Анна Ардемарин.

Необыкновенные приключения девочки-клона и ее друзей



скачать книгу бесплатно

Было видно, что и Макс, и Инга ошеломлены.

– Да, это еще не все, – продолжил Алекс, – у меня появилась одна, так сказать, идея… Только никому не проболтаться! – и он многозначительно посмотрел на Ингу. – Я думаю, благодаря компьютеру мы можем проникнуть в лабораторию и посмотреть на эту девочку. Она наша ровесница, ей тоже двенадцать или тринадцать лет. Но мы живем в обычных условиях. А она? В лаборатории. Интересно, как она выглядит, ведь она копия не современного ребенка, а древнего. Самое непонятное – это то, что о ней почему-то до сих пор ничего не говорили, не сообщали. Вероятно потому, что хотели довести ее до такого же возраста, как и ее оригинал.

– Ну, и как же мы сможем проникнуть в лабораторию и посмотреть на нее? – недоуменно-нетерпеливо спросил Макс.

– Вдруг и получится… Я ведь не случайно после всего услышанного помчался сюда. Твой компьютер, Макс, последнего выпуска, он в пять раз сильнее моего. И к тому же он допускает возможность управления в виртуальном мире не в одиночку – то есть мы вдвоем или… даже втроем сможем работать с ним. – При этом он бросил на Ингу надменный взгляд. – На моем это не сделаешь. Ах, да! – Алекс поморщился от досады. – Я забыл, что надо же не только компьютер, если хочешь попасть в VR[1]1
  VR – виртуальная реальность


[Закрыть]
, но и все остальное снаряжение к нему. И с другого компьютера вряд ли подойдет, теперь выпускают все в полном комплекте. Жаль, это ведь значит, что только ты, Макс, и сможешь, вероятно, проникнуть в лабораторию… А я в спешке об этом совсем не подумал.

– Постой, Алекс, – вклинилась молчавшая до сих пор Инга, – надо посмотреть точно, какая фирма и год выпуска компьютера у Макса. – Она отошла и стала осматривать компьютер. Потом довольная повернулась к мальчикам. – Ну вот, пожалуйста, у меня точно такой же комп и все принадлежности к нему. А так, как мы с папой частенько занимаемся компьютером вместе, то и все необходимое снаряжение у нас в двух экземплярах. Я сейчас сбегаю и принесу.

– Давай, беги скорее, – нетерпеливо произнес Алекс. – Вообще, возможно, я и ошибался. Наверное, она неплохая девчонка, – миролюбиво заявил он, когда Инга убежала.

Инга вернулась очень быстро, прихватив два специальных шлема, которые были снабжены экранными очками, позволяющими регистрировать все звуки; две пары сверхчувствительных перчаток со специальными кнопками и экранчиками, с помощью которых можно наяву ощутить любые соприкосновения с окружающей средой; два костюма, на которых было много кнопок, проводов, различных крохотных приборчиков.

– Я думаю, что я должен быть ведущим, так как я владею большей информацией, – не без некоторого превосходства заявил Алекс после того, как все облачились в костюмы. – А вы будете помогать мне.

Макс и Инга, заинтригованные всем, что рассказал Алекс, не без волнения уселись за компьютер по обе стороны от Алекса.

Алекс уверенно вошел в сервер «Эксперимент», на экране потоком пошла информация, но… не та, что они ожидали.

Макс решил подсказать Алексу.

– Ты нашел неверный сервер, лучше попробуй другой – «Научные открытия».

Алекс закусил от досады губу, но довольно быстро вышел на сервер, предлагаемый Максом. Немного погодя он нашел то, что искал. Но кроме лаконичной информации о созданном клоне двенадцатилетней девочки там ничего не было.

– Надо выйти на аватора[2]2
  аватор – компьютерная модель робота, имитирующая человека, начиненная различной информацией, иногда и засекреченной


[Закрыть]
и с его помощью узнать, как проникнуть в лабораторию, – опять предложил Макс.

С помощью сложных комбинаций Алекс смог отыскать аватора. Поставив перед ним нужный вопрос, ребята стали ждать ответ. Аватор исчез, на его месте появился текст: «Без «ключа» в лабораторию специализированной клиники не попасть. «Ключ» – зашифрованный код». И больше аватор к сказанному ничего не добавил.

Расстроенная троица сняла шлемы. Несколько минут уныло молчали. Инга взглянула на обоих как-то странно, слегка прикусывая нижнюю губу, словно хотела что-то сказать, но не решалась. Алекс заметил ее колебания.

– У тебя есть что-то нам выдать, какая-то идея?

– Понимаете, – начала Инга неуверенно, – мой папа, хотя и не военный, работает в одном закрытом исследовательском центре. Он вместе с другими занимается расшифровкой компьютерных кодов. И у них есть много «ключей». Многие организации делают им заказы на составление различных кодов. Иногда он работает над шифровками дома, и я попробую посмотреть, возможно, он не все унес в свой центр. Я могла бы сейчас сбегать домой и принести «ключи», если их найду. Но… не уверена… имею ли на это право. Если папа узнает…

– Инга! – в один голос умоляюще воскликнули мальчики. – Ну, мы же ничего плохого делать не будем, только посмотрим на девочку-клона и все. А «ключ» ты потом сразу же вернешь!

Соблазн был так велик, что Инга колебалась еще несколько минут, а потом, сняв с себя «обмундирование», побежала домой.

– Честно говоря, конечно, любопытно посмотреть на эту девчонку, но… мне немного не по себе, ведь мы собираемся проникнуть в святая святых медиков – лабораторию-уникум незаконно, – растерянно сказал Макс.

– Но почему незаконно, Макс?

– Ты что? Совсем? – Макс повертел пальцем у виска. – Если нужен «ключ»-код, значит, лаборатория засекречена.

В это время примчалась Инга. Она держала в руках папку с документами.

– Мальчики, я взяла все, что было, может быть, что-то и получится. Но… как же мы не догадались… – она выразительно посмотрела на мальчишек, – если мы хотим попасть в лабораторию, то… это надо делать ночью, когда там никого нет, а не днем, когда все работают.

Мальчишки застыли на мгновение, а потом оба почти одновременно хлопнули себя по лбу.

– Ты молодец, Инга. Как мы сразу это не сообразили. Хотя… – Алекс умолк. Потом медленно, словно додумывая какую-то мысль, добавил: – Ночь для нас не самое удобное время.

– Послушайте, наверно, необязательно ночью, тогда нам придется объяснять родителям, почему мы не идем спать, а решили запереться в моей комнате, – вышел из оцепенения Макс. – Давайте лучше попробуем вечером, работники лаборатории к этому времени должны разойтись по домам. Да и девочка-клон ночью, скорее всего, тоже спит, тогда мы сможем только посмотреть на нее, а вечером нам, возможно, удастся с ней пообщаться.

– Вы оба гениальные мальчики, вот только я уверена, что наблюдение за девочкой ведется и днем, и ночью. Правда… – Инга сделала паузу, – вполне вероятно, что наблюдение вечером и ночью идет уже без ученых, с помощью приборов. Это для нас может быть и лучше, и хуже.

– Да, ты права, иногда можно провести человека, отвлечь его внимание или еще что-то придумать, а вот приборы или роботы вряд ли получится перехитрить, – расстроенно-сомневающимся голосом произнес Алекс.

– Ну и что, – Макс еще больше округлил свои круглые почти черные глаза, – все равно можем попытаться! – Ему очень хотелось своим уверенным тоном заглушить сомнения друзей.

– Ну вот что, мальчики, давайте пойдем сейчас на улицу, поиграем во что-нибудь, продумаем, что и как мы будем делать дальше. Твоя мама, Макс, будет очень рада, она же не любит, когда ты сидишь все время за компом, и к тому же мы вызовем меньше подозрений, если нам вечером придется «приклеиться» к компьютеру: мы же уже и играли, и бегали… А потом около восемнадцати ноль-ноль опять соберемся у Макса. Все, что я принесла, оставлю у тебя, Макс, да? Надеюсь, твои родители не заинтересуются, чем мы тут занимаемся?

– Можешь быть спокойна, но твою папку я лучше все-таки закрою в книжном шкафу. Я думаю, Инга права. Нам надо сейчас переключиться на что-то другое, подождать до вечера. И потом наши посвежевшие головы, вероятно, будут лучше соображать. Вы теперь идите, а я немного приберу, чтобы мама не заметила беспорядка в комнате, и предупрежу ее, что мы сбежимся еще и вечером. Предлог прост и все объясняет – мы с тобой, Алекс, давно не виделись.

Глава шестая

Чуть позже шести часов вечера ребята опять собрались у Макса. Инга и Алекс созвонились с родителями и договорились, что они придут домой позднее, примерно около двадцати двух часов.

– Мальчики, не знаю, как вы считаете, но теперь управлять компьютером, думаю, должна я. Я не могу никому другому доверить документы, которые я принесла. К тому же я не уверена, что вы сможете разобраться в них… А я все-таки наблюдала за тем, как отец работает с шифрами, по крайней мере, могу попытаться… Хотя… я ничего не могу обещать.

– Ладно, – сказал Алекс не без усилия и некоторой досады.

Макс достал из книжного шкафа папку с принесенными Ингой документами. Ребята облачились в «спецодежду», надели шлемы и перчатки. Затем уселись перед компьютером с Ингой посередине.

Компьютер будто только и ждал ингиных команд. Она довольно быстро открыла сайт с информацией о нужной им клинике. Но вход в нее был заблокирован. Когда она попыталась спросить, в чем ее ошибка, почему блокируется вход, высветился текст: «В исходных данных надо добавить VR + медицина». Когда она сделала добавление, открылась колонка с наименованиями различных лабораторий. Они выбрали ту, которая называлась «Лаборатория по экспериментальному клонированию». Но тут Инга и застряла опять. Она перепробовала почти все шифровки, но код лаборатории оставался за семью печатями, и они не могли войти в нее. Осталась еще только одна шифровка. Инга ввела ее и снова появился текст: «Ищите ошибку. Код сработает, если вы устраните ошибку».

Ребята сначала оцепенели. Потом переглянулись и начали гадать, где кроется оплошность.

– Надо еще одно дополнение ввести, – предложил Макс, – медицина + эксперимент.

– А мне кажется, ошибка не здесь, – мрачно сказал Алекс, мы только время теряем.

– Но почему же, надо попробовать разные варианты, Алекс, и ошибка высветится. Посмотрим, вдруг Макс прав.

Она набрала VR + медицина + эксперимент. Но текст «Ищите ошибку» повторился. Они перебрали еще несколько вариантов, но… результат был тот же.

Расстроенные, они несколько минут сидели молча.

– Я думаю, – нарушил тишину Алекс, – нам надо сократить количество слов, а мы все время прибавляем. Что, если просто оставить только два слова, но другие – «экспериментальное клонирование».

Инга, уже совсем не веря в удачу, ввела эти новые слова. С экрана сразу ушло предупреждение об ошибке. Мальчики, не веря своим глазам, подпрыгнули на стульях. Инга подключила шифр кода и… двери лаборатории экспериментального клонирования распахнулись. Радость охватила ребят и в то же время они растерялись.

– Ну что ж, друзья, смелее, вперед, – произнес Алекс и нажал на своей перчатке зеленую кнопку «Старт».

Макс и Инга последовали его примеру. Перед троицей вдруг выросли еще одни двери, на которых были две большие кнопки: синяя с надписью VR и зеленая, на которой было необычное сочетание букв: VR+NR. Неожиданное препятствие заставило их остановиться.

– Что бы это значило? – Алекс, не отрываясь, смотрел на кнопки.

– Я думаю, надо нажать кнопку с удвоенными буквами хотя бы потому, что кнопка окрашена в зеленый цвет, – Инга посмотрела на мальчишек, ища поддержки.

– Подожди, мы не можем ориентироваться только на цвет, надо понять, что означают эти буквы, – голос Алекса звучал не совсем уверенно.

– А я считаю так же, как Инга. Давайте нажмем зеленую кнопку, – и Макс протянул руку к кнопке.

Двери начали открываться, а наверху под кнопкой засветилась надпись: «VR + NR + эксперимент».

– Ура! Мы проходим!

Они вошли в огромный павильон, разделенный на сектора. Каждый из них, очевидно, соответствовал определенному этапу работы по клонированию. В первом, по-видимому, представлявшем начальный этап, стояли различных размеров колбы, трубки, микроскопы; в маленьких вакуумных ваннах видны были разнообразные эмбрионы, а также отдельные органы животных и людей.

Они удивились и одновременно обрадовались, что никого из работников видно не было. Ребятам все это было интересно, но одновременно они чувствовали себя как-то неловко, им было не по себе, а с непривычки даже как-то неприятно на все это смотреть.

Но вскоре они заметили сектор, чем-то напоминающий жилую секцию.

– По-моему, девочка-клон должна быть теперь там, – Инга полуутвердительно-полувопросительно взглянула на мальчиков, ища их поддержки.

Они быстро направились туда. Вблизи оказалось, что это действительно была как бы отгороженная от других секторов детская комната, но меблированная совсем просто. И отличалась она от подобных ей в обычной жизни тем, что вся была пронизана проводами, испещрена кнопками, на стенах были вмонтированы экраны и какие-то странные четырехугольники, похожие на школьные доски.

На кровати лежала девочка, казалось, она спала. На ней был костюм, напоминающий одежду космонавта. Он также был с какими-то проводами и кнопками.

Когда ребята подошли и начали тихонько разговаривать, она открыла глаза и села на кровати. Это была красивая голубоглазая девочка со слегка вьющимися волосами цвета льна, заплетенными в две толстые косы. Ее большие глаза округлились от удивления, когда она увидела детей. Девочка не отрывала от пришедших глаз и… молчала.

– Кто ты? – решила первой начать разговор Инга.

– Кто ты? – повторила девочка с той же вопросительной интонацией.

Ребята переглянулись.

– Ты не поняла, что я у тебя спросила?

Голубоглазка молча глядела на них.

– Может, ей задать вопрос как-то по-другому? – обратилась Инга к мальчикам.

– Да она, видно, не понимает, что ты хочешь узнать у нее, – пожал плечами Алекс.

– Как твое имя, имя? – Инга выжидательно посмотрела на девочку. – Меня зовут Инга, мое имя – Инга, – медленно и старательно проговорила она слова.

– А-а-а, – протянула девочка. – Имя. Мое имя – Мальва. Я еще никогда здесь не видела малых.

Ребята переглянулись, услышав последнее слово.

Они подошли поближе к девочке. Мальчики тоже назвали свои имена.

– Я – Алекс, – указывая себе на грудь, – сказал Алекс, а это, – сделал он жест рукой в сторону, – Макс.

Девочка немного нараспев повторила имена.

– Мальва, – замедленно, в тон ей сказал Алекс, – ты живешь здесь, в этой комнате?

Девочка пожала плечами.

– Ты ходишь в школу? – спросил Макс.

– В школу, – полувопросительно повторила Мальва.

– Она, наверно, не знает, что такое школа, – решил Макс. – Расскажи нам, что ты здесь делаешь? – уточнил он.

– Я не ведаю. На меня надели это, – она показала на свой необычный костюм. – Зачем? Я не понимаю. Мне сказали, что я жила все годы во сне, только иногда просыпалась. Всего несколько недель прошло, как я совсем проснулась. Одна женщина приходит помогать мне утром надевать, и поздно вечером снимать эту одежку. Она сказала, что я выросла во сне. И что я должна была учиться всему во сне, но что это не так хорошо. – Мальва сделала паузу. – И еще – мне теперь еще очень многое надо понять. Но я не всегда разумею, что мне говорят.

– Ах, вот как, – Макс посмотрел на друзей, – поэтому о ней долгое время ничего не рассказывали, оказывается, ее рост и развитие проходили во сне.

– Очень странно, непонятно, почему ей не создали нормальных условий, как всем детям, – недоумевала Инга, – почему она так долго должна была спать…

– Мне кажется, я могу это объяснить, – немного самоуверенно произнес Алекс, – но не будем терять время, попытаемся узнать у нее еще что-нибудь. Это все так необычно и интересно.

– Чему ты здесь уже обучилась? – Но, увидев некоторое замешательство Мальвы и сообразив, что девочка не совсем ее понимает, Инга переспросила по-другому: – Как проходит твой день?

– Мой день… Я не ведаю, может, это и есть учение… Сначала я умываюсь, потом ем. После надеваю вот это, – она показала на лежащие на письменном столе наушники, – слушаю, что мне оглашают. Я должна или повторять то, что услышала, или отвечать на вопросы. Если мне непонятно то, о чем спрашивают, я нажимаю вот эту кнопку, – она показала на кнопку синего цвета на своем костюме, – и тогда мне в картинках разъясняют все и показывают на этих досках, – Мальва указала на плоские четырехугольные серовато-белые доски.

В подтверждение своих слов она нажала кнопку, на доске высветились слова: «Не нажимай кнопку без вопроса. Что тебе непонятно?» Она нажала другую кнопку, и надпись погасла.

– Так ты уже научилась читать и писать? – спросил Алекс.

– Я знаю все буквы и умею читать, но… я не всегда разумею все, что читаю. А писать… писать я не умею. У меня почему-то не получается. Мне задают писать, и я тогда начинаю медленно говорить, и то, как я проговариваю каждое слово, так оно и пишется на доске; потом мне предлагают найти пороки… ой, ошибки, – поправила она себя, – но я редко нахожу их, я не вижу своих ошибок. Я часто много чего не понимаю. Все так плохо, может, потому, что я училась во сне, – грустно добавила Мальва.

– У тебя есть здесь игры? Ты играешь? – Макс указал на какое-то подобие игрового уголка, где лежали коробки с настольными играми, и была установлена шведская стенка.

– Мне предлагают играть. Я старалась… но мне не нравится. Я всегда одна, к моим играм подключается только доска, на ней показывается, правильно я играю или нет.

– Мальва, а есть хоть что-то, что радует тебя? – спросила Инга.

– Да, – глаза Мальвы оживились, – но смотреть на это разрешают редко.

Мальва подошла к одному из экранов и, когда она его подключила, он осветился, и ребята увидели не совсем обычную картину: большое поле, засеянное рожью, луг с разноцветными цветами – ярко-красными маками, ромашками, васильками. За полем – лес, и где-то между полем и лесом видна была крыша невысокого вытянутого, крытого камышом дома.

– Это мой дом! Но мне не разрешают туда пойти. Я могу только когда-никогда поглядеть на мои родные места… А я не хочу только на картинку смотреть, я хочу там жить. Там, наверно, остались еще мои родители, мои братья и сестра! – В голосе Мальвы слышались нотки отчаяния, тоски и одновременно – вызова.

Ее гостям стало ясно, что она не хочет мириться с ролью пленницы, оказавшейся в странной для нее комнате и живущей непривычной для нее жизнью в каком-то новом, непонятном мире.

– Тебе не объяснили, почему ты не можешь пойти туда, в твой дом?

– Нет, Инга, не разъяснили, только сказали, что попозже я обо всем узнаю, но сейчас я еще будто не готова к этому.

Вдруг ее глаза засверкали, было видно, что у нее внезапно мелькнула какая-то, воодушевившая ее, идея.

– Хорошо, что вы пришли сюда, одна я… боюсь. А вместе с вами… Знаете, мне не велено нажимать одну кнопку, будто может случиться что-то страшное… Что – я не знаю. Но… если бы это было что-то злое, дурное… зачем тогда кнопка была бы здесь. А когда я спросила женщину, которая чаще других приходит ко мне, об этом запрете, она ответила, что это мне знать еще рано. Давайте мы вместе нажмем эту кнопку? – в глазах Мальвы светилась безрассудная решимость.

Ребята переглянулись, не зная, что им ответить.

– Покажи нам, где эта кнопка, – попросила Инга.

Мальва указала на небольшой белый полупрозрачный четырехугольник, который трудно было назвать кнопкой из-за его размеров – десять сантиметров в ширину и пятнадцать в длину. На нем был паз с несколькими отверстиями и две буквы – БР.

– Что бы это могло значить? Ты не знаешь?

– Нет, Алекс, не ведаю. Но если мы дотронемся, тогда будет известно. Мне было сказано, чтобы одна я к этой кнопке и не притрагивалась, что это надо делать с кем-то еще.

– Может, рискнем? – Алекс был явно заинтригован.

– А вдруг это опасно? – Инга с сомнением смотрела на друзей.

– Что тут может быть опасного, – нетерпеливо возразил Алекс.

Макс молчал, но по выражению его лица было видно, что и его обычная осмотрительность утонула в любопытстве, подавляющем всякое благоразумие.

– Идите ко мне, ближе, ближе, – звала всех подойти поближе к ней Мальва.

Она была как-то странно возбуждена. От нетерпеливого ожидания чего-то неизвестного, но влекущего ее, глаза ее расширились и лихорадочно блестели. Чувствовалось, что то, что должно произойти, одновременно и радостно будоражит ее, и пугает.

Мальва осмотрела ребят.

– У нас похожая… – она немного замялась, не зная, как назвать, комбинезоны, – … одежка, у меня и убор такой же, – Мальва показала на шлемы, – и варежки.

Алекс, услышав слова «убор» и «варежки», хмыкнул.

– Я надеваю убор и варежки, и вы тоже наденьте. Эх, у вас немного другие варежки, покажите, покажите, – Мальва присматривалась к перчаткам с экранчиками. – Нет… у вас нет такого стержня, – и она указала на выскакивающий при нажатии крошечной кнопки маленький металлический стержень, который был прикреплен к напальчнику указательного пальца.

Было видно, что это обстоятельство – отсутствие стержня на перчатках у ребят – привело Мальву в состояние растерянности.

– Как же тогда… – бормотала она, стоя рядом с ребятами и в замешательстве глядя на их перчатки.

– Я придумала! – вдруг воскликнула Мальва. Было видно, что она собиралась с мыслями, ей очень хотелось, чтобы догадка, осенившая ее, была безоговорочно принята. – Я спрашивала, как пользоваться кнопкой, ничего, обойдемся без стержней.

Мальва глубоко вздохнула, сделала небольшую паузу и продолжила:

– Кто-то из вас должен дать мне руку, остальные также возьмитесь за руки, я сама подведу стержень в эту лунку на кнопке. И тогда… – Мальва оглядела ребят еще раз.

Макс, Алекс и Инга, немного ошарашенные внезапной активностью Мальвы, послушно выполняли ее команды: все надели шлемы, перчатки, взялись за руки. Мальва до того разожгла их любопытство, что все остальное было уже неважно… Они забыли, что собирались только встретиться с девочкой-клоном и поговорить с ней, забыли, что им надо вернуться поскорее домой, что их ждут родители…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4