Анна Колесникова.

Испытания для моей души



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Сегодня очень важный день, можно даже сказать, судьбоносный. Правда, не для всех эти судьбоносные свершения окажутся приятными. Вот, например, Владимир Сергеевич Прохоров, ожидает повышения: освободилась должность исполнительного директора компании «Вэл стиль», а он первая в списке, а, точнее говоря, единственная кандидатура, на этот ответственный пост. Через час состоится собрание акционеров, на котором, собственно, это и огласят. По такому поводу объявлен короткий рабочий день, видимо, чтобы сотрудники никому праздновать не мешали. Утро в компании прошло в непонятной суете, а теперь все только и ждут, что их отпустят по домам.

– Так, девочки, работаем! – Подзадоривал сотрудниц Прохоров.

Он, конечно, не выслуживался, ему это ни к чему: слишком давно является вторым по значимости лицом в компании, но порядок любил, поэтому даже в такой праздничный день не позволял расслабляться.

– Владимир Сергеевич, вы лучше в своём кабинете посидите, сами нервничаете и нам покоя не даёте. – Весело отозвалась его секретарь Леночка.

– Так, цыц! Ещё не хватало, чтобы ты здесь командовала!

– Вот ещё, я вам не конкурент.

Весёлый смех заставил Прохорова улыбнуться, свою секретаршу он любил, не в прямом смысле, конечно, просто человеком она была лёгким в общении, приятным, давно с ним работала, поэтому и вольности могла себе позволить. Хоть он и старался сделать потом серьёзный вид, но мысли всё равно выдавали ощущение радости, преждевременной, надо сказать. Немного покрутился среди работниц, которые на него искоса посматривали, а потом и вовсе удалился в кабинет, куда его несколько минут назад и послали.

Собрание вот-вот должно было начаться, вроде все в сборе: Марина Игоревна Синицкая, с мужем – родители главного акционера Александра Дмитриевича Синицкого, (они посещали подобные собрания только в отсутствие своего сына, так как к делам особого отношения не имели, но всё же являлись доверенными лицами). Самсонов Глеб и Райковский Игорь – партнёры Синицкого-младшего по бизнесу. Прохоров уже начал нервничать, хотя, ему-то чего… но, вроде как, кого-то ещё ждут.

– Думаю, мы можем начинать. – Не выдержал Прохоров, правда почувствовал, как на него устремились взгляды всех присутствующих и как-то примолк. И дело не в том, что он к вниманию не привык, просто взгляд у них был непонимающий. Странно. И вообще, чувствовалось некое непонятное напряжение. Недосказанность.

– Да, действительно, – поддержала его Марина Игоревна, – можно начать, суть от этого не измениться.

– Ну, если все согласны, то приступим. – Игорь Райковский сделал слишком уж серьёзный вид, поэтому все притихли. – Мы все здесь собрались, чтобы обсудить кандидатуру на пост исполнительного директора нашей компании. Но обсуждать ничего не придётся, – после этих слов Прохоров странно заулыбался, выпрямился и застегнул пуговицы пиджака, видимо, собирался толкать речь, – Саша всё решил без нашего участия, согласитесь, право на это он имеет. – Присутствующие понимающе кивали, только Прохоров был против такой длинной прелюдии. – Этот пост займёт один из акционеров – Снежная Валерия Павловна.

Синицкие пождали губы, но вряд ли их удивило это заявление, видимо, такую реакцию вызвало выражение лица Владимира Прохорова.

Вот он и правда, удивился, даже улыбаться не сразу перестал, только рот странно скривился через несколько секунд. Все молчали, не известно уж, чего ждали, наверно, после этих слов, следовала речь самой госпожи Снежной, но она, по непонятным причинам, отсутствовала.

– Подождите… как Снежная?.. А это вообще кто?

– А это, Вова, владелица тридцати процентов акций «Вэл стиль». – Пояснил Райковский, сам при этом явно не сиял от счастья, но говорил достаточно уверенно.

– Как? Каких ещё тридцати процентов? Саша продал акции?

– Не совсем. – Райковский нахмурился, видимо не хотел отвечать на подобные вопросы, но больше некому, хотя ответ знали все, кроме, разве что самого Прохорова. – Она была одним из главных акционеров и соучредителем «Вэл стиль» двенадцать лет назад. Но по каким-то своим причинам, в судьбе компании не участвовала. На Сашу была оформлена доверенность без права продажи. А теперь Валерия Паллна, – тон Райковского вызвал понимающую ухмылку Синицких, – изъявила желание внести свой вклад.

– Что за бред? Я впервые об этом слышу?! – Не успокаивался Прохоров.

– Вова, успокойся, – вступилась Марина Игоревна, – просто всё это произошло настолько давно, что никто подобную тему и не поднимал. Кто мог подумать, что Лерочка решит вернуться?

– Что произошло? И что значит вернуться?

– Ну как же, – развела руками Синицкая, – Лера уже лет десять, как эту доверенность подписала, никогда не интересовалась делами, я так понимаю, её больше интересовала прибыль. А вернуться она решила в Россию, так как с тех пор жила в Италии. Мы, честно говоря, и сами пребываем в недоумении, Саша только вчера нас известил о таком решении. Но, согласись, это её право, тем более… вместе с Сашей, они являются держателями большинства акций.

Прохоров окинул взглядом акционеров, краснел от возмущения, но высказать его было некому, вроде как никто из присутствующих этого решения не принимал, так и оставалось, проглотить эмоции. Повисло неловкое молчание, Райковский чувствовал себя вполне вольготно, откинулся на спинку кресла и поднял взгляд к потолку, Синицкие едва заметно улыбались, скорее виновато, они давно знали Прохорова и ценили его вклад в компанию, а вот Глеб, старался не обращать внимания на напряжённую атмосферу, силился непринуждённо улыбаться.

– Вов, если тебя это успокоит, то я тоже впервые слышу это имя. – Вздохнул Глеб.

– Да причём здесь успокоит или не успокоит? Я восемь лет отдал компании, я знаю здесь всё от «А» до «Я» и сейчас, когда мы и так не в самом выгодном положении, придёт непонятно кто, и будет диктовать нам свои условия! Я, конечно, не могу знать, что там пришло Саше в голову, но как только он приедет, мы серьёзно обсудим этот вопрос.

– Владимир, держи себя в руках. – Марина Игоревна приняла невозмутимый вид. – Мне кажется, ты преувеличиваешь. Мы ещё с ней даже не встретились, а ты говоришь про какие-то условия.

– Вот именно, где она? Или Валерия Паллна думает, что сможет руководить из своей Италии, или где она там живёт?

– Вов, не нагнетай. Они с Сашей приняли такое решение, значит, так будет правильно.

– Они? И давно приняли?

– Вчера! – Не выдержал Райковский и швырнул на стол папку с отчётами за полугодие, которую до сих пор крутил в руках, правда, так и не открыл, чтобы ознакомиться.

– Отлично! И с каких пор Саша принимает такие скоропалительные решения?

– Вот он приедет, ты у него и спросишь.

Было заметно, что приезд Валерии Снежной никого не оставляет равнодушным, но она имела свой пакет акций, а при поддержке Александра Синицкого вполне могла претендовать на этот пост.

– Я не понимаю, – Прохоров взялся за голову, – это несправедливо.

– Перестань, в конце концов, побалуется девочка месяц-другой и бросит это неблагодарное дело. Она привыкла деньги тратить, а не зарабатывать их.

– Очень интересно! И откуда же эта «девочка» взялась? Кто она такая?

Сидящие за столом знающие люди, дружно переглянулись, но при этом молчали. Прохоров собирался повторить свой вопрос, но дверь конференц-зала с размахом распахнулась и в проходе появилась миловидная девушка с широкой улыбкой и дерзким взглядом. На вид ей было лет двадцать пять, ухоженная, красивая, девушка с обложки глянцевого журнала. Высокая, стройная, с гордо поднятой головой и идеально ровной спиной, она позволила присутствующим себя внимательно рассмотреть и только потом смело шагнула вперёд. Внешность яркая, запоминающаяся: шатенка с выразительными зелёными глазами, одним своим видом могла показать, кто теперь здесь главный. Фигуру подчёркивало облегающее платье из изумрудного атласа, неприлично высокий каблук, стрижка «каре» идеально уложена. Взглядом неспешно обвела коллег, ещё раз дерзко улыбнулась, так, что Прохоров позеленел от злости в тон её платья.

– Добрый день.

Выдохнула она и решительно направилась к своему креслу. Тон был вроде и деловой, но очень уж ехидный, словно она пыталась что-то кому-то доказать. Широкая улыбка не сходила с её лица, глаза сверкали, и одним своим видом она усмирила всех, кто готов был выступить против.

– Добрый.

На приветствие отозвался только Райковский, вполне дружелюбно, надо отметить, но, видимо, Валерия этого не заметила или, по крайней мере, сделала такой вид. Присаживаться не стала, остановилась, опираясь обеими руками на кресло, тем самым показывая своё превосходство. Ещё раз окинула всех смеющимся взглядом и приступила к разговору.

– Гром и молния уже прошли? Тогда можно начать. – Одарила Прохорова победным взглядом, словно знала, что он минуту назад говорил про неё. – Для тех, кто меня не знает, представлюсь – Валерия Павловна Снежная. Исполнительный директор компании «Вэл стиль». Думаю, Райковский уже сообщил о моём скоропостижном назначении, поэтому объяснять что-то я не стану и углубляться в подробности такого решения не вижу смысла. Вижу, на столе есть папки с отчётами о проделанной работе, но вы можете смело отложить их в стороны.

– А вы не хотите познакомиться с нами? – Прохоров глянул исподлобья и с явной неприязнью, но девушку ничуть этим не смутил, что и его самого прилично удивило.

– А вас всех я знаю. И не стоит, Владимир Сергеевич, жечь во мне взглядом дыру, я от этого не испорчусь. Всё уже решено, и обижаться просто не осталось времени.

– Милая, а ты, часом, не ошиблась? Тебе место явно не в этом кресле.

Грубость, что тут скрывать, но иначе Прохоров уже не мог. Внешний вид этой особы, его просто убил: ни о какой работе и речи быть не могло, девушка приехала именно побаловаться, покрасоваться, поиграть в большого начальника, как уже кто-то за столом и говорил.

– Я вам не милая и предупреждаю сразу: фамильярностей не люблю. То, что мы перешли на «ты» принимается, но прошу соблюдать субординацию, всё же я твой непосредственный начальник, а не подружка.

– Да? А по-моему Синицкий сошёл с ума. – Скрипнул зубами Прохоров и откинулся на кресле. Неприязнь была слишком явной, чтобы маскировать её за фальшивыми улыбками, да и лебезить он не любил и не умел, за что и получил свой несгибаемый авторитет.

– Мне тоже так иногда кажется, – хихикнула Лера, но тут же вспомнила, кто она теперь и состроила серьёзное лицо, – но если ты хочешь сорвать собрание, то не стоит – выйди за дверь остынь и только потом возвращайся.

– Я не хочу ничего срывать, я просто не понимаю, зачем мы вообще здесь собрались. Хоть смейся, хоть плач!

– Владимир Сергеевич, я тебе уже сказала, что сделать, если помолчать нет сил.

Прохоров хотел что-то ответить, но почувствовал взгляд Райковского, поджал губы и заставил себя успокоиться.

– Так вот, пока вы здесь заседали, а Владимир Сергеевич метал стрелы в бедного Райковского, за то, что он принёс столь скорбную весть, – на этой фразе Лера не сдержала улыбки, – я работала. И я не буду сейчас обращать своё внимание на ваши ухмылки, потому что результат на лицо: сегодня я подписала договор о том, что нашу новую коллекцию мы представим на неделе моды в Нью-Йорке через семь месяцев. – Она окинула победным взглядом присутствующих. – И, судя по той тишине, которая поселилась в этом зале, думаю, все понимают, что этот договор держится на одном моём честном слове, так как больше к нему приложить было нечего. У нас не то что новой коллекции нет, но нет даже её зачатков. Поэтому сейчас я предлагаю собрание считать оконченным. Ближайшую неделю я буду принимать дела и изучать документы, а эту новость мы обсудим в конце месяца, когда Александр Дмитрич вернётся из своей деловой поездки.

Выговорила, собой осталась довольна, все вокруг в шоке и переваривают полученную информацию, а Прохоров только рот открыл. Говорила Валерия Снежная чётко и быстро, что никак не связывалось воедино с её внешним видом, который так и кричал: люблю мужиков и большие деньги. Взгляд, который из смешливого стал серьёзным, чётко обрисовал её намерения, а строгость тона, выдавала умение руководить.

– Как тебе это удалось, я уже три года веду с ними переговоры? – Не сдержал он эмоций.

– А это всё оттого, Владимир Сергеевич, что я работаю.

– А я, по-твоему, здесь штаны просиживаю?

– Ну, если судить по тому, что некогда процветающая компания сейчас находиться в упадке, это можно предположить. Кстати, я так понимаю, ты всех отпустил, поэтому прошу сообщить всем необходимым сотрудникам о завтрашнем собрании. Оно состоится после обеда, я опозданий не люблю.

– Каким это, необходимым?

– Ну, ты ведь здесь три года переговоры ведёшь – тебе виднее, с кем обсуждать сложившуюся ситуацию. И, прошу тебя, молчи. – Лера широко улыбнулась. – На этом собрание акционеров я объявляю закрытым. До встречи через три недели.

Прохоров с места не встал, сверлил взглядом новоиспечённого начальника. В голове не укладывалось, как эта девчонка окрутила комиссию, и их пригласили на неделю моды. Сидел в кресле, откинувшись на его спинку, закинул ногу на ногу, пальцем лоб подпёр, и смотрел. Теперь можно было оценить красавицу по достоинству, точнее говоря, смотреть было на что. Только вот весь её образ никак не укладывался с должностью. Нет, она, конечно, не секретарша – слишком уверенно держится, но кто тогда? И почему о ней никто не говорил столько лет? И что она хочет? Эти вопросы не давали покоя, а Валерия, тем временем, была уже не одна, а мило беседовала с Райковским, причём шептаться они не собирались.

– Отлично выглядишь.

– Спасибо.

Райковский подошёл к девушке практически вплотную, присел перед ней на край стола, повернувшись ко всем спиной, голос его стал необычайно мягким и сладким, одной рукой он уже придерживал Валерию за талию и, казалось, чуть сдавил, подталкивая к себе ближе.

– Сашу видела?

– О чём ты говоришь? Он сейчас… – руками растеряно взмахнула, – кстати, где он сейчас? А я только вчера прилетела.

– Как устроилась?

– Пока в гостинице, ключик золотой ведь Карабас-Барабас спрятал. – Лера звонко засмеялась, чем привлекла всеобщее внимание. Стало понятно, что с Райковским, хоть тот и нелицеприятно о девушке отзывался до этого, они старые друзья, мило беседовали на отвлечённые темы.

– Ты к нему несправедлива.

– Да что ты! Вот, чувствую, зря Синицкому ключики оставила, наверняка вместо моего уютного гнёздышка там теперь настоящее гнездо разврата.

– Ты наговариваешь. Кстати, почему вернулась? Итальянский любовник хвост прищемил?

Райковский говорил без зла, это даже со стороны было понятно, но с каким-то странным, не свойственным ему азартом. Широко улыбался, подмигивал, иногда даже поглаживал Леру по плечу, одним словом: старые знакомые. Да и она на него реагировала довольно-таки спокойно, отвечала на шутки, зазывно улыбалась и готова была поддержать любую тему.

– Ты меня с кем-то путаешь, дорогой. Я девушка свободная и люблю исключительно горячих русских парней. А если ты по поводу моей причёски, – Лера вспомнила о своих волосах и попыталась взъерошить их на затылке, небрежно проведя рукой по укладке, – так я уже лет семь, как не ношу длинные волосы.

– Понятно. Тебя идёт. – На секунду он замолчал, никто кроме Леры не видел выражения его лица, но даже со спины, почувствовали непонятное напряжение с его стороны, Лера же осталась невозмутима и улыбнулась ещё шире. – Ладно, побегу.

– Беги, беги.

Пока улыбалась вслед уходящему Райковскому, рядом уже стояла Марина Игоревна, тоже, видимо, хотела пару слов сказать.

– Лерочка, прекрасно выглядишь. – Мило улыбнулась она и подошла ближе, намекая на конфиденциальный разговор.

– А вы как всегда, цветёте. И как вам это удаётся? – Не осталась в долгу та.

– Милая, я бы хотела поговорить с тобой наедине. Не сейчас, правда, Дмитрий Алексеевич торопиться, но как только у тебя появится свободная минутка…

– Я вас поняла. И я сегодня тоже занята, так сказать, положение обязывает, но если завтра у вас… часов в шесть… будет время, обязательно встретимся.

– Так и договоримся. Созвонимся, до свидания.

– До встречи.

А вот с Мариной Игоревной, хоть улыбки и зашкаливали, Лера держалась строже, можно даже было уловить напряжённость со стороны обеих, что, к слову, не помешало им поцеловать друг друга в щёку на прощание.

Больше никто не горел желанием пообщаться, вскоре в конференц-зале не осталось никого, кроме Прохорова, который думал о чём-то, о своём, но при этом не сводил глаз с Леры, видимо не заметил, что она теперь одна. Она, в свою очередь, этот взгляд поймала и так же принялась осматривать заместителя. Мужчина, надо сказать, симпатичный, представительный, правда, немного карьерист, но куда сегодня без этого. На него было приятно смотреть: широкоплечий, ухоженный, из-под костюма проглядывались хорошо накачанные, рельефные плечи, лицо без видимых изъянов, красивой формы щетина, которая, из-за природной черноты волос, была заметна даже на гладко выбритой щеке. Но сработаются ли?

– Ну, что, Владимир Сергеевич? – С ухмылкой поинтересовалась Лера, заставляя Прохорова оторваться от своих тяжёлых дум. – Раз вы отпустили моего секретаря, так показывайте владения сами. Здесь всё так изменилось, я признаться, не сразу вас нашла.

– Мы снова на «вы»?

– Нет, но мне захотелось сказать именно так.

Прохоров нехотя встал со своего места и даже глазом не успел моргнуть, как красавица-начальница подхватила его под руку и сама потащила к выходу. Ничуть не стесняясь, она шла с ним рука об руку, и пару раз успела заглянуть в глаза, и, если бы он не был так расстроен из-за её назначения, точно бы ответил своей фирменной улыбкой. А так, только растерялся и неловко откашлялся, неужели она его соблазняет?..

– А мне как теперь обращаться?

– Да как хочешь, только чтобы со стороны никто не подумал, что мы любовники. – Лера забавно улыбнулась, встретив непонимающий взгляд. – Я привыкла, что меня зовут Лера. Ты мне не секретарша, думаю, так будет удобно.

– И откуда же ты взялась, Лера?.. – Тяжело вздохнул Прохоров, видимо вопрос был риторическим, но ответ он на него получил незамедлительно.

– Это ты взялся, а я здесь всегда была. – Прохоров резко остановился, видимо, в связи с высоким нервным перенапряжением, теперь стал туго соображать, но это мало кого могло смутить. – Мы с Синицким одиннадцать лет назад совместными усилиями приобрели шестьдесят процентов акций, по тридцать каждому, потом он выкупил ещё десять процентов, а оставшиеся тридцать были у прежних владельцев. Так он стал фактическим хозяином. Потом вы с Глебом и Райковским подсуетились.

– А сколько ж тебе лет-то тогда?

– Если спрашиваешь, значит, думал, что меньше. Это радует.

– А поконкретнее.

– А поконкретнее, ты спросишь завтра в отделе кадров, когда я туда отнесу документы. Придёшь с коробочкой конфет и всё узнаешь, мне ли тебя учить?

Лера вела себя так естественно, словно и не чувствовала неприязни с его стороны, чем несказанно обрадовала, разговор пошёл легче, чем ожидалось, девушка всё крепче обхватывала его предплечье, странно прижималась, стараясь пройти в узкий проход одновременно с ним, а ещё… ещё Прохорова начал волновать запах её духов, такой знакомый и приятный.

– Да, уж.

– Не вздыхай, лучше покажи, куда мне завтра идти, где мой личный кабинет, а то обещал всё здесь показать, а сам только и делаешь, что тормозишь. Кстати, то, что я тебе сейчас сказала – информация закрытая и Александр Дмитриевич будет тебе очень благодарен, если ты сохранишь её в тайне.

– А Сашка тут причём?

– Не причём, просто просил не распространяться. А ты ведь знаешь, что бывает, если его просьбы не выполняются?

Лера подошла слишком близко, посмотрела в глаза, и рассмеялась, щёлкнув Прохорова по носу. Вздорная девчонка, не иначе, она уже не была похожа на ту стерву, которая одним взглядом готова была обломать любого в конференц-зале, что же, с такими талантами к перевоплощению и не удивительно, что она и Синицкого убедила на такую авантюру. Они уже подошли к нужной двери, и можно было с ним не церемониться.

– Ты можешь быть свободен. – Торжественно сообщила она и уселась в директорское кресло, покрутилась на нём вокруг оси, а потом снова взглянула на ничего не понимающего Прохорова, который так и топтался в проходе.

– И что ты здесь будешь делать одна? – Спросил он с небрежной ухмылкой.

– Наслаждаться жизнью: присяду, выпью, заброшу ноги на стол и помечтаю о светлом будущем. – Она широко улыбнулась, но улыбка получилась какая-то издевательская. – Извини, это наверно было в твоих планах на сегодня…

После этих слов Прохоров громко хлопнул дверью, даже и не думал прощаться, злился. Обижался, всех в этот момент ненавидел и, возможно, был прав, но Леру это только насмешило. Она приехала сюда с определённой целью и такие пешки вряд ли смогут выбить её из колеи. Мечтала она достаточно долго, ну, не мечтала, конечно, но разве кто-нибудь поверит, что она до восьми вечера работала. И пароли от компьютеров у неё были, и где взять нужную информацию она знала, да и вообще подготовилась основательно. В планах было не только добиться желаемого, но и в реальности поднять бизнес на должный уровень.

Утром на работу не спешила, пусть слух о новой начальнице введут в уши подчинённым, ни к чему каждому встречному объяснять, кто она такая и куда направляется, ненужные разговоры всегда утомляют, а если уж впереди тяжёлый рабочий день, так тем более. Так и есть, когда в офис зашла, ей уже все вежливо улыбались. В свою приёмную вошла и намерено напротив секретаря остановилась, чтобы познакомиться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6