Анна Анакина.

Остров Пустоты. Фэнтези



скачать книгу бесплатно

Стихи Ирина Зауэр


© Анна Анакина, 2017


ISBN 978-5-4485-6096-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Ожившая легенда

Сотни, а может, и тысячи ведьм носились в небе ночного города. Летающие монстры стремительно разрывали пространство, резко меняя направления. Всё небо заволокло их развевающимися балахонами и разметавшимися длинными прядями волос. Они словно чёрные перья грозовых облаков, растёкшиеся в ночной мгле, перекрывали лунный свет. Свист, холодящий душу, вырывался из широко раскрытых пастей ведьм и разносился над городом. Он проникал в дома, превращая людей в животных, подчиняя единственному желанию – спрятаться.

Широко раскинутые руки ночных чудовищ шарили в пространстве, ища тех, за кем прилетели.


Лавия – девочка пяти лет, младшая из двух дочерей лорда Оливера Стефании, проснувшись от криков и страшных свистов, выбежала на балкон. Вцепившись в перила, и боясь пошевелиться, малютка следила за проносящимися над ней ведьмами, широко раскрыв рот и распахнув свои небесно-голубые глазёнки.

Одна из ночных охотниц, пролетающая мимо резко остановилась, зависнув в воздухе, и повернула голову к девочке. Огромные, чёрные, бездонные глаза существа сковали маленькое тельце. Лавия с трудом оторвала дрожащие руки от перил и медленно попятилась к дверям. Но ведьма уже заметила её, и упускать добычу не собиралась. Запрокинув голову, она издала вопль восторга, заставляющий холодеть сердце, а затем, вновь обратила свой страшный гипнотизирующий взор на малютку. Лавия смотрела на неё, не в силах сдвинуться с места. Протягивая руки, становящиеся с каждой секундой всё длиннее, ведьма бросилась к девочке.

Когда пальцы ночного ужаса почти достигли цели, в детскую вбежала Аннет. Она схватила Лавию и попыталась закрыть двери балкона. Но было уже поздно. Ведьма издала протяжный визжащий визг. Он прокатился, словно раскат грома, заставляя воздух расходиться кругами. Звук ворвался в комнату звоном разбивающегося стекла. Мелкие осколки осыпались на спину Аннет, пытающуюся защитить малышку и спрятаться. Из широко раскрытой пасти налетевшего монстра вырвалось пламя. Огненные языки, опаляя всё, что попадалось им на пути, лизнули и спину Аннет. Падая, девушка попыталась прикрыть собой малышку. Но протянутая рука ведьмы настигла их, грубо откинув Аннет в сторону. Ведьма схватила девочку, издав победный клич, и стремительно взвилась в небо, унося с собой трофей и оставляя после себя пожар и разрушения.

Аннет, падая, сильно ударилась головой о ножку кровати. Перед её затуманенным взором промелькнуло лицо малышки с золотистыми длинными локонами, с распахнутыми в страхе глазами и раскрытым в крике ртом. Но теряя сознание, Аннет уже не слышала детский испуганный голос, в глазах потемнело, и Лавия исчезла…


Придя в себя, Аннет попыталась встать. Голова сильно кружилась, перед глазами всё двоилось и расплывалось.

Спина горела от боли, ноги, словно тряпичные, совсем не хотели слушаться. Опираясь о спинку кровати, девушка с трудом выпрямилась и немного отдышавшись, осмотрелась. От былого убранства детской комнаты ничего не осталось. Опалённые шторы, разбитые створки дверей, ведущих на балкон. Перевёрнутые стулья и кресла со следами пронёсшегося огненного урагана.

Аннет, пошатываясь и держась за стены, пошла к дверям. Выйдя из комнаты Лавии, она попыталась крикнуть, но из горла вырвался только хрип, вызвавший кашель с привкусом крови.

Утерев рот, девушка, с трудом передвигаясь, добралась до спальни хозяев дома. Она распахнула дверь и попыталась ещё раз позвать лорда Оливера, но от увиденной картины звук застрял в горле. Лишь протяжный стон слетел с подрагивающих губ, по щекам потекли слёзы. Рыдания клокотали в груди, пытаясь вырваться наружу, но спазм не давал даже вдохнуть. Задыхаясь от боли и горя, Аннет, смотрела на последствия ночного налёта, прикрыв рукой рот.

Ведьмы побывали и здесь. Все стены и предметы в комнате, как и в детской, оказались опалены. Хозяин дома – лорд Оливер Стеф?нии навзничь распростерся на полу, в наспех накинутом халате. В одной руке он всё ещё держал боевой топор, висевший раньше над камином, а в другой – обломок ножки кресла. Оливер был мёртв. Всё его тело покрывали страшные ожоги, а вместо лица – сплошное месиво, словно ведьма не только плюнула в него огнём, но ещё и вонзилась зубами, перемолов и плоть и кости.

Тело Джессики – жены лорда, повисло на детской кроватке. Выжженная до костей спина, свёрнутая набок шея, остекленевший мёртвый взгляд.

Аннет смотрела на погибших и видела, как всё произошло, словно во время налёта сама находилась в этой комнате.

Услышав плач, ведьма потянулась руками к младенцу. Джессика пыталась прикрыть собой сына, но это не спасло его. Поняв, что в кроватке лежит мальчик, ночной монстр просто разорвал его, убив и подвернувшуюся под руки мать.

Оливер, схватив топор, бросился на ведьму. На лезвии блестела почти чёрная кровь: милорд не сразу погиб, видимо, он успел ранить страшного ночного нежданного «гостя», несущего лишь смерть, но это не могло спасти семью, а лишь сильнее разозлило ведьму.

Аннет стояла над телами и, прикрыв руками рот, выла, как израненная собака. Мысли путались в голове: «Как такое могло случиться?! Как?!»


Несколько лет назад от тяжёлой болезни умер Иссая, старший сын Оливера и второй ребёнок в семье. Тогда род потерял наследника. И вот два месяца назад на свет появился К?лин. Мальчик. Новый наследник. Надежда рода Стеф?нии, самого знатного в Иссекерии – Вольных Землях, принадлежавших ранее Королю Давиду Великому и отданных народу более ста лет назад за оказанную услугу в войне с призраками.

Город и несколько прилежащих к нему деревень и составляли Иссекерию.


Больше не будет на Вольных Землях рода Стефании. Не будет и во всём Королевстве. Род веками служил великим Королям, его сыны погибали на поле брани, и вот теперь последние из Стефании мертвы. Смерть настигла их не в бою, а в собственном доме, от рук ведьм, которые считались лишь легендой.


Аннет не в силах была что-либо изменить, она плакала от горя и бессилия. Из её рук вырвали маленькую Лавию. Перед глазами мёртвые Оливер и Джессика, считавшие Аннет своей названой сестрой. Мёртв и наследник…

Вдруг искра промелькнула в глазах девушки.

– Далила! – закричала она и бросилась в спальню старшей дочери лорда, пятнадцатилетней Далилы, невесты третьего сына рода Тросканни. Только в прошлую пятницу обручили их родители, решив породниться двумя знатными родами. Да и Далила с Хенкелем – младшим сыном Тросканни, любили друг друга.

Аннет ворвалась в опочивальню девушки. Окно закрыто, полный порядок. Ведьмы не добрались сюда, но Далилы не было.

– Далила! – кричала в отчаянии Аннет, бегая по комнате, заглядывая в каждый уголок. Она переворачивала стулья, кресла, открывала дверки шкафов, ища девушку и там. Откинула в сторону ширму и заглянула под кровать.

– Далила! Где ты?! Это я, Аннет. Отзовись!

За спиной послышался шорох. Сердце моментально отозвалось частыми ударами. Аннет обернулась и с испугом посмотрела на камин. Из него свешивался краешек ночной сорочки.

Аннет бросилась к камину и заглянула внутрь. Далила оказалась в дымоходе. Упёршись руками и ногами в кирпичную кладку, она с трудом удерживалась, чтобы не упасть.

– Господи, да как же ты туда забралась?! Давай я помогу, спускай ноги.

Девушка в нерешительности опустила одну ногу, но тут же, вернула её на место.

– Не бойся, всё закончилось. Они улетели.

С трудом удалось извлечь Далилу из укрытия. Измазанная сажей, она, рыдая, прижалась к Аннет.

– Ну, всё, всё, успокойся, – повторяла та, пытаясь утешить старшую и теперь уже единственную оставшуюся дочь лорда, понимая, что самое страшное ей ещё предстоит увидеть.

– Я же говорила, я всегда знала, что это – не легенда, а мне никто, никто не верил! – всхлипывая и размазывая по лицу слёзы, вперемешку с сажей, Далила пыталась доказать Аннет свою правоту. – Они носились везде. Такие страшные крики. У меня до сих пор в ушах звенит. Я не помню, как залезла в камин. Я так испугалась, а потом только поняла, что сижу в дымоходе, а вылезти боялась, – девушка смотрела глазами полными ужаса. Она всё ещё не могла прийти в себя. Аннет впервые видела Далилу в таком состоянии. Хотя Аннет и была старше на пять лет, но именно Далила всегда приходила на помощь. Падала ли Аннет с лошади, плакала ли в детстве от потери молочного зуба – Далила всегда выступала в роли старшей. А теперь, впервые, Аннет оказалась защитой для неё. Не приди она на помощь, Далила, наверное, могла бы просидеть в дымоходе всю жизнь.


– А они не вернутся? Ты точно знаешь? – спрашивала Далила дрожащими губами.

Аннет смотрела на неё, гладила по голове, говорила что-то, стараясь успокоить, но видела личико маленькой Лавии. Они так были не похожи с Далилой. Совсем разные, хотя и сёстры. Старшая и младшая.

Чёрные, густые и абсолютно прямые волосы Далилы, никогда не знали кос и каких-либо причёсок. Даже гребешком девушка редко пользовалась. Казалось, что её волосы вообще никогда не путаются. Они гладкими тяжёлыми прядями спускались по плечам ниже талии. И, даже когда Далила скакала на лошади, волосы почти не развевались. Они оставались лежать ровно по спине, будто цельный отрез плотного шёлка, лишь немного подрагивая.

Далила выглядела полной противоположностью Лавии. Нежное немного бледное личико младшей сестры с ангельскими чертами больше подходило фее из сказок, чем наследнице лорда, внучке рыцаря. А вот Далила, с чертами характера, присущими всем мужчинам рода Стефании, очень напоминала отца и деда. Даже будучи совсем маленькой, она стойко переносила все свои неудачи. Аннет помнила, как Далила училась держаться, а потом и скакать на лошади. Сама Аннет тогда даже не приближалась к этим животным, считая их опасными. Это уже после именно Далила заставила её впервые сесть на коня.

Будучи ещё совсем ребёнком, Далила, падая с лошади, насколько бы больно ей не было, быстро брала себя в руки и, утерев случайно проскользнувшую слезу, повторяла попытки.

И сейчас, всё ещё испытывая ужас и страх от ночного нападения ведьм, дочь Оливера в какой-то момент поняла, что мысли Аннет где-то далеко. Она старается успокоить, гладит, говорит, но её нет рядом. Ужасающая догадка промелькнула в голове, моментально уничтожив страх за себя.

– А где Лавия? Почему она не с тобой? Где она?! – Далила бросилась из комнаты на поиски сестры. Аннет выбежала следом.

– Подожди! Не ходи туда! Не ходи! – закричала Аннет. Запнувшись, она упала и, пытаясь подняться, на четвереньках поползла за Далилой, в надежде остановить.

Вбежав в спальню Лавии, Далила словно окаменела. Объяснения уже оказались ненужными. Вид комнаты обо всём говорил сам. Аннет, догнав Далилу, молча, стояла позади, не решаясь произнести и слова. Прошла пара минут, прежде чем Далила обернулась и, посмотрев с ужасом и злобой, закричала:

– Где она?! Они забрали её?! Да?! Говори! Забрали?! – кричала Далила, тряся за плечи Аннет, пытавшуюся обнять её. – Почему ты не спасла её?! Почему?! Где ты была?! Где?! Ненавижу, уйди! – сильно оттолкнув от себя Аннет, бросилась она из детской. – Мама, мама! – не переставая кричать, Далила бежала к спальне родителей.

Аннет, зажав лицо руками, упала на пол. Она ничего не смогла сделать тогда. И сейчас она не в силах вернуть никого к жизни, а потому остаётся только одно – умереть.

Страшный крик разорвал пустоту большого дома. Далила, упав на колени, кричала, рвала волосы и, обдирая ногтями кожу на лице, проклинала всех на этом свете…

***

Город постепенно возвращался к жизни. Люди выходили на улицу, с опаской поглядывая в небо, и направлялись к старому Замку, к Башне Правосудия. К месту, куда приходили за советом, просьбой, а иногда и за наказанием. Но сейчас все шли туда, потому что хотели получить ответ. Хотели узнать, почему минувшей ночью произошёл этот ужас? Почему ожила легенда? Почему никто не предупредил, что ведьмы – это не сказка, и всё может повториться?

***

Далила, обессиленная от криков и горя, лежала на полу в спальне родителей и, всхлипывая, тихо причитала. Аннет стояла в дверях, не зная, что предпринять. Слёзы беззвучно текли у неё по щекам.

Прошло несколько минут, прежде чем Далила медленно села, покачиваясь и постоянно что-то тихо бормоча.

Посидев немного так на полу, она обернулась, посмотрев с болью на Аннет. Та бросилась к ней. Обнявшись, девушки разрыдались. Далила уже не упрекала. Не было вины Аннет ни в чём. Ведь и сама Далила, потеряв разум, бросилась в дымоход, а не к младшей сестре и не сюда – к родителям. Никто не верил, что ведьмы вернутся. Никто, кроме неё. Но Далила так и не смогла убедить родителей закрывать на ночь окна.

Легенда гласила: «Ведьмы похищают только девочек». Упоминались лишь младенцы и не единого слова о детях старшего возраста. Прилетали ведьмы лишь по ночам, один раз в год. И ещё существовала странная особенность, описанная в легенде. Ведьмы не видели сквозь стекло. Для них оно казалось каменной стеной, и сами ведьмы никогда не проникали в жилище – только их руки, тянувшиеся за жертвой и становившиеся очень длинными. Поэтому на ночь было запрещено оставлять окна открытыми.

«Ведьмы не заметят и пролетят мимо. Сила их необычайно велика, и бороться с ними бессмысленно. Если ведьма решила взять вашего ребёнка – отдайте и не мешайте ей. Тогда останетесь в живых, и сможете продолжить свой род», – гласила легенда.

Но кто смог бы так просто отдать своё дитя?


Первой заговорила Аннет:

– Нам надо уйти из дома.

– Как уйти? – удивилась Далила. – А как же?.. – она посмотрела на родителей.

– Ты же знаешь, что в случае опасности все должны собраться в Замке.

– Да, – вытирая слёзы, согласилась Далила. – Но как же?..

– Потом… Потом мы вернёмся и похороним их, – ответила на незаданный вопрос Аннет.

– Я не хочу, чтобы это было правдой!

– Я знаю. Я и сама не могу поверить. Мне постоянно кажется, что это сон, и я вот-вот проснусь… – говоря, Аннет гладила Далилу по голове.

– А как ты думаешь, Лавия ещё жива? – тихо спросила Далила, посмотрев с надеждой.

– Не знаю. Никто не знает, что они делают…

– Я знаю! – резко произнесла Далила.

У Аннет от этих слов холодок пробежал по спине.

– Откуда? – она взяла руками лицо Далилы и внимательно посмотрела ей в глаза. – Как ты можешь это знать? Никто не знает.

– А я знаю. Я много читала о тех временах и хорошо знаю легенду. Они ведь никогда не похищали мальчиков, только девочек. Раньше они появлялись каждый год, хотя никто не знал, откуда они прилетали. В былые времена считали, что они живут на Острове Пустоты. Но столько рыцарей их искали и не нашли. А потом, ты же знаешь, после войны остров отдали призракам на вечное пользование. Но и они не видели там ведьм. Хотя, говорят, на этом острове столько скрытых миров. Может, призраки просто не смогли их найти? Никто не знает, сколько там миров. Никто, – Далила смотрела в глаза Аннет, прищурившись, будто видела сейчас, какое многообразие тайн хранит в себе Остров Пустоты. – Их так долго не было, что все решили – это просто сказка. Все перестали бояться, потому что перестали верить. А я верила. Верила! – с жаром произносила Далила. – Но меня никто не слушал. А я знала, знала, что они вернутся. Знала! Они умирают, им нужна замена.

Аннет понимала, что такие мысли и у неё крутились в голове, но только боялась в это поверить. Она не могла представить, чтобы Лавия превратилась в это ужасное создание, в этого ночного монстра.

– Нет, нет, – Аннет прижала к себе Далилу. – Нет. Она не станет ведьмой.

– Ты поможешь мне? – резко оттолкнув от себя Аннет, спросила Далила, – Поможешь?! Мы должны отправиться на Остров Пустоты.

Аннет испугавшись, отрицательно мотая головой, попыталась что-то сказать трясущимися губами.

– Боишься? Тогда я одна! – Далила вскочила и побежала в свою комнату. Аннет, бросилась за ней, стараясь остановить.

– Нет, мы должны пойти в Замок.

Далила, не слушая, стала собирать вещи в дорожную сумку. Аннет пыталась помешать ей, удерживая за руки.

– Мы не можем, надо обратиться к Наместнику, он пошлёт отряд рыцарей…

– Какой отряд?! – девушка отдёрнула руки.

Аннет, не оставляя попыток, продолжала забирать у Далилы вещи и возвращать их на место. Но та, не обращая внимания, вновь брала с полок то, что считала необходимым и кидала в сумку. – Они не пойдут. Они все трусы! – выкрикнула Далила. – Да Давид Великий потому и отдал остров призракам, что боялся. Пусть, дескать, ведьмы с призраками разбираются. А что вышло? Ведьмам не нужны призраки. Им нужны мы – люди. Наши дети. Девочки.

– Но ты ведь тоже девочка. Они схватят тебя.

– Я подстригу волосы. Я худая и буду похожа на мальчишку. Они не понимают, это же ясно. Они слепы! Им нужно видеть, кто перед ними, иначе они бы не ошибались.

Глаза Далилы светились. Она не хотела слушать Аннет, она верила только себе, своим чувствам.

– Если ты не пойдёшь со мной, я одна, одна найду Лавию! И спасу её! – выкрикнула Далила. Несмотря на попытки Аннет остановить, она всё-таки собрала необходимые в дорогу вещи. Переодевшись, накинула на плечо сумку и, подойдя к дверям, не оборачиваясь, добавила: – Я к Хенкелю. Надо у него одежду взять, а то папина мне… – гримаса боли исказила лицо девушки, но она, сжав кулаки, быстро пришла в себя. – Если решишь отправиться со мной, буду ждать тебя до полудня у главных ворот.

– Ханкель, наверно, уже в Замке, – устав от пререканий и нежелания Далилы понять всю бессмысленность своей затеи, спокойно ответила Аннет. Она присела на кровать спиной к дверям и, покачав головой, тихо добавила: – Не думаю, что Тросканни тебя отпустят.

– А я не собираюсь никого спрашивать. Я теперь самая старшая в своём роде. Мне некого слушаться. Я сама себе хозяйка. Я сама и есть род Стефании! – размахивая руками, с гордостью и болью прокричала Далила и обернулась, желая показать и взглядом, что её не сломить. Только сейчас она увидела обожжённую спину Аннет.

– О, Боже! – закричала девушка, прижав ладошку ко рту. – Твоя спина!.. – она бросилась к Аннет. – Прости! Прости, я не знала. Не видела.

– Всё нормально, – ответила Аннет, повернувшись к Далиле и приняв её в объятия. – Всё нормально. Это заживёт.

Далила прижалась к Аннет. Обожжённая спина, так и стоявшая перед глазами девушки и боль от потерь, ненадолго вновь сломили волю, позволив слезам вернуться. Обнявшись, они несколько минут просидели на кровати. Потом Далила утёрла слёзы и, не глядя Аннет в глаза, словно боясь показать ей свою временную слабость, поднялась и пошла в столовую. Собрала в сумку немного съестных припасов и вышла из дома. Аннет, тяжело вздыхая, шла следом. Оставить Далилу одну она не могла.

Принятое решение

Аннет была сиротой от рождения.

Однажды, возвращаясь с охоты, отец Оливера – капитан рыцарей Ордена Белого Креста – лорд Даниэль Стефании нашёл новорождённую, завёрнутую в кухонное полотенце. Она тихо лежала под кустом дикого шиповника. И если бы конь Даниэля не заартачился, не желая идти дальше, то ни один из проезжавших мимо рыцарей, не заметил бы крохотный свёрток.

Спешившись, все склонились над находкой. Капитан развернул полотенце, и шёпот разошёлся по отряду. Все рыцари с интересом уставились на золотой медальон и серебряную цепочку в виде витой змейки, одетую на шею девочки.

Вид медальона – меч и убитая им змея – говорили о том, что принадлежал он рыцарю. Но понять какому Ордену, никто не смог, хотя герб и показался многим знаком. Внутри медальона находилась миниатюра с изображением женского профиля, а ещё маленькая записочка с единственным словом – именем для девочки.

– Не подобает дочери рыцаря воспитываться в приюте, даже если её мать простолюдинка, – произнёс Даниэль Стефании, вновь заворачивая малютку в полотенце. Именно оно и навело на мысль о простом происхождении её матери. Не раздумывая, капитан рыцарей отправил девочку с посыльным к себе в дом.

Лорд Даниэль рано овдовел, а по долгу службы ему часто приходилось отсутствовать. Единственный сын – наследник Оливер, уже несколько лет жил лишь под присмотром служанки – не молодой уже женщины по имени Эмми. Она занималась и хозяйством в доме капитана. Воспитание найденной малютки также легло на её плечи.

Аннет рано поняла, что нет у неё родителей, и во всём слушалась Эмми. Помогала и никогда не перечила. Старая женщина внушала девочке, что жизнь ей предстоит тяжёлая, поэтому надеяться она должна только на себя.

После смерти Лорда Даниэля, Аннет забрал к себе его сын Оливер, который к тому времени уже успел жениться и обзавестись собственным домом. В то время молодая семья как раз ожидала рождения первой дочери.

Ни Оливер, ни Джессика никогда не делали различий между своими детьми и Аннет, но впитавшая в себя нравоучения Эмми, та всегда знала, что не сможет стать дочерью для рода Стефании и вопреки ожиданию Джессики, не стала называть её мамой, а Оливера отцом. С детства обращалось к ним так же, как и Эмми: милорд и миледи. Хотя такое обращение к хозяевам принято было у прислуги, и Оливеру не нравилось слышать подобное из уст воспитанницы отца и названной его сестры, но он смирился, видя, что девочке сложно называть их иначе.


Из миловидной малышки Аннет превратилась в красивую девушку. Оливер, понимая, что несёт ответственность за её судьбу, решил подобрать подходящую для неё партию. Но замужество совсем не интересовало Аннет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5