Анна Джейн.

Музыкальный приворот. На крыльях



скачать книгу бесплатно

– А сами вы как жили? – вдруг спросила Нина, не в силах смолчать. – Вы всегда жили в свое удовольствие.

– Молчать! – взвилась старуха, рассердившись непонятно из-за чего. – Иначе не наследство получишь, наглая девчонка, а тумаков. Вон, – с раздражением кивнула она на входную дверь. – Мой поверенный позвонит тебе.

Нина ушла, не проронив больше ни слова, наступив на осколки собственной маски и не подав вида. А Эльза Власовна вдруг направилась к полочке, на которой стояли фотографии. Тут не было ни пылинки, потому что свою память грязнить хозяйка дома не собиралась и строго следила за тем, чтобы горничные убирались в гостиной дважды в день. Ее сухие пальцы взяли в крепкие еще руки фото в рамке – как раз то самое, петербургское, на которое засмотрелась Ниночка. Пожилая женщина глядела на себя в молодости странно, с сожалением и глубоко затаенной болью.

Эльза Власовна вдруг открыла рамку и аккуратно расправила фотографию – она оказалась согнутой, так, чтобы часть ее была не видна.

На второй половине черно-белого снимка был изображен молодой высокий мужчина в военной форме и с бравым выражением лица. Чем-то этот мужчина напоминал Эльзе Власовне того сумасбродного синеволосого мальчишку с горящими глазами и чистым сердцем, как она была твердо уверена.

В нем не было этой глупой жажды денег, наживы, алчности, но было что-то летнее, грозовое, свежее, пусть по-юношески безыскусное, но искреннее и могучее.

И взгляд у него был, как у Володи, – веселый и дерзкий.

Володю Эльза любила – всем сердцем, горячо, хоть и до последнего не желая в этом признаться. Они встречались, и он даже хотел на ней жениться, но только вот одна ссора – и она уехала, объятая пламенем гордости. А он остался в Петербурге.

Они так и не помирились. И не виделись даже. Гордость не отпускала Эльзу Власовну до последнего. А последней гранью ее была смерть, после которой уже совершенно ничего нельзя было исправить. Через год после ссоры Володя трагически погиб.

Может быть, поэтому Эльза Власовна, умудренная опытом, хоть и не без причуд, видела в Ниночке отражение себя, молодой и глупой. Гордой. Несчастливой.

Глянув с неожиданной теплотой на изображение мужчины, Эльза Власовна улыбнулась, и на миг лицо ее превратилось в юное и счастливое – совсем как на фотокарточке далеких лет.

Если бы все вернуть назад…

* * *

Нинка вышла из дома престарелой родственницы быстрой, уверенной походкой, желая как можно дальше оказаться от этого цветущего царства маразма. Но с каждой минутой шаги ее все замедлялись и замедлялись, и, оказавшись в парке с облетевшей уже листвой, том самом, где они однажды целовались с Келлой, Нина села на лавочку. Происходящее казалось ей нелепым сном, глупым розыгрышем, пьяным бредом. Однако это была реальность – та реальность, с которой либо бороться, либо принять. Бороться Нинка не могла – не та была ситуация, но и безропотно принимать не собиралась.

Старая ведьма хочет свадьбу? Отлично, она ее получит в обмен на большие деньги.

А уж как поступит она, Нина Журавль, если ее имя окажется в завещании, бабка еще узнает.

Пред мысленным взором девушки промелькнули темные кадры из «Преступления и наказания». Только в роли старухи-процентщицы выступала Эльза Власовна, а в роли Раскольникова – сама Нинка. По мнению Раскольникова старуха-процентщица оказалась слишком жадной. А по мнению Нинки двоюродная бабка – слишком глупой. А за глупость надо платить.

Ниночка захихикала нервно, представив, как на цыпочках пробирается к спальне старой жабы с топором наперевес. И эта картина показалась ей такой смешной, что блондинка вдруг, тряхнув гривой распущенных волос, расхохоталась. Проходящая мимо женщина с ребенком испуганно на нее посмотрела.

Уже в такси Ниночке в голову внезапно пришли слова Ирки о том, что надо было заранее выйти замуж за богатого человека. За кого она, Ниночка, сейчас может выйти? Кто из обеспеченных поклонников сможет дать ей больше, чем тетка?

Почему-то ей вспомнился Матвей и его липкие губы. А если женишок хуже него во сто крат? Уродов на свете полным-полно. В первую очередь – моральных.

И Нинка вдруг, повинуясь внутреннему порыву, набрала номер Матвея.

– Выйдешь за меня? – вместо приветствия спросила она.

– Ты больна? – осведомился молодой человек, который явно не ожидал подобного вопроса.

– Здорова. Ну, выйдешь? – требовательно спросила девушка.

– Нет.

– Козел, – и Нина положила трубку, не слушая, что пытается сказать ей Матвей, который планировал сегодня встретиться с ней, дабы показать друзьям, частенько вспоминающим, как эффектная блондинка разбила ему стекло в машине.

На душе девушки все так же было болезненно-весело и все так же взрывались огни; они были такими громкими, что в какой-то момент почти оглушили ее.

Однако сдаваться Ниночка не собиралась. Это было не в ее стиле.

* * *

Если сказать, что рассказ Ниночки меня впечатлил – это не сказать ничего. Я была в совершеннейшем шоке не только от того, что случилось с бизнесом дяди Вити, но и от поведения Эльзы Власовны. Да как так можно? Зачем играть с судьбами других людей? Унижать так? Пытаться лишить счастья? Ведь она могла просто помочь попавшему в затруднительное положение племяннику – куда ей эти миллионы?!

Правильно, в могилу забрать не получится. Если только вместо земли засыпать ее деньжищами.

Зачем Эльза Власовна так забавляется с жизнями Нинки и неизвестного нам человека – внука ее приятеля, я понятия не имела. Но точно знала, что поступает она жестоко.

Кейтон, наверное, брал у бабули частные уроки.

Правда, и сама Ниночка повела себя совершенно неправильно. Взяла – и продалась, можно сказать. Но судить подругу я не спешила – кто знает, что бы я сделала на ее месте? Она поступила так, как посчитала нужным, и никто не вправе порицать ее и ее поступок.

Только за Нинку было страшно.

– И ты согласилась на свадьбу, – подытожила я со вздохом.

– Это такие деньги, Катя. За меньшее шейку сворачивали, – серьезно сказала Нина. Выглядела она, честно говоря, как обычно. Веселая, дерзкая, уверенная – ни капли жалости к себе, ни тени печали.

Вот что значит уметь держать себя в руках.

– Я знаю, но… Это дикость.

– Это способ выжить, – парировала подруга.

– Справишься? – только и спросила я.

Она тряхнула волосами. Уверенно и непринужденно.

Справится. Конечно, справится, не будь она Ниной Журавль.

Мы еще долго обсуждали случившееся, и подруга рассказала, что действительно на следующий день Эльза Власовна, ее поверенный и адвокат юридически грамотно оформили договор о передаче денег Нинке при соблюдении определенных условий. Также на карточку подруге поступила довольно крупная сумма денег, которая должна была потратиться на подготовку к свадьбе – очередная насмешка выжившей из ума женщины.

А завещание, в котором было сказано, что в случае смерти двоюродной бабки все наследство переходит к Нине Журавль – за исключением некоторых сумм, предназначенных друзьям и домоправительнице, Эльза Власовна обещала подписать только после свадьбы.

Нинка, как я поняла, все пыталась узнать, что же за жениха приготовила ей бабка, но та только отмахивалась. Видимо, посчитала, что это лучший способ унизить племянницу.

– Сказала только, что он сейчас учится за границей. Приедет позднее, – говорила мне подруга злобно. – Я уверена, что там настоящий грулль.

– Что еще за грулль? – невесело рассмеялась я, жалея, что совсем ничем не могу помочь Нинке.

– Грубый тролль, – нашлась она.

Некоторое время мы сидели молча. Я переваривала полученную информацию, Нинка со скучающим видом царственно отвечала на многочисленные сообщения в телефоне.

– Слушай, – вдруг серьезно спросила я, хотя должна была молчать. Подруга подняла голову. – А Келла? Как же он?

– Почему я должна о нем думать?! – взъелась вдруг Нинка.

– Он тебе нравится.

– Ошибаешься.

– Тебе с ним было хорошо, – продолжала я.

– Он меня бесил, – отрезала подруга.

– У тебя были счастливые глаза, – возразила я в пылу.

– Замолчи! – почти в отчаянии прокричала Нинка, и я поняла, что немного перегнула палку. Но отступать не хотела.

– Нин, ну признайся же, наконец, он тебе нравился. И нравится. И ты скучаешь по нему. Ты почти не ходишь на свидания. Мало флиртуешь. Я уверена, ты думаешь о нем, – говорила я. – Нин, еще ведь не поздно…

– Хватит! – зажала уши подруга. – Катя, последний раз говорю – прекрати!

Я сердито замолчала. Когда же до нее дойдет, что ей нужен синеволосый?! Да, они оба – неуравновешенные и гордые, привыкшие, что весь мир крутится вокруг них, но я же видела, как счастливо он улыбается, глядя на Нину, как счастливо горят ее глаза, когда Келла рядом! Мне было горько за них двоих. Кто-то ищет любовь годами, а кто-то находит и отказывается от нее, боясь простить. Считая прощение за слабость.

Это несправедливо.

– Что делаем? – появилась в этот момент в комнате Нелли. – Ругаемся?

– Громко разговариваем, – мило улыбнулась ей Ниночка.

– А Кирюха тут пирог ягодный сделала, сказала позвать вас, – скороговоркой выпалила сестра. – Но если не хотите, не идите, пирог маленький, а вас много. Нелли-саме все мало, – погладила себя по животу она.

Однако, ягодный пирог заинтересовал Нинку, и она потащила меня на кухню. Там она усердно делала вид, что все хорошо: болтала, смеялась, отпускала шутки. А спустя час и вовсе засобиралась домой. Я пошла провожать ее в прихожую.

– Злишься? – спросила я со вздохом, когда дверь уже была открыта.

– Злюсь, – пнула подъездную стену Нинка.

– Извини.

Подруга вздохнула и потрепала меня по волосам.

– Ты со своим крокодилом-то счастлива? – задала она странный вопрос.

– Счастлива, – подтвердила я, вспомнив лицо Антона, и только от этого захотелось счастливо улыбаться.

– Это хорошо… – задумчиво проговорила Журавль. – А мне он так и не ответил, скотина.

– Антон, наверное, занят. Они много репетируют, – ответила я, радуясь, что Тропинин проигнорировал сообщение подруги. А то бы они и по телефону ругаться начали.

Нинка шумно вздохнула и снова пнула стену.

– С твоим папой все будет хорошо, – решила поддержать ее в который раз я.

– Конечно, – была уверена в этом Ниночка. – Я ведь найду деньги. Свадьба, все такое. Ты же будешь моей свидетельницей? – она мерзко захихикала и сбежала в распахнувшийся лифт, прежде чем я успела возразить.

А мне предстоял разговор с Антоном.

Если честно, я боялась разговаривать с ним по поводу его мамы и долго настраивалась, боясь его задеть, однако наша беседа по скайпу спустя пару часов прошла на удивление спокойно. Антон внимательно выслушал меня, не перебивая, и хоть он ничего не говорил, по его лицу я видела, как он становится все злее и злее. Я постаралась скрасить две наши встречи с Аллой, не говорила о том, каким оскорбительным тоном она разговаривала и какими мерзкими словами кидалась, говоря про мою семью. Какая-никакая, а все-таки она мать, и, думаю, Антон ее любит. Однако его реакция меня поразила.

Антон вдруг закрыл лицо ладонями и на несколько секунд застыл. А после, убрав руки, сказал тихо, глядя сквозь камеру тревожно:

– Прости, Катя.

– За что? – не поняла я.

– Отношения со мной приносят тебе только проблемы, – его немигающий взгляд немного пугал.

– Не только, – нежно улыбнулась ему я.

– Я разберусь, – отрывисто произнес Тропинин, и я видела в его глазах ярость. – Она угрожала? – задал он вопрос тоном человека, который отлично знает на него ответ. – Ее любимый метод.

– Антош, все в порядке, – мне так безумно хотелось коснуться его плеча, обтянутого черной футболкой. – Твой папа мне помог. Просто я хотела, чтобы ты обо всем знал. Такие вещи должны говорить друг другу близкие люди, а не чужие. Я знаю, что тебе неприятно слышать все это, но я не могла скрыть. Я не жалуюсь, не прошу разобраться. Я рассказываю, чтобы ты знал. Потому что доверяю тебе.

– Ты все правильно сделала, малышка, – заговорил Антон и неосознанно поднес к камере руку, будто хотел коснуться моего лица. Я заметила это и улыбнулась, а он сделал вид, что поправляет камеру.

Конечно, кто дураком хочет выглядеть?

– Даже не думай об этом. Моя мать любит устраивать подобные вещи. Продавать, покупать. Угрожать. В любом случае, я от нее не завишу. Ее деньги мне давно не нужны. И наши отношения уже как пару лет потеряли актуальность, – сказал Антон, откинувшись на спинку кресла.

– А я не собираюсь терять тебя, Тропинин. Ты мне слишком дорого дался, чтобы потерять, – с любовью в голосе сказала я.

– Не потеряешь, – пообещал он. – И скоро даже обретешь, – его губ коснулась светлая улыбка. – И мы повторим все то, что делали в отеле.

Кажется, на моих щеках появился легкий румянец.

Ах ты, Боже мой, моя скромница!

– А ты сможешь это повторить? – поддела его я. Антон ухмыльнулся.

– А ты сможешь перед этим устоять? – задал он ответный вопрос. Его взгляд был таким многообещающим, что я, не выдержав, решила его подразнить и слегка потянула ворот широкой домашней футболки вбок, оголяя левое плечо.

– Если начал что-то делать, делай до конца, – подбодрил меня Тропинин, в глазах которого появился голодный блеск. – Я не люблю многоточия, Катя, поставь точку.

Я оттянула ворот еще ниже.

– Давай дальше, – подбодрил меня Антон. Кажется, он очень заинтересовался происходящим.

Мне было несложно.

– Еще ниже, – потребовал парень, явно играя. Или это я играла с ним?

Я могла и дальше, однако мне помешали.

– Что делаем?! – раздался в камере еще один голос: веселый, зычный, принадлежащий Келле, который без стука ворвался в комнату Антона, и я спешно натянула футболку обратно.

– Хорошая девочка Катя, – синеволосый барабанщик без стеснения залез в камеру и помахал мне. – Дядюшка Келла слышал, что Кей больше не обделенный! Кейка счастливый и пишет песни!

– Пошел ты, – отпихнул его Антон, но дядюшка Келла просто так уходить не собирался.

– Побольше радуй Кейку, крошка! – орал он громко и весело. – А он будет радовать нас!

Кей попытался оттолкнуть его подальше от камеры, но Келла не сдавался. Орал, махал рукой и радовался, как ребенок новогодней игрушке.

Кей с трудом избавился от друга, закрыв, видимо, дверь на замок, но какое-то время ударник продолжал ломиться и что-то вопить.

– Продолжим? – внимательно посмотрел на меня Антон.

– Не буду, – вздернула нос я. – Еще кто-нибудь припрется.

– Обещаю, что буду только я, – тоном змея-искусителя проговорил парень, а я поймала себя на мысли, что во мне растет какое-то безумное желание поцеловать Тропинина.

Главное, экран лизать не начни.

– Я хочу тебя, – тут он сделал выжидательную паузу и продолжил, как ни в чем не бывало, – обнять.

– Ты обещал приехать в декабре. Тогда и обнимешь.

– Может, раньше. Или позже. Расписание постоянно меняется, – поморщился досадливо Антон. Он, как и всегда, не говорил о работе, о том, как много ему приходится впахивать вместе с другими парнями из группы, и если бы я не наблюдала, как «На краю» реально работают, у меня бы вновь сложилось неправильное впечатление, что ни Антон, ни остальные ничего не делают. Так, отдыхают где-то в Берлине. Иногда записывают песенки, и только.

Антон говорил мне приятные вещи, чуть-чуть издевался, всего лишь тоном и интонацией пробуждая пока еще странные для меня желания, пытался развеселить, решив, видимо, что поступок матери слишком сильно ранил его впечатлительную девушку. А я таяла только от одного его голоса и мечтала, чтобы время пролетело скорее – только бы обнять его вновь.

Во время нашего непринужденного разговора в углу экрана замигало вдруг сообщение, гласившее, что на мою почту пришло новое письмо, и я машинально кликнула на него. Наверное, если бы я не открыла его во время разговора по скайпу, то вообще ничего не сказала бы Антону. Но он по выражению моего лица понял, что что-то не так.

– С компьютером что-то? – спросил он, подумав, наверное, что у меня что-то зависло. Когда у него что-то ломалось или начинало неправильно функционировать, Антон в момент становился раздражительным, превращаясь из Ледяного принца в ворчливую бабку, что меня всегда очень веселило.

– Мне такое странное сообщение пришло, – сказала я видимо несколько испуганно, потому что Антон совсем растерял весь свой игриво-романтический пыл.

– Что там?

– Да так…

– Покажи.

А я, растерявшись, включила демонстрацию экрана:

«Оставь в покое того, кто тебе не принадлежит. Помни, моя дорогая Катенька, что воров наказывают. Ни ты, ни Антон не будете счастливы, а вместе с вами – кое-кто еще. Вашей любви не существует».

Тут не было прямо угрозы, но пальцы мои похолодели, а в душу на цыпочках прокралось плохое предчувствие.

«Алина» – тотчас промелькнуло у меня в голове. И у Антона, видимо, тоже. Он зло выругался, хотя при мне старался не употреблять хлестких выражений.

Я с какой-то кривой усмешкой скосила глаза на мейл, с которого пришло странное сообщение: Babajagaprotiv@nk.ru.

– Баба Яга против, – прочитала я со смешком. – Надо же, а у кого-то забавное чувство юмора.

Или его вообще нет.

– *Запрещено цензурой*, – бросил Антон с изрядной долей раздражения и взлохматил светлые волосы. – Это не может быть ваш психопат?.. – предположил он задумчиво. – Как его… Которому я не успел начистить морду. Его Демоница называла Бабой Ягой?

– Валерий? – вспомнила я бывшего Ниночкиного ухажера. – Да ну, бред! У него Настя есть. Он замуж хочет ее позвать. Да и вообще, сомневаюсь, чтобы Валерий испытывал к тебе нежную любовь, Антош. Скорее, наоборот.

Они друг друга терпеть не могли.

– Ты права, – потер он глаза.

Мы оба знали, кто мог написать это письмо.

Только один человек.

– Это она, да? – спросила я прямо, не выдержав. – Она ведь не оставила тебя в покое.

Проклятая Алина! Сидела же спокойно, но нет, решила вновь появиться на горизонте!

– Я все решу, – жестким голосом сказал Антон, у которого на душе, кажется, бушевал шторм. – Ты ведь не принимаешь это за чистую монету, Катя? – с надеждой спросил он. К плохим словам, едким комментариям и глупым сплетням он привык куда больше, чем я.

Надеюсь, мамаша Тропинина вставит звиздюлей Алиночке и Кириллу, хе-хе.

– Нет, – покачала я головой. – Просто это так странно… Почему она не оставляет тебя в покое? Между вами все кончено. У нее не получилось ничего летом. Но она все равно пытается быть с тобой. Так любит?

– Алина упертая, – устало ответил Антон.

Алина! А ведь когда-то он произносил ее имя с теплотой и нежностью.

Как и ты – имя Максима.

– Ты ведь ничего не чувствуешь к ней? – зачем-то спросила я и сама себя отругала за вопрос. Ну и зачем я это делаю?

– Не чувствую, – отрезал Антон. – Я люблю и хочу только тебя. Поняла?

Я молчала.

– Поняла? – повторил Тропинин.

Я подняла на него грустные глаза.

– Да, поняла, – тихо сказала я.

– Вот и славно. Тебе так не повезло, – склонил он голову, скрестив над ней пальцы. – С тобой рядом я. И мои проблемы.

– Проблемы есть у всех, – возразила я. – Антон, пообещай мне, что, если вдруг однажды ты полюбишь другого человека, я узнаю об этом первой. И от тебя.

Вновь вспомнились его родители. Слова Адольской. Красивая девушка, оставившая в квартире Олега Ивановича серьгу.

– Что за разговоры, Катя? – поморщился Антон.

– Пообещай, – твердо сказала я.

– Я не собираюсь любить никого, кроме тебя, – сказал он. – Или ты настолько не доверяешь мне?

– Доверяю.

– Тогда верь до конца.

Я улыбнулась, глядя на его сосредоточенное и все еще злое лицо.

– Я попрошу Эдгара помочь. Может быть, ему удастся понять, кто отправил письмо.

– Хорошо, – только и сказал Тропинин.

Мы долго еще говорили с Антоном, уже без намека на веселье, серьезно и грустно, и он не обещал мне звезд с неба, месяц под косу и самой прекрасной любви на земле. Напротив, постарался как-то деликатно спокойным голосом объяснить, какие могут быть минусы в отношениях с ним. Кроме Алины и тучи поклонниц, которые не должны были узнать о моем существовании.

Как будто бы оправдывался.

А мне это не нравилось, я горячо возражала, а он говорил, что я глупая и маленькая, как будто бы сам был большим и умным.

– Спасибо, что не испугалась ее, – сказал мне напоследок Антон.

Что я могла ему сказать на это? Только улыбнуться в ответ, жалея, что он находится от меня за тысячи километров.

* * *

После разговора с Катей Антон некоторое время приходил в себя, глядя в синее-синее небо. Чистое, приветливое, высокое.

Небо всегда напоминало ее – казалось таким же естественно-красивым и далеким. Было везде, но не давалось в руки. Играло красками, как Катя его чувствами, даже не подозревая этого. И всегда, где бы он ни находился, было над его головой.

Когда их разъединяло расстояние, Антон думал, что его небо заточили в клетку, но стоило ему увидеть ее, коснуться, прижать к себе, как оковы пали, и его личное небо стремительно разверзлось над ними.

И они оба стали небом.

От одного только воспоминания о тех нескольких днях, проведенных вместе в Москве, участилось дыхание, и сердце стало биться где-то в горле.

Антон налил в стакан простой холодной воды и выпил залпом. Вода всегда его успокаивала. Наполняла. Исцеляла.

Любовь тоже наполняла.

Антон отчетливо осознавал, что его любовь к Кате – уже не детское влечение, не юношеская безумная страсть, затмевающая разум, не взрывающее голову желание близости, а нечто совсем иное.

Глубокое. Личное. Неподвластное разуму.

Он не мог описать точно, что такое его любовь, но знал – медленно, но верно, методом проб и ошибок, он нашел своего человека. И странно, что когда-то он совсем не обращал на нее внимания и не знал, что она может быть такой – захватывающе-особенной.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15