Анжела Марсонс.

Кровные узы



скачать книгу бесплатно

Angela Marsons

Blood Lines


Copyright © Angela Marsons, 2016

© Петухов А. С., перевод на русский язык, 2017

©  Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

* * *

Эта книга посвящается памяти Бо Дэвида Форреста, чья жизнь так трагически оборвалась. Если между нами когда-нибудь ходил настоящий ангел, то это был именно он. Мы навечно сохраним память о нем в наших сердцах.



Пролог

Тюрьма Дрейк-Холл[1]1
  Женская тюрьма закрытого типа, расположенная в Эклшалле, графство Стаффордшир. В тюрьмах подобного рода содержатся преступники, совершившие особо тяжкие преступления (убийство, вооруженное ограбление и т. д.) и представляющие особую опасность для общества.


[Закрыть]
,

наши дни

Доктор Александра Торн сидела за квадратным столом, который стоял между двумя односпальными кроватями. Этот подержанный предмет мебели был общим, но она полностью присвоила его. Кэсси, ее соседка по камере, с трудом могла читать и писать, и этот импровизированный письменный стол был ей просто ни к чему.

Однажды эта глупая женщина положила стопку одежды на правый угол стола. Достаточно было одного взгляда Алекс, чтобы стопка немедленно переместилась в ноги кровати.

Торн чувствовала, как закачалась правая ножка стула, когда она села на него. Жалкая дешевая мебель мало чем отличалась от ничтожных людей, которые ее окружали.

А вот если б она находилась в своем офисе в Хэгли, то ее ноги сейчас располагались бы под столом красного дерева. Спину поддерживала бы спинка массивного кресла рыжевато-коричневого цвета. Толстый ковер ласкал бы ее ноги, а глаза любовались бы на дорогие картины – часть той роскоши, ради которой Александра так много работала и которую, бесспорно, заслуживала.

Но все это у нее отобрали.

В руке Торн держала дешевую шариковую ручку, хорошо подходившую к рыхлому листу бумаги формата А4, который выглядел так, будто готов был порваться, если она нажмет на ручку чуть сильнее.

Глядя на белую стену перед собой, Алекс могла уговорить себя поверить, что находится в каком-нибудь хостеле или в комнате дешевого грязного мотеля. Правда, не потому, что ей приходилось останавливаться в подобных местах, а потому, что на это хватало ее воображения. А завершал эту картину навязчивый аромат дешевых духов, смешанный с запахом тела.

Торн скрестила ноги под столом. Торопиться ей некуда, так что она в полной мере насладится процессом написания этого письма и тем эффектом, которое оно произведет в будущем.

На свете так много людей, которых она могла бы обвинить в том, что ее жизнь пошла в этом направлении! Но винила она только одного человека.

Человека, о котором практически не забывала с момента их последней встречи.

Алекс возмущал тот факт, что никто так и не смог оценить ее эксперименты. Если б у нее было побольше времени, она, несомненно, смогла бы сделать весомый вклад в исследования психики человека. Единственной ее ошибкой был выбор недостойных объектов исследований, которые неизбежно предали ее.

Негромкий голос в глубине ее сознания напомнил ей: она сама виновата в том, что безрассудно позволила своему восхищению известным детективом-инспектором отвлечь ее от основной цели.

Но сейчас настало время восстановить их отношения.

Женщина поежилась от волнения, поднеся ручку к листу бумаги и написав два слова, которые должны изменить все на свете:

«Голубушка Кимми…»

Глава 1

Ким Стоун услышала шаги у себя за спиной, но не стала оглядываться. Она просто ускорила шаги в унисон с ускорившимся биением сердца. Определить расстояние до преследователя женщина не могла. Он шел за ней след в след.

Ким споткнулась.

Преследователь замер.

Обычный прохожий продолжил бы движение и прошел мимо нее или ускорил бы шаг, чтобы помочь ей.

Этот мужчина не сделал ни того ни другого.

Стоун восстановила равновесие и продолжила свой путь. Шаги за спиной возобновились – теперь они были ближе. Инспектор не решилась оглянуться.

Она быстро оценила место, в котором находилась. В половине двенадцатого ночи на территории промышленной зоны, по которой она шла, было мало людей.

По мере того как Стоун углублялась в этот район, звуки редкого воскресного транспорта становились все тише. Уличные фонари больше не освещали ее путь.

С левой стороны от нее располагался ряд небольших строений, по размерам напоминающих гаражи. С правой начинался проход, который шел между фабрикой скобяных изделий и заводом по переработке пищевых продуктов. По ширине он не превышал пяти футов[2]2
  Мера длины, равная приблизительно 30 см.


[Закрыть]
и выходил на главную дорогу.

Ким свернула в него.

Шаги последовали за ней.

Стоун пошла быстрее, не отрывая глаз от фонарей на противоположном конце прохода. Бежать не имело смысла. На каблуках высотой в четыре дюйма[3]3
  Мера длины, равная приблизительно 2,5 см.


[Закрыть]
она походила на ребенка, пытающегося сделать свои первые самостоятельные шаги.

Преследователь стал двигаться быстрее.

Дойдя до середины прохода, Ким вновь ускорилась. Кровь стучала у нее в висках.

Шаги прекратились. Рука схватила ее сзади, за короткие черные волосы, и припечатала к стене.

– Какого…

Кулак заставил ее замолчать. Нижняя губа Ким лопнула от удара.

Рука закрыла ей рот.

– Не вздумай кричать, сука, а то порешу…

Инспектор попыталась покачать головой, чтобы дать незнакомцу понять, что не будет, но ее затылок был крепко прижат к стене. Неровности кирпичной кладки вреза?лись ей в кожу.

Насильник посмотрел направо, потом налево, а потом прямо на нее – и улыбнулся.

– Тебя здесь ваще никто не услышит.

Стоун решила, что он на один дюйм ниже шести футов, то есть выше ее на два дюйма.

Она попыталась дернуться, но мужчина придавил ее к стене своей тяжестью. Его эрегированный член, натягивавший штаны, прижался к ее животу.

Инспектор с трудом подавила тошноту и попыталась высвободить руку. Насильник засмеялся и прижал ее еще крепче. Когда он давил на нее всем своим весом, от ее рук и ног не было никакого толка.

От удара по голове у нее все поплыло перед глазами.

Ким встряхнулась и посмотрела преступнику в глаза. Ему было около двадцати пяти лет, и на его лице сияло выражение восторга и триумфа.

– Слушай, детка, мы с тобой просто немного повеселимся…

– Не надо… прошу вас… не надо…

– Да ладно тебе; все вы, суки, одинаковы! Самой же хочется…

Мужчина наклонился и облизал Ким шею. Ощущение от его языка на коже было отвратительным. Она снова дернулась. Насильник засмеялся и лизнул еще раз, слегка укусив ее кожу под ухом.

– Сама видишь, как тебе нравится, правда, шлюха?

Ким еще раз попыталась освободиться, но тело напавшего на нее человека все еще прижимало ее к стене. Правую руку он опустил к молнии на штанах.

– Тебе сегодня здорово повезло, детка…

Именно этих слов она и ждала.

Откинув голову, Стоун резко врезала ему лбом по носу. Брызнула кровь. Воспользовавшись мгновением, она ударила мужчину коленом в пах и заломила его правую кисть. И выкручивала его руку до тех пор, пока в ней что-то не лопнуло. Взвыв от боли, насильник упал на землю, хватаясь неповрежденной рукой то за нос, то за пах.

С обоих концов прохода раздались звуки приближающихся шагов. Первыми подбежали Брайант и Ричардс, а потом Доусон с Барнсом.

– Спасибо, что пришли, ребята, – сказала Ким, глядя, как Доусон связывает ноги преступника.

– С вами всё в порядке, командир? – спросил Брайант.

Инспектор кивнула и повернулась к Ричардсу, в руках которого была небольшая аптечка.

– Возьмите мазок у меня на шее, вот здесь, – велела она. Это требовалось на тот случай, если преступник упрется. Его слюна осталась на ее шее, так что ему не отвертеться.

Ричардс достал тампон и провел им в том месте, которое показала Стоун.

– Дайте-ка взглянуть… – произнес он затем, переводя взгляд на ее разбитую губу.

Ким отвернулась и вытерла кровь рукавом.

Потом она наклонилась над ублюдком, который совершил семь изнасилований за последние три месяца. Он не оставил никаких следов на первых шести жертвах, но в случае с седьмой прервал акт недостаточно быстро, и они получили образец его ДНК.

Каждый раз насильник произносил фразу о том, как им всем «повезло», и инспектор хотела услышать ее прежде, чем переходить к решительным действиям.

Теперь его глаза были полны боли и ненависти. Ким ответила на это улыбкой.

– Похоже на то, что на этот раз повезло мне, игрунчик. Ты же должен был слышать, что прерывание полового акта – не самый безопасный метод.

Доусон и Ричардс дружно закашлялись, пытаясь скрыть свой восторг.

Ноги у насильника были уже связаны, а когда они попытались связать ему руки, он вскрикнул от боли.

Стоун улыбнулась и отошла. Ее работа закончена.

Глава 2

Упаковки от бургеров покрывали поверхность всех четырех столов в комнате отдела уголовных расследований полицейского участка Хейлсовен. Ким купила еду по пути с места задержания.

Из всех присутствовавших только Доусон продолжал поглощать какую-то непонятную массу. Пластиковая ложка тщательно выскребла дно контейнера, прежде чем он удовлетворился.

– Вкусно, босс, – заметил сержант.

– Все привели свои записи в порядок? – спросила Ким и в ответ получила три утвердительных кивка. Все детали расследования были аккуратно записаны.

– Ну если ты закончил, Кев, то настало время очищения, и сегодня этим займешься ты, – объявила начальница.

– Минуточку, а почему именно он? – поинтересовался Брайант.

– Потому что он первым добрался до меня в том проходе, – ответила Стоун, бросая Доусону рулон бумажных полотенец.

Несмотря на то что было уже за полночь, Ким после задержания настояла на том, чтобы все они вернулись в участок. После такого напряжения не стоило сразу ехать домой – всех еще переполнял адреналин. Надо было слегка «прийти в себя», чтобы его содержание в крови вернулось на нормальный уровень. Своего рода декомпрессия.

Расследование завершено, и семь женщин, подвергшихся насилию, теперь уснут спокойнее, зная, что их насильник больше не бродит по улицам.

Доусон оторвал два полотенца и начал стирать написанное на доске. У них существовал ритуал – по окончании расследования полностью очищать доску. И кайфовать от возможности уничтожить все следы написанного. Сейчас каждое движение полотенца по доске означало, что на улицах города стало еще на одного ублюдка меньше. Ким смаковала символизм этого очищения.

Завтра ее команда займется бумагами и приступит к допросам – но сегодня они заслужили минуты наслаждения результатами своей работы.

Инспектор встала из-за свободного стола и принялась собирать обертки от еды. Брайант громко зевнул, и как раз в этот момент зазвонил телефон Стоун.

Увидев на экране имя Вуди, Ким вышла из комнаты в тускло освещенное соседнее помещение.

– Сэр? – произнесла она в трубку.

– Я же просил доложить мне, как только операция будет закончена, Стоун, – сердито проворчал звонивший.

– А я как раз собиралась вам позвонить, – ответила Ким, состроив гримасу. – Мартин Копсон уже взят под стражу и…

– Это я уже знаю, Стоун. Я переговорил с сержантом следственного изолятора. Не могу же я ждать всю ночь, пока вы соберетесь позвонить.

Ким нахмурилась. Если шефу все уже известно, то чего он к ней привязался?

– А еще Джек сказал мне, что на вашу физиономию стоит посмотреть, – добавил Вуди.

Инспектор застонала. Чтоб этот Джек из приемной под землю провалился! Теперь понятно, чего нужно ждать…

Она постаралась взять себя в руки.

– Мне казалось, что мы договорились о том, что роль приманки будет выполнять Стейси, а вы и все остальные будете ее страховать? – продолжал Вуди.

– Разве мы так договаривались, сэр? – переспросила Ким невинным голосом.

– Не прикидывайтесь дурочкой, Стоун. Вы прекрасно это знаете. – Старший инспектор тяжело вздохнул. – Она же не только молодая женщина, но и офицер полиции. Так что должна выполнять свою работу.

– Конечно, сэр, – заявила Ким. – Это просто недоразумение.

Установилась тишина, которую инспектор даже не пыталась нарушить. Она продолжала молча ходить по затемненному помещению. Если ее босс мог хоть на минуту представить себе, что она позволит двадцатитрехлетнему ребенку завлечь в ловушку жестокого и порочного насильника, то он знает ее гораздо хуже, чем она думала.

Просто Ким надеялась, что сможет избежать этой выволочки. Вуди сейчас находился в очередном отпуске, но он не смог не сделать последний проверочный звонок, прежде чем уехать на несколько дней вместе со своей внучкой. А она рассчитывала, что к тому моменту, как он вернется, все уже забудется.

– Мы обсудим это, когда я вернусь, – пообещал начальник.

А может быть, и нет.

– Я должна обратить на что-то особое внимание, сэр, пока вы отсутствуете? Например, поливать вашу кошку? Или выпускать ваши цветы на прогулку? – щедро предложила Ким.

– Знаете что, Стоун, вам бы я ни за что не доверил поливать или выгуливать что-то в моем доме. Благодарю за предложение, но моя уборщица держит все под контролем. И не забудьте ежедневно информировать суперинтенданта[4]4
  Звание старшего офицерского состава полиции.


[Закрыть]
, пока меня нет.

– Так точно, сэр, – ответила инспектор, закатывая глаза.

– Я слышу, как вы вращаете глазами, Стоун, – сказал Вуди и, немного помолчав, добавил: – Даю вам… м-м-м… возможность потренироваться и научиться лучше управлять ими, пока меня не будет.

Ким открыла было рот, чтобы ответить, но ее шеф успел закончить разговор, хмыкнув на прощание.

Вздохнув, Стоун направилась к двери своего отдела, но остановилась в нескольких шагах от нее.

– Честно, Стейс, надо было видеть босса на этих шпильках, – донесся до нее голос Доусона. – Она…

– Что она, Кев? – спросила Ким, останавливаясь в дверях и облокачиваясь о притолоку. – Ну, продолжай, – поторопила она своего коллегу.

– Нет-нет, я уже закончил! – покачал головой Кевин. – Уже даже не помню, что хотел сказать.

Брайант, который знал начальницу лучше других, спрятал улыбку.

– Да неужели? – Ким сложила руки на груди. – Брайант, подай Кеву туфли.

Сержант пошарил у себя за спиной и выполнил ее просьбу.

– Стейси любит видеть все воочию, – сказала инспектор, склонив голову набок. – Уверена, что она с удовольствием посмотрит на твой показ…

Сержант посмотрел сначала на туфли, а потом на Стоун.

– Вы же не хотите, чтобы я…

– Ты сам начал, – ответила Ким.

Доусон оглядел присутствовавших в поисках поддержки. Стейси приподняла одну бровь, а Брайант откинулся на спинку стула.

– Черт побери, вы все сговорились! – Кевин снял ботинки и носки, и, опираясь на шкаф для бумаг, с трудом впихнул ноги в туфли – они влезли туда только наполовину.

– О-о-о… проклятье… – простонал сержант, попытавшись сделать шаг и все еще держась за шкаф.

Его вид напомнил Ким вид человека, пытающегося ехать на коньках, держась при этом за барьер.

– Пятерка, если сможешь добраться до меня, – предложил Брайант, доставая банкноту из кармана.

– Да за твою пятерку я прохожу в них целый день, – улыбнулся Доусон.

Неожиданно он выдвинул одну ногу вперед и чуть не полетел на пол.

Для Стоун Доусон выглядел, как персонаж третьесортного фильма о зомби. Руки сержант вытянул вперед, то ли для равновесия, то ли для того, чтобы смягчить падение.

Наконец, он упал грудью на стол Брайанта и протянул ему раскрытую ладонь.

– Что заслужил, то заслужил, – заметил сержант, шлепнув по ней банкнотой.

Доусон с умоляющим видом повернулся к Ким.

– Можешь снимать, – улыбнулась та.

– Черт, а мне он только начал нравиться! – заметила Стейси.

– Честное слово, респект и уважуха, босс. – Кевин протянул туфли Стоун, и она запихнула их под стол.

– Ладно, ребята, пора…

На столе зазвонил ее телефон. Нахмурившись, инспектор потянулась к нему.

– Стоун, – коротко произнесла она в трубку.

Слушая то, что ей говорили, инспектор хмурилась все больше и больше.

– Хорошо, все понятно, – сказала она, закончив разговор.

А потом глубоко вздохнула.

– Последнюю фразу можете забыть. По крайней мере, один из вас должен остаться. Пора готовить спички[5]5
  Ким имеет в виду популярный способ бросать жребий: тот, кто вытянет короткую спичку, делает работу.


[Закрыть]
– диспетчерская только что осчастливила нас новым трупом.

Глава 3

За четверть мили[6]6
  Мера длины, равная приблизительно 1,6 км.


[Закрыть]
до места Брайант увидел проблески синего маячка, освещавшие ночное небо, и поехал на них. Этакое милое напоминание о том ужасе, который ждал их на месте, подумала Ким.

Спички они тянуть не стали. Брайант отправил молодежь по домам и уселся в машину рядом с ней.

Окружающий транспорт стал двигаться медленнее, и Стоун представила себе полицейского на перекрестке, который направлял машины в сторону от места преступления.

На каждого водителя, который подчинялся ему без лишних вопросов, приходилось по трое, которые требовали объяснений, и вдвое больше тех, кто хоть одним глазком жаждал взглянуть на происходящее.

Местность, известная под названием Колли-Гейт, располагалась на шоссе А-458, которое соединяло Хейлсовен и Сторбридж. Движение здесь никогда не прекращалось полностью, хотя ночью количество машин уменьшалось. От шоссе отходили боковые дороги, которые вели в печально известный жилой массив Танхаус.

Ким часто приходилось приезжать в Танхаус по вызову. В восьмидесятые годы местное население накрыла волна наркомании, грабежей, вандализма, автомобильных краж и насилия. Причем источником всего этого были в основном три высотные многоквартирные жилые башни. Две из них, Киплинг-хаус и Байрон-хаус, разрушили в 1999 году, а оставшаяся башня Чосер-хаус была полностью перестроена. И сразу же по окончании работ там зарезали человека.

Ким помнила магазин, торгующий спиртными напитками, который был пристроен к этой башне. Уровень преступности здесь был настолько высок, что ночью двери его намертво закрывались, а торговля шла через окно.

Они с Брайантом подъехали к внешнему периметру, который был обозначен тремя полицейскими машинами, двумя полисменами в форме и полудюжиной полосатых пластиковых конусов.

Стоун открыла окно и, высунув голову, предъявила свой знак. Один из полицейских убрал конус и взмахом позволил им проехать.

– Ну вот, все начинается по новой, – пробормотал Брайант, глуша двигатель своего универсала «Астра»[7]7
  Популярная модель автомобиля, производимого компанией «Опель» (в Великобритании – «Воксхолл»).


[Закрыть]
. Ким обошла фургон Китса и осмотрела место преступления под начавшимся теплым мелким дождем. Осенние дни все еще были ясными, и температура держалась в районе плюс двадцати градусов, так что в утренние часы было никак не меньше десяти градусов тепла.

На придорожной площадке, расположившейся перед несколькими стоящими в ряд зданиями, была припаркована единственная машина – однолетний «Воксхолл Каскада»[8]8
  Среднеразмерный кабриолет, выпускаемый с 2013 г.


[Закрыть]
.

Было видно, что из девяти построек используются только три: в них располагались китайское кафе, торгующее едой навынос, почтовое отделение и прачечная.

Напротив них, через дорогу, но в пределах оцепленного участка, находился паб, который, слава Богу, закрылся несколько часов назад. Ким не хватало здесь только живой аудитории.

Подойдя к машине, она услышала знакомый голос:

– Боже, мой самый любимый детектив! Как ваши дела, Брайант?

Стоун выхватила синие бахилы из рук миниатюрного патологоанатома и постаралась в ответ убить его взглядом.

– Брайант, в загробной жизни вас наградят за то… – продолжал тот.

– Я жду, Китс, – перебила его Стоун.

– Слушайте, инспектор, с вами становится скучно.

А она и не нанималась никого веселить, подумала Ким, воздерживаясь от сотни едких замечаний, которые пришли ей на ум.

* * *

Патологоанатом весил около двенадцати стоунов[9]9
  Традиционная британская мера веса, равная приблизительно 6,35 кг.


[Закрыть]
, а его макушка едва доставала до подбородка Ким; к тому же он успел промокнуть насквозь. Всего этого хватало для того, чтобы она держала язык за зубами.

– Жертва – хорошо одетая женщина, около пятидесяти лет, – сообщил Китс. – Единственная ножевая рана в нижней части корпуса с левой стороны.

Ким кивнула и пошла вокруг машины. На пути у нее оказался молодой человек в очках, и она мгновенно вспомнила Гарри Поттера.

Инспектор сделала шаг влево. Молодой человек последовал за ней.

Она сделала шаг вправо. Молодой человек вновь преградил ей дорогу.

Ким уже думала о том, что стоит просто отшвырнуть его с пути, когда услышала голос патологоанатома:

– Детектив-инспектор Стоун, позвольте представить вам моего нового помощника, Джонатана Баллока.

Перед глазами женщины, как на экране, пронеслась вся полная мучений жизнь этого молодого человека в школе[10]10
  Имеется в виду, что одно из значений английского слова bullock – молодой выхолощенный бычок, выращиваемый на мясо.


[Закрыть]
.

Помощник патологоанатома поправил средним пальцем очки на переносице, при этом так скосив глаза, словно впервые увидел этот палец. Затем он протянул Ким руку и открыл рот.

– Нет-нет, Джонатан, – остановил его Китс, делая шаг вперед. – С ней лучше не встречаться взглядами и не обращаться к ней напрямую. Как и большинство диких животных, она совершенно непредсказуема.

Стоун обошла его и подошла к передней пассажирской двери машины. Возле нее толпились люди в белых халатах. Один из них наносил слой порошка на ручку двери, другой делал последние фотографии интерьера.

Потом они отступили в сторону и кивнули детективу.

Первое, что Ким ощутила, был запах. Ей в лицо ударил металлический запах большого количества свежепролитой крови. И хотя этот «аромат» был слишком резким, Стоун он нравился больше, чем липкий, сладковатый запах крови разлагающейся.

Она отвернулась и сделала глубокий вдох, после чего продолжила осмотр, двигаясь взглядом сверху вниз. Сделанные на месте преступления фотографии помогут ей позже, а сейчас главным для нее было запомнить, как выглядит место преступления. Все ее ощущения в данный момент были остры как никогда.

Волосы мертвой женщины, выкрашенные в стильный темно-каштановый цвет, чуть-чуть не доходили до плеч – модная стрижка. Едва заметная седина на висках говорила о том, что их хозяйка уже не молода. На чистом лбу были намеки на продольные морщины, которые наверняка углублялись и растягивались при движениях кожи на лице. Больше этого никогда не произойдет, печально подумала Ким.

На лице убитой все еще просматривались остатки нанесенной утром косметики. С тех пор она успела побледнеть и стереться, а под левым глазом виднелось пятно от туши, которое, видимо, появилось от неосторожного движения в конце рабочего дня, когда женщина уже возвращалась домой и ее внешний вид был не так важен.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное