – почувствовав себя победителем, дополняет он, – не станете прыгать, пока не выслушаете моего предложения.

Думает, что знает обо мне всё? Ошибается.

– Значит, всё-таки после того, как выслушаю предложение, прыгнуть могу?

– Убеждён, после нашего разговора вам не захочется этого делать, – тон его голоса становится немного мягче.

– Звучит многообещающе, – говорю я, отвернувшись от воды.

Из-за головокружения, возникшего от высоты и яркого света, желание стоять на краю балкона и любоваться морем пропадает окончательно. Теперь можно спокойно оглядеться и попробовать привыкнуть к окружающей обстановке.

Особняк представляет собой просторный дом, расположенный на берегу и с трёх сторон омываемый морем. Дом состоит из трёхэтажного основного корпуса и большой пристройки к нему и являет довольно унылое зрелище. Он кажется заброшенным и давно не предназначенным для проживания. Впечатление усиливает отсутствие домов и строений по соседству. Словно мудрый старец, добровольно отрекшийся от мирской жизни, ограничил дом все связи с внешним миром. Не привыкший к гостям, по какой-то неведомой, пожалуй, ему самому причине, теперь вынужден претерпевать неудобства в связи с присутствием чужаков. Морщу нос. От дома веет одиночеством и неухоженностью, отчего на душе становится ещё тоскливее.

– Сколько лет особняку? – спрашиваю, совсем заскучав.

– Насколько мне известно, особняк построен в середине XX века, довольно долгое время здесь никто не проживал. Буквально несколько лет назад его вместе с прилегающей территорией почти за бесценок приобрёл мой работодатель. Произвёл капитальную реконструкцию, присоединил крыло к основному корпусу. Использование современных умных технологий было решено свести к минимуму, поэтому сохранены двери из натурального дерева, фурнитура, третий этаж, – на его лице появляется скептическая усмешка. – Только мощный охранный комплекс…

– Чтобы удобнее было держать здесь похищенных людей? – не спрашиваю, а скорее утверждаю я, недоумённо смотря на Макса.

Моё примечание он во внимание не принимает.

– Понимаю ваше удивление и растерянность, Ирэн. Первое время от холодности дома мне тоже становилось не по себе.

– Всерьёз полагаете, что в данный момент меня заботит чья-то холодность? – усмехаюсь я.

– Думаю, вы чувствовали бы себя гораздо комфортнее в уютных апартаментах, оснащенных современными технологиями.

Стоп. Моё пребывание здесь не ограничится одним днём? Что нужно этим людям?

– Буду обедать здесь? – решаю пока деликатно сменить тему.

– Да, сейчас принесут ваш обед.

Макс указывает рукой на одно из плетёных кресел возле небольшого столика. Незатейливая мебель, размещенная справа от двери, кажется неотъемлемым продолжением особняка, лаконично вписывается в общий пейзаж. Присаживаюсь. Несмотря на довольно непритязательный вид мебели, располагаюсь очень уютно. Свежий морской воздух активно наполняет лёгкие кислородом, отчего чувство голода резко усиливается. Макс остаётся стоять возле перил. Он молчит. Изо всех сил стараюсь отвлечься и думать о хорошем. Результатом похвастаться не могу…

Через некоторое время слышу звук приближающихся шагов. Внутреннее напряжение нарастает, неизвестно, кто ещё меня может ожидать в этом доме. Или что… Поворачиваю голову в сторону выхода. Шаги становятся всё отчётливее и громче, как и стук моего сердца. Секунду спустя на балконе появляется молодая девушка. Чувствуя облегчение, делаю глубокий выдох. Кажется, моя нервозность становится всё более заметной, по крайней мере, Макс явно обращает внимание на мою реакцию.

В руках у девушки поднос с едой, преимущественно фруктами и выпечкой, а также двумя чашечками чего-то горячего. Судя по аромату, в чашках кофе. Больше напоминает лёгкий завтрак, нежели полноценный обед.

Девушка осторожно обходит стол. Я сосредоточенно наблюдаю за её робкими и плавными движениями. Она выглядит опрятно в своем белом переднике поверх тёмно-фиолетового платья с короткими рукавами и убранными в аккуратный пучок светло-русыми волосами. Миниатюрная, лицо с чётко очерченными скулами, высоким лбом и лёгким румянцем на щеках. Ведёт себя кротко, пытается угодить и казаться милой. Её появление меня озадачивает: значит, я здесь не единственная «гостья». Интересно, девушка находится в доме добровольно?

– Ирэн, познакомьтесь, это Инна, – указывая на девушку, произносит Макс. – Она поможет вам в любом бытовом вопросе.

Инна сдержанно улыбается, окидывая меня изучающим взглядом. Киваю головой, с надеждой вглядываясь в лицо девушки. Безусловно, внешность не вызывает во мне интереса, пытаюсь разглядеть в глазах страх, растерянность, желание выбраться из лап похитителей. Но ни намёка на жестокое обращение, неадекватное поведение, готовность к побегу либо оказанию посильной помощи в этом вопросе мне, не нахожу. Девушка ничуть не производит гнетущего впечатления, не выглядит, словно узница замка, нуждающаяся в защите или союзнике в борьбе со злом. Она ведёт себя совершенно естественно, вытирая стол, затем неторопливо расставляя принесённые яства. Смотрю на её тонкие запястья – шрамы отсутствуют. Выложив всё с подноса и поправив передник, Инна неспешно удаляется. Провожаю её взглядом, погружаюсь в собственные мысли.

– Инна не рабыня, уже несколько лет она выполняет свою работу на добровольных началах и получает за это ежемесячное жалование, – неожиданно прерывает Макс молчание, внимательно смотря на меня.

– Её привезли сюда так же, как меня… в качестве гостьи? – усмехаюсь я.

– Нет, раньше она работала в доме нашего работодателя, теперь её место здесь, – неохотно отвечает Макс.

Вывод напрашивается неутешительный. Беру в руки чашку кофе. Интересно, это можно пить или меня хотят отравить?

– У нас было достаточно времени и возможностей, чтобы убить вас, Ирэн, – кивая на чашку, он добавляет, – не бойтесь.

Закрываю глаза, ничего не хочу видеть. На мгновенье успокаиваюсь, забывая обо всём. Шумит море, свежий ветер приятно обдувает тело. Вдыхаю насыщенный аромат напитка и согреваю руки о горячую чашку. Тишина, единение с собой и своими мыслями. Не знаю, сколько длится нега. Открываю глаза. Макс с удивлением рассматривает меня, оставаясь стоять у перил. Одиночество – не более чем фантазия.

Глава II: Предложение, от которого невозможно отказаться.

Макс чем-то озадачен, к еде не притрагивается, игнорируя даже эспрессо. Хотя, может, он просто не является любителем кофе. Я свою жизнь без бодрящего напитка и представить уже не могу. Вопреки сильному чувству голода, принесённую еду оставляю без внимания. По всей видимости, чувство страха подавляет голод. Заметив мою отрешённость и равнодушие к пище, Макс распоряжается убрать со стола. На балконе вновь появляется Инна. Проявляя педантичность, она начинает скрупулёзно складывать на поднос фрукты, выпечку, пустую чашку, потом несколько раз вытирает стол.

– Ты довольна размером заработной платы? – задаёт Макс вопрос, обращаясь к девушке.

– Да, меня всё устраивает, – едва улыбаясь, настороженно отвечает она. Вопрос явно кажется ей абсурдным.

– Находишься здесь по собственной воле?

– Да, – удивлённо изогнув бровь, недоумённо смотрит на меня Инна.

– Хорошо, – немного помолчав, Макс утвердительно кивает головой и коротко дополняет, – принеси.

Инна изображает на лице не поддающуюся трактовке эмоцию, забирает поднос и удаляется.

– Для меня стараетесь? – не в силах удержаться от сарказма, заявляю я.

– Мне захотелось, чтобы Инна сама ответила на возникшие у вас вопросы, чтобы не было сомнений в моей честности, – смутившись, видимо, ощутив некую театральность диалога, отвечает он.

– Целый спектакль разыграли…

Чувствую, как на моём лице появляется ядовитая ухмылка.

– Изо всех сил стараюсь быть гостеприимным, – будто оправдывается он.

– Можете себя не утруждать…

По лицу Макса начинаю понимать, что слегка перегибаю палку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное