Андрей Васильев.

Файролл. Снисхождение. Том 3



скачать книгу бесплатно

– Не нахожу, – невозмутимо ответил я. – Я решал свои вопросы, совершенно не задумываясь о подковерных забавах других кланов. «Файролл» для меня всего лишь игра, я пришел в него не самоутверждаться и не выяснять, кто выше на стенку писает. Для меня он развлечение, забава. Я тут не живу, а отдыхаю. И преследую исключительно игровые цели, используя для их достижения те способы, которые мне доступны. Например – разовый военный союз с Гедроном Старым. Мы встретились, поговорили, обсудили условия сотрудничества, достигли взаимопонимания и выиграли сражение. Все довольны. Ну разве что кроме вас.

– Да, я недовольна, – подтвердила Седая Ведьма. – Крайне. И даже не скрываю этого.

– Ну извините, – я закинул ногу на ногу. – Только свою точку зрения я по этому поводу не изменю. Была цель, я изыскал средства для ее достижения. Больше тут говорить не о чем.

– Хорошо, – мягко произнесла Ведьма. – Об этом больше не говорим. Побеседуем о другом. Например, о твоем сотрудничестве с «Сороками».

– С кем? – опешил я.

– С кланом торговцев любым товаром, такое у них прозвище, – объяснила мне собеседница. – Так они себя позиционируют. «Мы продадим вам все, что угодно», это их слоган и стиль жизни. Ты с ними работаешь давно, но, пока сделки носили разовый характер, я закрывала на это глаза. Сейчас ты поставил сотрудничество с «Сороками» чуть ли не на промышленную основу, это мне совершенно не нравится.

Что-то тут не так. Слишком откровенно она меня прессингует, слишком сильное давление. Плюс все эти «не нравится». Это не похоже на Ведьму.

– Мне не нужно ваше разрешение, чтобы делать то, что захочет моя левая нога, – принял я условия игры. – И в целом Линдс-Лохены вам вассалами не приходятся, согласитесь? Мы свободный клан. Мы вольная стая!

– Бесспорно, – выставила ладони перед собой Ведьма. – Но есть определенные моменты, которые следует учитывать. Поясню. «Сороки» тебе никто, мы – старые друзья. Почему же ты продаешь редкие предметы и информацию им, а не нам? Неужели мы не сможем с тобой договориться о цене?

Цена-то цена. Вот только за каждой сделкой последует такое количество «где», «почему» и «отчего», что впору вешаться будет.

Да и не задумывался я никогда о такой возможности, что душой кривить.

А у «Сорок»-то, по ходу, «крот» сидит.

– Молчишь, – Седая Ведьма покачала головой. – Правильно. Но и это еще не все. Рассмотрим другой пример, который связан с довольно известным в игре кланом. Название его подсказать или не надо?

– Лучше подсказать, – попросил я.

– «Орландинос», – радостно произнесла Ведьма. – Они же «Орлы». Славное клановое семейство с крепкими традициями и полным отсутствием принципов. Как там у них? «Неважно, что скажут остальные. Важно, что одобрят свои». Славную ты себе нашел компанию, Хейген. Славную. И главное – для чего? Для визита на Запад, где сейчас решается судьба короны и мест близ нее. Те кланы, которые встанут рядом с повелителем Запада после этой войны, получат очень, очень много преференций.

Вопрос – почему они должны достаться «Орлам», а не нам? Почему я узнаю о том, что у тебя есть определенная репутация в королевской семье, от осведомителя, а не от тебя?

– А вы меня об этом не спрашивали, – подал голос я.

– Хейген, – Ведьма привстала, опершись руками о стол. – Не надо изображать из себя дурака, хорошо? Ты ведь на самом деле все понял.

– Нет, – покачал головой я. – Не все. Пока мне понятно только одно, что вас не устраивает тот образ жизни, который я веду. Ну и мои знакомства.

Самое забавное, что я не врал. Мне и вправду было непонятно, какова конечная цель Седой Ведьмы. Напугать меня? Разозлить? Приструнить? Завербовать? Что ей нужно?

– Мне нужно, чтобы ты усвоил одну простую вещь, – Ведьма говорила очень тихо и вроде бы дружелюбно, но я четко ощущал, что за этим миролюбием стоит море огня. – Мы можем заключать союз или не делать этого, по сути ничего не изменится. Нравится тебе это или нет, но наши кланы и их судьбы связаны, причем очень прочно. Прочнее, чем ты можешь себе представить.

– С этим я и не спорю, – широко улыбнулся я. – У нас традиционно дружеские отношения. Но дружба не определяет того, какой кто пойдет дорогой. Дружба дружбой, но живем мы каждый в своем доме. И вид из окна у каждого свой.

– Послушай… – перебила меня Ведьма, но я прерывать свои речи не собирался и чисто инстинктивно сделал пальцами правой руки жест из разряда «прикрой клюв». Привычка, так ее так.

Моя собеседница, увидев его, удивленно хлопнула глазами, сдвинула брови и замолчала. Сдается мне, что за последние годы здесь, в Файролле, себе такого никто не позволял.

И, может, зря.

– Так вот, – продолжил я, решив, что теперь отступать все равно некуда. – Мы на самом деле друзья. И если вы скажете мне: «Хейген, у меня проблемы и мне нужна твоя помощь», то я не буду раздумывать, не стану прикидывать выгоду, а просто приду и помогу. Точнее – сделаю все, что от меня лично зависит. Нет, это не упрек в ваш адрес, и я не имею в виду тот наш разговор, когда вы, фактически, приперли меня к стенке. Вы настоящий лидер, вы игровой функционер, а потому мыслите совсем не так, как я, не по-дилетантски. У меня чувства – у вас прагматизм. Это не хорошо и не плохо, просто так оно есть на самом деле. Но это – было. Я попросил помощи, вы выдвинули неподъемную цену за ее оказание, мне пришлось сказать вам «нет». Но моя проблема-то никуда не делась? И я решил ее так, как смог, а именно – через Гедрона Старого и, отчасти, «Сорок». И сейчас вы фактически вменяете мне это в вину, на что, говоря по чести, у вас нет никакого права. И – да, я буду работать с «Орландинос». Такова моя плата за победу. И она меня устраивает. Я отдам долг услугой, а не свободой.

Ведьма слушала меня внимательно, по ее лицу было невозможно понять, что она думает по этому поводу. Ей бы в американский покер играть, в «холдем» там или в «омаху». Самое то будет.

Кстати – сейчас я выясню, насколько высоко сидит ее «крот» у «Сорок». Вранья в моих речах было не меньше, чем правды. Если источник «Гончих» занимает уровень Реввара или выше – она сейчас меня втопчет в землю. Если нет – имеется возможность свести все к мирному завершению разговора.

– Я всегда знала, что у тебя есть стержень внутри, – удовлетворенно произнесла Ведьма. – Он находится где-то очень глубоко, но он есть. Наверное, поэтому я и спускаю тебе с рук то, что другим бы не простила.

– Думаю, это не единственная причина, – заметил я. – Есть и другие.

– Другие? – Ведьма задумалась. – Возможно. Но эта основная. Ты странное существо, Хейген, я это поняла еще там, у цитадели «Диких». Ты не самый сильный игрок. Да что там – как игрок ты откровенно слаб, нет в тебе истинного куража, стремления стать первым среди первых. Но это все компенсируется невероятным везением, таким, в какое трудно поверить. Добавим сюда твой цинизм, смешанный со странными личными принципами, и получим презабавнейшую картину, которую я наблюдаю уже добрых полгода. И, надеюсь, буду наблюдать дальше.

Значит, все это было только очередное шоу. Мне показали еще одну личину Седой Ведьмы и, как всегда, не настоящую. И не лень ей так развлекаться, а? Будто других дел нет.

А вообще интересно было бы глянуть на ее истинное лицо, то, которое настоящее. Нет, не в реальной жизни, не об этом речь. Понять бы ее истинные устремления. Ну вот не верю я, что все замыкается на господстве клана «Гончие смерти» в игровом мире. Тут другое, вот только что? Может, она так реализует свои тиранические замашки или мстит человечеству за что-то?

Или это вообще ее бизнес? Самый настоящий личный бизнес, где она самый что ни на есть главный начальник. Не секрет ведь, что в игре вертятся огромные деньги. Вот она и отбирает всех тех, кто может принести ей пользу. Совершенно нормальная селекция, как в любом офисе любой страны мира.

В любом случае – она меня в очередной раз прощупывала, это факт. Она ищет брешь, в которую можно просочиться, ввинтиться, внедриться, а после вывернуть меня наизнанку. И дело не в моей везучести или выдающихся личных качествах. У нее другая цель, вот только какая? Я прямо сейчас навскидку назову три возможных, и ни одна из них не несет личных мотивов. И слово «забавно» к ним тоже не монтируется.

– Призадумался? – весело спросила у меня Седая Ведьма. – Это хорошо. Ты мыслишь, значит, ты существуешь.

– Перевариваю, – не стал скрывать свои истинные чувства я. – Умеете огорошить.

– На том и стою, – Ведьма снова села в кресло и пододвинула к себе бумаги. – Ладно, подытожим. Возможное непонимание между нами, я так полагаю, устранено. И наши кланы, и мы с тобой по-прежнему кто?

– Друзья, – ответил я.

– Верно, – Седая Ведьма подмигнула мне и пропела: – «Ты и я, ты и я, мы с тобой двузья».

Вот это правда меня впечатлило. Чего-чего, а вокальных экзерсисов от нее я не ждал совершенно. Ну когда рядом не стоит чашка сладкоголосого Басса.

– Так, дальше, – она побарабанила пальцами руки по столу. – Осознав неприемлемую корыстность своего поведения, я даю тебе слово, что при необходимости «Гончие» придут к тебе на помощь без каких-либо условий. Ну кроме разве одного.

– Не вести дел с Гедроном Старым? – предположил я.

– Двух, – поправилась Седая Ведьма. – Это предложение мне тоже нравится.

– Первое слово дороже второго, – засмеялся я. – И, если совсем уж начистоту – мне Гедрон по душе. Нормальный мужик, правильный. А что с характером – так все мы не ангелы. Заговоров против вас я с ним плести не стану, за это поручусь.

– Гедрон – идеалист, – заметила Седая Ведьма, приглаживая волосы. – Всегда таким был. Для него важен не только результат, но и дорога, по которой он к нему пришел, что, по сути, неправильно. Вот потому-то мы с ним в свое время и не нашли общего языка.

– Так какое условие? – решил перевести тему разговора я.

– Простое, – лучезарно улыбнулась Седая Ведьма. – Я хочу знать все о том, что будет происходить в Эйгене в ближайшее время. Точнее о том, чему ты сам будешь свидетелем. Не требую ежедневного отчета, знаю, что ты сразу на дыбы встанешь, да и у меня время не резиновое. Просто время от времени заглядывай ко мне и делись впечатлениями. Я же женщина, любопытство – моя природная черта. А там такое – переворот, междоусобица, распри! Прямо как в сериале.

– И не забывай упоминать о том, что предпринимают «Орландинос» в свете этих непредсказуемых событий, – закончил я ее фразу. – Так?

– Перспективный клан, – деловито заметила Ведьма. – Такие они прямо… Молодцы! Давно за ними наблюдаю. Вот ты мне и поможешь до конца понять – дружить с ними или нет? Так сказать – взгляд со стороны.

Ну я бы назвал это просто и коротко – «стук».

– Видно будет, – с достоинством произнес я. – Надо мной пока не каплет. Да и с «Орлами» я еще толком не знаком. Так что репортажи об игровых событиях ждите, а все остальное… Поглядим.

– Характер у тебя жуткий, – вздохнула Ведьма. – Жалко мне твою жену.

– Не женат, – сообщил я ей. – Холостяк я. Потомственный.

На том мы и расстались. Не знаю, как она, а я был происходящим доволен. Шаткий мир устоял, и визуальная поддержка «Гончих» никуда не делась – этого было достаточно, чтобы спокойно заняться своими делами. На практическую помощь я не особо надеялся, но сам факт того, что они стоят за моей спиной – он был известен многим и избавлял меня от ряда неприятностей. Пусти Седая Ведьма слух, что я у нее в опале – и жди проблем.

Нет, определенно день задался. Теперь поглядим, что будет завтра, причем не только здесь, но и в настоящей жизни. Там ведь Шелестова в редакции за главного оставалась. Интересно, у меня еще есть работа, или придется по пепелищу бегать?

Глава вторая
о новых планах и новых людях

К моему великому удивлению, Вика как раз была спокойна. То ли смирилась с тем, что атомная бомба класса «ЕШ» неминуемо превращает в выжженную пустыню все в радиусе своего падения, то ли рассудила, что расхлебывать последствия кратковременного правления Елены все равно придется мне.

Хотя, может, дело совсем уж в другом. Она вчера о чем-то долго общалась с моей мамой наедине, та потом называла ее «доченькой» и надарила кучу всякого разного. Тревожные, между прочим, признаки. Сильно тревожные. Даже батя, посмотрев на это все, вздохнул, потрепал меня по плечу и успокаивающе сказал:

– С другой стороны, ты почти полжизни пробегал на воле, сын, мне куда меньше перепало. Пора и в стойло.

Имеются у меня подозрения, что этой парочкой вчера был выработан Очень Хитрый План по приводу меня в это самое стойло, и именно его она сейчас обдумывает.

Если эти двое объединились, то мне почти наверняка уже не вильнуть в сторону. Хотя – а надо ли? Я уже размышлял раньше на эту тему и пришел к осознанию того, что с Викой не так и плохо проживать под одной крышей.

С другой стороны – если подавляющее большинство девушек до бракосочетания являет собой образец добродетели и смирения, то откуда, скажите мне на милость, на наши головы сваливаются стервозные супруги?

Машина остановилась у центрального входа в здание, которое все-таки уцелело. Уже здорово. Стены и крыша на месте, остальное нюансы.

Невозмутимый Ватутин довел меня до кабинета и остановил движением руки у самой двери, не дав взяться за ручку.

– Что не так? – посмотрел я на него.

– Тихо очень, – чуть ли не шепотом сказал он и отодвинул меня в сторону от входа в помещение нашей редакции. – Это странно.

В самом деле – странно. Времени двадцать минут десятого, все уже должны быть здесь и дружно ругаться друг с другом, в соответствии с утренними традициями.

А тут – тишина за дверью.

– Ой! – Вика уцепилась за мою руку – А если они все там… Мертвые лежат!!!

– Что за чушь? – возмутился я, но против моей воли воображение уже было активировано.

Мне мигом нарисовалась картина, в которой комната утопала в крови, оскал на лице неживого Петровича, Таша с недоеденным яблоком в руках, даже в подобной ситуации аккуратненькая Ксюша, и, естественно, Шелестова, живописно раскинувшаяся в луже крови и невероятно красивая даже в смерти.

Я даже головой потряс, вытряхивая из нее эту неимоверную хрень. Чушь какая. И еще – а вроде такое со мной уже было? Мерещилось мне подобное в свое время. Дежавю, однако.

Ватутин встал передо мной, прикрывая, щелкнул предохранителем пистолета и мотнул головой, давая одному из своих подчиненных команду заглянуть в кабинет.

Тот приоткрыл дверь и оттуда немедленно грянуло:

«Вспомним мы обычай древний, и заветный, и простой…»

Впрочем, песня как грянула, так и смолкла, сменившись недовольным Ленкиным воплем:

– Ты кто, черт бритый? А ну, исчезни отсюда! Шляются всякие, понимаешь! Народ, на изготовку, ложная тревога!

Нет, такого не было. Не дежавю.

– Надо же, приготовились к встрече, – тихо и немного печально отметила Вика. – А мне ничего не сказали.

– Чтобы не выдала, – подбодрил я ее.

– Да нет, просто в расчет не брали, – криво улыбнулась она. – Есть ты, есть они и есть я. По отдельности эти величины совпадают, но одним целым стать не могут.

– Эк тебя растопырило, – проникся я, не без удовольствия глядя на бритоголового охранника, пытавшегося понять, что это было такое.

– Иди, – толкнула меня Вика в спину. – Они ждут. Нехорошо получается.

А ведь правда приятно. Когда человек становится своим среди своих – это великое дело. Сопричастность к коллективу, к общему делу важна неимоверно, это то, что невозможно ничем заменить. Нет, если отношения с коллективом не сложились, то тут же выдаются фразы вроде: «я социопат», «индивидуальное пространство – вот что мне нужно», «важно быть личностью, а не одним из стада» и тому подобное. Но это все лишь попытки скрыть досаду от того, что все в пятницу идут спиртное различной крепости пить в ближайший бар, а ты домой едешь в одиночку.

Я пригладил волосы, подошел к двери и резко ее открыл, пряча довольную улыбку.

– Барин приехал! – радостно сообщила Шелестова, плечи которой были закутаны в шаль невероятно пестрой расцветки, и ткнула пальцем в смартфон, зажатый в руке.

Оттуда немедленно по новой понеслось:

 
«Вспомним мы обычай древний, и заветный и простой,
К нам приехал, к нам приехал…»
 

На этом исполнение песни цыганским хором прервалось, заканчивал ее уже мой коллектив:

– Наш нача-а-а-альник да-а-а-арагой!

Все стихло, я недоуменно уставился на Шелестову.

– Ну? – спросил я у нее.

– Что? – томно поинтересовалась она, стоя вполоборота, обняв себя за плечи и глядя на меня подведенным темной тушью правым глазом, полускрытым под светлыми волосами. Видимо, так ей рисовалась истинная цыганка.

– «Пей до дна» где? – уточнил я. – Поднос где, рюмка с «беленькой»?

– Рабочий день на дворе, – изумилась Шелестова. – Какая «беленькая»? Могу «фанты» налить.

– Да не в этом дело, – подал голос Петрович. – Они всю голову сломали просто, как твое имя в здравицу вставить. Там же перед «пей до дна» сначала его пропеть надо, и единственное, что худо-бедно туда монтировалось, так это «Харик». Естественно, что они забоялись.

– Аргумент, – засмеялся я, глядя на Шелестову, которая очень недобро глянула на Петровича. – Но все равно – немного не то без подноса и рюмки.

– Нет рюмки, – решительно заявила она, развела руки в стороны, зажав в ладонях цветастый платок. – Зато «холодец» есть!

Каблуки ее туфелек выбили из пола дробь, после она лихо на них крутанулась, выгнулась, и передернула плечами, ребята захлопали в ладоши.

– Эй, начальник! – звонко крикнула Шелестова, извиваясь как змея в танце напротив меня. – Повысь в должности – еще не так станцую! Хоп-хоп-хоп!

Вот откуда в ней это все? Вроде – «белая кость», папа богатый, живи в свое удовольствие. А она тут с нами вон «цыганочку» танцует.

Я изобразил из себя Паратова, вальяжно похлопал в ладоши, жалея о том, что на мне не шуба с меховым воротником, и еще о том, что усов у меня нет.

– Опа-опа, дрипа-дрипа, – негромко сказала за моей спиной Вика, глядя на Елену, изогнувшуюся так, что ее волосы касались пола. – Насчет должности не знаю, но ты в «Танцах». Спасибо.

Собственно, на этом показательное выступление и кончилось.

Шелестова смахнула со лба капельки пота, заулыбалась и задушевно спросила у Вики:

– Понравилось?

– Не то слово, – немедленно ответила та. – И самое главное – как это к месту и ко времени.

– Когда же, если не сейчас? – укоризненно произнесла Елена, поправляя волосы. – Харитон Юрьевич возвернулся невесть откуда, разве мы могли не устроить ему встречу? Вы об этом не подумали, пришлось нам самим проявлять инициативу. Так сказать – снизу. А, чуть не забыла!

Шелестова подошла к своему столу, покопалась в куче бумаг, достала оттуда что-то желтое, поднесла это к губам и дунула в него.

Пронзительный звук заставил меня вздрогнуть. Это оказалась футбольная «гуделка».

– Ура-ура-ура! – деловито произнесла Шелестова. – Все, торжественная встреча окончена. Доклад сейчас слушать будете или чуть погодя?

– Здание на месте, люди все в наличии – значит, все нормально, – без тени иронии ответил я. – Какие отчеты? А вот материалы на новый номер посмотрю непременно. Да, Ксюша… Где ты там есть?

Наша «серая мышка» подняла руку, она сидела рядом со шкафом, практически прячась в его тени.

– Твой проект одобрен, финансирование под него выделят, – порадовал я ее. – Причем, как полагается – кто придумал, тому этот геморрой и достается, так что тебе над ним и корпеть. Плюс второй проект, тот, что предложил я. Ну что насчет большого турнира, помнишь?

Ксюша кивнула и сделала пометку на листочке, лежащем перед ней.

– Так вот он тоже достается тебе, – продолжил я. – Концепт, полагаю, понятен, так что займись конкретикой события – даты, зоны ответственности, оформление, слоганы, игровая реклама и все такое прочее. Идеально будет, если это мероприятие перейдет в стадию пиара уже где-то в марте, то есть недельки через три, а пройдет в конце мая, перед «мертвым» летним сезоном. И потом – все это затевалось для подъема интереса к изданию, это основная цель. Вот ее и придерживаемся. Все ясно?

– В общих чертах, – пискнула девушка. – Вот только про зоны ответственности непонятно.

– Не одной же тебе над этим всем горбатиться? – даже удивился я, снимая пуховик и определяя его на вешалку. – Надорвешься. Да и не дело это. Часть полномочий делегируй коллегам, причем не на словах, а на бумаге, оформленной как служебная записка. Стройникову следует поручить то-то и то-то, Шелестова отвечает за то-то и то-то. И спрашивай с них как следует, без всяких сантиментов. Народ, все меня услышали?

– Услышали, – хмуро ответил Стройников за всех.

– Не было у бабы забот, купила баба порося, – подал голос из своего угла Петрович, щелкнул зажигалкой и тут же зажужжал карманным вентилятором.

– Меньше пессимизма, – пристыдил я коллег. – Мыслится мне, что при правильном подходе из этого можно сделать игровой опен-эйр, эдакое главное событие лета. И если оно пройдет хорошо, так и премия не заставит себя долго ждать. Мы же не за идею работаем, а за деньги.

– Премия – это правильно, – бодро заявила Таша, разворачивая шоколадную конфету. – Премию я люблю.

Народ бодро зашумел, подтверждая, что они думают так же, и в свете премии грядущее событие выглядит совсем уж по-другому. Перспективное оно, и очень для нашего дела полезное.

– Меня и Викторию тоже подключай, без чинов и скромности, – дал Ксюше еще один совет я. – Хотя без меня в любом случае не обойдется, так что сегодня после двенадцати ко мне зайди, мы набросаем основной костяк мероприятия. Ну а мясо на этот костяк ты будешь наращивать сама. Что еще? Да. На это время ты освобождена от всей текучки, полностью. И каждый понедельник мне будешь подробно докладывать о проделанной на предыдущей неделе работе. Только без фанатизма, прошитые отчеты можно не делать. И «радеоновских» задействуй тоже без особых стеснений, без них в любом случае не обойтись. Рекламщики, гейм-дизайнеры, Костик… Ты помнишь Костика? Вот с ним будь на связи постоянно, поскольку много контента в игру вводить придется.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное