Анна Грэм.

Падение



скачать книгу бесплатно

1. Раскалённый песок

Жизнь в постоянном напряжении имеет последствия.

С месяц назад Эйса Ривера упала в обморок прямо на улице – непозволительная оплошность при её образе жизни. Свалить бы всё на знойный полдень, но у врача скорой было другое мнение на этот счёт. Недавно пережитый на ногах микроинсульт, истощение и до кучи «невротическое расстройство неопределенного характера» – так гласила запись в медкарте при выписке, которая всерьёз заставила Эйсу задуматься о конечности бытия. В свои двадцать шесть она ощущала себя старой рухлядью.

Бирюзовое море Канкуна лизало ей пятки с самого утра. Солнце пекло даже сквозь бамбуковый навес, неумолимо превращая тело в бифштекс средней прожарки, но Эйса не могла найти себе места – пятая точка зудела от бездействия.

Стайки праздных туристов из США мозолили глаза, сверкая на солнце глянцевыми досками и отбеленными зубами. Ривера смотрела на них с презрением – большинство из них не работали ни дня в своей жизни, прожигая родительские деньги на ночных кокаиновых тусовках. Размазывая по лицу тушь и сопли из-за того, что их бросил очередной красавчик, тамошние девки переживали здесь личностные кризисы, а молодожёны трахались прямо на пляже без стыда. Эйса не любила американцев за лживые улыбки и манеры в стиле «я – хозяин мира», но мексиканский наркобизнес держался именно на этих скучающих мажорах.

Ривера не понаслышке знала значение слова «пахать». Восьмой ребенок в семье, она работала с двенадцати лет – такая роскошь, как покой, была ей недоступна. Барак на юге Синалоа, где днём и ночью фасовали колумбийскую коку, служил ей домом и средством выживания. Никто не спрашивал, ела она сегодня, спала, здорова ли – только бабуля, едва передвигая ноги после изнурительной смены, целовала на ночь её пыльную макушку и рассказывала истории о Хесусе Мальверде11
  Хесус Мальверде. Его называют «щедрый бандит», «ангел покровитель бедных» и «нарко-святой», герой фольклора в мексиканском штате Синалоа.


[Закрыть]
, тысячу раз приукрашенные. Первое, что сделала Эйса, когда поднялась в картеле – обеспечила ей спокойную старость в лучшем санатории Акапулько.

Она могла позволить себе отдых в любой точке мира, но Эйса до тянущей боли в грудине любила свою нелепую, разорённую наркодилерами страну. Отпаиваться сухим мартини, отъедаться оливками и строить глазки местным загорелым мачо стало её грандиозным планом на ближайшую неделю, которому не суждено было сбыться.

Этот номер должен быть доступен круглые сутки – таково одно из правил картеля, смартфон задребезжал по деревянной столешнице в такт легкомысленной «Loca-loca»22
  «Loca-loca» – песня колумбийской певицы Шакиры


[Закрыть]
на звонке.

– Иди нахер, – процедила Ривера вместо приветствия и с нарочито скучающим видом откинулась на шезлонг.

Внутри, где-то под рёбрами царапнула знакомая дрожь – волнение перед грядущим делом. Даже спустя почти десяток лет безупречной работы на картель она не сумела от него излечиться.

– Как ты, крошка? Вижу, оклемалась? – Джеронимо Силва, негласный лидер их маленькой группы, до смерти ненавидел свое традиционное имя, которое роднило его с коренными мексиканцами, вытесненными в горы и на окраины страны. Он называл себя на американский манер Джо, и всем, кто произносил его настоящее имя вслух, он без предупреждения разбивал лица. В списке его необъяснимых загонов это был далеко не первый пункт, но за одиннадцать лет близкого знакомства Эйса научилась не замечать такие вещи.

– Нет. У меня нашли рак кожи и я решила самоубиться на пляже, – перекатывая во рту коктейльный зонтик, Эйса следила за молодым американцем, топающим прямо к ней по раскаленному песку. В его руках блестели два замысловатых коктейля, а зубах была зажата платиновая кредитка – вроде как заняты руки. Забавная демонстрация – большинство обеспеченных туристов считали, что мексиканские девушки бедны, как церковные мыши, и от одной только эмблемы «Мастер Кард» автоматически открывают рот и раздвигают ноги. Об таких любителей экзотической красоты Эйса спотыкалась на каждом шагу.

– Смешная шутка, Франко оценит, – в деловом тоне Джо Ривера не услышала ни намёка на улыбку. – У нас работа. Я встречу тебя в Эль-Пасо на том же месте.

– Сраные Штаты, – выдохнула Эйса, когда американец тяжело бухнулся на соседний шезлонг.

– Рамона уволили. «Коридор» откроется завтра в восемь. Не проспи.

Трубка замолкла, и Эйса злобно швырнула её обратно на столик. Налаженная система дала сбой. Рамон – прикормленный картелем сержант пограничной службы —больше не поставит ей отметку в фальшивом паспорте, и кто теперь сделает это за него, ей не сообщили.


Неопределённость выбивала Эйсу из колеи. В их работе и без того слишком много рисков, и когда случалось нежданное, пусть и небольшое дерьмо, Ривера суеверно сомневалась в успехе всего дела целиком. О том, какие последствия ждут их за нечистую работу, приходилось только догадываться.

Те, кто говорит, что выбор есть всегда, либо наглые лгуны, либо теоретики, которых жизнь никогда не сворачивала в бараний рог. У молодых мексиканцев в Синалоа возможность выбора была призрачна – едва сводить концы с концами, работая за честную зарплату в жалкие двести баксов, сбежать в Штаты, потерять по дороге паспорт и молиться Санта-Муэрте, чтобы не выслали назад или работать на картель. Боссы не стеснялись развешивать по углам листовки с обещаниями красивой жизни, но будет ли она долгой, гарантировать они не могли. За время работы на картель Эйса потеряла всех братьев.

– Прекрасная леди сегодня свободна?

Мужик не стал размениваться на лишний трёп и прелюдии – он просто решил её снять. Эйса могла бы заставить его жрать песок, а после забрать себе его кредитку, наличку, часы и обнести его номер подчистую, но ей было не до того. Пусть поблагодарит своего Иисуса за необычайное везение.

– Отвали, – Ривера выплюнула зонтик и удалилась с пляжа, изредка переходя на бег. Солнце раскалило песок, словно сковороду в аду.

2. Жара в Эль-Пасо


– Жарко, как у чёрта в заднице, – Джо хлебал ледяное пиво прямо из горла, под потолком без толку молотил вентилятор, разгоняя прогорклый запах кухни и утренний смог, который лез в распахнутые окна с улицы. – Когда ты починишь кондиционер, мать твою за ногу? – Джо махнул рукой хозяину паба, тот лишь пожал плечами, мол, денег нет. – Я буду вонять, как куча дерьма, даже до Вегаса не доехав!

– Что в Вегасе? – Эйса меланхолично обмахивалась картонкой меню, усилием воли заставляя веки не слипаться. Она вылетела из Канкуна до Сьюдад-Хуарес местными авиалиниями в тот же вечер, и после почти шесть часов простояла на границе в километровой очереди. Уснуть не удалось.

– Франко закусился с местным гринго и понёс нехилые убытки. Убытки будут завтра в отеле «Таити» в виде двадцати пяти лямов наличными. Там будет частная тусовка.

Джо щёлкнул языком и глотнул пива, пена поползла по подбородку. Странно, что Эйса не замечала раньше, насколько омерзительны его повадки. Дёрганый, как обезьяна, непрошибаемый тупица и хамло – где были её глаза, когда она заводила с ним интрижку? Наверное, в свои далёкие пятнадцать Эйса была непроходимой дурой.

– Это территория Обрегона, зачем Франко туда сунулся?

Их картель контролировал мексиканский «Золотой путь» от Соноры до Мичоакана и несколько южных штатов по ту сторону мексиканского залива от Майами до Южной Каролины. Рынок же западного побережья принадлежал Хосе Обрегону, их давнему конкуренту.

– Франко сказал, об Обрегоне не беспокоиться.

– Что это значит?

– Он мне, знаешь ли, не отчитывается.

Эйса к внутренним делам допуска не имела, влиять на решения босса не могла, да и видела его раза два от силы, но отсутствие логики в этом процессе она чуяла нюхом. Франко руководил картелем из неприступного замка в горах, окруженного рвами с водой, где плавали аллигаторы. Его снайперы день и ночь пасли округу в радиусе трех километров, а вся грязная работа как всегда ложилась на плечи рядовых участников, которых не жаль пустить на мясо. Сейчас, как и в двенадцать, Ривере очень хотелось жить.

– Слушай, там просто так пушками помахать не выйдет. Это драный Вегас, не Синалоа, и даже не Бронкс, у нас там нет никого в случае чего, – прошипела Ривера, машинально прикрывая рот ламинированной бумажкой, сплошь в жирных следах пальцев. Их не подслушивали – хозяину заведения щедро платили, чтобы он оставался слепым и глухим, при этом всячески способствуя делам картеля Франко по эту сторону границы.

– Никаких в случае чего! – Джо замахал руками, – Крошка, не заморачивайся, я всё продумал. Ты зайдёшь туда, осмотришься, а мы с Шоки заберём своё, когда они будут грузиться в тачку. Всё, как всегда, только по-тихому.

Третий сидел по левую руку от Эйсы и увлечённо резался в очередную игрушку на планшете. С тех пор, когда Эйса видела его в последний раз, его лохматые кудри отросли до плеч и теперь были собраны в хвост, а густая бородища закрывала пол-лица. Он молчал и казался абсолютно безучастным, но Ривера знала – Шоки воспроизведет разговор с точностью до слова.

У Фернандо Гонсалеса по прозвищу Шокер были феноменальные мозги. Одной рукой он мог вести машину, а другой взламывать протоколы безопасности какого-нибудь неслабого сайта. Он запоминал серийные номера, даты, лица и мог набросать портрет шариковой ручкой за пару минут. Ему пророчили большое будущее, но страсть к видеоиграм и срывы на фоне неизбежного перегрева мозгов не позволили ему поступить в университет. Зато картель принял его с распростёртыми объятиями.

Откуда взялась его кличка, толком никто и не помнил. Возможно, из-за его любви к гаджетам, возможно из-за его предпочтений в орудиях пыток – во время панических атак Шокер предпочитал наказывать врагов картеля с помощью электричества. Такой уж разносторонней личностью он был.

– Как я попаду туда? Опять в грузовике с блядями?!

Огромные фуры с кузовом из бронированного стекла часто паслись на парковках частных отелей, иной раз безо всяких ограничений колесили по улицам курортной зоны США и Мексики, привлекая новых клиентов на рынок местных шлюх. Внутри такой машины извивался на шестах местный «Мулен Руж» – профессиональные танцовщицы-проститутки. Их заказывали, свободно пропускали и не досматривали – Эйсе однажды пришлось влезть в такой транспорт, чтобы стащить у одного из конкурентов босса карту памяти. Она едва унесла оттуда ноги.

– Ну, там ты будешь уместнее смотреться в платье, чем в трусах. Хотя в трусах ты мне нравишься больше, – Джо улыбнулся сально и с долей превосходства, будто, несмотря на то, что они давно разбежались, он всё ещё имел на неё исключительные мужские права. Эйса лишь закатила глаза.

– И вообще у нас там свои люди есть, как выяснилось.

– Кто?

– Увидишь, – Силва загадочно дёрнул бровями, и Эйса встала из-за стола, не желая больше терять времени на болтовню.

Когда они погрузились в машину, Шокер сел за руль.

– Где Чако? – Эйса всколыхнулась, перегнулась между передними сиденьями, пытаясь заглянуть Джо в глаза. Их команда была неполной. Чако Рамос – молодой, шустрый парнишка, опытный водитель и автомеханик, был едва ли не талисманом их звена, и его не было на своём месте.

– Сказал, едет, – Эйса перехватила в зеркале заднего вида его озадаченный взгляд.

– И давно он это сказал?

– Вчера…

– Мы не должны работать без Чакито, – пусть её сомнения считают за дремучую суеверность, Эйса боялась ехать на дело неполным составом.

Чако давно должен был быть здесь. Навязчивое ощущение, что всё к чертям валится из рук, преследовало её со вчерашнего дня. Ривера привыкла доверять себе, но спорить с Силва было равно, что переть лбом на товарный состав.

– И что ты скажешь боссу? Что мы потеряли водилу и зассали?! Франко нас на ремни порежет!

– Мне это не нравится, Джо, – Эйса настаивала, несмотря на то, что это было бесполезно.

– Прорвёмся, не дрейфь. Шоки отлично водит, – Силва просунул межу сиденьями руку и похлопал её по голой коленке, торчащей из рваных дизайнерских джинс.

– Я отлично вожу, крошка, ты чего?! – Гонсалес резво дал по газам и лихо вырулил на шоссе. Озарив Эйсу своей фирменной глуповатой улыбкой, он едва себе шею не свернул. Ривера покачала головой – лучше бы он внимательнее следил за дорогой.

– Да идите вы, – беззлобно ответила Эйса, откидываясь на спинку сиденья. Они будто не работать собирались, а в кабаке сидеть.

На Эль-Пасо Мексика не заканчивалась, однако сейчас вид праздных соотечественников сводил её с ума. Она смотрела сквозь затемненное стекло на улицы, облитые оранжевым солнечным светом, с досадой размышляя о том, что выбора у неё как не было, так и нет.

В маленьком зеркальце косметички она видела синюшные тени под глазами и ярко-красную сеть лопнувших сосудов. Эйса устала так, что от собственного отражения начинало тошнить, а расшатанное вхлам здоровье было тому доказательством. Картель не предоставлял соцпакет и отпуск дважды в год, зато её счёт исправно пополнялся, создавая иллюзию свободы. Ривера не умела врать себе – в простой обывательской жизни ей было бы тесно, но в картеле она билась головой о потолок по имени Джо Силва. Дело провалить нельзя – обойти Джо и забраться повыше можно только при лучшем его исходе.

3. Отель «Таити»

– Ты на себя рыбью чешую решила напялить? – Джо придирчиво осмотрел Риверу с ног до головы.

– Это Валентино, идиот.

Эйса шутку не оценила. На ней было чёрное коктейльное платье, расшитое пайетками. Оно было баснословно дорогим – таким деревенщинам, как Джо, этого не понять, зато публика «Таити» умеет определить ценник вещи с полу-взгляда, и Эйса не собиралась выделяться из толпы.



Ривера рассматривала фасад здания из окна машины, нервно поглаживая участок кожи чуть выше запястья, там, где был выбит тонкий чёрный крест – знак принадлежности к картелю Франко. Место напоминало оазис среди мегаполиса – пальмы, подсвеченные гирляндой уличных фонарей, бамбуковые навесы над богато накрытыми столами, зеркальные глади бассейнов, разбросанные по обширной территории отеля. Эйса играючи сливалась с подобной средой, хотя еще лет десять назад закупалась на распродажах и ужинала несвежим тако в родной синалойской деревеньке. Уметь приспособиться, значит суметь выжить – Ривера понимала это, как никто другой, поэтому продержалась на плаву гораздо дольше своих братьев.

– Чего ждём? – Эйса не любила ждать, отсрочки и заминки заставляли её нервничать и терять настрой.

– Сейчас, – Джо махнул рукой в её сторону. – Вон она. Идёт.

Из-за угла здания показалась крупная женщина с тележкой. Неосвещенный участок территории не позволял разглядеть её лицо – волосы были забраны в гладкий хвост, а светло-голубая униформа горничной едва сходилась на огромной груди. Она неспешно прошла мимо машины, и после, выйдя из-под прицела камер, резко свернула к ним. Джо распахнул заднюю дверь, и женщина грузно плюхнулась на сиденье рядом с Эйсой.

Ривере пришлось потесниться – габаритная горничная едва не выдавила её наружу. От неё исходил запах дешевых приторных духов и кухни, и Эйса торопливо раскрыла окна – не хватало еще провонять этим дивным букетом, тем самым уничтожив своё прикрытие.

– Эйсита! Сестрёнка, как ты?!

Эйса вздрогнула и повернула голову в сторону незнакомки. В её смазанных, грубых чертах она узнала Лупе, свою старшую сестру.

Ривера едва её помнила, ей было восемь, когда Лупе сбежала в Штаты в мешке из-под кукурузы, и, судя по всему, сумела здесь обжиться – в своих редких письмах домой она писала, что нашла честную работу и вышла замуж за американца. В ней теперь было больше центнера веса, а на лице чернели густые усы – Лупе постарела, подурнела и стала безумно похожа на мать.

– Какая красотка ты стала! Какая худенькая! – непроизносимая смесь испанского с английским валилась из её рта вместе с дурным запахом, вынуждая Риверу дышать в сторону.

– Лупита, – Эйса сдержанно улыбнулась и на медвежьи объятия сестры ответила скудным похлопыванием по спине – теперь придётся вылить на себя полфлакона терпких Герлен, чтобы отбить этот запах нищеты. Ривера не испытывала радости от встречи, ей было всё равно – прошло слишком много лет, чтобы родственные чувства вдруг всколыхнулись. В восторженных причитаниях Лупе искренности было не больше. Сестра явно помогала им не за спасибо, рискуя своей честной работой – внушительная пачка наличности оттопыривала ей задний карман.

– Вот это наш информатор. Как интересно вышло, да? – Джо смотрел на них с видом вершителя судеб, словно Эйса ему теперь по гроб жизни обязана за тёплую семейную встречу.

– Да, очень интересно, – равнодушно согласилась Ривера, заглатывая свежего ночного воздуха из раскрытого настежь окна.

– Вот, – Лупе вручила им два костюма уборщиков и следом обратилась к сестре, – а ты давай туда, – она указала на контейнер для грязного белья, который приволокла с собой. На счастье Эйсы, он был пустым.

Ривере хватило нескольких минут в кабинке туалета, чтобы привести себя обратно в божеский вид. По дороге к главной площадке она захватила бокал шампанского с подноса услужливого официанта в смокинге  – ей нужно было ненавязчиво осмотреться и проследить за нужными людьми. Её работа была доведена до автоматизма – толстый кожаный кейс она засекла в руках у секьюрити, который пересекал территорию отеля по направлению к выходу. Дело было за Джо – он и Шокер изображали бурную деятельность на выезде с парковки. Шокер вырубит всю технику, по которой машину охраны могут отследить, Джо вырубит саму охрану, Эйсе не придётся даже брать в руки пистолет. Всё просто, как дважды два. Даже слишком.

Когда трубка лежала мёртвым грузом в её ладони уже полчаса, Ривера начала нервничать. Суеты в зале не было, охрана не подорвалась на помощь своим, обстановка, за которой Эйса осталась следить, не изменилась. В чём причина заминки, она могла только гадать.

Телефон заскрежетал по барной стойке, когда Ривера мусолила второй бокал мартини. Она нервно заколотила ногтями по экрану, торопясь ответить.

– Пленка! Плёнка-антистресс, сука! Знаешь, такая, которую лопать можно? – Шокер кричал и заливался нездоровым смехом. Эйса напряглась – в его голосе были слышны нотки подступающей истерики. – Чпок-плёнка, ёпта! Нас поимели, крошка.

– Заткнись, Шоки, дай телефон, – на периферии послышался голос Джо вперемешку с шорохом и вознёй. – Эйса, нас ждали. Денег здесь нет. Чемодан набит упаковочной плёнкой. Не паникуй. Тебя не видели, тебя не знают. Помаячь там пару минут и сваливай. Я свяжусь с тобой.

Она выслушала отрывистый приказ Силвы и отняла телефон от уха не сразу. К горлу подступила тошнота, а тёплый ночной воздух захолодил открытые плечи и ноги. Внутри словно сжалась пружина, не дававшая ей сделать вдох. Эйса осмотрелась – в её сторону никто не шёл, суеты не было, она улыбнулась бармену и попросила повторить.

– Привет. Как тебе шоу? – она не заметила, как к ней за стойку подсели. Молодой мужчина кивнул на сцену, где грохала музыка и взлетали голые ноги бурлеск-танцовщиц. Ривера ничего не видела, шоу её не волновало.

– Скучно. Я собираюсь уезжать, – она вынула из сумочки мятую купюру и хлопнула ладонью по столу.

– Моя смена закончилась. Могу подвезти.

Ривера взглянула на него внимательнее. У него было добродушное, простоватое, но не лишенное обаяния лицо, прямой, открытый взгляд, развязанная бабочка небрежно обнимала шею, а смокинг сидел на нём более, чем неплохо. Официант или администратор. Скорее официант.

– Это не обязательно, но спасибо, – она сошла с барного стула, поправляя задравшийся подол платья, изобразила на лице безразличие и скуку в надежде, что парень окажется понятливым и отвалит от неё.

– Как тебя зовут?

Официант оказался и непонятливым, и весьма настойчивым, Эйса воздела очи к небу и вздохнула. Он тормозил её, он заставлял её терять драгоценные секунды и терять самообладание. Ривера не хотела привлекать внимание охраны разборками у барной стойки, потому натянуто улыбнулась и соврала:

– Натали.

– Ты не похожа на Натали, – широкий разворот его плеч перекрыл ей обзор, она тщетно пыталась заглянуть ему за одно плечо, потом за другое, но неизбежно натыкалась на его заинтересованный взгляд.

– Да ну?! И на кого я похожа?

Он не ответил ей, лишь улыбнулся мягко и обезоруживающе, чуть опустив глаза. Обаятельный. При иных обстоятельствах Ривера была бы совсем не против такой компании, но колотящееся от напряжения сердце уже подступало к горлу, грозясь выпрыгнуть вместе с тремя порциями сухого мартини. Валить нужно было немедленно.

Когда Эйса заметила вдалеке двоих мужчин, рыщущих взглядами поверх голов толпы, инстинкты сработали на опережение. Она схватила его за шею, вынуждая нагнуться к себе, поцеловала и шепнула ему в ворот расстёгнутой на две пуговицы сорочки:

– Отвези меня куда-нибудь.

Парня не пришлось долго упрашивать, он взял её за руку и повёл к выходу. На милующуюся парочку охрана отеля не обратила никакого внимания.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное