Андрей Васильев.

Файролл. Квадратура круга. Том 2



скачать книгу бесплатно

Глава первая,
из которой следует, что лучшее враг хорошего

– Ииииии – вздрогнули! – нетрезво, а потому невероятно бодро и крайне жизнеутверждающе проорал обычно флегматичный Петрович. – За Ксению – снова и опять!

Ух ты! Никак он на неё глаз положил? Зря. Тут Петровичу ничегошеньки не светит. Не любит собранная и целеустремленная Ксюша творческих личностей вроде него. Они не монтируются с её видением жизни.

Хотя… Водка и не такие крепости брала, а наша тихоня впервые на моей памяти сегодня не отстаёт от коллектива, раз за разом выпивая с ним. Вон как разрумянилась! Так что – удачной охоты тебе, брат!

Рюмки звякнули, секундная тишина – и снова зашумело наше маленькое журналистское братство. Как водится, на подобных мероприятиях после третьей пустой бутылки говорили все и сразу, не особо слушая друг друга, но при этом дружно хохоча над всем, что происходит вокруг. А, нет, даже четвёртой: вон Стройников со словами: «Покойника под стол» убрал ещё один опустевший «флакон».

А вот я особо не пил. И настроения не было, да и дел завтра полно. Причём в перспективе просвета не предвидится, поскольку мне самому неясно, за что хвататься в первую очередь.

Хотя комбинацию с присягой кланов Тиамат я провернул, конечно, лихо. Нет повода не гордиться собой. Даже матёрые главы кланов – и те прониклись происходящим, о чём и сообщили мне сразу же после завершения мероприятия. Причём, что удивительно, все собрались около меня, а не Гедрона, что правильней. Старший у нас всё же он, а не я.

– Впечатляет, – сообщила мне Айболитка, и стоящие за её спиной функционеры «Вербум Сап» согласно закивали. – Думаю, мы приняли правильное решение по поводу слияния.

– Время покажет, – уклончиво ответил я, прищемив во рту языком практически слетевшее словосочетание «и поглощения». – В том смысле, что всё только начинается. Но – да, в плане божественного покровительства мы если и не на первом месте, то не на последнем точно.

– Большинство топ-кланов ещё не сделали свой выбор, – заметил Гедрон. – Прикидывают пока, кто из богов им больше выгоды принесёт. И я их понимаю, ошибиться нельзя. Это отдельный игрок, если что, за денежку может веру сменить, сумма хоть и не сильно скромная, но подъёмная. А вот клан – фигушки. Там такая цифирь вырисовывается, что легче расформироваться и новый клан создать. Дешевле выйдет.

– Я слышал, что Сайрус из «Меча и посоха» был первым, кто присягнул на верность богам, – добавил Глен, поправив свой щегольской плащ. – Те не успели с небес спуститься, а он тут как тут, и сразу Лилит клятву дал. У него в клане одна эльфиечка играет, она и рассказала. Мой человечек эта эльфиечка. Вот такой вот каламбур.

– Интересно, а какие-то особые плюшки первому принёсшему богам клятву полагаются? – задумчиво спросила Гливея. – По идее должны отсыпать, не жалея.

– Думаю, помимо обычной награды ещё титул и какой-нибудь памятный знак каждому из игроков презентовали.

Плюс незначительный бонус клану, вроде пары сотен единиц к здоровью, – предположил я. – Баланс есть баланс, за подобные вещи атомную бомбу не дарят.

– По этому поводу она мне ничего не рассказывала, – отозвался Глен. – Но «Мечи» клан хоть и маленький, но сильно себе на уме, болтунов там не любят.

– Сайрус такой – подтвердил Гедрон – Ладно, люди, подытожим. Мы молодцы, но, наверное, надо разбегаться помаленьку. Вам завтра на работу, мне… Тоже, в каком-то смысле.

– Если не секрет? – заинтересовался Вольный. – Не подумай неправильно, просто фраза прозвучала довольно интригующе.

– Замок я возвожу, – махнул рукой в сторону реки Старый. – Основная рабочая сила – гоблины. Если за ними не следить, то вместо крепких стен, подвесного моста и башенок с флагами котлован образуется, заполненный объедками. Боги мои, сколько же они жрут! Я на одном горячем питании для этих проглотов скоро разорюсь. А без него нельзя, они тогда работоспособность потеряют.

– Вот поэтому мы и не спешим ничего строить! – с довольным видом сообщила всем Айболитка.

– А придётся, – хмыкнул я. – Земли у вас теперь есть, так что будьте любезны, обеспечьте их защиту.

– Это новость! – в один голос сказали сразу несколько человек, не входящих, естественно, в клан «Вербум Сап». Последние-то уже были в курсе, я им всё до церемонии рассказал.

– Не спорю, – удовлетворённо подтвердил я.

Ну да, люблю я иногда ошарашить окружающих горячей новостью, а после тщеславно купаться в лучах сомнительной славы. Но я кто? Журналист. Это моя профессия.

– Мне бы мог и раньше сказать, – пожурил меня Старый. – Мы теперь как один кулак.

– Он даже меня в известность не поставил, – фыркнула Кролина. – О чём ты? Хейген – это кулёк секретов, которые известны всем, кроме тех, кому их следовало бы знать.

– Хорошо сказано, – уважительно произнесла Айболитка. – Спиши слова!

– На фига? – пожала плечами Кро. – Повертишься в нашей компании, сама не хуже начнёшь выражаться. Сначала, правда, штрафов за нецензурную брань нахватаешь, но потом приспособишься.

– Какие печальные перспективы! – весело хохотнул Раша, но после, глянув на мрачное лицо девушки, призадумался.

– Вот! О перспективах! – перехватил инициативу я. – Народ, храм надо строить. Вооон там, у реки.

– Зачем нужна река, если на её берегу не стоит храм? – нараспев произнесла Гливея. – И?

– Ну, мы с Гедроном уже обсуждали этот вопрос, – я потыкал пальцем в сторону Старого. – Надо скидываться. Понимаю, что выглядит некрасиво: вы только-только пришли, а тут мы с требованием раскрыть кошелёк. Но – надо. Вот той красавице с небес надо. Так сказать – всем на свете нужен дом. Опять же – бартер: мы ей храм, она нам кучу всякого-разного. А если всех опередим и первыми воздвигнем дом для богини, то всё совсем красиво станет.

– Про это я читал, – басовито сообщил нам Вольный. – В форуме куча обсуждений данной темы есть. Но, если не ошибаюсь, там всё не так просто. Построить храм – это самое лёгкое, это просто деньги и мастера. В его основание должен быть положен первокирпич, ещё от того, доисходного здания. А с ними серьёзная проблема. Их тупо нигде нет.

– В Файролле есть всё, – мило улыбнулся я. – Просто нужно немного поискать.

– Ты, я так понимаю, и станешь этим заниматься? – уточнила Айболитка, дождалась моего кивка и деловито сообщила – Само собой – мы в доле. Гедрон, напиши мне, сколько надо денег.

Гливея окинула её задумчивым взглядом, но говорить ничего не стала. Промолчала.

– И ещё один вопрос, – подняла руку Кро. – Насущный, хотя, возможно, и немного бесцеремонный. Народ, данный состав кланов окончателен?

– Сейчас немного не понял, – потёр лоб Раша.

– Будем ли мы ещё расширяться? – пояснила девушка – Или всё, есть только четыре клана в землях Пограничья, и этого хватит?

– Не назвал бы данную реплику насущной, но некая рациональность в ней есть, – медленно проговорил Старый.

– Наше мнение не может быть решающим, хотя бы потому, что мы свежеприбывшие, – заявила Айболитка. – Но право голоса у нас теперь есть, и я его использую. Мы против ещё кого-то. Для обороны локации от внешнего противника народу у нас достаточно, особенно с учётом того, что на нашей стороне НПС. Ну, если только это не будет орда Тёмного Властелина или пара-тройка топовых кланов, которые решат смешать нас с пылью. В этом случае всё равно особо ничего не светит. А вот в плане разобщённости после расширения состава проблем не избежать. Сейчас мы можем договориться, потому что нас мало. Станет много, сразу начнётся обычная сутолока – фракции по интересам, перешёптывание по углам, дружба одних против других… Нам всё это без надобности.

– Поддерживаю, – немедленно отозвался я. – Подобные забавы жрут кучу времени и нервов.

– За, – поднял руку Глен.

– Пусть будет так, – подытожил Гедрон. – Я бы мог поспорить, но не стану.

– «Союз четырёх», – мрачно-заговорщически прошипел Раша и скорчил загадочную гримаску. – УАЗу!

– Вон, видишь, над гномами летает существо в юбочке, а те в неё топоры кидают? – дёрнула его за рукав чуть погрустневшая Кролина. – Это Трень-Брень. Я так думаю, что ты и она – разлучённые в детстве брат и сестра. Тебе непременно с ней надо познакомиться.

Гедрон и Глен ухмыльнулись, переглянувшись. Ну да, они-то наше проклятие хорошо знали. А новенькие – нет.

– Они же в неё попасть могут? – сердобольно охнула Айболитка.

– Ну да! – с надеждой произнес Гедрон. – В этом весь смысл!

– Да фигу с два, – вздохнул Глен, – её и из пушки не убьёшь. Хейген, ты в курсе, что эта чумичка недавно с парочкой моих обалдуев в «орлянку» играла? И в результате обобрала как липок обоих. Ну, деньги там, оружие, цацки – ладно. Но они ей и плащи клановые продули. Пусть она хоть их вернёт!

– Садиться с феей играть в азартные игры, рассчитывая на свои силы, – это как верить в то, что доживёшь в России до достойной пенсии, – рассмеялась Кролина. – В теории – возможно, на практике – практически невыполнимо.

– Если она их не сменяла на какой-нибудь хлам – вернём, – пообещал я. – А ты своих предупреди, чтобы не верили этой егозе.

– Уже, – потёр кулак Глен. – Не сомневайся.

– У неё, небось, монета была зачарованная, – предположил Раша, с интересом слушавший беседу. – Я такие видел в одном мейконговском катране. Там…

– Точно вы родня, – сообщила ему Айболитка. – Сомнений никаких нет.

– Ладно, по составу решили, – подытожил Гедрон. – Но это только первый вопрос. Есть другие, и много. Но, думаю, их мы обсудим не здесь и не сейчас. В воскресенье встретимся и пообщаемся. Хейген, организовать залу какую-нибудь во дворце реально? Хорошая нейтральная территория, для круглого стола – самое то.

– Не вопрос, – тут же ответил я. – Договоримся. Кро?

– Сделаю, – буркнула девушка.

– Да, если меня не будет, то именно Кролина будет представлять интересы нашего клана, – сразу добавил я. – И в воскресенье, и вообще.

Собственно, на этом деловая часть закончилась, а вскоре народ начал потихоньку расходиться.

Лично я посмотрел ещё минут пять на то, как Трень-Брень уворачивается от гномьих топоров, и покинул игру.

О чём, кстати, почти сразу и пожалел. Там было спокойней, чем в реальной жизни.

Такой ругани, как та, что меня встретила вне игры, я не слышал давно. Но не это главное. Я даже не подозревал, что Вика такие слова знает. Ясно, что она не девочка-одуванчик, но всё же…

Причём весь этот текст она выдавала в телефонную трубку, почти крича, и с невероятно злобным выражением лица.

Одно хорошо – я попал на самый финал. Вика выпалила ещё одну матерную тираду, закончила её фразой «Чтоб ты сдохла!» и метнула телефон в стену.

Тот жалобно хрустнул и упал на пол уже в виде трёх отдельных частей.

– Ужинать будешь? Есть эскалопы и пюре, – поинтересовалась у меня девушка совершенно нормальным тоном. – Я разогрею.

– Буду, – опасливо ответил я, выбираясь из капсулы. – Слушай, а это что сейчас было?

– Не «что», а «кто». Сестрица моя, – охотно отозвалась Вика и пнула ногой обломки телефона. – Сучка драная, из-за неё хорошую вещь разбила. Иди, руки мой.

– Сестрица? – насторожился я, ибо повод для беспокойства имелся. – Чего хотела?

– Поди пойми, – передёрнула плечами девушка. – Орала что-то невнятное, как всегда, винила всех во всём, под конец угрожать начала.

– Тебе? – уточнил я.

– Обратно – всем, – развела руки в стороны Вика. – Всему миру. Ну, и нам с тобой в том числе. Мол, у неё есть новые друзья, которые дадут трындюлей тем, кто встал на её пути или, того хуже, позволил себе её, любимую, обидеть.

Новые друзья. Как интересно. И, надеюсь, интересно не только мне, но и ещё кое-кому, поскольку такую родню грех не сдать кому следует. А ещё лучше её изолировать в те места, где на дверях ручек нет, отсутствуют зеркала и стены мягким войлоком обшиты.

– Причём тебя она особо упоминала, – Вика подобрала останки телефона. – И исключительно в крепких выражениях. Слушай, вот чего она такая завистливая? Ну да, старая дева, ну да, не красавица. Так порадуйся за сестру, за то, что у неё, в отличие от тебя, сложилось. Нет! Надо всё обгадить, обхаять! Что за натура? Ух, Киф, как она тебя не любит.

– Что тоже достижение, – потёр загривок я. – Не зря жизнь прожил.

– Это да, – признала Вика. – Чего встал? Ужинать пора! Марш руки мыть – и за стол!

Её сестрицу я слил Азову тем же вечером, как и планировал. Илья Павлович внимательно выслушал меня, привычно похмыкал в трубку и велел особо голову себе не забивать. Мол – всё под контролем. Собственно, после этого я и начал немного нервничать, поскольку знаю его «всё под контролем». Когда он так говорит, меня либо по почкам бьют, либо гоняют как зайца по кустам. Москва – город больших возможностей, у нас что угодно купить можно, даже большую и тяжёлую подвесную авиационную бомбу. А уж снайперскую винтовку – вообще как делать нечего, были бы деньги. «Бам» – и мои мозги уже на мостовой или на стене. Невесёлая перспектива. А это учительница, ей трудолюбия, изобретательности и упорства в достижении цели не занимать. Учителя и врачи – люди из металла особой закалки. Они бюджетники, они в этой жизни ничегошеньки не боятся, им ад санаторием покажется.

И что это за «новые друзья»? Кто они?

Но «проставу» Ксюши пропустить было нельзя. Это святое. Да и вообще у меня впереди других праздников не предвидится. Головной боли – хоть отбавляй, а хорошего – фигу с два.

– Айда в боулинг! – предложила вдруг громко Таша, обозревая разорённый стол. – Там весело, там пиццу можно заказать. И колечки кальмаровые в кляре.

– Шары катать! – заорал Стройников, вскочил на ноги и вильнул бёдрами, уперев руки в бока. – Я еду!

– Мы тоже, – лукаво подвигав бровями, сообщил всем Петрович, подбираясь поближе к Ксюше. – Да?

– Да, – немного испуганно подтвердила бедняжка, прикидывая, куда бы ей улизнуть. – Вика, вы же с Харитоном Юрьевичем с нами отправитесь? Ну, правда же?

Это был далеко не вопрос. Это, скорее, была мольба.

– А как же, – обречённо подтвердила Вика, которую явно не очень прельщало продолжение банкета. Но долг верной подруги не оставлял возможности для манёвра, всё ж таки они из одной стаи. – Поехали.

– Надо на команды делиться, – немедленно сообщила всем Шелестова. – Чур, я в одной с нашим дражайшим шефом. Там, где он, – там победа!

Вот ведь хорошие слова вроде, но интонация, интонация… Глумливая донельзя! Мало того – она меня ещё и за плечи обняла, несомненно, провоцируя Вику.

К чести последней, та не взвилась под потолок и не устроила скандал. Она сделала вид, что ничего не заметила.

– Чего это ты с ним в одной команде? – возмутилась Мариэтта. – Может, я тоже в неё хочу.

– Прогиб засчитан, – подытожила Таша. – Так мы едем или нет? И, кстати, – в какой из боулингов? Надо же позвонить, уточнить – есть свободные дорожки, нет. Сегодня пятница-развратница, если кто забыл, не мы одни такие умные. Решайте уже, время-то идёт.

После недолгого спора наконец определились с местом, причём в процессе беседы я уяснил тот факт, что мои подчиненные отменно изучили абсолютно все злачные места в округе, включая те, о которых мне, столько лет проработавшему тут, ничего известно не было. Как видно, не на все мероприятия нас с Викой зовут, не на все. Выпал я из движения. Вика – ладно, оно ей и не надо, это другого склада человек, но вот я… Не знаю отчего, но мне вдруг стало немного грустно. То ли старею, то ли ещё чего. Причём вариант с «ещё чего» выглядит более реалистичным.

Нам повезло: в одном из игровых клубов, которым сейчас нет счёта, дорожка нашлась, причём, что приятно, находилось это место неподалёку от нас.

– Плохая идея, – сообщил мне Ватутин, узнав от меня новости о наших планах. – Такие вещи надо заранее согласовывать, причём не со мной.

Шелестова громко фыркнула и одарила меня взглядом класса «кое-кому пора на горшок и спать?».

– Надо, – согласился с охранником я. – Наверное. Но сегодня получилось так.

– Не получилось, – покачал головой Ватутин. – Точнее – у вас с Викторией Евгеньевной не получилось. А эти господа и дамы могут направляться туда, куда собрались.

– Вы делаете свою работу, это понятно, – примирительно сообщил ему я. – Но, согласитесь, в своём устремлении довести её результат до идеала должны же быть какие-то границы? Мы с Викторией Евгеньевной не заключённые, не крепостные, у нас есть право на свою жизнь.

– Вот-вот, – поддержала меня Шелестова. – Свободу Анджеле Дэвис!

Охранники, стоящие за спиной Ватутина, нехорошо на неё посмотрели, но говорить ничего не стали.

Остальные сотрудники благоразумно промолчали, но я просто физически ощутил, как наши души покидает лёгкость и атмосфера праздника. Ещё пара минут, и никто никуда не поедет. Уйдет в никуда та радость, которая подвигает людей одной весёлой толпой мчаться в ночной город на поиски приключений и сомнительных утех. Обрести её сложно, тут важно единство душ и правильное количество употреблённых внутрь горячительных напитков, а вот утратить – как нечего делать.

– Не хочу ругаться, – вздохнув, сообщил я Ватутину. – Правда, не хочу. У меня и так всё в жизни скрутилось в огромный узел, не добавляйте в неё ещё больше злобы, а? Поехали уже, пока настроение есть.

– Трезвею, – предупредил всех Петрович и потёр щёки. – ещё немного, и меня к родному очагу потянет.

– Может, и в самом деле – ну его? – глянув на моего старого друга, вдруг оживилась Ксюша. – Может – по домам?

– Чего? – в один голос возмутились Стройников и Таша. – Ксюха, хорош «заднего» включать!

– В самом деле, – вдруг подключилась к разговору Вика. – Мы же не в притон направляемся. Это клуб, приличное место. И вы с нами пойдёте внутрь, мы не у входа вас оставим.

Чёрт, это всё смотрится практически унизительно. Мы, взрослые люди, должны упрашивать невесть кого, чтобы нам разрешили сходить отдохнуть. Всё понимаю, но есть же какие-то пределы терпения?

А самое пакостное, что, взорвись я, начни орать и топать ногами – происходящее примет совсем уж пакостный оттенок. Это будет похоже на истерику ребёнка – безудержную, безостановочную и бесполезную. Я и так выгляжу сейчас не лучшим образом в глазах окружающих, к чему усугублять?

Вот она, обратная сторона медали, вот цена всего того изобилия, что свалилось на меня за последний год и которым я, заметим, толком даже не воспользовался. Какая цена? Моя жизнь. Не в смысле – «возьми и умри». Просто я и она, жизнь, в смысле, теперь существуем отдельно. Я – в четырёх стенах, а она – за ними. Шаг влево, шаг вправо – и всё, утыкаешься в забор. Или в шлагбаум. Коренастый такой шлагбаум, с пистолетом под мышкой и в дорогом костюме.

– Хорошо, – внезапно согласился Ватутин. – Но если я говорю, что мы оттуда уезжаем, то вы встаёте и выполняете мое пожелание.

Очень хотелось его послать куда подальше. Жутко хотелось. Но – удержался, не стал. Приберёг этот аргумент на потом. Наверняка в боулинге возможностей для этого будет предостаточно.

Впрочем, всё оказалось не так уж скверно. Игровой клуб был небольшим и тихим, дорожка нам досталась в самом углу, уютном и полутёмном, охрану это более чем устроило, и она нас не беспокоила, расположившись чуть поодаль, но так, чтобы не мешать другим игрокам. Хотя – каким там игрокам? Только две дорожки занято и было – нами и ещё одной компанией, в которой особенно выделялась высокая стройная блондинка, грациозно изгибавшаяся в тот момент, когда мяч отправлялся к кеглям.

– Страйк! – заорала Шелестова, в последний момент решившая против меня, и изобразила некий диковатый танец. – Третий, между прочим! Ещё два – и получу бейсболку от заведения! Ох, как я крута!

– Проигрываем, однако, – проворчал Жилин. – Вот ведь зараза какая эта Ленка!

Это да. Громили нашу команду по очкам, громили. Можно было бы всё списать на Вику, которая на редкость неудачно сбивала кегли, но я и сам чудес меткости не демонстрировал. Если бы не Серёга, который раз за разом сокращал счёт, – позора не избежать.

– А ну-ка, катну по-стариковски, – подмигнул Ксюше вновь захмелевший Петрович. – Ирии-эх!

Бедняжка, окончательно перепуганная всё более и более усиливающимся прессингом со стороны обычно флегматичного художника, испуганно моргнула обеими глазами и прижалась к Вике, в которой видела главную свою защитницу.

А на позицию тем временем выбралась Таша, она усиленно шевелила пальцами и придирчиво выбирала шар.

– Пицца, – сообщил мне мужчина в форме клуба, ставя на столик поднос. – С пепперони, маслинами и ветчиной.

– Спасибо, – оживился я. – Прямо как я люблю!

– Само собой, – заверил меня служащий клуба. – Для вас и готовили, Харитон Юрьевич. Хотя я лично не рекомендовал бы вам на неё сильно налегать. Это ведь безумное количество холестерина и такой удар по печени, а она у вас и так в не лучшей форме.

Голос. Я знаю этот голос. Хотя о чём я… По одной фразе можно догадаться, кто именно напялил на себя форму сотрудника.

Ну и где этот хвалёный Ватутин? Если бы Ерёма хотел меня убить, я бы уже получил нож в ту самую печень, вон вокруг полумрак какой, никто и не заметит. Вика Ксюшу успокаивает, а остальные обсуждают, как лихо Петрович все кегли, кроме одной, свалил.

– Я просто поговорить, – нагнулся ко мне Ерёма. – И не более. Тем более что есть о чём.

– В сторону отошёл, – раздался голос Ватутина и щелчок, означающий, что пистолет снят с предохранителя.

– Вот почему никогда без этой ненужной никому постановочной шелухи наше с вами общение не обходится? – печально поинтересовался у меня Ерёма. – Всякий раз Голливуд какой-то получается!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7