Анна Джейн.

Музыкальный приворот. На крыльях



скачать книгу бесплатно

И он искренне попытался найти что-то, что бы понравилось Журавлю. Однако задача была не из легких. Она немного успокоилась, не слыша больше его шуточек, но все равно ни один наряд ей не нравился.

Пока Ниночка мерила платье за платьем, а Келла ходил и с видом знатока тыкал то в одну модель, то в другую, в магазин зашла женщина с девушкой, которая, видимо, скоро тоже выходила замуж. Парень, помогающий своей подруге выбрать платье, тотчас привлек их внимание.

– Я тоже хотела с Пашей выбирать, – ноющим тоном сказала девушка, с завистью поглядывая на Келлу. Он, засунув руки в карманы, с независимым видом стоял у стенда с бижутерией, ожидая, когда в очередной раз выйдет из примерочной Нина.

– Видеть жениху свадебное платье невесты заранее – плохая примета, – сообщила тетка злорадно. – Слышали, молодой человек? – обратилась она к синеволосому.

– Не нравиться жениху – единственная плохая примета, – отозвался спокойно Келла, которому такие слова были, что гусю вода. – А в платье, которое я выберу, моя девочка будет самой-самой.

Тетка, нахмурила брови, но от дальнейших высказываний воздержалась, став вместе с дочерью смотреть свадебные одеяния. В отличие от привередливой Нинки, девушке нравилось все и сразу, и она восторженно ахала, касаясь то одного платья, то второго. Журавль зато слова Келлы слышала и неожиданно для самой себя улыбнулась, глядя в огромное зеркало. Кажется, она нашла более-менее подходящее платье.

Единственное, что приглянулась ей – белое, как чистый снег, нежное платье в стиле «принцесса» с открытыми плечами, корсетом, обшитым кружевом, и в меру пышной невесомой юбкой из фатина. На нем не было никаких излишеств, дешевых стекляшек, бусин, лент, цветочков и прочего мусора. Конечно, ни о каких следованиях моде нельзя было говорить, но Журавль успокаивала себя, что это почти классика.

А еще неоспоримым плюсом было то, что оно хорошо на ней сидело.

– Берем его, – махнул рукой Келла, видя, что Ниночке нравится. Магазин ему порядком надоел.

– Да ну, – сморщила нос продавщица, – просто совсем. Это куда лучше, – ткнула она в очередной шедевр дизайнерской мысли с воланами-рюшами и цветком-брошью, декорированной кристаллами.

Ниночка, однако, таким ненавидящим взглядом окинула рыжеволосую девушку, так и не переставшую жевать, что та сочла за лучшее отойти к другим покупателям.

Журавль скептически смотрела в зеркало, а Келла вдруг подошел к ней. Он не смыслил в моде, но платье ему нравилось. И Нина тоже нравилась.

– Ты красивая, – сказал он зачем-то, поддавшись очередному порыву, зная, что через минуту будет жалеть.

– Но кроме этого ты во мне ничего другого не видишь, верно? – прямо спросила блондинка, не оценив комплимента.

– Я вижу непроходимую дуру, – буркнул парень. Хватило секунды, чтобы он жалел о своих словах.

– Выйди, – велела ему девушка.

Ни перчатки, ни фату, ни серьги с колье и диадемой Ниночка брать не стала, понизив в глазах продавщицы уровень своего вкуса еще на градус.

Она ограничилась только платьем, сказав, что подходящая обувь у нее есть и украшения – тоже.

Из магазина они вышли спустя часа три, уставшие и не слишком довольные.

– Пойдем гулять? – предложил вдруг Келла, поняв, что скучает по городу. Блондинка пожала плечами – как будто бы ей было все равно.

И они просто шли по улице, не говоря ни слова друг другу.

Шагали молча, изредка случайно касаясь друг друга предплечьями: оба высокие, красивые, гордые. Может быть, ему хотелось обнять ее, а ей – взять его за руку, но никто из них не сказал ни слова.

* * *

О том, что завтра у Ниночки состоится свадьба, дубль два, я узнала, когда ехала в машине Антона. Он как раз вез меня домой, чтобы я взяла вещи, потому как и на следующую ночь я решила остаться у него в квартире – благо, что отец его вновь был в какой-то длительной командировке. А расставаться с Тропининым не хотелось даже на минуту.

В то, что подруга согласилась на свадьбу, верилось с трудом, как и в то, что Келла великодушно решил жениться на Ниночке, и я отчетливо понимала, что между ними что-то произошло: недаром Журавль затаилась – она порою так делала, когда у нее что-то случалось – переваривала, обдумывала и лишь немного позднее рассказывала. Кажется, сейчас ей тоже нужно было немного времени, чтобы свыкнуться с происходящим.

– Что им подарить? – задумчиво спросила я.

– Успокоительное, – отозвался Антон, одной рукой держа руль. – Чтобы не поубивали друг друга.

– Я серьезно!

– Я тоже, Катя. Что ты им подаришь? Мультиварку для счастливой семейной жизни? – иронично поинтересовался Тропинин.

– Что-нибудь интересное и милое… Свадебный альбом ручной работы, например, – не сдавалась я, хоть и понимала, что это глупо.

– Сомневаюсь, что Демоница оценит, – хмыкнул Антон. – Уместнее было бы подарить венок с надписью: «Спи спокойно, гордость», – и он подмигнул мне. – Я знаю в этом толк.

– Не сомневаюсь, – проворчала я и, улучив момент – загорелся красный – поцеловала его в щеку. Ему этого показалось мало, и он, повернувшись, крепко поцеловал меня в губы, заставляя забыть обо всем на свете. Да и сам тоже забылся – нажал на газ только тогда, когда сзади просигналили.

– Что ты со мной делаешь, – покачал он головой, но на следующем пешеходном переходе снова поцеловал меня.

Дома, где, слава богу, не было никаких посторонних людей, Антона ожидал фурор. Кира, Нелли и Томас бегали вокруг него с поднятыми руками и с явным намерением начать преклоняться прямо сейчас.

Томас соскучился, Нелли радовалась приезду Антона, которого стала называть братиком, а Кира никак не могла поверить, что солист «На краю» сидит перед ней в квартире ее парня. Когда она увидела Антона, то не сразу признала – все-таки в обыденной жизни он выглядел несколько иначе, чем на сцене. А когда все-таки поняла, что это не шутка, заорала на весь дом и заявила, что «На краю» – «нереально крутая группа»!

Антона торжественно посадили во главу стола, аки почетного отца семейства. Он, к слову, происходящее воспринимал спокойно, я бы даже сказала терпеливо, – еще бы, привык, что вокруг крутятся толпы поклонников. Улыбался, отвечал на вопросы и даже смеялся изредка, положив мою руку к себе на колено и не отпуская ее – слава богу, этого никто не видел.

– Как ты, сынок? – с умилением спрашивал папа. – Творишь? Ты такой талантливый мальчик, я с безмерным удовольствием жду новую пластинку. Между прочим, подсадил на вашу музыку Краба, то есть, конечно, господина Воронцова, моего старинного приятеля. Теперь он хочет написать книгу о музыкантах и скромно просит встречи и интервью.

– А давай фото замутим?! – вторила ему Кира. – Слушай, а ты моим парням из Владика, – так называла она друзей, – автографы чиркануть можешь?

– У меня селфи-палка есть! – кричала воодушевленно Нелли. – Давайте фотаться вместе!

– О свадьбе-то не задумываешься? – интересовался словно бы невзначай Леша. – А то мы с приятелем свадебную коллекцию пошить хотим. Катьке – бесплатно.

«Ботовод» – явственно читалось в глазах молчавшего Эдгара.

Это продолжалось по кругу.

– Квинтэссенция творчества…

– Автографы!

– Селфи-палка!

– Свадьба.

«Ботовод».

Продолжалось и продолжалось.

– Музыка – это прекрасно…

– Вот у парней во Владике бомбанет!

– Фото! Фото!

– Свадебная современная концепция.

«Ботовод».

И нужно было положить этому конец.

– Вы его достали! – не выдержав, заявила я. – Чего вы прилипли к человеку? Антон, вообще-то, ко мне приехал!

– Мне нравится, – уголками губ улыбнулся Тропинин и сильнее сжал мою ладонь. Его взгляд был многообещающим, словно бы он говорил: «Потерпи немного, скоро мы останемся вдвоем».

– Сынок любит говорить о творчестве, Катенька, зря ты так. Ты должна давать Антону свободу! Людям искусства нужна муза, а не мегера, – покачал головой Томас.

Я сердито уставилась на него.

– Верно, друг мой? – обратился папа к Антону.

– Верно, – отозвался тот, и я одарила его прищуренным взглядом.

– Между прочим, – никогда не упускал случая поговорить о себе Томас, – у меня в Милане зимой персональная выставка, сынок. Джино помог организовать. Помнишь Джино? Мой итальянский друг, которого ты довел до слез своей музыкой. Знаете, какое название я дал выставке? «Между мной»… – выдержал выразительную паузу Томас, торжествующе обводя присутствующих взглядом.

– И нормой, – фыркнул Алексей. – Очерки сумасшедшего.

Старший брат одарил его недобрым взглядом.

– Отнюдь. «Между мной и мной». Я изложу в визуальном формате современный эгоизм, как способ выживания, – похвастался Томас. – Невероятно актуальная тема…

– Кое-кому очень актуально, – проскрипел брат, вперившись взглядом в Антона. – У того, у кого раздвоение личности.

– Ты о чем? – мигом заинтересовалась Кира.

– Об нубе одном.

– Сам, можно подумать, топ, – захихикала Нелли, которая то и дело смотрела в телефон, с кем-то усиленно переписываясь.

– Вы меня слушаете или нет?! – возмутился Томас. И начал вдохновенно толкать очередную заумную речь об искусстве. Единственному, кому было действительно интересно – так это Антону. Он внимательно слушал отца, а остальные уткнулись в тарелки и подняли глаза только тогда, когда Томас, сияя, продемонстрировал картину, на которой был изображен висящий в воздухе палец. Вместо ногтя у него было человеческое лицо.

– Гениально! – захлопал в ладони дядя, вставая и приглашая всех нас подняться на ноги. – Шедевр!

Нелли, Кира и я засмеялись. Губы Антона тронула улыбка. Даже Эду стало смешно.

Томас понял, что младший брат издевается, и они самозабвенно принялись переругиваться.

В общем, вечер прошел по-семейному тепло и весело – по таким вечерам я ужасно соскучилась. Мы все вместе расположились в гостиной – прямо на полу – и играли в настольную игру. Даже Эд изволил посидеть вместе с нами. И было странно наблюдать за тем, что Кира сидит рядом с ним и изредка касается его – точно так же, как и меня – Антон.

Эдгар, кстати, в этот вечер решил отомстить Нельке, которая вечно совала нос в его компьютер. Он долго за ней наблюдал, приценивался, а потом в какой-то момент выхватил у нее из рук телефон.

– Отдай! – заорала сестра.

– Нашла себе кого-то? – поинтересовался Эд, пытаясь прочесть ее переписку в социальной сети. Он вскочил на ноги и поднял телефон над собой, а Нелли прыгала вокруг, возмущенная и раскрасневшаяся.

– Тебе какая разница! – кричала она, пытаясь забрать у брата телефон. – Отдай немедленно!

Тот отдавать мобильник явно не собирался. Задрав голову, пытался что-то прочитать.

– Эд, – возмутилась я. – Что за детский сад?

– Отдай ты ей игрушку, – кисло поддержал Леша, незаметно мухлюя с фишками – проигрывал.

– Не нервируй ребенка, – поддержала его Кира.

– Ей можно было, а мне нельзя? – возмутился злопамятный Эдгар, которого до сих пор злило, что Нелька читала его переписку с Кирой. – Ну-ка, что там тебе, – пригляделся он к экрану, – Синий Зверь пишет? Это твой дружок?

– Нет у меня никаких дружков! – выкрикнула Нелли. Изловчившись, она укусила его за руку и все же завладела своим мобильником.

– Бака, – обозвала она Эдгара, и они стали ругаться. К ним присоединились веселые Кира и Леша, причем оба явно желали потроллить брата и сестру.

– Дети-дети, как же вы быстро растете, – умиленно качая головой, говорил Томас. – Еще вчера ели песок, а сегодня заводите отношения.

Ситуация его забавляла. В наши конфликты он предпочитал не вмешиваться – считал, что это жутко непедагогично, хотя я была уверена в обратном.

В доме было шумно, а я молчала – просто сидела на полу рядом с Антоном, переплетя свои пальцы с его пальцами, и улыбалась. В какой-то момент я сама поцеловал его – невинно, почти невесомо, а потом, увидев, что это заметил Томас, смущенно отпрянула. Отец лишь улыбнулся. Кажется, он был очень рад, что у меня есть Антон, а у Антона – я.

Из дома мы с Тропининым уехали далеко за полночь, и хоть в настольно игре я ни разу не победила, настроение у меня было отличное.

– Не устал? – на всякий случай спросила я парня уже в машине.

– Мне нравится твоя семья, – ответил он. – Они умеют заряжать позитивом.

– А я тебя позитивом не заряжаю? – капризно спросила я.

– Вдохновением, – было мне ответом.

* * *

Вторая свадебная попытка Нины и Келлы явно была удачнее первой. За некоторыми исключениями все шло по плану, однако напоминало театр абсурда, где главные актеры были немного не в себе.

В семь утра мы с Антоном заехали за Ниной, которая выбежала из собственного подъезда, словно шпион, все время оглядываясь по сторонам. Да и одета она была соответствующе: шапка, кроссовки, спортивный костюм и расстегнутая куртка поверх него. За плечами у нее виднелся рюкзак – судя по всему, позаимствованный у младшего брата. Подруга воровато огляделась, заметила нашу машину и тотчас оказалась на заднем сиденье.

– Стильная невеста, – не мог не прокомментировать Антон, и я легонько шлепнула его по руке.

– Молчи, шофер, – фыркнула подруга и пояснила мне: – Ирка, скотина, чуть не запалила, пришлось сказать, что в спортзал иду. А потом, по легенде, я у тебя дома готовлюсь к совместному проекту по информационным технологиям.

– По чему? – приподняла я бровь.

– Какая разница, они все равно не знают, – отмахнулась подруга, поправляя шапку. Это меня удивило. Обычно Ниночка в шапках не ходила – даже в тридцатиградусный мороз зимой. – Зато контролировать меня вздумали. Чтобы я деньги просто так не тратила и не веселилась в сложные для семьи времена. А, чего это я, – на ее лице появилась старушечья улыбочка. – У меня теперь ведь заблокирована карта. Ну, давай, шеф, трогай, – обратилась она к Тропинину. Голос у подруги был веселый, как будто бы она задумала свою очередную авантюру, а не выходила замуж по принуждению.

Всю дорогу Нина болтала, обсуждала наших общих знакомых, заставляя Антона морщиться – он не слишком любил сплетни, и жаловалась на то, что все вокруг дураки, а она одна хорошая. Я смотрела на подругу с некоторым удивлением и в который раз понимала, что все-таки, несмотря на все свои недостатки, она – сильный человек. Потому что только сильный человек может совладать со своей гордостью.

– А с рукой у тебя что? – поинтересовалась я, обернувшись в очередной раз и увидев на кисти, которой подруга жестикулировала, повязку.

– Синему в рыло вмазала, костяшки сбила, – фыркнула Ниночка. – Зато пятак у него теперь скособоченный.

– Ты шутишь, как бог, – заметил Антон.

– А я и есть бог, – не полезла за словом в карман Журавль.

– Ребята, – вмешалась я голосом кота Леопольда, успокаивающего злопакостных мышей, – давайте вы не будете ругаться?

– Мы не ругаемся, – одновременно ответили они.

– Это обмен мнениями, – добавила подруга и поправила шапку. – Кстати, Тропино, дай ускорение, мы плетемся, как черепахи.

– Не надо ускорения, – испугалась я, вспомнив гонки за городом. Антон, кажется, тоже – он посмотрел на меня и подмигнул.

Всю оставшуюся дорогу мы молчали. Нинка притихла на заднем сиденье, Антон сосредоточился на дороге, а я думала, как пройдет сегодняшний день и понравится ли подруге наш подарок.

На лице у Келлы, домой к которому мы приехали, ибо свадебное платье хранилось у него, никаких следов не оказалось, и я заподозрила Журавль во лжи, решив, однако, выяснить, что между ними произошло, после свадьбы.

Барабанщик казался заспанным и явно не был рад нашему визиту. Даже на невесту свою он смотрел широко, как бегемот, зевая. Зато когда Ниночка сняла шапку, Келла едва не поперхнулся. Я, впрочем, тоже весьма удивилась. Единственный, кто оставался спокойным, как удав, был Тропинин.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15