Анна Чурсина.

История Отечества IX – начала XXI века



скачать книгу бесплатно

Основные черты европейского и азиатского типов цивилизаций

Восточный, или азиатский, тип цивилизации включает в себя не просто государства, находящиеся в Азии, но общества с определенным образом жизни в различных регионах Земли: Древний Египет, арабо-мусульманский мир, Византию, отчасти средневековую Европу. Главные черты этого типа цивилизации были выделены на примере Индии и Китая. Особенность восточного типа цивилизации в том, что это традиционалистское общество, т. е. высшей ценностью в нем являются не перемены, новаторство, а сохранение традиций, использование опыта предков без изменений. Поэтому там велик авторитет старших, нет места для проблем отцов и детей, нет разрыва поколений.

Цивилизации восточного типа развиваются, но развитие их происходит медленно, т. е. на протяжении жизни одного поколения существенных изменений не происходит из-за относительно медленного характера перемен в технике, хозяйстве, культуре. В государствах восточного типа и проявилась концепция отсталости Востока от Европы. К началу ХIХ в. в глазах европейцев Восток стал синонимом застоя, возникла иллюзия его неполноценности.

Парадокс ситуации в том, что Восток, с его благоприятными климатическими условиями, стал родиной великих культур древности, и в средние века он считался более развитым, чем Европа. На Востоке раньше, чем на Западе, появились товарно-денежные отношения, монеты, подобие векселей, имелась частная собственность, он опережал Запад по уровню хозяйственного развития, торговли, городского строительства. Там впервые появились компас, порох, бумага, инженерное дело, фортификация, многие науки (медицина, алгебра, астрономия), там было больше образованных людей, чем на Западе. Многое из того, что легло в основу ускоренного развития Европы в Новое время, появилось впервые на Востоке. Но почему Восток не смог этим воспользоваться так, как Европа?

Причин много, и кроются они в особенностях религии, социального и политического строя, которые не способствовали динамичному развитию общества. В менталитете народов восточного типа цивилизаций особое место занимает религия, и человек постигает мир не на уровне разума, а на эмоциональном уровне, через призму высшей божественной идеи. Главным содержанием бытия восточные религии представляют не реализацию конкретных целей, а постижение высшего смысла жизни. Сосредоточенность на духовных ценностях – отличительная черта восточного общества.

В еще большей степени ответить на вопрос об особенностях развития Востока поможет обращение к принципам взаимоотношений человека и общества. Общества восточного типа построены на принципах коллективизма. Личностные интересы подчинены общим, личностное начало развито слабо, человек ощущает себя частью коллектива, а именно – родовой, семейной, кастовой, профессиональной, территориальной общин, которые играют важную роль в общественном устройстве. Здесь преобладали не частные, а коллективные, общинные формы пользования водой, землей.

Регулярно могли производиться переделы земли, что сдерживало хозяйственную инициативу отдельного человека. С одной стороны, коллектив подавлял личность, насаждал уравнительность, но с другой стороны, страховал человека, давал ему чувство защищенности перед лицом болезней, природных катаклизмов, неурожаев, оказывал повседневную помощь. Известно, что чем беднее и труднее жизнь, тем больше люди стремятся раствориться в коллективе.

Важным моментом, объясняющим своеобразие восточной цивилизации, является отсутствие полных прав частной собственности и порядок отправления политической власти. Верховным собственником всего в стране выступало государство, правитель был верховным хозяином всего, что находилось в стране. Имущественные права частных лиц не имели никаких правовых гарантий. Собственники не имели уверенности в завтрашнем дне. Любое неудовольствие чиновника, государственного человека, вовремя не получившего «бакшиш» – взятку, вознаграждение, оборачивалось разорением, если не гибелью, и конфискацией имущества в пользу казны.

Поэтому частная собственность, товарно-денежные отношения и другие атрибуты рыночной экономики, возникнув на Востоке, силы для самостоятельного развития не обрели, сразу оказавшись под контролем государства. Зависимость от государства, отсутствие правовых гарантий собственности, скованность личной инициативы стали тормозом для дальнейшего развития интенсивной экономики. Деньги предпочитали вкладывать в роскошь, а не в «дело», не превращать их в работающий капитал. Богатство и собственность без власти мало что значили, напротив, принадлежность к власти, получение какой-либо должности давало право на богатство. Человек, облеченный властью, являлся более значимым, чем имевший собственность. Поэтому на Востоке такую господствующую роль играла бюрократия, чиновники.

Отсутствие полноценной частной и господство государственной собственности связаны с еще одной важной чертой восточных обществ – абсолютным преобладанием государства над обществом. Все отношения в обществе регулировались государством. Все: и богатый, и бедный, и знатный, и простолюдин – оказывались равно бесправными перед государственной властью, равно зависели от нее. Государство связывало воедино общины, брало на себя функции управления, распоряжения экономикой, контроля над культурой, духовной сферой.

Неудивительно, что характер государственной власти, как правило, был деспотичным, т. е. во главе государства находился правитель, власть которого никем не ограничивалась, была бесконтрольной, не стеснялась никакими законами, нормативными правилами. Правитель рассматривался наместником бога на земле, а бюрократия, управлявшая от его имени, играла колоссальную роль.

Еще одной важной чертой государств восточного типа является их многонациональность. Цементирующим началом, удерживающим народы с разными языками, историей, культурами в одной стране, являлась сильная государственная власть. При ослаблении ее эти империи распадались.

Но, следует отметить, общества восточного типа обладают достаточной прочностью. На базе рухнувшего по какой-либо причине государства с легкостью возникает новое, с такими же чертами, даже если создает его иной этнос. Например, государство Великих Моголов на останках государства Рашпутов, государства Передней Азии, сменявшие друг друга, – от Урарту до Арабского халифата, государства на территории Египта и т. д.

Западный, или европейский, тип цивилизации также представляет собой не географическую категорию, а символ определенных жизненных ценностей. К нему относятся античные цивилизации Древней Греции и Рима, европейские государства с начала Нового времени, США, Австралия, Новая Зеландия, Канада.

Главной чертой общества западного типа является нацеленность на прогресс, улучшение, на постоянное развитие во всех сферах жизни – экономической, политической, социальной, культурной. Темп перемен, характерный для этих обществ, быстрый, поэтому опыт предыдущего поколения стремительно устаревает. Общество нацелено в будущее, ориентировано на движение вперед, на изменение, совершенствование не только социально-экономических и политических отношений, но и предметного мира, окружающей среды.

Если общества восточного типа нацелены на духовное самосовершенствование, на эмоциональное восприятие мира, то западная цивилизация – скорее на преобразование окружающего мира, на рациональное его познание. Сознание человека западного типа рационально. Он может верить в бога, но все же воспринимает мир в реальности и в решении практических вопросов свободен от религиозных норм. Цели деятельности здесь носят, главным образом, прагматический, практический характер.

Динамическому развитию обществ западного типа способствует идеология индивидуализма, согласно которой одной из основных ценностей является самоценность индивида, его экономическая, мировоззренческая, политическая свобода, его право самому определять направления своей деятельности и приоритеты своей жизни. Второй стороной индивидуализма является осознанная ответственность человека за самого себя, за благополучие своей семьи. Человек западного типа цивилизации ориентирован прежде всего на личный успех, его поведение жестко никем не регламентируется, хотя коллективные интересы, безусловно, учитываются. Их оберегают нормы морали, религии, законы.

Важную роль в формировании системы ценностей западного типа цивилизации сыграл протестантизм – течение в христианстве, которое сформировалось в ходе Реформации ХVI в. Суть его в том, что успех в земных делах, а именно экономическое процветание, признается богоугодным делом. «Труд – та же молитва», через работу человек обретает спасение души, а экономический успех, богатство есть свидетельство богоизбранности. Девиз протестантской этики: при личной скромности в потреблении, при отказе от роскоши в быту, от роскошной церкви – процветающее «дело». Протестантизм нацеливает человека на активную деятельность, на экономический успех, на самостоятельное решение собственных проблем.

Еще более существенной основой западной цивилизации, чем религия, является принцип святости частной собственности. Юридические нормы для защиты частной собственности, гарантии ее сохранения были выработаны еще во времена Древней Греции и Рима, они сохранялись незыблемыми и в Средние века, и именно их считают основой рыночной экономики, условием для развития личной инициативы и активности западного человека. Это является условием для существования «самоподдерживающейся» экономики с быстрым и эффективным внедрением достижений науки и техники в производстве, с быстрым и гибким реагированием на спрос.

В политической сфере особенностью государств западного типа цивилизации являются отношения диалога между государственной властью и обществом. Государство не довлеет над обществом. Даже в Средние века власть монарха не была безграничной, он делил ее с феодальной знатью, с городскими общинами, с римским папой. Она не обожествлялась, а у населения всегда были рычаги давления на государственную власть, контроля над ней с помощью вначале сословно-представительных органов, а после – демократических институтов правового государства, в котором санкции государственной власти ограничиваются законами.

Кроме того, государство в обществах западного типа не обладает всей монополией на управление обществом. Если в обществах восточного типа человек сталкивается в повседневной жизни, как правило, только с государством, которое, в его представлении, должно заботиться о нем, помогать в решении личных дел, наказывать виновных, то на Западе многие функции берет на себя гражданское общество. Наличие гражданского общества – автономной от государства системы общественных институтов (профессиональных, церковных, научных, спортивных обществ, клубов), которые могут решать разные проблемы граждан, оказать давление на государство, заставить власть считаться с их интересами, – является важной характеристикой обществ западного типа.

И здесь в качестве основного ядра выступает собственник.

Наличие независимого от государства источника дохода, с одной стороны, делает его относительно независимым от политической власти, и, с другой стороны, порожденное этим чувство хозяина, осознанный личный интерес требуют от него активного участия в политической и общественной жизни и не меньшего проявления инициативы, чем в экономической сфере.

Исторические традиции привели к тому, что характерной формой политического режима в странах западного типа стала либеральная демократия, атрибутами которой являются парламентский строй, буржуазные свободы, частная собственность, свобода экономического предпринимательства.

Особенности российской цивилизации

Проблема особенностей российской истории теоретически начала разрабатываться с первой трети ХIХ в., со времен знаменитых споров западников и славянофилов. Из множества мнений современных исследователей по этому поводу можно выделить четыре основные принципиальные позиции.

Обращая внимание на то, что в России существовала частная собственность, в начале ХХ в. имелись политические партии, буржуазные свободы, подобие парламента, ряд исследователей делает вывод, что Россия исторически развивалась в общем русле с Европой, правда, отставала от нее, но в целом принадлежит к западному типу цивилизаций. И в настоящее время, после ликвидации тоталитарного режима большевиков, Россия может вернуться на прежний, общий с Западом путь с рыночной экономикой, парламентом, демократическими свободами.

Вторая точка зрения заключается в том, что Россия – страна восточного типа. Ей всегда были присущи черты восточных обществ: авторитарное государство, коллективистское сознание, сильные общинные и антисобственнические традиции в менталитете, отсутствие реальных экономических свобод, экономическое и политическое господство бюрократии, неверие в силу закона, подчинение общества государству. Поэтому все попытки ввести ее в европейскую культуру оканчивались неудачей.

Третья позиция заключается во мнении о самобытности российского общества, о существовании самостоятельной российской цивилизации. Главными ее чертами являются преобладание духовно-нравственных основ над материальными, культ добролюбия и «внутренней правды», нестяжательство, самобытные формы демократии в виде артельного и общинного самоуправления, наличие хозяйственного механизма, достаточного для обеспечения страны всем необходимым.

Четвертая концепция (из выделенных нами) сводится к тезису о том, что Россия занимает промежуточное положение между цивилизациями и поэтому то колеблется в сторону реформ, приближающих ее к западному типу, то отказывается от них, возвращаясь к восточному типу. В основе этого – доминирующая роль государственного начала в организации всей жизнедеятельности страны и слабость, точнее сказать, отсутствие гражданского общества. Непрерывная военная угроза, соперничество с Западной Европой требовали от государства постоянных реформ в области хозяйства, социальных отношений, и оно действовало, исходя из собственных потребностей.

Таким образом, входя в общеевропейский процесс, российская государственность развивалась на манер азиатских деспотий. Это определяло своеобразный маятниковый ритм развития российской государственности, который может быть описан по схеме: реформы (либерализация) – контрреформы (возвращение к авторитарным методам управления), «смутное время», революция – усиление государственного начала.

Эшелонная концепция модернизации России

Модернизацию в собственном смысле слова можно рассматривать как переход от традиционного (преимущественно аграрного) общества, которое строится на отношениях личной зависимости, к современному (преимущественно индустриальному) обществу, где господствуют рыночные отношения, преобладает индустриальный труд, действуют правовые нормы, признающие суверенность личности и принцип разделения властей, а в духовной сфере устанавливается плюрализм. Модернизация неотделима от эволюции западноевропейской цивилизации, а также от того влияния, которое оказывала эта цивилизация на неевропейские общества.

В ходе первой модернизации в Западной Европе складывались централизованные «государства-нации» с сильной королевской властью. Под их покровительством возникали единые национальные рынки, системы денежного обращения и налогообложения, развивались законодательство и руководствующаяся законами судебная власть. Формировалось, хотя и не без конфликтов, гражданское общество.

В то же время эта модернизация привела к так называемому первоначальному накоплению капитала – насильственной экспроприации у крестьян и ремесленников, свободных частных собственников их собственности, прежде всего на землю, которая переходила в руки крупных купцов, «обуржуазившихся» феодалов, верхушки ремесленных цехов. А с первоначальным накоплением капитала появлялись и мануфактуры – сугубо капиталистические предприятия.

Первая модернизация обеспечила западноевропейской цивилизации военно-техническое превосходство над другими цивилизациями, позволив навязать им свою «модель развития», втягивая в систему мировой торговли. Но в силу естественных исторических различий между ними и Западной Европой, конкретных форм вовлечения в орбиту европейского влияния, разные страны по-разному испытывали на себе это влияние. Такое взаимодействие и столкновение цивилизаций привело к образованию трех эшелонов модернизации.

К первому эшелону модернизации принадлежали страны, где модернизация была органичной (эндогенной), вытекала из хода повседневной жизни: Великобритания, Франция, Голландия, Северная Германия, отчасти Северная Италия, Швейцария, а впоследствии – США и Канада. В них все стороны общества – обыденная жизнь, экономика, политика, духовная сфера, правовые отношения – развивались равномерно, хотя это не исключало и социальных конфликтов. Эти страны образовали ядро мировой модернизации, или центр системы капитализма.

Но за географическими и цивилизационными границами Западной Европы и Северной Америки, внутри которых рождались модернизационные импульсы, находились полупериферия и периферия мировой капиталистической системы – второй и третий эшелоны модернизации.

В странах второго эшелона модернизации внутренние, в том числе социокультурные, предпосылки капитализма не могли или не успели сложиться, поэтому они оказывались неорганичными (экзогенными). Развитие капитализма стимулировалось влиянием со стороны Запада. Но при этом такие страны были и оставались политически независимыми. Основным субъектом модернизации, инициатором и организатором преобразований в этих странах было государство.

Ко второму эшелону принадлежали страны Восточной и Юго-Восточной Европы, Япония, Турция и Россия. Их правящую элиту или сменявшие ее группы к модернизации побуждали такие внешние факторы, как, например, угроза независимости страны. Так, реформы Александра II в России стали прямым следствием военно-политического поражения в Крымской войне. Страны второго эшелона активно использовали опыт социально-экономического и технического развития, формы организации производства и социальных институтов более развитых стран. Правда, такое заимствование не сопровождалось соответствующими переменами в культуре и обычаях общества, и тогда эффект от него резко снижался. Несмотря на трудности, страны второго эшелона вступали на путь индустриального роста, развития промышленности, техники и массового образования, политической демократизации и верховенства закона.

Но был еще третий эшелон модернизации, к которому исторически принадлежало подавляющее большинство стран Азии, Африки и Латинской Америки. Модернизация этих стран начиналась путем их колонизации и включения в систему мировой торговли в качестве поставщиков колониального товара. Ради этого строились порты, дороги, склады, здания торговых и административных контор, создавалась инфраструктура, необходимая для жизни колонистов и местных чиновников. Такая модернизация обычно мало затрагивала уклад жизни основной массы населения. В результате ее между различными формами экономических отношений и социальных связей не возникало того соответствия, которое было характерно для них в странах органичной модернизации. Главным результатом модернизации в странах третьего эшелона стала их зависимость от Запада.

История России XVIII–XX вв. изобилует множеством конфликтов на почве вынужденных, догоняющих модернизаций. Развитие России во многих отношениях представляло собой мучительный процесс приспосабливания к логике исторической эволюции Запада. Причем оно определялось этой эволюцией не меньше, а возможно, и больше, чем развитие других стран, расположенных за географическими пределами Западной Европы и Северной Америки.

Как только Западная Европа делала очередной шаг вперед в приращении своей технической и военной мощи, Россия должна была делать то же самое – во имя сохранения собственной независимости. Так еще в XV–XVI вв. закладывались предпосылки специфической модели развития России – имперской модели модернизации. Страна должна была проводить необходимые преобразования, не дожидаясь, пока созреют для них внутренние предпосылки.

В данном случае интересна позиция известного автора теории «стадий роста» У. Ростоу. Применительно к России его позиция сводится к тому, что страна в своем развитии проходит те же стадии, что и Западная Европа, разница лишь во времени прохождения, когда Россия отстает на 60–70 лет. Вторую из них («предпосылки взлета», т. е. отход от традиционного общества) он предлагает датировать двумя исходными моментами:

– с точки зрения политической модернизации – это 1696 г. (начало царствования Петра I);

– с точки зрения развития экономики – это 1861 г. (отмена крепостного права).

В третью стадию («взлет», или развитие капитализма от домонополистического к монополистическому) Россия вступила в 1890 гг. (реформы С.Ю. Витте) и завершила ее к 1914 г. Франция, США и Германия прошли эту стадию еще в середине XIX в.

Имперская модернизация начиналась по инициативе наиболее активной и дальновидной части правящей элиты и опиралась на мощь государства, т. к. в России не было сплоченного предпринимательского класса, который мог бы стать инициатором обновления снизу, как в странах первого эшелона капитализма. Такая модернизация не была направлена ни на улучшение условий жизни народа, ни даже на обогащение правящей верхушки. Если в ходе модернизации происходило и то, и другое, то только как побочный результат преобразований. Задачей же имперской модернизации было создание сильной армии, оснащенной современным вооружением, и сети работающих на нее предприятий.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5