Андрей Усачев.

Малуся и Рогопед



скачать книгу бесплатно

Глава 8. Волшебные глуши

Солнце уже стояло высоко, когда они подошли к белому, выкрашенному известкой домику. За домом тянулся сад.

– Как я проголодалась, – сказала Маруся. – Может быть, мне дадут что-нибудь поесть!

– А меня подоят, – добавила Розалия.

Возле дома, в огромной луже, сидели два маленьких мальчика и пускали кораблики.

– А ну-ка быстро вылезайте! – строго сказала Маруся. Однако дети не обратили на нее никакого внимания.

– Эй, вы слышите, цыпки заработаете! – крикнула девочка. Розалия протяжно замычала. Но дети и не шелохнулись.

Из дома вышла женщина.

– Кричать бесполезно. Они съели глуши и теперь ничего не слышат.

– Глуши? – спросила Маруся. – А что это такое?

– В прошлом году выросло у нас дерево. Кто съест с него плод – сразу оглохнет. Да вон оно, будь оно проклято!

Маруся посмотрела туда, куда указывала женщина. За домом росло большое дерево с яркими желтыми плодами.

На дереве висела табличка:

«НЕ ЕСТЬ – ВОЛШЕБНЫЕ ГЛУШИ

Девочка подошла поближе:

– Да это же груши!

– Груши? – недоверчиво покачала головой женщина.

– Не верите? – Маруся сорвала один плод.

– Не ешь! – закричала женщина. Но девочка уже надкусила глушу.

– Маруся! – позвала Розалия. Девочка не ответила.

– Бедняжка! – со вздохом обратилась женщина к корове. – Вы не представляете, как это ужасно, когда говоришь, а тебя не слышат.

– Это все равно, что читать стихи, а тебя не слушают, – ответила Корова. – Обидно, что она больше не услышит моих стихов.

– Почему не услышу? – отозвалась Маруся.

– Она слышит, – в один голос воскликнули женщина и Розалия. – Почему же ты не отвечала?

– Груша очень вкусная… Это самые настоящие груши, а никакие не глуши, – сказала она. – Давайте угостим детей!

Хозяйка помотала головой.

– Дважды оглохнуть нельзя, – заметила Розалия.

Маруся сорвала несколько плодов и отнесла их малышам.

Дети съели груши и закричали:

– Еще!

– Дам еще, если вылезете из лужи! – сказала Маруся.

Братья моментально выскочили из воды и протянули руки.

– Слышат! – закричала счастливая мать. – А ну, немедленно домой!

– А ты молодец, – похвалила Розалия. – Я бы никогда не догадалась, что глуши – это неправильные груши!

– Просто ты никогда не картавила, – скромно ответила девочка.


Хозяйка подоила Розалию и налила детям молока. Маруся с удовольствием выпила большую кружку:

– У тебя очень вкусное молоко!

– Правда? – обрадовалась Корова. – А я боялась, что от стихов оно может испортиться.

И тут же сочинила поэму:

Волшебные глуши

 
Когда вы съедите
Волшебные глуши,
Вы можете плавать
С лягушками в луже…
Пусть мама кричит,
Или папа орет –
Напрасно они
Открывают свой рот!
Когда вы съедите
Волшебные глуши,
Вам незачем чистить
И мыть свои уши,
Поскольку они вам
Теперь не нужны…
Одно только люди
Запомнить должны:
 
 
Когда вы съедите
Волшебные глуши,
То вам никогда
Не удастся послушать…
Как птички щебечут
И речка журчит,
И в поле корова
Приятно мычит.
Как звонко кричат
На заре петухи,
И как я читаю
Вот эти стихи!
 

За обедом Маруся спросила хозяйку о Логопеде.

Но та только плечами пожала:

– Край у нас дикий. Почтальон раз в год письма приносит…

Женщина посоветовала им идти в ближайший город Градов, до которого пешком можно было добраться за неделю, а если морем – вдоль берега – то за два-три дня. Если, конечно, они найдут лодку.

Хозяйка собрала в корзинку еды и, пожелав счастливого пути, вывела их на дорогу, ведущую к морю.

Глава 9. Моляк в котелке

Утром подруги уже шагали по дороге к морю.

– Кажется, будет буря! – сказала Маруся.

– С чего ты решила, – возразила Розалия. – На небе ни облачка…

– А ты слышишь, как море ревет?

Действительно, со стороны моря доносился ужасный рев. Хотя выглядело оно совершенно спокойным.

– Странно, – Розалия прислушалась. – Как будто ревет стадо коров…

Они спустились с берега вниз. На песке сидел здоровенный рыжий детина в тельняшке и почему-то в котелке – и отчаянно ревел.

Увидев девочку и корову, он вытаращил глаза и замолчал.

– Добрый день, вы кто? – спросила Маруся.

– Я – Моляк! – сказал детина.

– Вы – маляк? – удивилась Маруся. – Такой большой?

– Да не Маляк, а Моляк, понимаешь, матлос. А матлосы это те, кто плавают в моле

– ПЛАВАЮТ В МОЛИ? – Розалия покачала головой. – А вы не могли бы говорить чуть-чуть понятней?

– Если бы я это мог, я бы тут не лазговаливал с вами, – в отчаянии закричал детина. Впрочем, он быстро успокоился и вот что рассказал:

Лет десять Моляк плавал по морям и океанам, нес вахту на корабле, отдавал капитану честь и драил палубу. Но с детства, как и Маруся, не умел выговаривать «Р». Впрочем, ему это было не нужно. Ведь дело моряков не разговаривать, а выполнять приказы.

– Наш капитан всегда говолил, – сказал он, – что матлос должен быть молчаливым как лыба!

И вот за честную и доблестную службу его сделали боцманом.

– А боцман должен отдавать команды и глупо на всех олать…

– Вы хотели сказать, грубо, – догадалась Маруся.

– Хотя грубо и глупо – почти одно и то же, – заметила Розалия. Моряк мрачно кивнул.

Вот тут-то у него и начались беды. Вместо МАЙНА и ВИРА, он кричал: МАЙНА и ВИЛА! А однажды вместо: «Все на правый борт!» он скомандовал: «ВСЕ НА ПЛАВАЙ БОЛТ!» Половина команды бросилась в море, а половина стала искать БОЛТ – и корабль чуть не сел на мель… Потом начались еще большие неприятности. Новый боцман отдал повару команду: СВАЛИТЬ УЖИН! Кок вывалил макароны в воду, и матросы осталась без ужина. В другой раз он распорядился подать капитану КАПИТАНСКИЙ КОТЕЛОК, вместо катерка. Вся команда помирала со смеху. Но когда капитану вместо РОМА принесли ЛОМ, тот не на шутку разозлился и велел высадить его на берег. Высадили Моляка с позором. Нахлобучили на него этот дурацкий котелок.

 
– При попутном ветерке
Плыл Моляк в котелке! – пели, провожая его, моряки.
 

– Да, невеселая история! – вздохнула Маруся. – Но думаю, помочь вам можно.

Узнав о чудесном исцелении Маруси и об их дальнейших планах, моряк не раздумывая решил составить им компанию.

– Сочту за честь пловожать такую замечательную палочку!


Бывший боцман засучил рукава и сразу взялся за работу. Из бревен и досок, валявшихся на берегу, он связал вполне приличный плот: веревка на шее Розалии оказалась очень кстати. А в сундучке моряка нашелся кусок парусины для небольшого паруса.

Глава 10. Плавание по селедке

Море было совершенно спокойным. Плот неторопливо скользил вдоль скалистых берегов. И Моляк лишь изредка брался за весло, чтобы обогнуть какой-нибудь утес.

Маруся купалась, загорала и чувствовала себя замечательно. А вот Розалию всё раздражало: ей не нравился плот, и море, и шум волн…

– Я плохо плаваю, – говорила она. – И вообще, коровы – животные сухопутные!

– Почему же, – возразил Моляк. – Я видел и молских колов, и даже их ловил…

– Морские коровы? – фыркнула Розалия. – Какая глупость! Ну и чем же они питаются? Рыбой?!..

– Зля смеетесь, – обиделся Моляк. – Бывают не только молские коловы, но и ежи, лисицы, собаки и даже котики.

И он поведал историю о том, как однажды на их судно сообщили о прибытии адмирала. Капитан вызвал бывшего боцмана к себе: «Передай команде, чтобы через час все стояли наглаженные и с начищенными кортиками». Моляк все передал, как положено. Но из-за произношения, матросы поняли, что им нужно быть «с начищенными котиками». И к приезду адмирала восемьдесят человек стояли на палубе с котами в руках…

– А при чем здесь морские котики? – спросила корова.

Моляк не ответил, глаза его вдруг округлились:

– ОКУЛОК!.. Вижу ОКУЛОК!

Розалия замычала как аварийная сирена:

– Маруся! Акулы!

Девочка выскочила из воды точно ошпаренная:

– Где? Где акулы?!

– Да не акулы, а окулок, – смущенно пробормотал Моляк, вылавливая из воды веслом мокрый окурок. – Кулить очень хочется, я неделю не кулил…

– Во-первых, курить вредно! – строго сказала Розалия. – А во-вторых, следи за языком. Тут иногда такое случается: скажешь слово и…

Словно, в подтверждение ее слов мимо плота лениво проскользнул треугольный плавник, а за ним – еще два.

Девочка и корова ахнули и попятились на другой край плота.

– Спокойно! – скомандовал Моляк. – Я десятки лаз тонул следи акул, я даже слажался с клокоди…

– Молчи! – взревела корова.

– Почему? – не понял моряк.

– КЛОКОДИЛ, – прошептала Розалия, – страшное морское чудовище. Стоит громко произнести его имя, как он всплывает из глубины. Мне рассказывали, что когда Клокодил поднимается, море кругом клокочет как кипяченое молоко в котле… Ударом хвоста он разбивает огромные корабли!

Моряк изумленно присвистнул.

– Я же говорю, здесь всё бывает… А вообще, я заметила, что больше всех болтают те, кто не умеет говорить!

– Яколь мне в пасть, – ударил себя в грудь Моляк, – если я еще что-нибудь скажу…

– Якорь не надо, – засмеялась Маруся. – Лучше – палочку, от нее пользы больше!


Остаток этого дня и почти весь следующий Моляк не произнес ни звука. Если не считать «Ды-ды-ды».

– Бедняжка, – шепнула Маруся корове. – Представляю, как это трудно – целый день не разговаривать.

– Труднее, – ответила с раздражением Розалия, – когда тебя целых два дня не доят. И то я молчу!

Моляк прекратил упражнения, не говоря ни слова, снял свой котелок и принялся доить корову.

– А у тебя неплохо получается, – удивилась Розалия. – Интересно, где тебя этому учили?

Моряк что-то промычал, но не ответил. Похоже, он опасался новых насмешек коровы.

– Коровы говорят, люди мычат, – улыбнулась Малуся. – А самое удивительное, что я, кажется, уже ничему не удивляюсь.


Настроение Розалии улучшилось. Она перестала вздыхать. И согласилась попробовать водоросли, которые нарвали для нее Маруся с Моляком.

– Это, конечно, не сено, но что-то в этом есть, – проговорила она, задумчиво жуя. – И вообще, если разобраться, ко всему можно привыкнуть и во всем найти свой вкус…

Больше в этот день ничего не случилось. Наступил вечер. Море было удивительно спокойным. Полная луна, дробясь и отражаясь в воде, освещала все вокруг волшебным светом. Зачарованные ее блеском, вместе с плотом плыли небольшие серебристые рыбешки.

 
– О, волшебная стихия,
О тебе пишу стихи я!
Как прекрасно с ветром
Плыть по во?лнам светлым…
 

Розалия стояла на корме и сочиняла стихи.

Моляк с веслом, казалось, кивал им в такт. Но на самом деле он клевал носом, так как не спал предыдущую ночь.

– Ложись, – заметив это, сказала Маруся. – А я буду рулить…

– Ладно, – согласился Моляк. – Но будь внимательна. Если увидишь скалы, плыви поселёдке! А не то, мы сядем на мель…

Глава 11. Буря

– Плиплыли! – сказал Моляк, протирая глаза. – Кажется, нас унесло в океан!

Действительно, берег исчез. Кругом, насколько хватало взгляда, была вода.

– Сама не знаю, как это случилось, – виновато пробормотала Маруся. – Я все делала, как ты сказал: куда селедка – туда и я!

– Какая селедка?

– Ты сам сказал: плыви по селедке, я и плыла за рыбками…

– Плоклятье! – воскликнул Моляк. – Я же хотел сказать: ПОСЕЛЕДИНЕ. Понимаешь, МЕЖДУ!

– Как говорила моя хозяйка: язык до Киева доведет… когда нужно в Кострому! – фыркнула Розалия.

– Ничего, у меня есть компас! – ободрил их бывший боцман. Но, достав из сундука прибор, ахнул: стрелка вертелась во все стороны…

– Не может быть, – вскричал он. – Здесь нет ни юга, ни…

– Я же говорила, что здесь все может быть. Или ничего может не быть, что одно и то же, – заметила корова.

Моляк попытался сориентироваться по солнцу. Но небо было плотно затянуто тучами. К тому же ветер усиливался…

– Боюсь, не избежать нам були! – встревожился Моляк, проверяя узлы на веревках.

– Какой еще були? – спросила Розалия.

– Ну, такой, когда можно сделать «буль-буль», понимаешь?

– Неплохая рифма…

 
Тем, кто не боится бурь
Не страшен никакой буль-буль!
 

Несмотря на усиливающуюся качку, корова держалась очень мужественно: по-матросски широко расставив четыре ноги.

– А ты умеешь плавать? – со страхом спросила Маруся, одной рукой обняв подругу за шею, другой – держась за мачту.

– Все коровы умеют плавать, – с вызовом ответила та. – За исключением, разве, Железной Тёлки. Ты никогда не слышала о Железной Тёлке?! Она появилась из обычной терки. Первым делом разнесла дом хозяйки на мелкие кусочки, потом принялась крушить все вокруг. Ее боялись соседи, ее боялись даже волки. Так как вся она была железная – от рогов до копыт. И характер у нее был железный: ничего не боялась. Поэтому и закончила плохо, – подвела итог Розалия.

– А что с ней случилось?

– Погналась за собакой, прыгнула за ней в реку и утонула – Железная!.. Но ты не бойся, – добавила она, увидев испуганные глаза Маруси. – Мы с тобой живые – не утонем!

Плот раскачивало все сильнее. Моляк приказал девочке и корове лечь. И вовремя! Тррах! – налетевший шквал сломал мачту – их всех едва не сбросило в воду.

– Надо доплыть до земли, – Моляк проводил взглядом улетающий в небо парус с обломком мачты. – Настоящая буля только начинается!

– Земля неподалеку, – уверенно сказала Корова, втягивая воздух носом. – Я чувствую запах травы…

Вскоре на горизонте показался остров. Он напоминал большую каменную голову, торчащую из моря.

Волны перекатывались через плот. Моляк, облепленный водорослями, яростно орудовал веслом, лавируя между торчащими из воды скалами. Вправо – влево, вправо – влево… Каждая волна грозила перевернуть плот и разбить его об острые камни. Маруся вцепилась в обломок мачты. Но моряку все же удалось вырулить, и их выбросило на песок.

Оттащив плот подальше, чтобы его не смыло волной, продрогшие путники искали укрытие от ветра и дождя. Но тщетно: на каменном острове не было ни дерева, ни кустика. Лишь на голой макушке росла пожухлая трава.

За несколько минут они обошли весь остров. И вдруг Маруся заметила темное отверстие в скале:

– Сюда! Здесь пещера!

Глава 12. Коварный глот

Путешественники бросились в укрытие. Сзади что-то загрохотало, земля под ногами качнулась – и они оказались в полной темноте.

– Что это? – вздрогнула Маруся.

– Буля! – сказал Моляк. – Настоящая буля. Баллов восемь, не меньше!

– А мне по-по-показалось… – от холода у девочки зуб на зуб не попадал.

– Да ты совсем окоченела. Ничего, сейчас я схожу за досками и лазведу огонь! – Моляк повернулся, сделал два шага и налетел на стену. Отверстие, через которое они только что вошли в пещеру, исчезло. На его месте была гладкая каменная стена.

– Плоклятье! – воскликнул Моляк, доставая фонарик.

– Что случилось?!

– Понятия не имею, – отозвался он, шаря фонарем по стенам. – Смотрите, здесь что-то написано!

– Что написано? – спросила корова. Маруся вслух прочитала надпись:

 
Стоит пустынный остров
Среди унылых вод.
Ужасный дикий остров
С названьем мрачным Глот.
 
 
Для всех сюда попавших
Закрыт навеки вход:
Оставь надежду каждый,
Попавший в мой живот.
 
 
Живым не выйти из огня,
А из воды сухими.
Сумеет победить меня
Лишь тот, кто знает имя.
 

– Скверное дело, – вздохнула Розалия. – Остров, глотающий путников. Я слышала про него, но думала, это – сказки. Говорят, живым отсюда еще никто не выбирался.

– Ну, это мы еще поглядим! – решительно заявил Моляк. – Оставайтесь здесь, а я поищу выход.

Отсутствовал он недолго.

– Нашел? – кинулась к нему девочка.

– Нет, – покачал головой Моляк. – Только тех, кто был здесь до нас. Вам лучше этого не видеть!

– И все-таки я не верю, чтобы выхода не было – сказала Маруся. – На стене написано, что нужно знать его имя! А мы его знаем… Глот! Эй, Глот!

Ничего не произошло.

– Давайте попробуем вместе, может быть, он плохо слышит…

– ГЛОТ! ГЛОТ! ГЛОТ! – заорали друзья, что есть силы.


– Я – Глот! Я вас слышу, – раздался глухой каменный голос.

– Если тебя зовут Глотом, выпусти нас отсюда, – строго сказала Маруся.

– Так меня зовут те, кто не знает моего настоящего имени. Люди говорят слишком много, но не знают истинных слов!

– Верно, – вздохнула Розалия. – Так как же тебя зовут? Каменный мешок?.. Каменное сердце?

– Красиво, но неправильно.

– Остров Людоеда, – предположила Маруся.

Глот мрачно захохотал.

– Дикая Голова! – крикнул моряк.

– Остров Смерти!

– Обжора!

– Морское пугало!

Поначалу Глот откликался. Потом замолчал. Видимо, он слышал немало на своем веку.

Замолчали и пленники. Было ясно, что угадывать имя можно бесконечно, а без пищи и воды они долго не продержатся.

Услышав, как Маруся стучит зубами, Моляк расщепил ножом свой сундучок и развел небольшой костер. А оставшиеся щепки отложил в сторону.

– Эта будет последней, – достал он из кармана волшебную палочку и повертел ее в руках. – Я хочу погибнуть как нолмальный человек! Настоящий человек!

Моляк засунул палочку в рот, и не обращая ни на кого внимания, стал делать упражнения.

– Мне кажется, он сошел с ума, – шепнула корова Марусе. – И еще, я думаю, мы должны поговорить с Глотом. Может быть, нам что-нибудь удастся выяснить.

– Глот! – позвала Маруся. – Скажи, ты каменный или живой?

– Глупый вопрос, – отозвался Глот. – Камни живут, чувствуют, говорят и растут, только в тысячу раз медленнее. Что для вас целая жизнь – для нас одно мгновенье. Поэтому камни слышат людей, а люди не слышат камня.

– А скажи, Глот, – спросила корова, – кто написал стихи на стене? Один из тех, кто остался здесь?

– Ты не угадало, рогатое существо, эти стихи – мои.

– Твои? – удивилась Розалия. – Очень неплохо. Я бы даже сказала, отточено…

– У меня есть время, чтобы оттачивать слова, – хмыкнул Глот. – Время – великая вещь. Волны обкатывают и полируют камень. А я – обкатываю слова…

– Удивительно верно замечено, – воскликнула Розалия. – Если бы каждый мог оттачивать стихи столько времени…

– Пять тысяч лет, – самодовольно произнес Глот. – С тех пор, как я поднялся со дна…

Маруся в пол-уха слушала этот разговор, наблюдая за костром. Боцманский сундук сгорал быстро. На земле осталось с десяток щепок. Моляк подкладывал их, не вынимая палочки изо рта: «Ды-ды-ды, ды-ды-ды»…

– Может, он, и вправду, рехнулся? – подумала девочка. Ей вдруг стало жалко и себя, и Моляка, и милую Розалию, ведущую светскую беседу с этим каменным болваном.

– Если ты такой старый и мудрый, – вмешалась она в разговор. – То зачем же ты глотаешь маленьких людей?

– Так заведено с сотворения этого мира. И так мне приказал ОН!

– Кто ОН? – Маруся почувствовала, что в этом кроется какая-то загадка.

– Тот, кто дал мне истинное Имя, – важно произнес Глот. – Но вам этого не понять. Вы, люди, слишком мало живете и слишком глупы.

– Вздор! – закричал вдруг Моляк. – И если этот проклятый грот думает, что…

– Что? Что ты сказал? – вздрогнул Глот.

– Я сказал: Проклятый Грот! И готов повторить это тысячу раз…

– Ты угадал!

Каменная стена дрогнула и раздвинулась. В пещеру вместе с воздухом ворвался солнечный свет. Маруся и Розалия хлопали глазами, не понимая, что произошло.

– Полный вперед! – Моляк сгреб в охапку пожитки из своего сундучка и, подталкивая Марусю и корову, устремился к выходу. Но у самого выхода девочка остановилась.

– Грот! – спросила она. – А ты ничего не знаешь о Логопеде?

Каменное чудище не ответило.

Глава 13. Милая кошка

Приближался вечер. По заходящему солнцу моряк быстро вычислил правильный курс. Вместо унесенного бурей паруса он прикрепил к обломку мачты свою тельняшку, два других ее конца поддерживала рогами корова.

– Парррус – влево! Парррус – впрраво! – раскатистый бас перекрывал шум волн.

Розалия беспрекословно выполняла все команды:

– Никогда бы не подумала, что именно ты угадаешь имя этого каменного монстра. Кстати, как тебя зовут?

– Рюрик, – прорычал моряк. – Наконец-то, я могу нормально произнести свое имя, три тысячи якорей мне в глотку!

– А моряки обязательно должны ругаться?

– Извините, – смутился бывший боцман. – Это я от радости.

Неожиданно в темноте блеснул огонек.

– Маяк! – воскликнул Рюрик. – Значит, недалеко земля!


Через полчаса плот уткнулся в песчаную отмель. На берегу, рядом с маяком, стоял домик смотрителя. В окошке горел свет, и Маруся решительно постучала.

Дверь открыла перепуганная женщина. Однако, увидев девочку, успокоилась и пригласила путников в дом.

– Если не возражаете, корова тоже с нами, – сказала Маруся. – Ее зовут Розалия, и она моя подруга.

– Проходите, располагайтесь, а я пока уложу малышку…

– Милочка, иди спать! – позвала жена смотрителя. Из-за занавески вышла большая рыжая кошка, запрыгнула в детскую кроватку и сладко потянулась. Женщина укрыла ее одеялом, погладила по голове и что-то зашептала на ухо.

Через несколько минут из колыбели раздалось сонное урчание.

– Бедное дитя! – женщина вернулась к гостям и обратилась к корове. – Извините, а вас тоже… заколдовали?

– Скорее – наоборот, – сказала Розалия. – Меня расКОлдовали.


Узнав, куда направляются путники, хозяйка горестно заметила:

– Напрасно вы сюда приплыли. Города Градова больше нет.

– Как нет? – удивился моряк. – Не волной же его смыло?

– Нет. Но теперь это уже не город Градов, а город Гадов!

– Город Гадов? – вздрогнула Маруся.

– Им завладели жуткие твари – Кысы. Они появились около года назад, злобные черные существа размером с кошку и с острыми, как ножи, зубами. Кысы прогрызли городские ворота и в тот же день захватили город…

– И жители не пробовали обороняться?! – воскликнул моряк.

– Пробовали, – вздохнула женщина. – Но все оказалось бесполезным. Кысов – тысячи и тысячи, и их зубы легко перегрызали ружья и рапиры защитников. Говорят, они могут грызть чугунные ядра как орехи…

– А чем они питаются? – поинтересовалась Маруся.

– Грызут все подряд: сахар, крупу, стружки, кирпичи, заборы, фонари, деревья, траву, картонные коробки, ведра… Хотя, – задумалась хозяйка, – у них странный вкус: они уничтожили в городе все деревья, а кусты не тронули. Или они с удовольствием грызут табуреты, но обходят столы и стулья…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное