Анна Джейн.

Небесная музыка. Солнце



скачать книгу бесплатно

Глава 2
Небесный перекресток

По законам моего сердца.


Дастин устроился на заднем сиденье машины непривычно молча и смотрит в окно, на ночной город. Но он не замечает, как мелькают его искрящиеся огни, не чувствует скорости, не слышит ничего, кроме стука своего сердца.

Он до сих пор слышит ее голос.

«Поцелуй меня».

Надо было сдержаться. Просто уйти. И забыть.

Но Дастин не смог. Она просила, и он сделал это. Поцеловал. Без желания доказать что-либо – ей или себе. А просто потому, что ему захотелось снова почувствовать тепло ее мягких губ и настойчивых рук.

Он смотрит на ладонь, лежащую тыльной стороной на колене. И почти видит в своих пальцах ее рыжие волосы. Это видение мимолетно, но приятно.

Жалеет ли он? Определенно, нет.

Хочет ли продолжения? И сам не знает – слишком все странно.

Поцеловал бы снова? Да. Да, черт возьми, да!

В этом проклятом коридоре он едва не сошел с ума, когда Санни была с ним. Каждое ее прикосновение отзывалось в его теле звуком разлетающихся на осколки хрустальных масок из его личного запаса. А поцелуй – глубокий и по-своему сумасшедший – заставлял забывать обо всем на свете.

Дастину почему-то больше всего запомнились две вещи. Как Санни мимолетом касается его живота ладонью, цепляя ногтями пряжку ремня и заставляя мышцы напрячься. И как падают изломанные плотные тени на ее лицо – создается контраст, и кажется, будто левая часть лица остается во тьме.

От нее всегда пахнет едва уловимо, но безумно приятно – он заметил это еще тогда, когда Санни упала на него на той крыше. Тогда он так ошалел, что не сразу пришел в себя. Но уже тогда отметил это для себя – у ненормальной рыжей странный, но притягательный аромат духов. Или это ее запах? Дастин не знает. Но вспоминает, как пахнут ее волосы и изгиб шеи.

Летний полдень.

Нагретая на солнце одежда.

Легкая пудровая дымка.

Волны теплого едва уловимого карамельно-травяного ветра.

Санни Ховард пахнет солнцем. Летом. Уютом.

Дастин улыбается своему желанию вновь обнять ее. Стать ближе к солнцу – заманчиво.

– Ты в порядке? – перебивает его мысли мягкий голос сидящего за рулем Хью.

– А? – не сразу понимает Дастин, что тот говорит. – Что ты сказал?

– Ты в порядке? – чуть громче повторяет Хью.

– Относительно, – пожимает плечами актер.

– Зачем ты к ней ездишь? – спрашивает вдруг Хью. В его голосе – любопытство.

– К кому? – сердито выдыхает Дастин. Он все еще чувствует слабый солнечный аромат.

– Не придуривайся. Санни Ховард, твое рыжее счастье, – смеется помощник менеджера. Санни ему нравится. Хью видит в ней свет – солнце бьет из-под ее ресниц. Он отлично научился видеть свет в людях, когда стал работать в шоу-бизнесе.

В темноте даже тусклый блик становится заметным.

Санни Ховард – настоящий луч солнца, рассекающий тьму.

Она нравится Хью.

И он знает, что она нравится его другу.

– Скорее, несчастье, – ворчит Дастин. И откидывается на мягкую спинку сиденья.

– Она тебе нравится? – не отстает Хью.

– Не знаю.

– Что вы делали в том коридоре?

– Разговаривали.

– Точно? – в голосе Хью хитринка.

– Слушай, приятель, что за вопросы?! – взрывается наконец Дастин.

– Я видел, как вы целовались, – благодушно улыбается тот. – Было горячо. Я чуть не загорелся. – И он начинает усиленно дуть на руку, словно сдувая с нее пламя.

– Идио-о-от, – закатывает глаза Дастин. – Я просто проверял, играет ли она в нашей команде.

– В какой? – уточняет Хью. – «Черные вепри»?

– Гетеросексуалов.

– А-а-а, – весело тянет его менеджер. – И как? Забила гол?

– Нет, – усмехается Дастин.

– Ты забил? – продолжает спрашивать Хью.

– Притащился ты, и мы оказались в офсайде, – с досадой в голосе отвечает Дастин.

– Жаль-жаль. Милая девочка. Певица, верно?

Дастин кивает и думает, что никогда не слышал, как она поет. Да и игру на гитаре слышал лишь раз. В тот день, на крыше, когда Франки и ее черноволосая подружка думали, что никого, кроме них, там нет. Он сидел с другой стороны и курил, устав от всех, когда они пришли. И вынужден был слушать их болтовню. Что они тогда обсуждали? Его в фанфиках?.. Помнится, это сильно повеселило Дастина, и он даже едва не засмеялся вслух. А потом они перешли на обсуждение его личной жизни и характера, что ужасно его взбесило. И он не смог больше прятаться. Вышел.

Занятное первое знакомство.

Может быть, попросить Франки учить его играть на гитаре? Все равно для будущей роли рок-звезды он будет заниматься этим. С ней уроки будут забавными.

– Она играет на гитаре? – словно слыша его мысли, спрашивает Хью, продолжая мягко, но уверенно вести машину. – Профи?

– Учится в Хартли. И играет в своей группе.

И когда он, Дастин, успел выучить ее биографию?

– Может быть, тебе брать у нее уроки? – предлагает Хью.

– Я хотел брать уроки у настоящих мастеров. – Дастин делает вид, что его не устраивает это предложение. Ведь не может же он сказать Хью, что это отличная идя?!

А тот, кажется, прекрасно понимает его настоящие мысли и только неоднозначно хмыкает.

– Я поговорю с ней об этом, – обещает помощник менеджера. – Санни – неплохой вариант. К тому же она связана с тобой договором о неразглашении данных. Удобно и безопасно.

Дастин пожимает плечами. Ему ужасно хочется, чтобы Санни спела ему. Уверен, что ее голос прекрасен.

И тут же он вспоминает голос Дианы. Голос, покоривший его еще несколько лет назад, когда он был никем. Голос, который давал ему силы и наполнял уверенностью. Голос, который казался ему голосом ночного морского неба, укрытого звездной вуалью.

Ему кажется, что он предает ее. И надеется, что завтра при встрече снова почувствует то волшебство, которое всегда дарил ему ее голос. Это странно, наивно, ванильно даже, но это правда. Чужой голос может значить слишком многое.

– А ты не боишься, что она будет… как Сальма? – спрашивает вдруг Хью.

Лицо Дастина меняется, но он почти тут же надевает маску из холода и безразличия.

– Я просил тебя не говорить об этом человеке при мне.

– Окей, не буду, – отвечает Хью. Он смотрит на замолчавшего Дастина через зеркало заднего вида. Тот прикрывает глаза, давая понять, что разговор закончен. И Хью включает радио, чтобы не ехать в тишине. Сначала играет старая баллада о любви в исполнении известной рок-группы из восьмидесятых. А затем начинается программа, в которой ведущие беседуют с гостями из мира шоу-бизнеса. Сегодня в программе новички – какая-то начинающая группа, победившая в недавнем конкурсе «Твой рок». Название – «Стеклянная мята» – кажется Хью странным, но он не переключается на другую станцию, а слушает интервью. Ему нравится голос Николь – солистки группы. Да и их песня, которую ставят ведущие, нравится Хью.

Их машина подъезжает к дому Дастина ровно тогда, когда заканчивается передача. На подземной парковке Хью глушит мотор. И Дастин открывает глаза – непонятно, то ли он спал, то ли думал о чем-то.

– На месте, – весело рапортует Хью и оглядывается на заднее сиденье.

– Что по расписанию утром? – вдруг спрашивает Дастин.

– В восемь – интервью для журнала «Блеск», – вспоминает Хью. – В час – встреча с представителями рекламного агентства. Помнишь, реклама спортивной зимней одежды? В пять – ужин с продюсером твоего нового фильма.

– Интервью можно отодвинуть вниз? – не отвечая на вопрос Хью, спрашивает Дастин.

– Попробую. Зачем? – интересуется Хью.

– Давай выпьем сегодня. И посмотрим футбол.

С этими словами Дастин первым выходит из машины. Уже в лифте ему приходит позднее сообщение от Дианы.

А на балконе в квартире Дастин видит в небе темную бездну, в которой ярко сияет спутник.

* * *

Поцелуи способны лишать покоя. Это факт.

Даже если это поцелуи того, кто тебе не нравится. Это тоже факт.

Но разве может тот, кто безразличен, настолько волновать твои душу и тело? Может быть, это лишь показное равнодушие, и на самом деле этот человек нравится тебе? Или это всего лишь вымысел?

Я до сих пор чувствую губы Дастина Лестерса на своих губах.

И до сих пор хочу продолжения этого безумного поцелуя в полутьме коридора.

В тот раз оправданием был алкоголь. А что в этот?.. Никаких оправданий, никаких логических доводов, никаких объяснений, только взаимное притяжение.

Он и я. Его руки и мои. Мое дыхание и его.

Вместе.

Я долго думаю о том, что произошло, лежа в постели и слушая дождь за окном. Сна ни в одном глазу. На щеках все еще румянец – я чувствую, как горит кожа. Интересно, как звучит любовь?

Какая музыка у любви?

Какие ноты берет ее голос?

Наверняка от высоких пронзительных октав она с легкостью переходит к пылающему шепоту.

Голос музыки не нуждается в автотюне – он прекрасен даже в своем несовершенстве.

Когда я засыпаю, по привычке обнимая подушку, мне кажется в полудреме, что я обнимаю Дастина. И почти чувствую на своей спине его руки. Я ухожу в царство сна, окутанная сияющей нежностью. Словно Дастин сейчас со мной.

Я не помню, что мне снилось, но просыпаюсь все с тем же странным ощущением щемящей нежности, которая остается со мной все утро, развеявшись только вместе с ароматом свежего кофе. В этот день снова играет Небесное радио – и на него я трачу все свое утро, чтобы потом спешно начать собираться на встречу с Кристианом.

Если честно, мне не слишком хочется ехать куда-то с ним сейчас, но я обещала ему. А свои обещания я выполняю. Поэтому быстро привожу себя в порядок, одеваюсь, затягиваю волосы в высокий хвост и натягиваю кеды.

– Куда спешишь, Ховард? – зевая, спрашивает Лилит, кутаясь в длинный халат. Она сегодня выспалась – ее смена в кафе будет во второй половине дня.

– К тому красавчику, который приехал к нам пьяным! – говорит, смеясь, Кирстен. – Я его вижу под окнами.

– Эй, Санни, – начинает беспокоиться Лилит. – Если у вас свидание, надень что-то женственное! Хочешь, я дам тебе обалденное платье?!

– И помаду, возьми хотя бы помаду! – вмешивается Кирстен. – И духи!

– Отстаньте, – отвечаю я. – Мы просто едем смотреть квартиру.

– Ваше будущее любовное гнездышко? – хохочет Лилит.

– Он покупает себе квартиру и просит помочь, – отвечаю я, завязывая шнурки.

– Помочь в чем? – насмешливо спрашивает Кирстен. Она в курсе, кто такой Крис Уилшер. – Таким, как он, помогают лучшие менеджеры по работе с клиентами в лучших агентствах недвижимости.

– Не знаю, – пожимаю я плечами. И все-таки беру из рук подруги бутылек с духами. Они мне не очень нравятся – слишком сладкие, с апельсиново-цветочными нотами.

– Ты ему нравишься, однозначно, – говорит Кирстен, пытаясь сунуть мне помаду и пудру. Помада матовая, красная, легко ложится на губы. Я смотрю на себя в зеркало, и мне нравится мое отражение.

– Точно, Ховард, – поддерживает ее Лилит. – Он на тебя клюнул. Иначе, что он так к тебе прикипел? Да еще и пьяным в любви признавался. Не упускай свой шанс, Ховард!

– Он красив и богат! Это будет преступление, если ты его пошлешь! – не умолкает Кирстен.

Я со смехом шлю их куда подальше. Дружески, разумеется. Девчонки не обижаются – переглядываются и смеются.

– У вас что-нибудь было? – спрашивает Лилит с интересом.

– Я же не ты, – легонько щелкаю я ее по носу. – Все, ухожу! Пока!

И я бегом спускаюсь вниз, а они кричат мне вслед, что я должна его уложить.

Крис уже ждет меня – сегодня он не на мотоцикле, а на машине. Он стоит у багажника, скрестив ноги, засунув руки в карманы, и, улыбаясь, смотрит на меня.

– Привет! – говорю я громко. Крис вытаскивает правую руку из кармана и неспешно поднимает в знак приветствия.

– Привет. Отлично выглядишь, – говорит он.

– Ты тоже, – улыбаюсь я в ответ.

Сегодня мы оба в джинсовом, хоть и не сговаривались. На мне – джинсовые шорты и короткая джинсовая жилетка, под которой обычная белая футболка с ярким карминовым принтом. На нем – голубые потертые джинсы и джинсовая рубашка с небрежно закатанными рукавами. Я уверена – все это стоит кучу денег, хоть и смотрится неброско. Такие, как Крис Уилшер, одеваются только в модных брендовых магазинах.

Почему-то я вновь вспоминаю слова Лестерса о том, что мы всегда будем отличаться от них.

Почему я думаю об этом, я не знаю.

– Все в порядке? – почему-то спрашивает меня Крис.

– Да, – отвечаю я. – Все хорошо.

– У тебя сегодня грустные глаза, – замечает он. Я внимательно смотрю в его глаза и заключаю про себя, что тоже не могу назвать их веселыми.

Кристиан галантно открывает дверцу своей спортивной машины – на этот раз темно-фиолетовой, с откидным верхом, и я сажусь в салон, обитый мягкой, молочного цвета кожей. Крис устраивается рядом, и машина срывается с места.

– Какой у нас план? – интересуюсь я.

– Посмотрим пару апартаментов в одном месте, – расплывчато говорит Крис. – Скажешь, как тебе. А потом рванем тусоваться.

– Зачем тебе мое мнение? – прямо спрашиваю я, не говоря, что не хочу тусоваться.

– Мне интересно, что ты скажешь.

– То есть я единственный человек, который может что-то сказать тебе по поводу покупки квартиры? – усмехаюсь я. Не верю. Нет, серьезно, здесь что-то не так – девчонки заметили верно. Только я точно знаю, что он не запал на меня. После вчерашнего разговора у реки я уверена в этом. В жизни Криса есть особенный человек – та, в которую он влюблен.

– Не единственный, – смеется Крис, глядя на дорогу. Водить и байк, и машину у него получается одинаково хорошо. – Но твое мнение мне важно.

– Серьезно? – со скепсисом переспрашиваю я.

– Серьезно, – подтверждает он. – Мне могут попытаться впихнуть дерьмо за огромные бабки. И отец с братом снова скажут, что я – идиот.

– У вас плохие отношения? – осторожно пытаюсь узнать я.

– Неа, – легкомысленно отвечает Крис. – Просто они уверены, что я раздолбай. И не в силах самостоятельно купить даже квартиру. А ты кажешься умной, Санни, – подмигивает он мне.

– Я никогда в жизни не покупала квартиры. Понятия не имею, как это делается.

– Зато ты можешь сказать правду – одна из немногих. И просто поставить на место.

– Тебе нравятся те, кто может поставить тебя на место? – спрашиваю я с усмешкой.

– Может быть. А может быть, мне нравишься ты, – подмигивает он мне. – А я тебе нравлюсь?

Я лишь смеюсь в ответ. С Крисом легко и свободно. И я все еще помню, как он вступился за меня на вилле Мунлайтов, но признаваться ему в симпатиях я не спешу – слишком уж все неоднозначно.

Крис с легкой душой болтает о чем-то, я отвечаю. В какой-то момент он фоном включает радио, и я слышу знакомые слова:

– …А сейчас вы услышите дебютную песню «Стеклянной мяты»…

Я вспоминаю, что «Стеклянная мята» – победители того самого конкурса, на который я так надеялась вместе со своими парнями. Нет, я рада, черт побери, рада за этих ребят, но не понимаю, почему на сердце становится все тяжелее.

Очередное упоминание о нашей неудаче раздражает. Как и дымчато-серое неподвижное небо без единого просвета.

Крис почему-то вдруг переключает радио на другую станцию – будто чувствует что-то. Теперь играет легкое кантри из семидесятых.

– Я не обидел тебя вчера? – спрашивает он. Я ловлю себя на мысли, что мне нравится его профиль.

– Нет. А должен был? – говорю я.

– Не должен. Но, кажется, я часто обижаю людей, не понимая этого. Слушай, Санни, – он поворачивается ко мне, перестав следить за дорогой. – Если тебе нужны деньги, скажи мне.

Мне становится весело, и я не могу сдержать смех.

– Ты действительно не понимаешь, когда обижаешь людей, Крис.

– В смысле? Я все-таки обидел тебя? – в его голосе искреннее недоумение.

– Мне не нужны деньги. Я не настолько бедная, чтобы принимать их от тебя, Уилшер. – Я снова смеюсь. – Поэтому заткнись.

– Как скажешь, – виновато улыбается он. – Но я просто хотел помочь.

Мы снова болтаем ни о чем, стоя в пробке. Единственное, что меня раздражает снова, это сообщение от Оливера: он просит отменить репетицию – у него что-то случилось дома. Мы соглашаемся, но я предупреждаю, что на следующей неделе мы будем репетировать каждый день. У нас скоро выступление в клубе, и мы не должны провалить его. Парни соглашаются.

Огромная высотка в одном из самых дорогих районов Нью-Корвена, к которой мы подъезжаем почти час спустя, кажется мне знакомой. Но я никак не могу понять, что это за место. Лишь когда мы входим в огромный светлый холл, похожий больше на холл какого-нибудь шикарного отеля, я вдруг вспоминаю. Точно! Это же дом Лестерса! Дом, в одной из роскошных квартир которого я провела целую ночь. И это дом, где живет Тейджер.

Я поверить не могу, что Кристиан решил купить квартиру именно здесь. И даже уточняю на всякий случай, правильный ли адрес.

– Правильный, – отвечает Крис уверенно. И в это же время к нам подлетает женщина с каштановыми волосами и в деловом брючном костюме. Это представитель крупного агентства недвижимости, которая с нетерпением ждет Кристиана Уилшера. Ее улыбка ярче солнца. Она окидывает меня быстрым безразличным взглядом, сканируя стоимость моей одежды и телефона в руке, а после все ее внимание переключается на Криса. Она разговаривает с ним, умело балансируя на грани между профессионализмом и подобострастием, не забывая улыбаться и показывать время от времени какие-то документы. В своем деле эта женщина ориентируется прекрасно, но так же она прекрасно понимает, как следует вести себя с такими клиентами, как младший сын Уилшера.

Я скучающе рассматриваю холл и почему-то думаю – а что будет, если мы встретимся с Дастином? Однако я знаю, что встреча с ним невозможна – слишком мало шансов. Скорее всего, он на очередных съемках или на каком-нибудь интервью.

Я снова вспоминаю наш поцелуй, и меня бросает в жар.

Это было слишком прекрасно.

– Ваше обращение к нам было довольно внезапным, мистер Уилшер, – слышу я, когда мы направляемся к лифтам. И делаю вывод, что купить квартиру – это его неожиданный порыв. Крис – человек порывов. Он словно морской ветер. Неожиданно появляется, гонит волны вперед, к берегам, и так же неожиданно исчезает.

– Называйте меня просто Кристиан, – мягко просит он – не любит официоз.

– О да, конечно. Кристиан, ваше обращение было слишком внезапным, – повторяет агент. – Хотя, конечно, мы рады видеть вас нашим клиентом. Это большая честь. Конечно же, мы подготовили несколько ярких и интересных вариантов для вас. Но, может быть, после того как посмотрим апартаменты здесь, я все-таки покажу вам не менее заманчивые и по-настоящему эксклюзивные предложения в других элитных жилых комплексах района?

– Нет, – перебивает ее Крис. – Мне интересен этот дом.

Я не понимаю, почему он хочет жить именно в этом доме. Агент, кажется, тоже. Она мечтает предложить другие варианты, более подходящие, по ее мнению, столь богатому клиенту, но его желание для нее – закон.

Мы едем наверх.

Я смотрю на улыбающегося мне Криса и ловлю себя на мысли, что не помню ощущений от его поцелуя. И это меня пугает. Потому что поцелуй с Дастином я помню слишком хорошо. Это пугает не меньше.

Мы выходим на этаж выше квартиры Лестерса и оказываемся в ее точной копии, разве что оформлена она по-другому.

– Прошу, проходите, – говорит агент, приглашая нас. – Это первые апартаменты, с которыми я хочу познакомить вас, Кристиан. Сразу хочу заметить, что данный жилой комплекс был построен по плану архитектурного бюро самого Мэтта Бассетта, а над интерьером апартаментов трудились известные дизайнеры…

Она сыплет именами, которые должны произвести впечатление на Криса, но я их впервые слышу. И он, кажется, тоже. Куда больше имен меня потрясает внутреннее убранство квартиры. Отделка мрамором и деревом выглядит весьма эффектно. Высокие потолки и панорамные окна создают впечатление воздушности пространства. А просторные и красиво обставленные комнаты заставляют задуматься, сколько же стоят эти апартаменты?

Я боюсь представить, сколько.

– Общая площадь – две тысячи семьсот квадратных футов, – продолжает тоном экскурсовода агент. – Внутреннее пространство включает в себя гостиную, кухню, столовую, три спальные комнаты, две ванные комнаты и санузла. Окна выходят на запад – вы всегда сможете полюбоваться закатами, кроме того, вам круглосуточно будет доступен великолепный панорамный вид на центральные районы города. В распоряжении владельцев лаунж-зона с бильярдом, зимний сад и открытая терраса на крыше, лобби-бар, фитнес-центр, частный ресторан, бассейн, подземная парковка, прачечная, круглосуточная консьерж-служба…

Она перечисляет еще кучу всего, заливается птичкой об инфраструктуре, взахлеб рассказывая что-то об интерьере и о знаменитых жильцах. Я вздрагиваю, слыша о Лестерсе. Для меня он как-то незаметно стал психом, «Круглосуточной доставкой пиццы» и парнем, которого хочется придушить и поцеловать (можно и в обратном порядке). Странно менять точку восприятия и осознавать, что все-таки Дастин Лестерс – звезда кинематографа. Меня вдруг осеняет – я думала, что Лилит лучше не общаться с Октавием, потому что ничего хорошего из этого не выйдет. А ведь сама нахожусь в таком же положении, что и она.

Так, стоп. Она-то без ума от своего Сладенького. А я…

– Нет, – говорю я вслух.

Крис и агент удивленно смотрят на меня.

– Вам не нравится дизайн кухни? – мягко спрашивает она, хотя я понимаю – на мое мнение ей плевать. Главное, чтобы был доволен Уилшер.

Я растерянно улыбаюсь.

– Нравится. Но слишком большой контраст с гостиной и остальными комнатами, – нахожусь я. Мягкая классика действительно разнится с хай-тек оформлением кухни.

– Дизайн без проблем можно изменить. Если, конечно, Кристиан пожелает, – уточняет агент, явно давая понять, что прислушиваться будет только к его мнению.

Я не осуждаю эту женщину, имя которой даже не запомнила. Это ее работа. Просто снова чувствую эту пропасть между собой и Крисом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16