Андромеда Васечкина.

Летнее безумие, или Цена любви



скачать книгу бесплатно

Глава 1

День прошел ужасно, просто кошмарно! А ведь ничего не предвещало беды.

Во-первых, ей не удалось купить ту самую ярко-красную блузку, которую она присмотрела для себя еще две недели назад, денег тогда в кошельке было, кот наплакал, а до зарплаты считай четырнадцать дней. И вот, получив долгожданную получку, Надя со скоростью антилопы бросилась в бутик, вот она, заветная блузочка! Но, увы и ах, размер не подошел. И как бы она не старалась застегнуть пуговки, под ехидный взгляд молоденькой девушки-продавца, с точеной фигуркой, ничего не вышло.

– А размером побольше нет? – Надя выдавила из себя кислую улыбку, тревожно провожая взглядом девушку уносившую блузку-мечту.

– Это самый большой, – ответил та, и выдала дежурную улыбку. – Может, примерите что-то еще? У нас вчера был привоз, если хотите, то можно что-нибудь подобрать для вас.

– Нет, благодарю, – проронила Надя, выходя из магазинчика элитных товаров.

Во-вторых, те часы, что она присмотрела в подарок мужу на годовщину свадьбы, кто-то купил, а другие как считала Надежда, были недостаточно презентабельны.

Ну, а в-третьих, в довершение ко всему разверзлись хляби небесные, и начался ливень. А еще полчаса назад солнце светило ярко и ласково пригревало, и ничего не предвещало дождя. А у нее платьице легонькое, туфельки на высоком каблуке и зонта, как всегда, с собой нет.

Как возвращаться домой? Ума не приложить. Машина у них с Ильей была одна на двоих. И так как Надежда работала ближе к дому, то на ней ездил муж. Утром забрасывал ее на работу, а обратно сама, либо пешком, либо на трамвае или метро… метро, Надя ненавидела метро, его шум, грязь, переполненные вагоны, постоянно спешащую толпу.

Взглянув на элегантные часики, Надя, закусив выкрашенную нежно-розовой помадой губу, вздохнула. Половина четвертого. Она специально отпросилась сегодня с обеда, чтобы пробежаться по магазинам. И вот она сидит в кафе на втором этаже торгового центра, и печально глядя на то, как разыгралась стихия, доедает уже третье пирожное, запивая его кофе. Как добираться домой? В очередной раз мелькнуло у нее в голове. Звонить Илье было бесполезно. Все равно раньше семи он не освободиться. Маме? Так они с отцом все лето проводят за городом. Вот где красота! Лес, река, зеленые луга, море цветов и кот мурлыка на резном крыльце спит в корзине.

– Наденька! – внезапно над самым ухом раздался веселый голос подруги. – Вот где бы нам с тобой встретиться?! Целую в обе в щечки, моя дорогая!

– Вика! – вскричала Надежда, радостно вскинув голову и подставляя щеки для поцелуев.

– Я! – сияя улыбкой, кивнула подруга, быстро подсаживаясь за стол. – Ну, давай, сыпь свой горох, рассказывай, чего это ты такая кислая сидишь? Ум, какое вкусное пирожное!

С наслаждением прикрыв глаза, Вика отправила в рот кусочек шоколадного бисквита покрытого нежнейшим кремом. – И мне принесите парочку таких же и один эклер!

Попросила она мило улыбающуюся всем и каждому официантке.

Надя вздохнув, посмотрела на подругу.

Да, вот кто мог есть сладости тоннами и не прибавлять при этом в весе. Вика была стройной, как тростиночка, хотя с размером груди у нее дела обстояли очень даже неплохо. Она вечно что-то жевала, а макароны, пельмени и калорийные, жирные соусы не выводились у нее из холодильника. А еще торты, кексы, пирожные и всевозможная выпечка сопровождали эту прекрасную брюнетку с яркими сочного цвета молодой листвы глазами и в жизни и на работе. Дело в том, что Вика была кондитером. Работала на дому, выпекая на заказ кулинарные шедевры.

– Да, день коту под хвост, – отмахнулась Надя, доедая пирожное, пока его не смела шустрая подруга. – Блузку не купила, не налезла, – болезненно скривившись, она тут же отогнала от себя мысли о прекрасной блузке, так и оставшейся для нее несбыточной мечтой. – Часы, которые хотела купить Илье, упустила, зонт дома, а дождь заканчиваться видно даже и не думает.

– О! – Вика, получив порцию пирожных, отложила подруге одно на тарелочку. – Надя, поверь, из сего перечня нет ни одного пункта достойного грусти.

– Думаешь? – с сомнением спросила Надя, принимаясь за пирожное.

– Конечно, – кивнула Вика, сияя белозубой улыбкой. – Ты просто не умеешь выбирать вещи, это раз! Илья твой перебьется, это два и домой я тебя отвезу, это три. Давай, доедай пирожное и допивай свой чай, мы идем на шопинг! Заметь на правильный шопинг, который вызывает только радость, но никак не грусть!

Три часа пролетели совершенно незаметно, Наденька вернулась домой счастливая, обвешенная тремя пакетами с обновками. Здесь были и моднючие джинсы с дырками на коленях, три шифоновые блузки. Одна из них черная в мелкий красный горох и шикарным бантом под горлом. Вторая сапфирово-синяя с длинным рукавом и кристальными пуговицами под сапфир. Третья восхитительного розового цвета с рукавчиком фонариком. Два летних сарафана, один джинсовый короткий, второй шелковый длинный невероятного цвета летнего неба. Но самым огромным достоянием на сегодня она считала платье. Белое. Из тончайшей ткани, а сверху опять же шифоновый чехол с бархатным набивным рисунком в виде кругов.

Свалив все свое богатство в комнате на кровать, и с наслаждением скинув туфли на высоком каблуке, рухнула в кресло.

– Как же хорошо! – блаженно улыбаясь, проговорила она, массируя затекшие ступни.

Зазвонил телефон. Раскрыв сумочку, Надя улыбнулась. Муж звонит.

– Привет, Илья, – поворковала она с нежной улыбкой.

– Привет, малышка, – раздался голос мужчины. – Извини, но сегодня я катастрофически задерживаюсь на работе.

Улыбка медленно сошла с лица девушки.

– Почему?

– Форс-мажор, – с горьким сожалением ответил муж. – На работе настоящий аврал, идут кто с руками, то с ногами. Такой у меня крест, работа травматолога.

– И как скоро ты сможешь освободиться? – Наденька покосилась в сторону кухни. Она еще утром планировала приготовить на ужин что-нибудь вкусное, чтобы побаловать своего мужчину.

– Честно говоря, сам еще не знаю, – ответил Илья.

– К ужину-то хотя бы успеешь? – не теряла надежды Надя.

– Нет, не думаю. У меня еще трое с переломами и один вывих. Да не известно еще, когда закончиться этот ураган. Ты сама-то у меня как добралась домой на таких каблуках?

Наконец-то! Подумала про себя Надя, вспомнил и про нее.

– Вика подвезла, – ответила она, бросив взгляд в окно, на улице разыгралось не на шутку. Ветер в бешенстве швырял в стекло пригоршни воды, та потоками стекала на карниз. Небо затянулось и стало темно, словно уже наступили сумерки. Встав с кресла, Надя подошла к стене и, нажав включатель, направилась к окну, чтобы задернуть шторы.

– Хорошо, – утвердительно сказал муж, а зная его, можно было с уверенностью сказать, что он кивнул. – Не вздумай на улицу даже нос высовывать!

– Не переживай, на улицу я не собираюсь, перекушу бутербродом и скоротаю время за книгой, – произнесла Надя с грустным придыханием. – А когда ты вернешься, то можем заказать пиццу или китайской еды.

– Милая, ты не жди меня, ложись, если я буду сильно задерживаться.

– Хорошо, – кивнула она, а на душе, словно кошки заскреблись. Как это так не жди его! Как это так, будет сильно задерживаться?! Да Илья сроду не засиживался на работе. Да, он был хорошим травматологом, но редко задерживался даже на полчаса, да и то, если сам главврач просил. А тут, не жди, буду сильно задерживаться.

– Целую, – прошептал Илья, и, не дожидаясь ответа, скинул звонок.

– И я тебя, – растерянно проговорила Надя в трубку.

Бросив телефон на кровать, она сняла платье и направилась в душ. Ее начинало знобить. Включив горячую воду, она подставила тело под тугие струи. Конечно, было бы лучше принять ванну с ароматной пеной, полежать, понежиться, но у нее почему-то настроение было не то. Возможно это все из-за Ильи, а вернее из-за его отсутствия. Надо же, именно сегодня он задерживается на работе. Слезинка медленно скатилась по щеке, смешиваясь с каплями воды. Так, стоп! Это чего это она тут сырость решила разводить? Сердито одернула она сама себя. Ее муж врач, травматолог! И это его обязанность лечить людей. И да, она вроде знала за кого выходит замуж. Так чего ж нюни распустила? Эх, Надежда, Надежда, ну, вот нельзя же быть такой эгоисткой!

Выключив воду, девушка выбралась из ванной и, набросив на плечи махровый халат, замотала волосы в большое полотенце. Нагрев чайник, заварила себе большую чашку любимого зеленого чая с бергамотом и вынула из коробки пирожное. Надкусив тающий во рту бисквит, покрытый нежнейшим кремом, Наденька, закрыв глаза от удовольствия, улыбнулась. Господи, хорошо-то как! Съев пирожное, она запустила руку в коробку и извлекла на свет еще одно.

– Эх, вкусно, но вредно, а остановиться не возможно! – тяжело вздохнув, сказала себе Надя, надкусив бисквит. – Божественно!

Прикончив пяток вкусняшек и допив чай, она почувствовала себя гораздо лучше. Покрайне мере ее больше не знобило и на душе кошки перестали скрести. Волосы под полотенцем еще не совсем высохли, но она, сняв его, подсушила их феном и заплела в толстую светло-русую косу, доходившую до середины спины. Переодевшись в пижаму, состоявшую из коротких похожих на мужские семейные трусы шорты в красно-белую клетку и белой футболки, Надя, прихватив томик любимого Конан Дойла, забралась в кресло с ногами, и, укутавшись большим плюшевым пледом, погрузилась в чтение. Время от времени она посматривала на часы. Восемь вечера. Девять вечера. Десять вечера, а Ильи все нет и нет.

– Уж полночь близиться, а Германа все нет, – пробормотала она, выбираясь из пледа и направляясь на кухню.

Соорудив на скорую руку немудреный ужин, состоявший из яичницы с колбасой, Надя доела оставшиеся пирожные, запив их горячим какао.

– Сам виноват, – проворчала она, выбрасывая пустую коробку.

Забравшись с книгой в кровать, Надя с трудом могла сосредоточиться на чтении. В голову лезли разные страшные мысли. Что если муж торопился домой и попал в аварию? Нет, тогда бы ей уже давно позвонили. Педант Илья держал всю нужную информацию, которая могла пригодиться в таких случаях в бардачке, в бумажнике и в чемодане. Так что ему не грозило быть неопознанным трупом, ох, да что же это она? Муж трудиться не покладая рук, лечит людей, на которых свалилась беда, а она тут уже его в покойники записывает. Н-да, весело, ничего не скажешь. А что если он заехал по пути к своей маме? Антонина Алексеевна была очень мягко выражаясь вредной женщиной, и могла в любое время суток позвонить сыну и потребовать того приехать к ней в срочном порядке, так как у нее скакнуло давление или наоборот упало. Нет, опять мимо. Если бы он заехал к матери, то обязательно бы позвонил, предупредил. А что если…

– Так! Все, хватит! – скомандовала Надя сама себе, закрывая книгу и откладывая ее на прикроватную тумбочку. – Спать! Иначе я напридумываю себе такое, что потом точно не усну до утра.

Выключив свет, она, закутавшись в одеяло, под раскаты грома и завывание ветра легла спать.

Проснувшись от звука будильника, Надя, сонно тараща глаза, взяла мобильник в руку. Отключив звонок, перекатившись на половину мужа, нахмурилась. Судя по всему, Илья так и не ночевал дома. Сердито сопя, девушка, откинув одеяло, выбралась из кровати. Что-то тихо ворча себе под нос, она вдруг застыла, прислушиваясь. С кухни раздавались легкие шорохи, тянуло манящим ароматом свежего, только что сваренного кофе, яичницы и корицы. Первым порывом было броситься бегом на кухню, обнять мужа, поцеловать его, и выпытать, почему он так и не пришел ночевать. Неужели было так много страждущих получить срочную медицинскую помощь в самой обыкновенной городской поликлинике? Но обида за проведенные в полном одиночестве вечер и ночь, не позволили ей этого сделать. Сделав скорбное лицо, Надя, шлепая босыми ногами, вошла на кухню.

Так и есть, Илья, весело пританцовывая под музыку, гремящую в наушники, готовил завтрак. На ее любимой тарелке с голубой каемкой уже высились румяненькие панкейки присыпанные сахарной пудрой и корицей. Ловко снимая лопаткой очередной панкейк, Илья положил его на свою тарелку. На другой сковороде поджаривалась яичница. Нет, что не говори, сокровище, а не муж!

– Доброе утро, котенок! – огласил он громче, чем требовалось, она же, в конце-то концов, не глухая. – Я приготовил завтрак!

– Спасибо, – хмуро проронила Надя, усаживаясь за стол и подтягивая к себе чашку с горячим кофе. – Ты где был всю ночь?

– Что?! – спросил муж, стараясь перекричать грохочущую в наушниках музыку.

Привстав, Надя вырвала у него из ушей наушники.

– Ты где был всю ночь? – спросила она, серьезно глядя ему в глаза. – Я не могла уснуть до трех часов, все ждала, когда ты придешь, но тебя все не было и не было.

Илья, выключив музыку, широко улыбнулся.

– Прости, малыш, я пришел только в пять, не хотел тебя тревожить, ты спала как ангелок. Я взял плед и лег на диване. Вчера смена выдалась слишком напряженной.

– А позвонить нельзя было? – Надя надула губы, ковыряя вилкой яичницу.

– Зарядка села, – пожав плечами, ответил муж, подливая ей кофе. – Давай, завтракай, и я отвезу тебя на работу. Потом заеду за продуктами, куплю фрукты, торт, хорошего вина…

– О, у нас сегодня будет романтический вечер? – оживилась Надя, активнее работая вилкой. Эта новость приподнимала настроение.

– Нет, – честно ответил Илья. – Мы идем в гости к маме. Нас пригласили на семейные посиделки сегодня к семи часам.

– А, – понимающе кивнула Надя. Настроение моментально вернулось на то место, где было ранее, а именно, ниже плинтуса. – А по какому поводу сие мероприятие, она не сказала? У нас же обычно семейные посиделки только два раза в месяц, по воскресеньям.

– К сожалению, нет, – ответил муж, по его тону было ясно, что он так же заинтригован, как, и жена. – Мне самому хотелось бы узнать, что же такое сподвигло ее собраться раньше, да еще и с бухты-барахты.

– Может она все-таки решила принять твое предложение отправить ее в Феодосию?

– Не думаю, – покачал головой муж. – Когда мы с тобой в том году ездили в Ялту, то она же громче всех кричала, что приличные люди в Ялту отдыхать не ездят!

Надя улыбнулась, так как муж последние слова пропищал, стараясь изобразить визгливый голос своей матери.

– О, да! Мы по ее мнению совершенно неприличные люди.

– Точно. Ты библиотекарь, а я травматолог в социальной поликлинике! – согласно кивнул муж, – Но с моим дипломом, я мог бы работать в частной клиники за деньги! А ты писать книги, раз по образованию филолог. И мама даже знает, какие именно.

Надя совсем развеселилась, Илья умеет поднять настроение ровно, так же как и испортить его за секунду. Это у него был дар.

– Да, мама у нас приколистка еще та.

– Ага, только ты ей это не говори, – подмигнул Илья. – А то ее удар хватит.

Позавтракав, Надя быстро, приняла душ, накрасилась, переоделась в светло-бежевое легкое платье, сунула ноги в туфли на низком каблуке, после вчерашнего марафона по магазинам на высокой шпильке, ступни точно бы запротестовали, обуйся она в туфли на каблуке выше пяти сантиметров. Закрутив свои длинные, светло-русые волосы в аккуратный пучок на макушке, Надя, схватив сумочку, поспешила в прихожую, где ее уже ждал муж.

– На улице сегодня прохладно, – огласил он. – Возьми кофточку, лишней не будет.

Набросив на плечи белую легкую кофту, Надя чуть прикоснулась накрашенными губами к губам мужа.

– Какой же ты у меня заботливый, просто прелесть!

– Кто же должен заботиться о тебе, если не я? – улыбнулся в ответ Илья, открывая перед ней дверь. – Прошу, моя королева! Ваш верный слуга за секунду домчит вас до работы. Спустившись на улицу, Илья открыл дверцу машины, дождавшись, когда жена сядет, захлопнул. Обойдя машину, он вдруг плюнул.

– Тьфу, ты! Права забыл! Малыш, подожди пару минут, я сбегаю домой. Видимо выложил их из кармана.

Надя кивнула ему. Конечно, она подождет. Время еще есть. Пока муж бегал за правами, она осмотрела двор. Да, ураган вчера вечером расшалился не на шутку. Повсюду валялись обломанные ветви деревьев, какой-то строительный мусор, чье-то белье сорвало с балкона. Хорошо хоть она вчера додумалась закрыть окна лоджии с самого утра. Иначе и ее одежка могла присоединиться к всеобщему беспорядку. Зябко передернув плечами, Надя поплотнее запахнув легкую кофточку, подумала, что не мешало бы, надеть что-нибудь потеплее. Ну и да ладно, на работе можно согреться горячим чаем, или позвонить Илье, чтобы он забросил ей куртку по дороге в магазин. Эй, а ведь это же идея! Пока он в квартире, то и захватит. Раскрыв сумочку, она принялась так активно в ней копошиться, в поисках сотового, что впопыхах выронила ее из рук, и как надо думать, все содержимое выпало на пол салона.

– Блин, этого еще не хватало! – лихорадочно собирая рассыпавшуюся косметику, пару шоколадных батончиков, зеркальце, пудреницу, кошелек, визитницу, и прочую полезную мелочь, Надя так и не успела позвонить мужу.

– Вот и я, – жизнерадостно озвучил Илья, садясь в машину. – Эй, неужели ты решила вывалить весь тот мусор, что таскаешь с собой прямо в машине?

– Не смешно! – ответила Надя. – Я хотела позвонить тебе, попросить захватить куртку.

– Понятно, но так просто телефон в сумочке не найти, – продолжал смеяться муж.

– Илья, ну, хватит уже! – обиделась она. – Это правда, не смешно. Это только малая часть нужных мне вещей. Вот у самого в бардачке, если посмотреть чего только нет! Какого хлама там не хватает? Вот давай проверим прямо сейчас!

– Нет! – испуганно вскричал Илья, порываясь остановить жену, но та уже распахнула бардачок и увидела то, чего не должна была видеть.

– Ой, а что это? – робко и не уверенно протянув руки к маленькой бархатной коробочке украшенной розовым с белым горохом ленточкой.

Илья, откинувшись на спинку кресла, шумно выдохнул. Было видно, как он разочарован.

– Коробочка.

– Это я вижу, – улыбнулась Надя, на ее щеках появился приятный румянец. – А что в ней?

– Открой и узнаешь, – как-то равнодушно ответил муж.

Надя словно в ожидании этих слов тут же раскрыла коробочку и с восхищением ахнула. На белой атласной подкладке лежала пара прекрасных серег из белого золота с жемчугом.

– Какая прелесть! Илья, – повернув полное восхищения лицо в сторону мужа, Надя, закрыв коробочку, бросилась через сиденье обнимать его и целовать. – Спасибо! Спасибо!

– Ну, ну, перестань! – улыбнувшись, ответил муж. – Хотел сделать тебе вечером сюрприз, но раз уж ты нашла их, то видно сюрприза не получиться.

– Почему? – проворковала Надя, пряча коробочку в сумку. – Он получился, только не вечером, а чуть раньше, с утра. Спасибо, любимый, такая красота. Я в восторге.

Поцеловав кончики пальцев жены, Илья улыбнулся.

– Ты мое сокровище, ты заслуживаешь самого лучшего.

Вот с таким приподнятым настроением Наденька приехала на работу. Сияя как самый яркий бриллиант, она уселась за стойкой и тут же схватилась за телефон. Он должна была позвонить Вике, рассказать ей обо всем. Подруга ответила после первого же гудка.

– Привет, Надюша! – радостно пропела в самое ухо Вика. – Как дела?

– Все хорошо, – ответила Надя. – Нет, все просто прекрасно!

– О, это радует! Ну, давай, колись, что там у тебя такое стряслось, что ты светишься от счастья. Да, да, я даже отсюда вижу этот яркий свет!

– Начну с того, что Илья не ночевал дома…

– О, вот как? И где же носило твоего благоверного? – фыркнула Вика, мерно постукивая ложечкой по краю чашки.

– На работе, вчера аврал был, все как с цепи сорванные ринулись в поликлинику с травмами. Вернулся в пять утра, но не в этом дело! Мы идем к его маме.

– Надюш, я что-то тебя не понимаю, то ты в корчах падаешь при одном упоминании его мамо, а тут такая радость. Ты что-то мне не договариваешь, неужели старушка того?

– Типун тебе на язык, – хихикнула Надежда, зажав телефон между ухом и плечом, она вытряхнула содержимое сумочки, чтобы найти пудреницу. – Она нас сама пригласила в гости, внеплановые. Что-то видно собирается сообщить нам.

– Понятно, – ответила Вика, сделав глоток. – Ну а радостная ты чего такая?

– Илья готовил мне вечером сюрприз, а я все испортила! Нашла эти прекрасные, шикарные серьги в бардачке утром! Вик, они такие красивые, видно, что очень дорогие.

– Да ты что?! – с расстановкой выдохнула подруга. – Так, грей чайник, я уже выезжаю! Я должна это видеть!

– Хорошо! – улыбнулась Надя, но Вика уже скинула звонок.

Покосившись по сторонам, она, припудрив носик, стала заталкивать в сумку обратно все ее содержимое. И тут взгляд упал на незнакомый тюбик помады. Взяв его в руки, она, сняв колпачок, посмотрела на цвет. Красно-кирпичная, матовая. Нет, это точно не ее, она такими яркими, насыщенными оттенками не пользуется. Да и куда ей? Светло-русой, почти блонд, с нежным розовым цветом лица. Такой оттенок помады больше подойдет яркой смуглой брюнетке.

– Вика, вот растяпа, подбросила мне свою помаду, наверное, сумки перепутала, что совсем не мудрено, – улыбнулась Надя, отставляя помаду в сторону. – Придет, отдам.

Нагрев чайник, и заварив две чашки ароматного зеленого чая с бергамотом, Надя вернулась к своей стойке. И вовремя. Подруга с коробкой домашних пирожных в руках уже цокала высоченными каблуками по паркету.

– Привет-привет дорогая! – поприветствовала она Надю, целуя в обе щеки. – Вот, решила побаловать тебя сладеньким. Давай, показывай серьги!

Надя протянула любопытной подруге коробочку, та мгновенно вскрыла ее.

– Господи! Какая красота! Надюш, да они стоят целое состояние! Интересно, откуда у твоего Илюхи такие деньги? Неужели травматологу из социальной поликлиники прибавили оклад? Он тебе ничего не говорил об этом? – Вика вытащила одну серьгу и рассматривала ее, то так, то эдак, как заправский ювелир в поисках малейшего огреха.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5