Анжела Марсонс.

Мертвые души



скачать книгу бесплатно

Angela Marsons

Dead Souls


© Angela Marsons, 2017

© Петухов А. С., перевод на русский язык, 2017

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Эту книгу я посвящаю своей партнерше Джулии Форрестер, которая каждый день держит меня за руку. Однажды ты поймешь, насколько ты важна для моего творчества.



Пролог

Джастин посмотрел на лезвие, замершее над его кистью. Нож принадлежал его матери, а вот дрожь была его собственной.

На мгновение он задумался о практической стороне происходящего. Правильно ли он выбрал нож для того, чтобы выполнить задуманное? Их было так много в доме… Ножи в ящике для столовых приборов. Ножи, воткнутые в деревянный брус. Набор ножей из чистого серебра, доставшийся его матери по наследству и спрятанный в специальной декоративной коробке…

Сначала Джастин выбрал другой нож. Он схватил самый большой и жутко выглядящий тесак, лежавший в ящике буфета. С зазубренным лезвием. Ряд его острых зубьев напоминал горную гряду.

Рукоятка ножа удобно лежала у него в руке, но одна мысль о том, что эти зубья вопьются в его кожу, заставила его содрогнуться. Смешно, что, приготовившись свести счеты с жизнью, он беспокоится о том, чтобы ему не было больно.

Джастин вернул тот нож на место и выбрал другой: длинный, гладкий и с толстой рукояткой. Он не раз видел, как его мать резала им воскресный ростбиф.

Юноша почувствовал приступ печали, смешанной с сожалением. Он вспомнил, как каждое воскресенье усаживался рядом со своей младшей сестрой и с нетерпением ждал самое любимое блюдо. Мама чопорно и осторожно расставляла тарелки на столе. Ее лицо светилось от гордости. Джастин сглотнул, внезапно поняв, что больше никогда она не будет так выглядеть, думая о нем.

Нож в его руке задрожал, когда он задумался о том, можно ли вернуть те дни – его ранние годы, когда для него достаточно было просто принадлежать своей семье. Те прогулки, каникулы у моря, еду навынос и посещения кинотеатра…

Джастин еще раз с трудом сглотнул.

Сейчас он уже не мальчик. Его детство кончилось много лет назад. И зерна ярости, запавшие ему в душу в те годы, превратились теперь в гудящий, пылающий ад.

Джастин знал, что должен сделать.

Перед его мысленным взором появилось лицо матери. Боль, которую он испытывал, можно было, казалось, пощупать руками.

С криком он провел лезвием по руке.

Это движение оставило тонкую царапину поверх таких же пустяковых ран, которые он уже успел себе нанести. На одном конце тонкого, как волос, пореза появилась капелька крови. Уже что-то.

Лицо матери никуда не исчезало. На нем читалось понимание и прощение. Она всегда так выглядела, когда его, еще ребенком, оставляли после уроков за то, что он бил одноклассника на игровой площадке. Или когда взял чужой велосипед и повредил переднее колесо.

Но те ошибки ему прощали.

Сейчас все будет по-другому.

Никогда за все свои восемнадцать лет Джастин не испытывал такого желания перевести стрелки часов назад. За последние два дня он думал об этом непрерывно, каждую минуту. Но жалел не себя самого. Сам он теперь никогда уже не женится. Никогда не приведет в дом девушку, чтобы познакомить ее с Ма. И у него никогда не будет детей. Он жалел свою мать. Вместе с собственной жизнью он отбирал у нее единственную надежду на внука.

И боль, которую она должна будет ощутить, разрывала ему сердце.

Она будет задавать вопросы. Будет спрашивать себя, что сделала не так. Но она ни в чем не виновата.

При этой мысли глаза у юноши зачесались от слез.

– Все это неправильно, – прошептал Джастин и покачал головой.

Он не мог перенести даже мысли о том, что его мама будет во всем винить себя. Она ни в чем не виновата. Ни в чем. Виноват во всем только он сам.

Молодой человек выпустил рукоятку ножа, пошарил рукой в ящике прикроватной тумбочки и достал оттуда блокнот и ручку.

Он знал, что другого выхода у него нет. Знал об этом уже два дня. Но его матери совсем не обязательно доживать остаток жизни с чувством вины за его собственный выбор. Сам он никогда не сможет простить себя за то, что решил сделать, и она тоже не простит его, как бы ни старалась.

Джастин замер, вспомнив беспомощное, полное ужаса лицо, которое смотрело на него снизу вверх. Лицо вконец запутавшегося человека, который пытается понять причину, мотив его действий. Сам он этот мотив назвать не мог, и осознание этого вызвало у него приступ тошноты. Эти глаза, боже, что это были за глаза – полные страха, они смогли проникнуть в его самые сокровенные мысли! И только тогда юноша смог понять, в кого же он превратился на самом деле. Мрак, царивший в его душе, не позволял ему вздохнуть. Он превратился в настоящего монстра.

Но с его смертью ничего не закончится. Более того, все только начнется. Наступает время смертей и ненависти, а он слишком труслив, чтобы это остановить.

Джастин положил записку для матери на подушку и снова взялся за нож, на этот раз держа его крепко, и дрожи, когда он нацелился на вену на руке, не было.

Лезвием ножа он располосовал себе кожу.

Теперь ему уже не до шуток.

Глава 1

– Здесь налево, Брайант! – крикнула Ким Стоун, услышав вдали сирены.

С визгом покрышек ее коллега резко повернул налево, и они оказались на территории промышленной зоны.

– А я был уверен, что мы едем домой, – проворчал сержант.

Ким не обратила на эти слова никакого внимания. Она медленно осматривала открывшуюся перед ними территорию в попытке заметить хоть какое-то движение между темными зданиями.

– Командир, уверен, что ты знаешь, что в полиции Западного Мидленда[1]1
  Церемониальное метрополитенское графство на западе Англии. Входит в состав одноименного региона. Состоит из городов Бирмингем, Вулверхэмптон и Ковентри, а также расположенной между ними урбанизированной территории.


[Закрыть]
служит еще масса офи…

– Мы находились всего в миле[2]2
  Мера длины, равная приблизительно 1,6 км.


[Закрыть]
от места совершения вооруженного ограбления, во время которого пострадал человек, а ты при этом можешь думать о еде? – огрызнулась инспектор. Ее спутник сам виноват, что не выключил рацию.

– И поделом мне, – согласился сержант. Предвкушение вечерней трапезы бледнело на фоне невинной жертвы, истекающей кровью от удара ножом в живот.

– Готова поспорить, что он где-то здесь, – заметила детектив, вглядываясь в темноту.

По описанию преступника Стоун уже догадалась, что ищут они Пола Чатера, девятнадцатилетнего успешного магазинного вора, которого она периодически доставляла в участок с того момента, как ему исполнилось одиннадцать.

Парню был запрещен вход во все торговые центры и магазины на главной торговой улице, которые входили в программу сотрудничества, созданную на основе архитектуры «Интел», а его фотографии пользовались более громким успехом, чем записи с интимными подробностями жизни звезд.

– А что его сюда занесло? – спросил Брайант.

– Город маленький, – ответила инспектор, – а здесь расположено более двухсот зданий на отрезке в три мили.

Сейчас они находились меньше чем в четверти мили от места преступления, а молокосос передвигается на полуразвалившемся мопеде с сомнительным глушителем. Так что он постарается как можно быстрее свернуть с главной дороги.

– Мы можем кататься здесь часами и так и не столкнуться с ним, – заметила Ким.

– То есть он знает, что мы его будем искать? – поинтересовался сержант.

– Но не думает, что мы будем искать его на этой территории, – ответила инспектор. – Сейчас его больше волнуют сирены.

В последние годы Пол Чатер грабил в основном небольшие магазинчики с очень слабенькими или вовсе отсутствующими системами наружного наблюдения. Периодические посадки в тюрьму он рассматривал, как неизбежные издержки профессии и периоды заслуженного отдыха. А вот в том, что парень применил нож, было что-то новенькое.

Ким опустила свое окно, надеясь, что сможет услышать звук мопеда, который выдаст Пола, но приближающиеся сирены заглушали все остальные звуки.

– Командир, мы никогда не…

– Вон он! – закричала Стоун, указывая на что-то через ветровое стекло.

Брайант нажал на газ.

– Нет, не надо за ним гнаться, – предупредила его инспектор. – Чатер сейчас ищет место, где бы можно было спрятаться. Если он бросит мопед и дальше двинется на своих двоих, мы его никогда не найдем… – На мгновение Ким задумалась, а потом скомандовала: – Давай до конца дороги, потом направо и сразу налево.

Если у Чатера есть хоть какая-то голова на плечах, он направится в дальний восточный угол зоны, где она заканчивается крутым обрывом, ведущим к бечевнику[3]3
  Бечевник – дорога, проложенная вдоль берега канала, реки. В прошлом использовалась для бечевой тяги.


[Закрыть]
. Но сначала ему придется проехать с полмили по прямой дороге.

Полицейские пересекли парковку перед складом скобяных товаров и выскочили на дорогу. Впереди они увидели Пола, который мчался именно в ту сторону, куда и предполагала Ким.

– А вот теперь догоняй, – распорядилась она.

Брайант вновь нажал на газ.

Чатер оглянулся.

– Быстрее! – рявкнула детектив-инспектор.

Звуки сирен говорили о том, что на территории появились патрульные машины, но Стоун знала, что преступника им никогда не догнать. Так что придется сделать это самим.

– Поравняйся с ним, – сказала Ким, полностью открыв свое окно. До обрыва было двести метров.

– Командир, что ты…

– Прижмись! – закричала Стоун, когда они поравнялись с Чатером. – Я сказала, прижмись! – еще раз крикнула она прямо в удивленное лицо сержанта. Сто пятьдесят метров.

– Командир, не вздумай…

– Останови этот чертов мопед! – крикнула Ким в открытое окно.

Сто метров до того момента, как вор бросит свой транспорт и побежит. Мопед мчался вперед.

– Еще ближе! – Стоун не хватало воздуха.

– Только не надо… – попытался протестовать ее подчиненный.

– А я уже попросила его по-хорошему, – ответила инспектор, поворачиваясь на сиденье.

Пятьдесят метров – и сейчас ее дверь была на уровне плеча Пола.

На мгновение Ким заколебалась, но вспомнила, как им описали по рации мистера Сингха, истекающего кровью на полу. Двадцать пять метров.

Женщина схватилась за ручку и открыла дверь, ударив парня в бедро.

Брайант вдавил педаль тормоза – и мопед упал влево, в сторону от машины.

Инспектор до конца распахнула дверь и вылезла наружу. Чатер вскочил на ноги и бросился в сторону берега.

Пока Ким сокращала расстояние в три метра, которое было между ними, ей казалось, что сирены окружают ее со всех сторон.

Она прыгнула на грабителя как раз в тот момент, когда он добрался до подножия обрыва.

– Попался! – крикнула детектив, приземляясь прямо на парня. Грубая молния ее байкерской куртки впилась ему в спину, а ей – в живот.

Чатер застонал и попытался освободиться от захвата.

Инспектор перевернула преступника на спину и посмотрела ему в лицо, скрытое за щитком шлема из люцита[4]4
  Прозрачный, очень прочный и износостойкий пластик, созданный компанией «Дюпон» в 1928 г.


[Закрыть]
.

– Итак, дерьмо поганое, – сказала она, усаживаясь ему на живот, – что случилось на этот раз?

– Отвали, сука! – прорычал вор, двигая бедрами, как Рики Мартин[5]5
  Известный пуэрто-риканский поп-исполнитель и актер. Во время выступлений совершает характерные движения бедрами.


[Закрыть]
.

Ким сильнее сжала ногами его ребра.

– Где нож, Пол?

– Не было никакого ножа, – запротестовал преступник.

Эти слова он произнес очень быстро, но его выдали глаза.

– Где он, Пол? – повторила Стоун, крепче сжимая его запястье.

– Сказал же, не было никакого гребаного ножа! – закричал парень, понимая, что на этот раз отвертеться ему не удастся. – Просто зашел за куревом, нельзя, что ли?

Ким почувствовала, как ее охватывает гнев, – она представила себе ни в чем не повинного человека, истекающего кровью на полу собственного магазина. Его жизнь сейчас висела на волоске просто потому, что этот урод не пожелал заплатить за сигареты.

– Так найди себе работу и купи, – сказала она, усиливая захват. В этот момент под углом к обочине остановилась патрульная машина.

Детектив посмотрела на своего коллегу, который стоял, прислонившись к машине, со скрещенными на груди руками.

– Знаешь, Брайант, я ненавижу людей, которые считают, что весь мир им что-то должен, – сказала она.

– Мы можем забрать его, мэм? – спросил один из прибывших констеблей. Рядом с ними остановилась еще одна машина.

Ким кивнула, после чего встала с земли, выпрямилась во все свои пять футов[6]6
  Мера длины, равная приблизительно 30 см.


[Закрыть]
и десять дюймов[7]7
  Мера длины, равная приблизительно 2,5 см.


[Закрыть]
и вынула из своих непокорных черных волос сухую веточку. Затем вновь повернулась к мужчине, лежащему на земле.

– Ты всегда был придурком, Пол, но теперь ты придурок с ножом, а за это тебя закроют очень надолго, – прошипела она, наклонившись к нему. – Нож он сбросил где-то здесь, ребята, – обратилась инспектор к констеблям.

– Это мало чем тебе поможет, свинья, – ухмыльнулся Чатер. – На улице таких, как я, до фига, а будет исчо больше…

– Я все это знаю, но, как говорят в одном супермаркете, Пол, «курочка по зернышку клюет»[8]8
  Девиз сети супермаркетов «Теско».


[Закрыть]
.

Ким подошла к ожидающему ее сержанту, который покачивал головой, стряхнула грязь с ладоней и улыбнулась. Сегодня на улицах стало на одного подонка меньше.

– Ладно, Брайант, – сказала она. – А теперь можешь отправляться домой к своему обеду.

Глава 2

Доктор Эй осмотрела ряд лиц прямо перед собой и постаралась сдержать вздох. Ее коллега по Астонскому университету летит сейчас в Дубай, чтобы просветить группу вновь набранных офицеров полиции в вопросах первого этапа экскавации останков.

А она стоит здесь, посреди поля в Черной Стране[9]9
  Территория в Западном Мидленде, к северу и западу от Бирмингема; во времена индустриальной революции считалась наиболее развитой в индустриальном плане частью Англии.


[Закрыть]
, вместе с группой равнодушных ко всему студентов, и с ощущением начала тяжелого дня – понедельника – в душе, которое она, будучи профессионалом, никому не показывает. Куда подевались все эти молодые люди с любознательными мозгами, которые были готовы впитывать новую информацию как губка? Это в значительной степени облегчило бы распределение специалистов по разным локациям. А так будет гораздо лучше, если на следующую консультацию по вопросам археологии в стране с солнечным, теплым климатом направят именно ее…

– Ладно, накапливаемся вокруг меня, – сказала доктор Эй, взмахнув руками.

– Она просит вас всех подойти к ней, – перевел ее помощник Тимоти.

Женщина надула губы. Ну да, иногда она действительно путает некоторые английские слова, но если они не смогли понять такой простой фразы, то в будущем их всех ждут проблемы.

Пока она наносила краской границы раскопа – два метра на метр, – четырнадцать студентов разбились на небольшие группы и теперь стояли, засунув руки глубоко в карманы и съежившись от ноябрьских семи градусов по Цельсию. Но хотя ветерок и был прохладным, он не пронизывал до костей. Хорошо бы отправить этот молодняк к ней на родину, в Македонию, что на Балканском полуострове, до которой добираются холодные ветра из России, зависающие в ее долинах и понижающие температуру до минус двадцати градусов[10]10
  Если только в горной местности.


[Закрыть]
.

– Кто может назвать мне инструменты, которые должны быть в чемоданчике археолога-криминалиста? – спросила доктор Эй, раскрывая чемодан, стоящий рядом с лопатами.

– Камера, – произнес один из студентов с широким зевком.

– Блокнот для зарисовок и карандаши, – предложил другой.

– Пинцеты и тампоны, – продолжил любитель зевать.

– Фонарь.

Археолог кивнула, так как услышала наиболее частые варианты ответов. Но энтузиазм аудитории быстро сошел на нет, когда пришлось задуматься, чтобы назвать вещи не столь очевидные.

– Не забывайте, что мы с вами на месте преступления, – подсказала Эй.

– Лента для огораживания места преступления.

– Одноразовая одежда.

И опять доктор Эй кивнула, посмотрев на прямоугольник, нарисованный на траве.

– Ну что, мы готовы начать? – спросила она, взяв в руки лопату.

Сделав шаг вперед, студенты недоуменно посмотрели друг на друга.

– Da mu se nevidi[11]11
  Глаза бы мои вас не видели (макед.).


[Закрыть]
, – прошептала чуть слышно доктор.

Она бросила взгляд на Тимоти, который сфокусировал взгляд на собственной переносице. Он достаточно знал македонский, чтобы понять, что это был крик отчаяния.

– Нам ничего не надо сделать в первую очередь? – спросила Эй.

– Надо очистить наши инструменты, – предложил один из студентов.

– Предполагается, что они и так уже чистые, – коротко заметила археолог.

Ей оставалось только робко надеяться на то, что ни один из присутствующих не выберет специальность эксперта-криминалиста.

Пора бы уже наставить их на путь истинный, подумала она, начиная копать.

– Обычно мы начинаем с верхнего слоя. Так как здесь никакого преступления нет, то я буду рассказывать и копать одновременно.

Тимоти встал рядом с ней и тоже принялся копать. Несколько студентов подошли ближе, демонстрируя свою активность.

– При настоящих археологических раскопках важные слои обычно скрыты под более поздними напластованиями, – стала объяснять доктор Эй. – При раскопках на месте преступления поверхность тоже является важным слоем. Захоронение может находиться под самой поверхностью земли, а это значит: то, что вы идете по ней к месту захоронения, так же, как и само ваше присутствие там, может значительно изменить или полностью уничтожить улики.

Женщина замолчала в ожидании вопросов, а когда их не последовало, продолжила в соответствии с планом занятия:

– Криминальные улики – вещь очень нежная. Археолог-криминалист должен внимательно относиться к присутствию таких вещей, как поврежденные корни, сухие листья, увядшая растительность, следы использования инструментов, обуви и даже отпечатки пальцев.

Куча земли возле расчерченной белой границы постепенно росла.

– Артефакты, найденные на месте раскопок в нашем случае – это очень часто крайне непрочные вещи, и они совсем не похожи на те, которые находят в нормальных археологических раскопах. Обычно это клочки бумаги или ткани, крошки табака, насекомые, волосы, ногти или куски мягких тканей трупа.

Доктор Эй посмотрела на окружающие ее скучающие лица – раскоп уже достиг футовой глубины.

Она протянула лопату брюнетке, стоявшей справа от нее, и жестом велела юноше, занявшему место рядом, взять лопату у Тимоти.

– Прошу вас, пожалуйста, копать, – распорядилась она и подождала, пока эти двое не выбросили первые комки земли, прежде чем продолжить: – Существует также опасность наткнуться на биологически вредные материалы или опасные предметы… – Археолог заколебалась, подыскивая подходящий пример. – Например, на заряженный пистолет.

Студентка замерла. Неожиданно это слово привлекло всеобщее внимание.

– Да, и такое случалось, – кивнула доктор.

Она подошла к копавшим и взмахом руки велела им передать лопаты следующей паре. Пора, наконец, расшевелить эту молодежь.

Затем, сплетя пальцы за спиной, Эй продолжила рассказывать, прохаживаясь вдоль раскопа:

– Любые найденные предметы должны быть надлежащим образом переданы следствию. Прошу вручить лопаты дальше. Но пока этого не произошло, за их сохранность отвечаете вы.

Женщина заглянула в раскоп и внезапно замолчала.

– Прекратить! – закричала она во весь голос.

Все присутствовавшие испуганно дернулись.

– Все назад, – велела археолог, не отводя взгляда от раскопа, и, пройдя вдоль длинной его стороны, опустилась на колени. Вглядевшись, она протянула вперед правую руку. Как любой вымуштрованный помощник, Тимоти уже знал, чего она ждет. Он вложил в ее руку мягкую кисть.

– Люди, освободить свет! – крикнула женщина, не отрывая взгляда от объекта, который привлек ее внимание.

Она осторожно заработала кистью. Сердце громко застучало у нее в груди.

Когда на поверхности появилась часть гладкой сферы, студенты, стоявшие вокруг, задержали дыхание. Оказывается, хоть что-то они знают!

Доктор Эй остановилась и обернулась к своему коллеге.

– Тимоти, убери всех отсюда. А потом соедини меня с коронером[12]12
  Коронер – должностное лицо, специально расследующее смерти, имеющие необычные обстоятельства или произошедшие внезапно. В обязанности коронера входит определение, является ли смерть насильственной, то есть криминальной.


[Закрыть]
и детективом-инспектором Стоун.

Глава 3

Стейси Вуд с трудом разбиралась в том, что ее сейчас окружало. В том количестве крови, которая покрывала все поверхности крохотной комнатки в задней части небольшого дома, было что-то неприличное. Но проблема была не только в этом. Девушка и раньше видела кровь. Истинная проблема заключалась в воспоминании, которое было спрятано глубоко в ее памяти.

Она встретилась взглядом с Кевином Доусоном, который стоял на другом конце комнаты, заваленной кроссовками, бутсами, автомобильными журналами и футболками.

Обычная комната тинейджера, если б не тело мальчика, сползшее по стене, и не пятна крови на ковре. Металлический запах крови смешивался с запахом одежды, пропитанной по?том.

Голова юноши была откинута назад; его открытые глаза, казалось, таращились на брызги крови на потолке, и было непонятно, то ли он мечтает, то ли пребывает в ужасе от своего поступка. На молодой, гладкой коже его лица виднелся только один белый шрам – под левым глазом. Один рукав куртки с капюшоном закатан до самого локтя, и на руке можно видеть зияющую рану. Серые обтягивающие джинсы покрыты подсыхающими пятнами крови.

Кухонный нож упал всего в нескольких дюймах от его правой руки.

Увидев этот нож, Стейси постаралась сохранить ровное и естественное дыхание. Ей не хотелось, чтобы Доусон подумал, что она не в состоянии заниматься оперативной работой. А у него был особый нюх на ее слабости. Но вид этого ножа заставлял Вуд мысленно возвращаться к той вещи, к которой она возвращаться не хотела. По крайней мере, не здесь и не сейчас.

Констебль мысленно покачала головой и попыталась сосредоточиться. Мать нашла сына и в истерике вызвала парамедиков[13]13
  В англоговорящих странах врачи и фельдшеры, работающие на «Скорой помощи». Как правило, имеют опыт работы в медицине катастроф.


[Закрыть]
. Сообщение о звонке поступило в участок и одновременно патологоанатому. По мнению Стейси, мальчик был мертв уже пару часов.

Их основной задачей было установить, что это не убийство, замаскированное под самоубийство. Если детективы согласятся в этом с судмедэкспертом, то это значительно ускорит момент передачи тела семье для организации похорон.

– Парень был настроен вполне серьезно… – заметил постоянно сотрудничающий с ними патологоанатом Китс. – Если судить по результату.

Вуд поняла это сразу. Помимо нескольких ничего не значащих царапин на запястье, рука юноши была располосована по всей длине. Нож рассек вену надвое.

Стейси не могла заставить себя не думать, что мгновения, которые предшествовали тому, что она сейчас видела перед собой, были очень болезненными, эмоциональными и тяжелыми. Плохо уже то, что парнишка не видел перед собой другой альтернативы, кроме как покончить с жизнью, а тут еще мелкие порезы на кисти, которые многое говорили о его страданиях…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное