Анна Камская.

Долина Инферин. Вихри холода



скачать книгу бесплатно

– Чего?! – опешила я.

Дверь кабинета шефа открылась, и оттуда вышли Роман и Вадим.

– Ну что же, Алексей, пройдемте ко мне, – пригласил Искандеров. – Поищем для вас какое-нибудь задание. Выполните хорошо, считайте, вы один из нас. Нет – тогда уж не обессудьте.

– Отлично, – сказал Алексей, поднимаясь со стула и направляясь вслед за редактором.

Я ждала, что вот сейчас за ним захлопнется дверь, но молодой человек придержал ее, развернулся и кинул мне:

– Эмилия, я не прощаюсь. Поговорим с тобой позже.

Он ушел, а Вадим с укоризной уставился на меня. Мой взгляд заметался по сторонам и наткнулся на статьи, которые принес мне Роман. Я подняла один из листочков и робко протянула его Надежнецкому.

– Ты знаешь, Вадь, мы тут с твоим фотографом не сошлись во мнениях по поводу последней статьи четы Кулагиных. Мне кажется, она уж слишком фантастична. Может, глянешь? – попросила я, не зная, как спрятать лицо, чтобы он не заметил моей наглой лжи.

Надежнецкий покачал головой и, ни слова не говоря, скрылся в кабинете.

Эпизод второй. Ультиматум
Москва, июль 2015 года

На следующий день я проснулась точно по будильнику. Всю ночь спасалась, бежала и пряталась. От кого или от чего, так и не поняла. Совершенно точно помню только одно – все это время со мной был Алексей Пешехонов собственной персоной. Вот ведь задурил мне голову! Весь такой со странностями, загадочный. Все утро думала о нем. На работу ехать не хотелось – боялась встретиться с ним. Плохой симптом! Не хватало еще втюриться по уши… Как назло, сегодня добралась до офиса быстрее обычного. Хоть бы какая-нибудь крошечная пробочка! Так ведь нет! Пришлось торчать в холле, чтобы не подниматься наверх. Поговорила с охранником, с коллегами и даже умудрилась зацепить совсем незнакомую мне даму и проболтать с ней еще несколько минут. Когда поняла, что идти наверх все равно придется, обреченно вздохнула, посмотрела на лестницу и подошла к внутреннему телефону.

– Катрина, – произнесла я, когда подруга подняла трубку, – скажи, твой Пешехонов уже здесь?

– С чего вдруг такой интерес, и где ты? – уточнила она.

– А ты не можешь мне ответить, не задавая лишних вопросов?

– Он здесь, с утра дожидается тебя в кабинете, – ответила она.

Я напряглась. Катрина услышала мой тяжелый вздох и добавила:

– Лежит обнаженный на твоем столе и плачет, мол, когда ж моя Эмилия вернется.

На том конце провода раздался громкий хохот.

– Сейчас буду у тебя, – процедила я сквозь зубы, понимая, что меня надули.

Кабинет Катрины находился на третьем этаже. Там сидели бухгалтеры и менеджеры по персоналу. То есть все те, кто не имел никакого отношения к написанию статей и оформлению журнала. Кабинет подруги был украшен фотографиями разных стран мира, необычными сувенирами и замысловатыми письменами. Я зашла внутрь и закрыла за собой дверь.

– Какие люди к нам пожаловали! – подруга оторвалась от монитора и жестом пригласила присесть.

На лице ее все еще играла веселая улыбка. – Приступ загадочности прошел?

– Катрина, а что ты знаешь про этого Алексея Пешехонова? – с ходу перешла я к существу дела.

– Значит, все-таки уже распространил на тебя свои чары?

Подруга смерила меня мрачным взглядом.

– Странный он какой-то, – покачала головой я.

– Главное, что ты должна знать – он не твоего поля ягода, – решительно заявила она.

– Это еще почему?

– Во-первых, потому что у тебя есть Вадим. А во-вторых, такие, как он, только и делают, что пользуются своим шармом, меняя девушек как перчатки!

– Так ты давно его знаешь? – задала я очередной интересующий меня вопрос, не обращая внимания на ее инсинуации.

– А, – отмахнулась подруга, – мы знакомы уже лет сто. Слушай, Эми, прошу тебя, внемли голосу разума в моем лице и выброси Пешехонова из головы.

Катрина отвлеклась на монитор, но я не отставала.

– Ты слышала про Долину?

Я решила, что, раз они так близки, то подруга может что-то знать.

– Он спросил меня про какую-то Долину.

– Долину? – рассеянно нахмурилась она. – Название знакомое, может, клуб какой-то? Он что, тебя приглашал?

– Приглашал на кофе. А ты знаешь, где он живет?

– Да, – ответила Катрина, уже не скрывая своего раздражения, – да, знаю, и поверь мне, там, где живет он, мы жить никогда не будем. Ну, пожалуй, если только не выиграем в лотерею, или ты в ближайшее время не выйдешь замуж за своего начальника. Уж он точно сможет себе позволить такое жилье.

Она назвала адрес, и я впечатлилась. Алексей жил в элитном районе Подмосковья, и это стало неожиданностью для меня. Судя по его старому мотоциклу трудно было предположить, что он богат. До чего же таинственный тип этот господин Пешехонов! Не желая больше мучить Катрину вопросами, я отправилась к себе.

– Что бы он ни говорил тебе, дели надвое, – крикнула мне вслед подруга, а я помахала ей рукой, мол, сама разберусь.

В кабинете мне сразу бросилась в глаза большая желтая гербера на столе, а под ней записка.

– Очень странно, – произнесла я и развернула послание. На листе бумаги аккуратным мужским почерком было написано:


«Эмилия, огромное спасибо тебе за участие в моей судьбе.

Премного благодарен. И раз уж не могу угостить тебя кофе, разреши преподнести этот прекрасный солнечный цветок. Мне о многом надо поговорить с тобой, но Роман Эдуардович отправил меня на задание, поэтому оставляю наш разговор до лучших времен. Все оказалось сложнее, чем я думал. Даже не подозревал, что ты ни о чем не знаешь. Когда я решу, как лучше преподнести тебе эту информацию, то найду тебя. Пока меня нет, просто подумай о том, кто ты и каково твое истинное предназначение.

Алексей»

Я перечитала записку несколько раз, но так и не поняла, чего, собственно, этот Пешехонов от меня хотел. Так со мной еще никто не заигрывал. И нужно отдать ему должное, его тактика действовала. Я была заинтригована.

– Ого, уже на работе? – Вадим вошел в офис и искренне удивился, увидев меня за столом.

Я попыталась изобразить улыбку на лице. Вадим чмокнул меня в щеку, и взгляд его упал на цветок.

– Это становится невыносимым, – нахмурился он, – от кого цветы?

– Ох, Вадь, я прошу тебя, не начинай снова, – устало проговорила я, выбрасывая цветок в урну и одновременно пряча записку в ящик.

Босс задумался, прошелся из стороны в сторону по кабинету. Затем глубоко вздохнул и сказал:

– Эмилия, мне самому не нравится то, что я постоянно ревную тебя. Но, кажется, ты значишь для меня больше, чем я думал.

– Вадим, я все понимаю. Не тревожься без причины. У нас все хорошо.

– Вот и славно, – ответил он. – Я только что решил… меня сегодня не будет. Есть кое-какие дела. Отмени все мои встречи.

Вадим достал из кармана ключи от машины, помахал мне рукой и, не прояснив сказанное, ушел. В этот день он так и не вернулся. В течение нескольких следующих я стала замечать в шефе странные перемены. Он старался быть особенно ласковым и терпеливым. По вечерам мы ходили в бильярд, кино и рестораны, то есть проводили время интересно и приятно. А от Алексея Пешехонова, так внезапно появившегося и вновь исчезнувшего, ничего не было слышно. Катрина не говорила мне про него ни слова, а сама я спрашивать не решалась. В итоге почти забыла и о нем, и о нашей случайной встрече. Как-то Рома вызвал меня в свой кабинет и, когда я вошла, сразу развернул в мою сторону монитор компьютера.

– Посмотри, Эмилия, это же верх профессионализма! – искренне восхищался главный редактор, показывая мне фото, подготовленные для верстки.

Картинки и вправду были замечательными: красочные, выразительные и запоминающиеся. На них были изображены холмистые равнины, живописные речные берега, кишащие утками, и мокрый смешной бобер, который сидел на пригорке и держал в лапках сочную зеленую ветку.

– Где это, и кто фотограф? – спросила я.

– Рекламная статья по Карелии, – ответил Роман, – картинки Пешехонов подготовил.

– Вот как, – удивилась я, – он что же, вернулся?

– Давно! Уже тратит свой первый гонорар, – рассмеялся Искандеров.

Я насупилась, сказала Роману, что рада за него и его нового фотографа, и, сославшись на кучу дел, ушла к себе. Меня задело, что Алексей приехал и даже ни разу не зашел ко мне. Хотел ли он просто подогреть мой интерес или же действительно имел ко мне важный разговор, но мне думалось, что в любом случае по возвращении он сразу найдет меня. Оказалось – ничего подобного. Он в Москве, уже точно принят на работу, а я об этом и слыхом не слыхивала. Катрина была права – он бабник. В редакции столько незамужних женщин, что, видимо, ко мне его интерес и вовсе пропал. Теперь я и рада была бы забыть о его существовании, но постоянно слышала от кого-то в офисе фамилию Пешехонов. И, как правило, все говорили о нем с восхищением. Мужчины поражались его таланту и умению развлечь компанию, женщины – великолепным внешним данным. Даже Вадим отзывался о нем с уважением и часто вслух выражал ему благодарность за какое-то быстро провернутое дело. В чем именно Алексей так ему помог, он не распространялся, а мне и неинтересно было. Одно я поняла точно – они подружились. И когда только успели! Хотя Вадим так часто стал пропадать из офиса на долгие часы, что все было возможно.

Однажды в коммерческом отделе я случайно услышала разговор девочек-финансисток.

– Он строил мне глазки! – пищала одна из них.

– Тебе постоянно кажется, что кто-то строит тебе глазки, – с явной неприязнью в голосе ответила другая.

– Что обсуждаем, девочки? – спросила я, кидая на стол счета.

– Обсуждаем героя дня – Алексея Пешехонова, – поведали мне.

– Прямо-таки героя? – усмехнулась я. – Смотрите, не попадите под обаяние его «рокового взгляда».

– А ты как будто знаешь, о чем говоришь, – ревниво вступила в разговор первая девушка.

Я многозначительно хмыкнула и, ничего не ответив, ушла. У самой меня словно огонь заполыхал в груди. Флиртует со всеми подряд! А я чуть не попалась на его удочку! Хорошо хоть все обошлось, и теперь он распыляет свои чары на других.

Шефа сегодня в офисе не было. Это в последнее время стало таким обычным явлением, что я почти привыкла. Не скажу, что меня радовали его отлучки, но за мыслями об Алексее я упустила из виду странности в поведении Вадима. Вечером, когда компьютер был уже выключен, а вещи собраны, в дверях моего кабинета нарисовался Надежнецкий. Я увидела его и присвистнула. Одетый в ярко-синий костюм, в пиджаке и с галстуком, он производил сногсшибательное впечатление.

– По какому поводу такой наряд? – спросила я, приветствуя его поцелуем.

– У меня для тебя сюрприз, – ответил он, протягивая мне длинный одежный чехол.

Я приняла его и с любопытством расстегнула молнию. Внутри обнаружилось короткое вечернее платье голубого цвета.

– Если ты хотел заинтриговать меня, то у тебя это хорошо получилось, – отозвалась я, с восхищением разглядывая подарок.

– Переодевайся, у нас сегодня ужин в отличном ресторане.

– У тебя что, встреча с деловыми партнерами? Контракт на миллион? – засыпала я вопросами.

– Можно и так сказать, – уклончиво ответил Вадим. – Поторопись. Буду ждать тебя внизу.

И он придал мне ускорение, слегка шлепнув ниже пояса. Я не стала терять времени и, шмыгнув в его кабинет, быстро переоделась. Платье сидело идеально, с ним мои голубые глаза будто стали еще ярче. Накинув сверху легкую шифоновую кофточку, я поспешила вниз, провожаемая удивленными взглядами засидевшихся допоздна сотрудников.

У выхода из здания меня ожидал длинный белый лимузин. Вечер сюрпризов продолжался. Вадим стоял у двери автомобиля. Он заметил меня и восхищенно воскликнул:

– Платье тебе очень идет!

Я улыбнулась, довольная его комплиментом, а он приоткрыл дверь машины, чтобы помочь мне присесть внутрь. Сам сел рядом.

Я не понимала, для чего нам огромная тачка, да еще и с такой дорогой отделкой. Как будто он хотел пустить кому-то пыль в глаза этими кожаными сиденьями, деревянными панелями с мелкими разноцветными лампами и мини-баром с элитными напитками внутри. Если честно, вместо восторженных чувств я испытала некую напряженность. Сердце подсказывало мне, что все это неспроста. И на деловые встречи на таком авто не ездят. Вадим налил в бокалы шампанское. Протянул один мне, а второй залпом выпил сам. Я к спиртному едва прикоснулась.

– Видимо, партнер серьезный, раз ты решил поехать к нему на встречу с таким шиком? – спросила я, отставляя бокал в сторону.

– Ты не представляешь, насколько, – слегка улыбнулся он.

Элитный ресторан в центре Москвы находился на самом верху многоэтажного здания. Отсюда открывался прекрасный вид на Замоскворечье, Кремль и Москву-реку. Дело близилось к вечеру, но на летней улице все еще было светло и солнечно. Как только Вадим назвал свою фамилию на входе, нас подвели к небольшому столику возле панорамного окна. Он был уже сервирован на две персоны.

– Ты ничего не хочешь мне объяснить? – спросила я, как только мы сели.

Вадим посмотрел на меня с невинным лицом, и я догадалась.

– Никакой деловой встречи и в помине нет?

– Ну почему же, – возразил Вадим. – Есть. Вполне возможно, что даже кое-какой контракт с тобой обсудим.

Я вопросительно подняла одну бровь. Но он даже и не думал объясняться и сменил тему. Обсудили меню. Сделали заказ. Он, видя, что я не могу расслабиться, решил приободрить меня.

– Эмилия, не волнуйся так. Разве я не могу пригласить свою девушку в хороший ресторан? Успокойся. Осмотрись. Отсюда открывается красивый вид на столицу. Все для тебя!

Я постаралась воспользоваться его советом и получить удовольствие от хорошей кухни. Мы обсудили рабочие вопросы, дела компании, московские пробки и мою съемную квартиру. При упоминании о последней Вадим достал из кармана пиджака свернутый в четыре раза лист и протянул его мне. Я заинтересованно развернула бумагу и увидела слова: «Свидетельство о праве собственности». Я непонимающе посмотрела на Вадима.

– Что это?

– Я купил дом! – гордо ответил он.

– А! Так вот что мы сегодня празднуем! – искренне обрадовалась я.

Потому как другие поводы, которые лезли в голову, вызывали у меня неподдельный страх.

– Не совсем, – замялся Вадим. – Тут такое дело… видишь ли… моему дому нужна хозяйка.

– Не понимаю… – помедлила я, предпочитая дослушать его до конца.

– Эми, – Надежнецкий покраснел. Достал из кармана красивую коробочку, протянул ее мне и продолжил: – Выходи за меня!

Мне кажется, реакции женщин в таких случаях бывают трех видов. Первый – когда в паре давно уже все оговорено, и фраза эта произносится только для того, что «вроде бы надо это сказать». Во втором случае женщина любит своего мужчину, давно ждет от него предложения, и когда это происходит, счастливица кричит: «Да, да, да!» Но есть и третий вариант – без сомнения, мой. Это тот эксклюзивный случай, когда женщина вообще не думает о замужестве. Вроде бы все идет своим чередом. Все и так хорошо. И тут на? тебе: «Выходи за меня», и реакция… Какая она может быть, кроме слова «зачем?», произнесенного в полном недоумении.

Я сидела в оцепенении и молчала.

– Я ожидал, что ты так отреагируешь, – сказал Вадим, вкладывая коробочку с кольцом мне в руку, – и не прошу у тебя сейчас ответа. Знаю, что ты не собиралась замуж в ближайшие двадцать лет. Но ты должна понимать. Я не хочу больше ревновать тебя и не хочу ни с кем делить твое внимание. Хочу осознавать, что ты принадлежишь только мне.

– Эгоистично звучит, тебе не кажется? – наконец, раскрыла я рот.

– Зато я смогу дать тебе все, что ты хочешь.

– Слушай, Вадь. Ведь мы можем подождать с такими решениями? С женитьбой и прочим. Хочешь, будем жить вместе? Я же не против. Но все это… свадьба и все такое. Я к этому не готова.

– В общем-то, дело обстоит по-другому, Эмилия.

Вадим поправил галстук, откашлялся и произнес, глядя мне прямо в глаза:

– Я принял решение. Либо свадьба, либо мы расстаемся. Соответственно, тогда и о работе можешь тоже забыть.

Я вскочила на ноги, бросила коробочку с кольцом на стол и направилась к выходу. Гнев переполнял меня. И надо же было испортить такой шикарный вечер! Надежнецкий настиг меня у выхода из ресторана. Он прижал меня к стене. Здесь не было людей, и я испугалась.

– Не делай того, о чем будешь потом жалеть, – сказал Вадим, и снова вложил мне в руку коробочку. – Я же не тороплю тебя. Не говорю, прими решение сейчас. Я отвезу тебя сегодня в новый дом. Оставлю на несколько дней. Там река рядом, воздух свежий. Это придаст тебе силы, и, надеюсь, разума, чтобы ты приняла единственно правильное решение.

– Ты что, меня в ссылку решил сослать? – злилась я, но коробочку на этот раз попридержала.

– Нет, предоставляю тебе оплачиваемый отпуск, – возразил он.

– Ну, хорошо, – согласилась я, – может, мне, и правда, стоит подумать.

– Вот и умница, – улыбнулся Вадим и пошел обратно, чтобы расплатиться по счету.

Эпизод третий. Непонимание и недосказанность
Москва, июль 2015 года

Подо мной простирался бескрайний океан голубых небес. Маленькие и большие облака, словно пролитые воздушные сливки, мчались прочь от самолета. Далеко внизу, под гигантскими крыльями летающей машины пестрыми квадратами мелькала земля. Я сидела у иллюминатора и, прислонившись лбом к холодному стеклу, смотрела вниз. Неожиданно прямо перед глазами возникла огромная гора. Она вздрогнула, точно от сильного толчка или взрыва, дернулась и разделилась на две совершенно одинаковые части.

– Приезжай скорее! – вдруг услышала я голос подле себя.

Повернулась налево и увидела человека. Сначала неясно, потом более определенно внешность юноши стала приобретать выразительные черты. Незнакомый парень, невысокий, худой, с круглым открытым лицом и умными глазами. «Ему можно верить», – пронеслось в голове.

– Кто ты? – спросила я, а он будто обиделся, что я не узнала его, и исчез.

Я закрутила головой, чтобы понять, куда он пропал, но вместо него разглядела на соседних креслах еще двоих незнакомцев. Их неопределенные, размазанные фигуры тянулись ко мне длинными, корявыми пальцами. От них бурным потоком изливалась в мою сторону злая энергия. Их лица, напоминающие застывшие страшные маски, напугали меня до ужаса, и я вскрикнула:

– Принц! Они здесь! Берегитесь!

– Я с тобой, ничего не бойся, – послышался спокойный голос Алексея Пешехонова.

Я обернулась. За мной, одной рукой крепко держась за кресло, другой придерживая меня, стоял он. Его ставшие почти черными глаза сверкали. Светлые волосы топорщились в разные стороны. Темные брови ярко выделялись на незагорелом лице, а губы растянулись в приветливой улыбке. Я упала ему на грудь и прижалась к нему. Мне стало так тепло и уютно, как будто солнце сошло с небес и поселилось у меня внутри.


Проснувшись, я резко подскочила на кровати. Огляделась. Незнакомая комната. Из окон льётся солнечный свет. Кровать с балдахином из белого шелка. Паркетный пол, деревянная мебель. Шкаф, тумбочки, комод и кресла покрыты светлым лаком. Повсюду мягкие и теплые тона. Это была уж точно не моя съемная квартира. Где же я? Откинувшись на подушки, я стала вспоминать предыдущий вечер. Картинки произошедшего накануне незамедлительно всплыли в голове. Я еще раз окинула комнату взглядом, теперь уже неприязненным. Моя одежда разбросана по полу, косметичка закинута под кресло, сумка, которую я вчера собрала на скорую руку, валяется на боку возле комода. Этот беспорядок – мой маленький протест вынужденному одиночеству. После ужина Вадим увез меня в далекое Подмосковье. Теперь я в ссылке, наказанная своим собственным молодым человеком. Просто кошмар!

– Да уж, и приятный же денек меня ожидает! – расстроилась я.

При слове «приятный» мысли вернулись к сегодняшнему сну. Как же это было упоительно – прильнуть к широкой груди нашего нового фотокора! Я прижала к себе скомканное у груди мягкое одеяло и крепко-накрепко зажмурилась, втягивая носом приятный запах свежего белья.

– М-м-м, – вырвалось у меня, и я заулыбалась своим мыслям. – И почему же это был только сон?

Я встала с кровати, переоделась, собрала волосы в высокий хвост и спустилась вниз. Часы в гостиной показывали без четверти десять. Я нашла кухню, взяла в холодильнике питьевой йогурт, снова вернулась в гостиную. Взгляд мой упал на сотовый телефон, в сердцах брошенный вчера на барную стойку. Я набрала номер Катрины.

– Эй, привет! Приезжай за мной, – попросила я.

– Куда? – удивилась Катрина, и я рассказала ей в подробностях всю печальную историю своего тюремного заключения.

– Не понимаю, зачем тогда мне ехать к тебе? Тебя там оставили для пользы дела, вот и сиди – принимай решения.

– И это говорит моя лучшая подруга! – воскликнула я.

– Лучшая подруга, которая желает тебе счастья! И не стремится быть уволенной с хорошей работы, – добавила Катрина. – И вообще, не понимаю, о чем ты думаешь. Куй железо, пока горячо. Звони Вадиму и кричи в трубку «да», пока он не оглохнет. Вряд ли ты когда-нибудь еще получишь подобное предложение.

– Но я не хочу замуж, – захныкала я в трубку.

– Не глупи, – ответила она, – сделаем так. Сегодня я занята. А завтра с утра приеду к тебе. Все обсудим. Не брошу тебя в этот трудный час. А сейчас – купальник, крем от загара и вперед на террасу, загорать! Отдыхай, пока есть возможность!

– Спасибо, Кать, – поблагодарила я.

Из трубки вслед за звуком воздушного поцелуя раздались короткие гудки.

Я поднялась с дивана и взглянула на террасу через окно. Голубое небо, сочная зелень и огромные бутоны роз. Все так и звало меня выйти наружу. Надев шлепки, не накрашенная, я выскочила за дверь и вдохнула свежего воздуха. На лице сама собой заиграла улыбка.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное