Анна Азарнова.

Поединок с манипулятором. Защита от чужого влияния



скачать книгу бесплатно

Одна моя знакомая, девочка четырех лет, рассказала, что воспитательница в их саду называет детей «пеньки с глазами».

Манипуляция – исключительно распространенное явление в современном обществе, каждый из нас более или менее часто использует манипуляцию для достижения тех или иных целей, точно так же, как сам становится жертвой чужой манипуляции. Средства массовой информации пестрят материалами, в которых манипулятивный способ общения с окружающими преподносится как адекватный и эффективный.

Мужчины – суть дикие животные. Дрессировщик Эдгард Запашный считает, что их, как тигров и львов, тоже возможно обучить нужным вам фокусам…

Ситуация: Мужчина хронически упрям.

Шансы дрессировки: 9 из 10. Дрессировщики в один голос утверждают, что нет ни одного, даже самого ленивого или упрямого, самца, который не пришел бы в восторг от нового мячика с пищалкой. Поэтому сначала надо растормошить и заинтересовать зверя игрушкой, а потом можно смело о чем-нибудь просить. Вы, наверное, и сами замечали, что если мужчина по своему вкусу выбрал пылесос с 20 скоростями, турбонаддувом и цвета красного феррари, то пылесосить он начинает сам, причем с азартом, сравнимым с просмотром полуфинала «Евро-2008». Вам остается узнать, что именно для данного мужчины будет тем самым «мячиком с пищалкой», способным вдохновить на подвиги…

Ситуация: Он прижимист.

Шансы дрессировки: 6 из 10. Просьбами и упреками вы ничего не добьетесь. Ваша задача – наглядно показать ему, что расслабляться рано и потенциальные конкуренты не дремлют. И эти конкуренты очень и очень щедры. Мужчинам не меньше, чем братьям их меньшим, свойствен стадный инстинкт. Намеки на то, какую красивую машину купил вашей подруге ее муж, могут вызвать у вашего партнера лишь раздражение. Лучше познакомьте его с этим щедрым мужчиной, пусть они между собой обсудят все подробности покупки, и стадный инстинкт сделает свое дело…[2]2
  Кнут и/или пряник // Marie Claire. Июнь 2008 г. С. 118.


[Закрыть]

В приведенном отрывке есть два манипулятивных смысловых момента. Первый: способ обращения с мужчиной, предложенный в статье, манипулятивный, потому что предлагается сделать по отношению к нему ряд действий, которые косвенным образом заставят его совершить нужные его даме поступки. Здесь нет ни намека на диалог, на искреннее выражение и обсуждение потребностей друг друга. Второй манипулятивный момент – это манипулирование читателем: артист цирка, укрощающий тигров и львов, даже самый знаменитый и уважаемый, – это дрессировщик и только дрессировщик, он никак не может являться экспертом в области взаимоотношений мужчины и женщины! Вы можете возразить, что есть параллели между мужчиной и диким зверем.

Может быть (хотя, на мой взгляд, аналогия не выдерживает критики). Даже если параллели и есть – с мужчиной можно обращаться не только как с диким зверем и при этом быть услышанной (услышанным).

Что чувствует человек, которым манипулируют, – «жертва», ставшая объектом манипулятивного воздействия? Ее переживания очень показательны – часто именно они и являются важнейшим сигналом, индикатором манипуляции.

Человек, которым манипулируют, часто чувствует «навязанность», неестественность совершаемых им действий или произносимых слов: делаешь и говоришь совсем не то, что собирался делать и говорить, но не говорить и не делать тоже не можешь. Например:

– выдаешь информацию, хотя собирался «держать язык за зубами»;

– ставишь подпись под документом, хотя не уверен, что это надо делать, или уверен, что не надо;

– принимаешь гостей, хотя твои планы были совсем другими, и смотришь на них глазами собаки, которую не пускают гулять, хотя ей очень хочется;

– оказываешь услугу человеку, которого терпеть не можешь и с которым не собирался иметь больше никаких дел;

– отказываешься от чего-либо, от чего совсем не собирался отказываться, и т. п.

Эта навязанность совершаемых действий и произносимых слов исходит обычно от определенного человека или людей (если мы в состоянии его/их распознать): это он что-то делает или говорит для того, чтобы мы делали или говорили то, чего не хочется нам. Этот человек чаще всего ни к чему нас прямо не принуждает, не кричит, не хамит, его даже, может быть, трудно упрекнуть в невежливости, но он совершенно определенно навязывает нам конкретную линию поведения.

Ощущение навязанности происходящего обычно тесно переплетается с ощущением, более или менее отчетливым, которое можно назвать «не все ладно». Это ощущение не носит обычно рационального характера, это не суждение, а скорее эмоциональный дискомфорт («что-то не так», «происходит что-то не то»). Эти ощущения для большинства людей не свойственны в их обычном состоянии сознания, они не появляются, как правило, в искренних, «прозрачных» отношениях, основанных на доверии, любви, взаимном уважении – в гармоничных отношениях родителей и детей, влюбленных, супругов, сослуживцев.

Ощущение «что-то не так» при определенных формах (типах) манипуляции может сопровождаться также выраженными изменениями эмоционального фона – иначе говоря, обычное свойственное для данного конкретного человека в аналогичных обстоятельствах эмоциональное состояние меняется, и иногда довольно резко. Так, Е.В. Сидоренко, уделившая много внимания данному вопросу, в своей работе «Тренинг влияния и противостояния влиянию» приводит следующие признаки (симптомы) изменения эмоционального фона «жертвы», которые указывают на то, что идет манипулятивное воздействие:

– дисбаланс – противоречивость, амбивалентность эмоций, например сочетание гордости и обиды, радости и недоверия, умиления и тревоги, или, как выразился один из участников тренинга, «когда одновременно смешно и неприятно», и т. п.;

– «странность» эмоций, например вспышка ярости в момент обсуждения несущественных подробностей плана действий; безотчетный страх в процессе мирного обсуждения объема будущих поставок и т. п.;

– повторяемость эмоций, например систематическое возникновение одних и тех же эмоций при встрече с определенным человеком, чувства вины, профессиональной некомпетентности, унижения, протеста и т. п.;

– резкий всплеск эмоций, который не кажется оправданным объективными характеристиками ситуации.[3]3
  Сидоренко Е. В.
  Тренинг влияния и противостояния влиянию. – СПб.: Речь, 2006. С. 104–105.


[Закрыть]

Тем не менее возьму на себя смелость утверждать, что внутренние сигналы, дающие нам знать о том, что по отношению к нам осуществляется манипуляция, звучат не всегда. Существуют определенные типы манипулятивного воздействия (они описаны в этой книге, прежде всего в разделе «Вектор 1. Контроль входящей информации»), которые не вызывают у потенциальной жертвы никаких эмоций и ощущения дискомфорта. Именно эти виды манипуляции наиболее сложны с точки зрения возможностей противостояния, и понятно, почему их бывает очень сложно распознать.

Рассмотрим несколько практических примеров, чтобы лучше разобраться в понятии «манипуляции».

Пример 1

Муж, жена и дочь 12 лет обсуждают перспективу летнего отдыха. Муж предлагает ехать на дачу, такого же мнения и дочь. Жена хотела бы провести отпуск вместе с семьей в другом городе у своей матери.

Муж: «Мне кажется, нам было бы хорошо на даче. Порыбачим, будем загорать, плавать, за грибами ходить…»

Жена: «Ну, не знаю… Разве нам у мамы плохо будет?»

Муж: «А почему ты дочь не спросишь, что она об этом думает? Доча, ты куда ехать на лето хочешь?»

Дочь: «На дачу, конечно! Там плавать можно, загорать…»

Жена: «Вика, ну ты можешь хоть что-нибудь сказать свое, ты ведь взрослая уже, а повторяешь папины слова, как двухлетний ребенок… или попугай!»

В данном примере последняя реплика жены является манипулятивной. Позиция дочери подвергается критике и обесценивается, но не потому, что в ней есть реальные изъяны. Мать вынуждена искать предлоги для обесценивания невыгодной для нее позиции и привлекает сюда идею о зависимости от отцовского мнения, которая крайне претит 12-летнему подростку. Может быть, она надеется, что эта идея будет настолько неприятна дочери, что заставит ее отказаться от высказываемого мнения или по крайней мере замолчать?

Пример 2

Отец и мать мальчика 10 лет в разводе. Отец приезжает к сыну изредка по выходным и ходит с ним гулять. Мальчик гулять не любит и всячески старается остаться с отцом дома.

Отец: «Пойдем гулять, Никита!»

Сын: «Ну, пап, я не хочу!!!»

Отец: «Вот она, твоя любовь ко мне! Я так редко приезжаю, а ты даже не хочешь сделать то, о чем я тебя прошу, как будто совсем не любишь меня!»

Здесь отец манипулирует сыном, пытаясь заставить его выйти на улицу. Так как сделать это путем просьбы или приказа он не может (или не хочет), он пытается играть на чувствах ребенка: если любишь меня – докажи (помните, реклама некоего ювелирного завода содержит похожий слоган?). Ребенок действительно любит отца, а отец требует в качестве доказательства сделать то, о чем он просит. Причем это требование сформулировано скрыто. Сначала отец как бы сомневается в чувствах сына («как будто ты не любишь меня!»). Естественная реакция ребенка на это – «Папа, я тебя люблю!» – «Тогда делай, как я хочу!» На самом деле нет никакой связи между любовью и выходом с отцом на улицу, эта связь надуманная, она создана манипулятором, чтобы добиться своей цели.

Пример 3

Девушка – молодому человеку: «Я не хочу с тобой встречаться! Меня от тебя просто тошнит! Я больше не хочу терпеть твою ревность, твои постоянные упреки и обвинения, которые я ничем не заслужила! Ты мне всю душу вымотал!!!»

В самом высказывании девушки манипуляция как таковая отсутствует, свои мысли и чувства она выражает прямо, ее высказывание носит явный агрессивный характер (я бы сказала, даже аффективный). Агрессия, в отличие от манипуляции, – это нападение явное, недвусмысленное, в отличие от манипулятора, агрессор сразу заявляет о том, чего он хочет, обвиняет, предъявляет требования.

Однако – внимание! – приведенное высказывание может выступать в качестве хода в целостной манипулятивной игре. Например, девушка высказывает обвинения, приведенные выше, своему молодому человеку, зная, что он ее очень любит и ни за что не разорвет с ней отношения. Таким образом она актуализирует у него страх, что уйдет, и может воспользоваться этим опасением для того, чтобы выторговать для себя какие-либо условия или «бонусы», которые не получала раньше. Например, чтобы этот молодой человек стал более покорным (обретение власти в отношениях). Или купил ей что-нибудь. Или сделал для нее что-нибудь… («Ну ладно, я остаюсь с тобой, мучитель, но за это…»)

На этом примере хорошо видна разница между отдельной манипулятивной репликой и манипулятивным приемом. Дело в том, что манипуляция – это процесс, направленный на достижение манипулятором поставленной цели, его можно назвать также действием (в рамках психологической теории деятельности действие понимается как процесс, направленный на достижение осознаваемой цели). Как отмечалось выше, для манипулятора другой человек выступает как объект, поэтому нет принципиальной разницы для него между тем, чтобы открыть банку с помощью консервного ножа, и тем, чтобы, например, выудить из человека нужную информацию, воспользовавшись теми или иными его психологическими особенностями. И то и другое – действия, при осуществлении которых необходимо сообразовываться с логикой орудия.

Манипуляция как действие может осуществляться как в один шаг (действие или реплику), так и в форме последовательности шагов (действий или реплик). В рамках данной книги отдельный манипулятивный шаг называется операцией.

Приведенные первые два примера иллюстрируют манипулятивные операции (последние реплики диалогов представляют собой реализацию манипулятивных операций). В настоящей книге есть отдельные главы, где описаны классификация и основные типы операций, которые используются в манипуляции. В третьем примере реплика девушки сама по себе не является манипулятивной, однако может быть использована ею при осуществлении манипулятивного действия.

Манипулятивное действие, состоящее из нескольких операций, может быть построено в соответствии с определенной логикой и замыслом. Например, чтобы добиться власти или материальных благ в отношениях с партнером, манипулятор сначала готовит психологическую почву, опираясь на которую ему будет проще достичь цели. Например, он всячески показывает, что не удовлетворен отношениями и хочет их разорвать (это сработает только в том случае, если партнер дорожит отношениями и боится разрыва). Или, наоборот, всячески подчеркивает, что его партнер – настоящее сокровище и исключительный человек (если партнер чувствителен к лести и любому поощрению). Так или иначе, в построении манипулятивного действия часто прослеживается определенная логика, определенный принцип.

Манипулятивное действие, построенное по определенному логическому принципу, мы называем манипулятивным приемом. Логический принцип построения приема описан в разделе «Структура манипулятивного приема» главы 3.

А теперь давайте обратимся к разбору примера про жену, мужа и шубу, приведенного в начале книги. Давайте попробуем определить, какой вариант воздействия на мужа является манипулятивным, а какой нет.

Вариант А представляет собой агрессивное нападение. Жена не скрывает своих намерений, ее воздействие носит характер лобовой атаки, косвенным его совершенно не назовешь. Поэтому этот вариант манипуляцией не является.

Вариант Б – открытое выражение женой своих потребностей. Она хочет шубу и говорит об этом, не умалчивая. Говорит и о том, что ее желания могут показаться нелогичными, но тем не менее они есть. Многие женщины, с которыми я обсуждала эту ситуацию, не очень верят в действенность этой линии поведения – хотя она, как видим, совершенно неманипулятивна. И думаю, что именно это неверие в действенность открытого выражения своих желаний и потребностей, недоверие к партнеру и отсутствие возможности по-человечески с ним находить общий язык является одной из причин такой распространенности манипуляций.

Все остальные варианты (В, Г, Д, Е, Ж, З, И) являют собой манипуляцию чистой воды. Затрагивая и умело используя слабые струнки в душе мужа (которые отражены в условии задачи), жена целеустремленно подталкивает его в нужном для себя направлении. Обратите внимание: ни в одном из этих вариантов жена ничего от мужа не требует, она просто «доводит его до нужной кондиции». Он сам примет то решение, которое нужно жене.

Мишени, по которым бьет манипулятор

Мишень манипуляции – это та область нашей личности, нашего Я, на которую манипулятор оказывает направленное воздействие.

Существует древнегреческий миф об Ахилле, легендарном герое Троянской войны, сыне мирмидонского царя Пелея и бессмертной морской богини Фетиды. Желая сделать своего сына неуязвимым, мать окунала его в младенчестве в воды священной реки Стикс, и из-за этого телу Ахилла не могло повредить никакое оружие. По преданию, незащищенной осталась только пятка, за которую Фетида держала сына, погружая его в воду (отсюда и пошло выражение «ахиллесова пята»).

Каждый из нас, будучи устойчив к одним внешним воздействиям (словам, поступкам окружающих людей), обнаруживает свою уязвимость по отношению к другим – имеет свою ахиллесову пяту. Для каждого из нас есть определенные модели поведения окружающих, которые вызывают сильные эмоции и выбивают из состояния устойчивого равновесия.

Например, для некоторых людей совершенно непереносима ситуация, когда собеседник начинает плакать, – они готовы сделать все, что он хочет, все, что он требует или требовал, только бы это прекратилось. Другие теряют способность здраво рассуждать, если собеседник подчеркивает их статус и заслуги (или, скажем, внешние данные), «тают» и готовы сделать для собеседника все что угодно, даже в ущерб собственным интересам. У третьих очень легко вызвать чувство вины и «сыграть» на нем и т. д.

Уязвимые точки человека одновременно являются и мишенью, по которой «бьет» манипулятор, добиваясь своих целей: когда они задеты, практически всегда возникает более или менее выраженная эмоциональная реакция. Это может быть переживание неясного дискомфорта, разочарования, горечи, обиды, злости, ревности, это могут быть и эмоции позитивно окрашенные – переживания самодовольства, гордости за себя или за кого-то, удовлетворенного тщеславия, интереса или любопытства. Но чаще всего не бывает того, чтобы манипулятивный удар по «мишени» проходил бесследно и не вызывал никакой эмоциональной реакции.

Эмоции, которые возникают в результате манипулятивного воздействия на точку уязвимости человека, имеют некоторые характерные особенности:

– они могут не соответствовать ситуации. Например, вы спокойно разговариваете с сослуживцем в кафе во время обеденного перерыва, разговор носит совершенно невинный характер, но неожиданно вы отмечаете появление непонятно откуда возникшего чувства раздражения;

– они могут соответствовать ситуации, но быть неадекватно сильными. Например, на совещании вам не дают высказаться до конца, а вы чувствуете себя в такой ярости, что готовы вцепиться оппоненту в горло, хотя обычно такие бурные эмоции вам не свойственны;

– эмоции, возникающие в ответ на задевание точки уязвимости, могут носить амбивалентный, противоречивый характер, когда одновременно вы испытываете совершенно разные эмоции. Когда, как пишет Е.В. Сидоренко в своей книге «Тренинг влияния и противостояния влиянию», одновременно «и смешно, и противно». Как бы вы чувствовали себя, услышав в свой адрес, например, следующее: «С тобой всегда приятно иметь дело, ты человек организованный, обязательный, без всякой там креативности!..»? (Приведенный пример описывает манипулятивную операцию «универсальный щипок», механизм которой подробно описан Е.В. Сидоренко, а в данной книге излагается в главе, посвященной описанию манипулятивных операций в рамках вектора воздействия на чувства.)

Мишенями манипулятора обычно становятся те области нашего Я, которые связаны со значимыми для нас людьми, идеями, желаниями и потребностями. Например, если человек сильно боится чего-нибудь, скажем нападения собак, им легко манипулировать (сделать так, чтобы его маршрут не проходил мимо определенной улицы, просто ненавязчиво сообщив ему, что уже было два случая нападения на прохожих стаи бездомных псов в этой местности). Если человек придает большое значение тому, чтобы его поступки (в том числе в глазах окружающих людей) были последовательными, манипулятор может легко «поймать» его на этом: «Позвольте, но ведь два месяца назад в разговоре со мной вы высказывали совсем другое отношение к этому делу, что же это вы теперь говорите?» Боясь выглядеть непоследовательным, человек говорит и делает то, что теперь, в изменившихся обстоятельствах, считает неправильным. Манипулирование, эксплуатирующее этот страх, было детально описано еще в классической работе Роберта Чалдини «Психология влияния».

Мишенями манипулятивного воздействия чаще всего становятся:

– иррациональные идеи (представления);

– чувства;

– желания (мотивация);

– психические состояния;

– установки, стереотипы, привычки.

Ознакомимся с ними более подробно.

Мишень 1. Иррациональные идеи (представления)

Понятие «иррациональная идея» («иррациональное представление») было введено и описано американским психологом Альбертом Эллисом, основателем рационально-эмотивной психотерапии. Буквально оно означает некое представление или идею, которые носят характер убеждения относительно себя, других людей или окружающего мира, но не является рационально обусловленным и логически правильным. Иррациональные представления являются как бы призмой, через которую индивид рассматривает и оценивает внешние события.

Иррациональные идеи не есть нечто экзотическое, они характерны далеко не только для невротиков или людей с психологическими проблемами. Они наблюдаются практически у каждого из нас: у кого-то одни, у кого-то другие, у кого-то их больше, у кого-то меньше.

В качестве примера приведем одну из наиболее распространенных иррациональных идей, описанных Альбертом Эллисом: «Я должен быть во всех отношениях компетентным, адекватным, разумным и успешным (нужно все понимать, все уметь, все знать и во всем добиваться успеха)!». Иначе говоря, я должен всегда быть на высоте; если я чего-то не знаю, не умею, если у меня что-то не получается – значит, я неудачник. Человек с такой иррациональной идеей не будет иметь душевного покоя. Еще бы! Ведь все знать, все уметь, быть всегда успешным просто НЕВОЗМОЖНО. Для такого человека любой, даже незначительный, неуспех в каком-нибудь деле оборачивается серьезными переживаниями по поводу личной несостоятельности. А этим легко может воспользоваться манипулятор.

В качестве примера иррациональных представлений можно привести следующие:

– Я должен всегда быть на высоте.

– Я должен всем нравиться.

– Я не должен допускать ошибок.

– Я должен быть последовательным в своих суждениях и поступках.

– Если человек оказал мне какую-то услугу, я обязан ответить ему услугой.

– Люди должны быть честными (например, возвращать долги).

– Родители (особенно мать) должны во всех ситуациях думать сначала о ребенке, а потом о себе.

– Что бы ни случилось, надо быть верным данному однажды слову.

– Это будет ужасно, если я не стану богатым, не смогу обеспечить своих детей на всю жизнь вперед.

– Очень плохо, что я не смогу быть всегда здоровым и красивым. Стареть – ужасно.

– Когда окружающим заметны твои переживания – это признак твоей слабости. Этого нельзя допустить!!!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23