Анна Джейн.

Музыкальный приворот. На крыльях



скачать книгу бесплатно

– Надеюсь, Эльза не окочурится заранее, – говорила подруга хмуро. – А то не видать мне бабок. Бабки от бабки, – хохотала она, пугая меня своей кровожадностью.

А потом подруга решила, что пора выбирать платье – к свадьбе с женихом, которого она ни разу в жизни не видела, Нинке хотелось подготовиться на славу. Единственное, что Нина выяснила у Эльзы Власовны – имя. Ипполит – так звали ее суженого.

– Как лошадь, – хмыкнула подруга нервно. – Надеюсь, он хотя бы выглядит не по-лошадиному. А то совсем печаль-беда.

* * *

Выбирать платье всегда тяжело.

Выбирать свадебное платье – тяжелее вдвойне.

Выбирать свадебное платье с Нинкой – просто кошмар.

Подруга на автомате все еще считала, что может тратить деньги так, как хочет и сколько хочет, – и этому способствовала банковская карта тетки, которую та дала на свадебные расходы. По мне, лучше бы Нинка ничего не покупала, а эти деньги отдала отцу, но она заявила, что такая мелочовка его бизнесу вряд ли поможет. А ей хочется выглядеть достойно.

Это был уже третий свадебный бутик, в который мы зашли ноябрьским хмурым днем, а Журавлю решительно ничего не нравилось, и она нервничала. А нервная Нинка – злая Нинка.

Злая Нинка становилась нудной в своей ненависти и уже который час, не прекращая, ругалась, как сапожник. Ей не нравились то фасон, то ткань, то пошив, то цвет, то цена (подозрительно низкая или неоправданно высокая!), то наличие каких-то невообразимых, по ее мнению, рюш, страз и бусинок. Иногда нечто похожее она уже видела на ком-то, и это тоже ее бесило. В день своей первой и, как она надеялась, не последней свадьбы ей, видите ли, хотелось быть не такой, как все! Я склонялась к мнению, что все невесты почти одинаковы, однако по обыкновению подруга меня не слушала – уж кто-кто, а Нина Журавль похожей ни на кого не должна быть!

– Что за мудозвонство, – в который раз шипела подруга сквозь зубы, с отвращением глядя в зеркало – естественно, отвращение она испытывала не к себе, любимой, а к тому, что было на ней надето: к белоснежному элегантному платью с открытыми плечами, в греческом стиле. По мне, оно было чудесным – не в моем вкусе, но, тем не менее, выглядело неброско и дорого.

– Что за фразы, – в тон подруге откликнулась я, едва скрывая усмешку. Я сидела на пуфике рядышком, и около меня возлежала целая гора платьев, перемеренных подругой.

Платья-платья-платья…

Я уже сама себя чувствовала платьем.

– Других этот китайский ширпотреб не заслуживает, – уверенно откликнулась Нинка. – Халат без пуговиц. Ну и ткань, – провела она ладонью по струящейся юбке. – Такой только подтирать зад…

Тут в поле зрения появилась управляющая бутиком – молодящаяся дама лет сорока с безупречным черным каре, которая самолично решила обслуживать нас, и Журавль вынужденно замолчала.

– Как на вас хорош этот дивный фасон ампир, – почти искренне защебетала управляющая и профессионально всплеснула руками. – Вы так очаровательно и благородно смотритесь! Словно древнегреческая богиня.

Пабло Моро не предлагает плохих моделей.

Вышеупомянутый француз уже долгое время являлся одним из лучших модельеров вечерних и свадебных нарядов. По крайней мере, так говорила Журавль.

– Сеть наших бутиков по России и всему СНГ – официальный дистрибьютор. Официальный и единственный, – подчеркнула управляющая назидательно. Мол, если у нас ничего не найдете, то в других магазинах ловить вообще нечего.

– Замечательно. Но мне бы хотелось что-то более волшебное, – в тон ей откликнулась Ниночка, которая умела быть милой, когда ей это было нужно. – Это платье меня… взрослит. Ампир – для королев, – изящно выскользнула Нинка из сетей управляющей, – а мне бы хотелось почувствовать себя принцессой. Мне нужно что-то романтичное и современное.

– Понимаю. У нас есть как раз кое-что очень подходящее! – щелкнула пальцами управляющая и спешно отошла, что-то на ходу говоря девушкам-консультантам.

– Тупая безвкусная дичь, – припечатала ее Нинка и удалилась в примерочную.

– Убожество. За такое они мне приплатить должны, чтобы я надела, – слышалось оттуда. – В Европе за подобные бабки я шикарные вещи смогу найти, фирменные. А здесь дешевка и убожество. Пошьют в подвалах по кривым лекалам и впаривают тупым. А тупые покупают и в инстаграмике постят. Но в этом есть и плюс, – хмыкнула она. – Люблю чужой позор. Указать кому-то на его позор – это почти как вскрыть гнойный прыщ, – никогда не отличалась особенно изящной речью подруга.

Я молчала, лениво листая каталог и изредка посматривая на телефон, лежащий на коленях – ждала сообщение от Антона.

Нинка высунулась из-за шторки – единственного алого пятна в королевстве всех оттенков белого, молочного и шампанского. И на меня недобро уставились два голубых глаза, в которых полыхал невидимый огонь ненависти почти ко всему живому.

– Катька! Расстегни мне эту гребаную молнию! Пришьют, как попало, а я мучайся. Чер-р-ртово помойное платье! – выругалась Ниночка грозно.

Пришлось помогать, а когда я вышла из примерочной, чувствуя, как от потока Нинкиного недовольства начинает болеть голова, вновь появилась управляющая, под руководством которой две девушки-консультанта принесли еще один наряд – сплошь кружева. Эти кружева обтягивали Нинку, словно вторая кожа, лишь от колена переходя в некое подобие юбки. При этом блондинка казалась почти обнаженной: кусочки подклада естественного телесного цвета закрывали лишь грудь и бедра, и то кое-как, а живот, плечи, руки и ноги оставались открытыми; тончайшее, ручной работы кружево, дополненное стразами, – не в счет.

Издалека казалось, что на Нинке вообще ничего нет, кроме этого самого кружева. Для подиума или чувственной фотосессии это платье было идеально. Для бракосочетания оно казалось слишком смелым.

– Очень современно! – в новом приливе мнимого восхищения прижала ухоженные руки к груди управляющая, и ее помощницы согласно закивали. – Дерзко и впечатляюще! Вы станете самой запоминающейся невестой!

Я была с этим согласна.

Голую невесту точно все запомнят.

– Как тебе? – поднялась я с пуфика и приблизилась к Журавлю, которая с кривоватой улыбкой глядела на себя в зеркало. Передвигаться в этакой красоте ей удавалось с трудом.

– Чувствую себя богиней падших.

– Ангелов? – невинно поинтересовалась я.

– Женщин! – рявкнула Нинка, забыв, что рядом посторонние, но быстро поправилась:

– Очень сексуально.

Она игриво повела плечом, забрав длинные светлые волосы на макушке – лишь несколько прядей касались хрупких ключиц. Нинка вообще казалась хрупкой и тонкой, но на деле она была достаточно сильной.

– Однако… Я не могу это взять.

– Вас смущает цена? – управляющая неправильно все поняла. Ей, видимо, сей наряд казался вершиной свадебного дизайна. – К сожалению, мы не делаем скидок.

Журавль поморщилась.

– Цена меня не смущает, – заявила она, весомо подчеркнув местоимение. – Я готова платить деньги за действительно стоящие уникальные вещи.

А я поспешила подруге на помощь:

– Вы знаете, отец невесты человек очень… м-м-м, – попыталась я подобрать подходящее слово, – очень консервативный. И такой наряд не одобрит.

И я нисколько не слукавила. У дяди Вити случился бы приступ буйнопомешательства, увидь он Нину в подобном платьице.

Хорошо, что родного папу Ниночка на свадьбу не позвала.

Управляющая закручинилась, однако тотчас воспряла духом:

– Наш салон не зря называют одним из лучших! – не стала уточнять она, где и кто именно его так называет. – Мы можем предложить самые разные модели, которые усладят и ваш вкус, и вкус вашего отца – управляющая выдержала паузу и продолжила с придыханием: – Как вы относитесь к работам Джулии Агилар? – назвала она еще одно дизайнерское имя, которое я слышала впервые, в отличие от Нинки – подруга благосклонно кивнула. – Тогда у нас точно есть то, что вам подойдет! Платье из коллекции «Жемчужина». Романтичное и шикарное, в меру закрытое и, конечно же, уникальное. Ограниченный эксклюзивный выпуск! – тон у управляющей при этом был заговорщицкий, и сама она даже чуть-чуть подалась вперед, чтобы ее лучше слышали – Нинка была выше на добрую голову. – Только для самых изысканных клиентов!

– Несите, – велела Журавль, но как только управляющая умчалась, повернулась ко мне и состроила кислую рожу. – У меня такое чувство, что на свадьбе я буду в одних трусах, – поделилась она со мной. – Что за шлак продают в нашем городишке?

Она еще раз критически оглядела себя в огромном зеркале с ажурной серебристой рамой. Кружевное безобразие ей не нравилось.

– У меня такое чувство, что на мне сидит шкура гигантского таракана, – брезгливо повела плечом подруга. – Ну и убогость. Тут ценник можно лепить на спине и шуровать на проспект, – явно имела в виду подруга проспект Мира, самый длинный в нашем городе, на котором часто околачивались подозрительные личности.

– Будешь иметь успех, – пошутила я. – Твой наряд явно побьет рекорды по откровенности.

– По безвкусице. Надо мной даже шалавы смеяться будут, – оглядела себя со всех сторон Нинка. Пока она крутилась около зеркала, я незаметно сфотографировала ее – такой подруга казалась забавной. Нужно будет не забыть отправить ей фото, когда остынет.

– Может быть, та особенная модель тебе подойдет? – с надеждой спросила я. Обилие вокруг белого цвета, атласа, кружев и рюш уже порядком раздражало. Свадебное торжество перестало казаться чем-то романтичным.

– Сомневаюсь, что в их чмошном магазинишке, – ни во что не ставила знаменитый свадебный бутик Нинка, – есть что-то приемлемое.

Управляющая и обе ее помощницы обещанный эксклюзив не принесли – прикатили напольную вешалку, на которой висело оно: платье-квинтэссенция всех нарядов диснеевских принцесс. Невероятное пышное, без шлейфа, но помпезное, с белым расшитым стразами корсетом и кремово-розовой юбкой, которую декорировал целый каскад роз, оно буквально завораживало – легким сиянием почти безупречного уродства, в которое так часто переходит искусственная красота, не знающая границ.

Даже я, не искушенная в моде, видела, насколько, мягко говоря, странно смотрится сей наряд, а уж у Нинки было состояние, близкое к шоку. Но шокировало ее не платье, отнюдь, а тот вопиющий факт, что ее посчитали курицей, которой можно впарить это воздушное слоеное безобразие за бешеные деньги.

– Невероятно, правда? Изумительное сочетание стиля, женственности и достоинства, – вновь приняла ее молчание за изумление хитрая управляющая. – Органза, кружево – были использованы самые лучшие итальянские материалы! Вышивка и цветы ручной работы. Использованы кристаллы «Сваровски». В платье вложено только все самое лучшее!

Нина крайне задумчиво на него смотрела, словно что-то просчитывая. Губы ее тронула дерзкая улыбка.

– Я хочу померить, – вдруг хрипло выдавила она. – Оставьте меня с подругой, пожалуйста.

– Как вам будет угодно. Нужна будет наша помощь – зовите.

Управляющая и ее помощницы, переглянувшись, ушли. А я с изумлением уставилась на Журавля.

– Ублюдское платье-пирожное, – завороженно произнесла Журавль. – С розовыми блювотинками, – почти изящно выразилась она, явно имея в виду розочки. – С гнуснейшими стразиками, похожими на раздавленных жуков, – в голосе ее сквозило отвращение.

– Зачем тебе его мерить, Нин?! – удивилась я.

– Буду действовать по методу «Пугало», – отвечала подруга и мечтательно улыбнулась.

– Что еще за метод? – не поняла я.

– Твой, – ошарашила она меня. – Помнишь, в каком рванье ты заявилась в зоопарк? Было весьма эффектно. Пожалуй, и я приду в этом шлакоплатье, – решила Журавль. – И это будет только начало. Я потом такую жизнь Ипполитику устрою…. Глядишь, дурачок со мной и разведется. Но сначала сбавлю-ка я цену, – добавила она. – Совсем осатанела, – имела в виду подруга управляющую, которая явно завысила стоимость наряда. – Ей с такими трюками на рынке торговать грушами и дынями.

И Нинка действительно облачилась в это чудо дизайнерской мысли. Платье оказалось ей впору, но до чего же безвкусным оно было! Журавль сама по себе девушка яркая, красивая, однако чудовищное платье и глуповатая улыбка превратили ее в испорченный вариант Барби.

– Вы – настоящая принцесса, – прижав ладони к груди, сообщила прибежавшая управляющая, которая, наверное, молилась от радости, что избавилась наконец-таки от сего наряда. – Нежно! Элегантно! Восхитительно!

– Думаю, я возьму эту прелесть, – проговорила Ниночка, пытаясь кружиться в тяжелом наряде. Получалось неуклюже.

– Берите! – возопила управляющая. – Вы будете самой стильной невестой сезона!

– Или не брать… Мне кажется, сзади какие-то некрасивые складки, – задумчиво проговорила Журавль, ловя управляющую на крючок.

– Ну что вы, там все в порядке! Я сейчас все поправлю, – испугалась та, что рыбка сорвется, и быстрым шагом направилась к невесте, дабы показать, что никаких там складочек нет, а если есть, то они очень даже элегантные.

Нинка ловко подставила ей подножку. Как у нее это получилось в подобном платье – ума не приложу. Но факт есть факт. Управляющая споткнулась и полетела прямо на нее. Вдвоем они грохнулись на вешалку с платьями.

Шум поднялся знатный. Скандалить Нинка умела. И делала это со вкусом.

– Вы что, с ума сошли?! – орала благим матом подруга. – Решили меня тут угробить?!

– Ну что вы, простите, это вышло совершенно случайно! – заламывала руки управляющая.

– Меня сбили с ног! Платье порвали! – продемонстрировала она оторванный лоскут с розами. – А я его купить хотела! В чем я теперь выходить замуж буду?! В ночнушке?! Немедленно ухожу!

Нинка скрылась за шторкой, переоделась с помощью девушек-продавщиц и гордой походкой направилась к выходу, крича, что ноги ее в этом месте не будет.

– Но стойте, пожалуйста, подождите! – кинулась за ней управляющая. – Мы сделаем вам скидку!

– Какую? – резко остановилась Журавль.

– Двадцать процентов.

– Пятьдесят, – безапелляционно заявила подруга.

Управляющая охнула, однако под напором Ниночки, которая грозилась рассказать об уровне обслуживания салоном не только всем знакомым, но и написать отзывы в сети, сдалась.

Вот так Нинка сэкономила деньги, вернее, как оказалось потом, просто сбила цену до настоящей – платье было далеко не эксклюзивным, и мы нашли его в Интернете.

А еще решила извести будущего муженька, начиная со дня бракосочетания.

После этого салона мы побывали еще в парочке. Журавль зверствовала. Купила длинную, совершенно неподходящую платью розовую фату с вуалью, длинные серебряно-голубые перчатки и совершенно ужаснейшие ботиночки. Я была уверена – она станет самой запоминающейся невестой.

Кроме того, Нина хотела заставить и меня, как свидетельницу, купить нарядное платье, но мне пришлось отказаться.

– Сейчас можно и без свидетелей замуж выходить, – заявила я подруге. – А я вас у входа подожду. Осыплю лепестками роз и рисом в лицо кину.

Журавль гнусно усмехнулась в ответ. Кажется, она уже представляла, в каком шоке будет бедный Ипполит.

По магазинам мы ходили еще долго, а после по привычке заскочили в кафе. Нинка тратила деньги так, как будто бы в их семье было все в порядке. Но в этот раз я заявила, что платить буду за нас обеих сама.

Дома я оказалась почти за полночь. И, лежа в постели, переписывалась с Антоном, который наконец появился в сети – освободился от работы в студии, где пахал, по-моему, как проклятый, по двенадцать часов в сутки.

Переписывались мы не слишком часто – он предпочитал разговаривать, лучше всего по скайпу, чтобы была возможность не только слышать, но и видеть друг друга, однако в общении через сообщения я видела свое очарование. Этакую подростковую трогательную романтику. Видя лишь текст своего собеседника, я могла давать волю своей фантазии – представлять лицо и его выражение, голос – тембр и громкость, и даже эмоции… К тому же это напоминало мне переписку на бумаге, может быть, не такую сокровенную, однако остающуюся на долгую-долгую, почти вечную память. Наши сообщения сохранялись, и я могла перечитывать их историю тогда, когда мне вздумается.

«У меня есть несколько свободных минут, и я весь твой, Катя», – писал Антон. Мне казалось, что Тропинин сейчас на чем-то сосредоточен и, наверное, занят, но я была благодарна, что он нашел немного времени для меня. А еще я почти слышала его голос – негромкий, ласковый, и от этого становилось уютно и хорошо.

И когда этот человек успел стать таким близким?

«Ты всегда и весь мой:)», – дурной пример заразителен, и я иногда становилась самодовольной, словно Нинка.

«Мне нравятся твои мысли. Все хорошо?» – Антон постоянно задавал мне этот вопрос, как будто бы боялся обратного.

«Все хорошо:) Хожу по магазинам, скучаю по тебе… А ты как? Что делаешь?»

Простые вопросы и не менее простые ответы – но отчего мне хочется улыбаться, и в солнечном сплетении так тепло и слегка волнительно? Или счастье действительно бывает в простом?

Потому что ты влюбленная дура – ответ прост, да!

Вместо ответа Антон прислал мне фотографию. На ней, по всей видимости, в студии, был изображен он сам: расслабленно сидел на крутящемся стуле, облокотившись о его спинку. Закинул ногу на ногу и небрежно положил одну руку на подлокотник, а в другой держал стакан с водой. Черная водолазка с закатанными до локтей рукавами, джинсы, заправленные в грубоватые ботинки со шнуровкой и на массивной подошве. Светлые пряди падали на высокий лоб и скулы, контрастируя с тенью, замысловато играющей на его лице. На губах его была расслабленная улыбка.

На этом фото Антон не выглядел крутой рок-звездой: без грима, без сценической одежды, без привычной гитары в руках и микрофона; скорее он был похож на уставшего человека – не такого, конечно, которому все на свете надоело, а на такого, который много трудился, был доволен этим и временно отдыхал, восполнял силы, чтобы вскоре начать все сначала.

Я улыбнулась. И, кажется, Антон еще шире улыбнулся в ответ.

Сходи к психиатру.

Вдоволь полюбовавшись на Тропинина, я обратила внимание и на Келлу, который на заднем плане развалился на подобном стуле. За время нашей последней встречи его волосы заметно отрасли, но были все такими же синими. Одет он был в черную безрукавку с надписью «На краю», и на сильных плечах и предплечьях красовались цветные татуировки.

Келла и сидящий рядом с ним мужчина лет сорока смотрели на стоящего за стеклом несколько размытого Арина с бас-гитарой наперевес. Рядом с ним находился еще один мужчина весьма неформального вида и что-то серьезно говорил ему.

Видимо, парни что-то записывали, и Кей прислал мне кусочек их студийной обыденной жизни, которая мне казалась волшебством.

В ответ я решила прислать ему свое фото. Я сделала несколько селфи, прикрепила их к сообщению, отправила и…

И поняла, что случайно выбрала не только свои снимки, но и снимок Ниночки, облаченной в то самое ужасно откровенное платье.

– Блин, – прошипела я.

Но было уже поздно.

Антон получил фотографии.

* * *

Кей, как и предполагала Катя, находился в частной студии, которая располагалась в пригороде Берлина, вместе с другими музыкантами группы «На краю», а также с продюсером, звукорежиссером и еще несколькими людьми, имеющими прямое отношение к записи нового альбома.

Работа продвигалась хоть и медленно, отнимая много времени, но вполне удачно. Было записано уже несколько полноценных песен, а сейчас шла работа над интернет-синглом. Впереди «На краю» ожидали несколько концертов в Западной Европе и съемка клипа. Правда, когда именно он будет снят, пока было неизвестно – от графика отставали.

Сегодня всех тормозил Арин – никак не мог сыграть чисто свою партию, и его то и дело останавливали, давали советы, наставляли, просили, почти умоляли, даже матами крыли, а у него все не получалось собраться, хотя обычно Арин был весьма неплох в своем деле и постоянно совершенствовался. Народ злился, а больше всех – Келла, поскольку в записываемой композиции ему нужно было строить ударные в соответствии с музыкальным рисунком баса, подчеркивая ритмику и мелодичность. Келла искренне считал ритм-секцию сердцем группы. На репетициях все было здорово. Сегодня дело не шло.

Кей, правда, знал, в чем дело. Именно сегодня был тот самый день, когда его друг расстался с Ольгой. Глупый был день, пасмурный, за окошком моросил мелкий противный дождь – если уж шел дождь, то Антон предпочитал ливни, грозы, со сверкающими молниями и раскатами грома. И чтобы потом обязательно появлялось солнце – и радуга.

Как тогда, когда он гулял с Катей и поцеловал ее впервые в лифте – не сдержался.

Звукорежиссер вновь остановил Арина и опять принялся что-то ему втолковывать. Бас-гитарист молчал и только кивал. Кей смотрел на друга, водя по губам согнутым указательным пальцем, обдумывая, чем бы того взбодрить. С одной стороны, он его понимал, а с другой, что за болезненная привязанность к человеку, который отказался от него? Почему Арин не может себя, черт подери, взять в руки и начать работать? Напоить его? Подогнать девчонок? Что ему нужно?

Ответное сообщение от Кати заставило Антона улыбнуться вновь.

– Сфотографируй меня, – велел он Филу, который сидел рядом.

Тот легко согласился.

Пара секунд – и снимок сделан.

Ответная фотографии от Кати Антона очень удивила.

На одной была изображена сама Катрина – она улыбалась, лукаво глядя в камеру. Ее лукавство не было злым и обманчивым, было в нем что-то светлое, игривое, и Антон не мог не улыбнуться ей в ответ, едва заметно.

А вот второй снимок сначала показался Тропинину каким-то абсурдом: на нем была изображена почти голая Журавль собственной неповторимой персоной, которую парень на дух не переносил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15