Андрей Юровник.

Хроники Штольцмана. То, что когда-то было фантазией, сейчас обычная реальность



скачать книгу бесплатно

Настоящее формируется по причинно-

следственным связям из прошлого к целям и

образам будущего. То, что когда-то было

фантазией, сейчас обычная реальность.


© Андрей Евгеньевич Юровник, 2016


ISBN 978-5-4483-3625-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

– Гражданин Штольцман, если вы меня слышите, то откройте глаза или подвигайте пальцами руки.

– Я открыл глаза и почувствовал в них боль, от прорвавшегося внутрь света. Через ресницы можно было задержать весь его поток и за несколько мгновения я уже четко мог различать то место, где нахожусь. То, что я увидел походило на лесную поляну в сумерках. Вокруг росли березки и елки, пели какие-то птички и легко шуршал ветерок. На поляне стояло три кровати, рядом с ними стояли столы с различной аппаратурой. В каждой кровати лежали забинтованные люди и одним из них был я. Передо мной сидел на стуле мужчина в белом халате.

– Добрый день, Александр, меня зовут Сергей Петрович, я Ваш лечащий доктор. Если Вы понимаете, что я говорю, скажите какое сейчас ваше самочувствие.

– Голова болит и тело ватное.

– Понятно. Постарайтесь сейчас сконцентрировать внимание на кончике моей ручки и следить за ней, когда я буду водить перед вами. Хорошо. А теперь проверим иголочкой вашу тактильную чувствительность… Так, рефлексы тоже сохранены. Замечательно. Теперь оценим ваш психический статус: назовите сегодняшнюю дату.

– …

– Хотя бы какой сейчас год.

– Без понятия.

– А где вы сейчас находитесь?

– На лесной полянке.

– Понятно. Скажите Александр сколько Вам лет и чем вы занимаетесь?

– Не знаю.

– Ну а где живете и с кем?

– Не помню.

– Так, ладно. Умножьте пожалуйста 7 на 8.

– 56

– Теперь прочитайте на моем халате эту надпись.

– врач нейрокибернетик Сергей Петрович Ветров.

– Какие у вас ассоциации возникают от прочитанного?

– Кроме больницы – никаких.

– Ясно. Что– нибудь хотите кушать или попить?

– Хочу узнать кто я и где нахожусь.

– Разумно. Первое, что требуется осознанному человеку – это ориентация во времени, месте и личности. Хорошо. Я дам вам ту информацию, которой располагаю. Буду говорить громко, что бы слышали все в палате. Для того, чтобы Вы задали им те вопросы, которые у вас появятся, а я постараюсь рассказать предельно понятно. Итак. По сохраненным данным вашего персонального микрочипа вас зовут Александр Штольцман. Вы работаете инженером по утилизации промышленных отходом компании «Чистота». По датчикам жизнеобеспечения и биоритмам ваш биологический возраст соответствует тридцати годам. Сейчас вы находитесь в госпитальном бункере, не смущайтесь количеством здесь цветов и березок – все это результат воздействия на ваш нейропроцессор программы виртуальной реальности.

Если хотите, то с помощью этого аппарата на столе я могу поменять этот лес на любой желаемый пейзаж.

– Спасибо. Эта полянка меня устраивает. Лучше скажите, почему я здесь нахожусь.

– Киборги санитары засекли ваш маяк с передачей «SOS». Вас доставили в бессознательном состоянии с обширным поражением кожи и легких. Встроенный носовой респиратор был полностью забит, а импульсный шприц-тюбик с радиоактивным ингибитором – пустым. После лабораторный исследований оказалось, что отключилась селезенка, которая не смогла утилизировать все погибшие эритроциты. Нам пришлось имплантировать новую селезенку и провести гемодиализ с переливанием синтетической крови. Все это конечно не есть хорошо, но легко восполнимо препаратами ускоренной регенерации. Гораздо проблематичнее для нас оказался ишемический инсульт левой теменной области коры головного мозга и сбой работы имплантированного нейропроцессора. Неизвестна причина, вызвавшая сбой в компьютере и поражение головного мозга. Мы можем предположить, что это была контузия импульсным оружием, хотя это лишь предварительный диагноз. В течении недели вы находились в коме. За это время было проведено три операции по восстановлению нейропроцессора и замене сгоревших синапсов на новые. Нейрохирурги заменили некротизированный участок мозга на зародышевую ткань, которая полностью активизируется к концу этой недели. Со слизистой и пораженной кожей проблем не было никаких – за эту неделю пленка аэрозольного дермо-геля успела прижиться. Возможно, вы еще будете чувствовать зуд и першение в горле – это в ближайшие дни проедет. Да, кстати, респиратор и шприц-тюбик были заменены на новые. Короче к концу недели, если все пойдет без осложнений мы собираемся перевести вас на амбулаторное лечение.

– И что мне там придется лечить?

– Да, в общем то это будет только наблюдение. Дело в том, что мы починили ваше тело, но у вас остались некоторые последствия повреждения головного мозга, которые не подлежат восстановлению нашими возможностями. В момент травмы была уничтожена информация о вшей личной жизни. Короче говоря, из-за потери памяти, для вас не существует прошлого. Конечно вы вправе впасть в депрессию, оплакивая потерю неизвестно или принять все как есть и отпраздновать ваш день рождения.

– А какой сегодня день?

– 2 июля 2049 года. Воскресенье.

– Вам эта дата о чем-нибудь говорит?

– Совершенно ни о чем.

– Поэтому для социальной адаптации предстоит пройти тестирование и загрузку обучающих программ по вашему выбору. Сейчас вы нас понимаете и общаетесь только благодаря примитивной коррекционной программе «Альцгеймер», которая используется при прогрессивном слабоумии. Так как ваше состояние другой причины, то это лишь временное неудобство. Я думаю, что все у вас будет хорошо, только начнется с чистого листа. Надеюсь, что вы поняли мой рассказ и, если, будут появляться какие-либо не медицинские вопросы, то вы сможете получить ответ от этого компьютера, который установлен на вашей тумбочке или у соседей по палате. Мне кажется, что приятнее общаться с людьми чем с умной железкой. На кровати то, что слева от вас лежит Семен, ну а справа – Денис. Думаю, что вы подружитесь и вам будет о чем поговорить. Одним словом, выздоравливайте и зовите по коммутатору, если что.

Доктор встал с табуретки, пожал мне руку и ушел в лес. Мягкий порыв ветра прошелестел в ветвях берез и приземлился на моем лице лесными запахами. Где-то в глубине трещали о чем-то своем птички, навевая спокойствие и безмятежность.

– Ну ты, парень, попал – услышал я справа от себя.

– Че это попал? – эхом отозвалось слева.

– А ты сам прикинь, просыпаешься ты как-то утречком и ни хрена не помнишь: кто ты и зачем.

– Да я бы был наверное самым счастливым человеком. С утра просыпаться не хочется от того, что приходится заниматься и так изо дня в день. Ты думаешь я от своей жизни кайф ловлю? Каждый день – как последний. Сколько раз на минах подрывался, да под пулями ходил, и что – хоть бы раз память снесло. Так нет же. Всего по раскромсают, новые части пришьют и вперед на поле боя.

– Да… полнейшим экстрим.

– В жопу этот экстрим! Хочется спокойствия. Может быть вечного, или, вот такого, на худой конец.

– Эй, мужики – вмешался я в этот стереодиалог – ничего, что я тут лежу.

– В том то и дело, что ничего. Ты как себя чувствуешь? – поинтересовалась забинтованная мумия Дениса.

– Да вроде нормально – ответил я.

– А что ему беспокоится: на работу не надо и проблем вообще никаких – подтвердил мужик с подвязанной правой рукой и перевязанными лицом. Его, как я понял звали Семен.

– Слышь, Санек, а ты вообще ничего не помнишь или все таки че то всплывает? – поинтересовался из Денис.

– Даже не знаю.

– Ты же сам слышал от доктора, что у него только в утке может что-то всплыть, а так у него все мозги по плавились и жесткий диск в нейропроцессоре накрылся. Какие будут варианты что ему вспоминается?

– Ну как же он тогда с нами говорит? Он же должен понимать о чем идет речь?

– А о чем она идет? Мне кажется только о нем.

– Хорошо, только он говорил, что видит лес с березками, а это уже слова, которые к нему отношения не имеют. Откуда он их знает?

– Значит выборочно стерлась. Тебе же сказали, что связано было с его прошлым – исчезло, ну а все окружающее осталось.

– Как осталось, если он даже не знает какой сейчас год идет?

– Значит он как ребенок из детского сада, только взрослый.

– Ну ты его еще со своими клонами сравни.

– Или ты со своими киборгами и мужики расхохотались.

– И долго мое отсутствие будет продолжаться? – вмешался я в их разговор.

– А ты хочешь поговорить? – поинтересовался Семен.

– Все таки интересно узнать если не кто я, то хотя бы где и что вообще происходит.

– Прикольно – отозвалась мумия. И с чего же прикажешь начать рассказ?

– Да с самого начала, мне все равно.

– Хорошо птенчик, начал авторитетно свой рассказ Денис.

– Ту скорлупу, которую ты сейчас видишь и слышишь в виде леса, а я – моря… всего этого здесь нет. Это иллюзия, передаваемая с компьютера, который стоит на твоей тумбочке и отправляет импульсы в нейропроцессор встроенный в твою голову. Там он подключен к разным участкам твоего мозга, где импульсы превращаются в ощущения реальных объектов. Такая имитация реальности возможна как непосредственно через нейропроцессор, так и при помощи голографических проигрывателей, которые испускают из себя лазерные лучи, рисующие не в твоем мозгу, а снаружи различные объекты. Таким образом при желании каждый из нас прямо сейчас может находится и ощущать что только хочет. Существуют так же программы, где самому можно придумать свой собственный мир с различными там персонажами. Любителей таких игрушек называют себя Богами и иногда обмениваются мирами. Короче говоря тебе понятно, что все вокруг существует лишь в твоем воображении и возможно других людей подключенных именно к этой иллюзии? – с надеждой поинтересовался Семен.

– Понятно на столько, что если выключить блестящую коробочку, то все, что я наблюдаю исчезнет.

– Именно.

– И что же я увижу, если это произойдет?

– Если в этом пространстве выключить эту коробочку, для всех здесь находящихся то для меня, тебя и того забинтованного умника – мы будем наблюдать оду и ту же скверную реальность. Я предполагаю, что это комната размером четыре на четыре метра со старой побелкой на стенах и, если повезет, то одним окном на улицу.

– Тогда почему я не вижу всю реальность, а лишь частичные ее предметы?

– Потому, что на твои глаза надеты виртуальные линзы, которые избирательно программе сохраняют окружающие предметы в их изначальном виде, а ненужный фон убирают. Вот, гляди куда полетит мой тапок.

Денис демонстративно с навесом метнул тапок в направлении пенька, но долетев до него тапок пробил невидимую стену, которая покрылась киселевидной рябью и за ней он исчез.

– Видал!

– Что это было?

– Граница реальности и иллюзии.

– Кстати, там находится туалет, что бы ты ночью под кустом не нагадил.

– А я не заблужусь?

– Тогда просто скажешь компьютеру – туалет. И вот он, родимый. Появится.

И правда в том месте, где исчез тапок появился белый унитаз.

– Когда в него ослабишься, задницу вытрешь вон той липкой лентой и бросишь следом. Потом нажмешь вон ту педальку и все вакуумом засосет в контейнер, ну а потом уж бактерии сделают свое дело. Потом скажешь «спрятать туалет» и он исчезнет. Вот такие чудеса.

– Ну и каков принцип этого чуда?

– Все, что мы видим, слышим. Чувствуем – все это результат отраженных волновых процессов. А что нужно сделать, что бы поглотить любую волну? … Правильно. Направить ей навстречу другую. Комната разбита на определенные сектора на границе которых вмонтированы точечные датчики вырабатывающие волны виртуальной реальности. По сути, компьютер «разумный дом» постоянно посылает оду и ту же программу как в твой нейропроцессор, так и в голографические датчики, поэтому при режиме виртуального сеанса ты наблюдаешь предметы внутри комнаты, а все плоскости стен, пола и потолка затянуты иллюзией. Таким же образом образуются временные стены туалета. Теперь понятно, почему не видно ни дверей, ни окна?

– А чем же плох вид из окна?

– А тем, что всего того. Что ты сейчас видишь в своем лесу там можешь не обнаружить. В лучшем случае среди руин и разрухи будут торчать несколько закорюченных недавно посаженных деревьев. И тебе повезет. Если ты увидишь островки зеленой травы.

– Это еще почему?

– Да потому, что еще несколько лет тому назад всю свою жизнь я видел только снег. Для всех на этой планете трава и цветы появились совсем недавно. Хотя некоторые люди и выращивали ее глубоко под землей в специальных теплицах. Только одно дело выращивать, а другое, что она сама растет.

– Подожди, я знаю, что существуют четыре времени года: зима, весна, лето и осень. Тогда почему всю твою жизнь была зима?

– На это тебе лучше Семен ответит. Он у нас человек военный, а поэтому более грамотный, чем простой программист – ответил Денис и передал рассказ на левый канал.

– С чего начать то? – спросил Семен у суфлера

– Начни с начала тысячелетия – порекомендовал Денис.

– Ладно, – сказал оратор и почесал затылок. – Ты хоть знаешь, что все мы живем на планете под названием «земля»?

– Знаю, что она круглая, на ней пять материков с множеством стран.

– Ага.. пять… что за прогрессивную программу они тебе установили? Хорошо, пусть будет пять. Так вот в начале второго тысячелетия от Рождества Христова все развитые страны потихоньку подошли к энергетическому кризису. Население плодилось как дрожжи на солнцепеке, а с ним и потребность ресурсов стран, где эти люди проживали. Народ потерял здравый смысл и полностью ударился в удовлетворение своих развращенных желаний. Для него спилить целый лес, что бы подтереть им в сортире задницу было проще простого. И это не самое страшное. Из природы высасывалось все без остатка, а туда сбрасывались отходы производства. В ту пору источником энергии были природный газ, нефть и уголь. Естественно, что наступил момент, что почти везде полезные ископаемые закончились, а аппетиты мегаполисов только возрастали. Тогда прожорливее всех была Америка, которая диктовала всему миру свое превосходство. Мало кому это нравилось. Но приходилось делиться, что бы не ссать против ветра. В че же времена экология оказалась на столько засранной, что планета стала разваливаться: начались землетрясения с наводнениями. Озоновый слой земли, который защищал планету от радиоактивного излучения солнца начал растворяться, а лед на полюсах таять. Короче наступила глобальная паника на фоне катаклизмов и борьбы за энергию для жизни. В конце концов все пришло к логическому финишу. Неизвестно, кто начал, но 1 мая 2012 года вся планета покрылась ядерными грибами. Даже самые зачуханные страны владеющие ядерным оружием в этой неразберихой запустили ракеты на своих противников. Естественно, что первым делом все запустили на Америку, а она на весь мир. Когда сезон грибов закончился, то североамериканский континент был полностью расколот на мелкие куски. От такого преобразования мировой океан цунами прошелся по всей планете и зачистил не только Австралию, но и более мелкие острова. Вся Европа стояла в руинах. Больше повезло странам третьего мира и всяким там чукчам м папуасам, но не надолго. Наступил период радиационного дрейфа и ядерной зимы. По приблизительным подсчетам от населения планеты в шесть с половиной миллиардов человек осталось выживших около ста сорока четырех миллионов, которые замуровали себя под землей в бетонных бункерах и наступил вопрос как дальше жить, если все заражено. Повальный голод, лучевые поражения, вирусные эпидемии, массовые депрессии сделали из оставшихся людей диких зверей. Те, кто хотел жить в этом снежном аду – заботился только о себе и каннибализм вошел в норму. Позже стали появляться племена по всем законам каменного века. Но так было не везде. Так как угроза ядерной войны не была новостью уже более полу века многие страны готовы были разместить нужных людей в защищенных и адаптированных бункерах. Между ними установилась связь через сохранившиеся спутники и в конце концов было выбрано единое правительство на всей планете и стали потихоньку вылезать из жопы в которую все угодили. По Интернету распространили водородный двигатель, который работал на простой воде. Оказалось его уже давно придумали, только внедрять его не собирались. Боясь подорвать всю мировую экономику, держащуюся на нефтедолларе. Пока этот движок не вошел в массовое производство запустили солнечные батареи и ветряные мельницы, которые были спрятаны в шахтах. Глобальным стал вопрос экологии планеты. Самым главным было устранение радиации и восстановление озонового слоя атмосферы. Ученым удалось придумать, как можно из радиоактивных частиц сделать их пассивными. Они придумали прибор, который работал, как электромагнит. Притягивая к себе эти частицы и связывая их в неактивные химические соединения. Для того, что бы установить такие электромагниты на планете, да и вообще что бы работать на поверхности были созданы киборги. Они работали на солнечных батареях, так как водяные движки для них были слишком велики. Параллельно клонировались люди. Изначально они нужны были не для равенства и братства. А как обслуживающий персонал, поэтому все они были тупыми олигофренами, которые четко могли выполнять простые поставленные задачи. Большинство из них, конечно, были мужчинами, которых использовали на стройке и в отрядах милиции. Женщины же нужны были для кормления новорожденных клонов и как доноры органов. В общем – жизнь стала налаживаться. Из подземных бомбоубежищ и метрополитенов стали рыть дороги между собой, соединяя разрастающиеся населенные пункты. На поверхности же установили везде генераторы репродукции озонового слоя и электромагнитные вышки – буи, которые притягивают и адсорбируют радиоактивную пыль. Туда же притягиваются и зараженные животные, где и умирают формируя внутри таких гор перегной. Кстати, тебя у одной из таких вышек и обнаружили киборги разведчики.

– Наверное ты слишком долго где-то на поверхности лазил, в местах скопления не выветрившейся пыли – предположил Денис.

– Дурацкая эта работа – инженер промышленных отходов. Так при исполнении долга и захоронили тебя заживо. Если бы не откопали. Да сюда не принесли.

– Можно подумать, что у нас работа – шоколад – огрызнулся забинтованный сосед. – да сейчас везде не сахар.

– Мужики, а вы кем работаете?

– Я работаю на страже порядка и закона старшим прапорщиком – сказал Семен и отдал честь. А вот этот забинтованный героя – инженер-программист, великий специалист по киборгам. Короче, как видишь, у нас то же работа веселая.

– Может расскажите, как умудрились сюда попасть.

– Ну, как я уже сказал работаю с дебилами клонами серии «XYY-Георгий», патрулирую окрестности и слежу за порядком. Неделю назад я со своими охламонами забрался в катакомбы тракторного завода и сканер обнаружил наличие мин серии «туман». Эти самоделки к нам подбрасывают всякие дикари из уличных банд. Работают эти мины бесшумно с большой поражающей плотностью. Принцип действия этой игрушки основан на возникновении резкого электромагнитного импульса. При срабатывании датчика движения эта лягушка подпрыгивает и раскрывается. Выпуская из себя кучу металлической пыли, несущейся от центрального магнита со скоростью80 метров в секунду. Такое облако поражает любого пешехода в радиусе 5 метров. Вот и я попал под такой туман с тремя своими идиотами. Отправил одного разминировать, а он отражающий импульс на сканере забыл включить. Я только заметил, как она подпрыгнула, лицо рукой закрыл и вниз завалился. Новички же тугодумы, оказались полностью нашпигованными этой пылью. Ранения такие сразу в основном не смертельны, но потом человек просто сгнивает от воспаления. Клонов этих сразу отправили на органы, ну а мне чья то рука перепала – приросла как родная. Через недельку, думаю, на выписку буду готовится.

– У меня же работа менее опасная, чем у доблестной милиции – подала голос забинтованная мумия Дениса. Я работаю по эксплуатации киборгов. На данный момент мы пользуемся двумя типами роботов: это разведчики и доярки. Киборги-разведчики работают на поверхности убирая завалы и утилизируя мертвецов. Учитывая, что после судного дня появилось очень много замороженных трупов, встал вопрос о зачистке. Естественно, что закапывать их никто не станет, было ясно сразу. Передвижные крематории тоже не стали спасением, так как на кремацию одного трупа уходит в среднем около часа, а их на поверхности 6,5 миллиардов только человек, не считая всяких животных и птиц. На помощь пришли военные биологи. Они вывели крайне агрессивную для животной ткани плесень, которую можно распылять в аэрозоли. Достаточно один раз пшикнуть на мертвеца, и он через неделю станет холмиком плесени с костями, на котором прорастут споры мха. Вот такой баллончик я заряжал в разведчика, когда он сломался, выпустив на меня все содержимое. Я оказался съеденным заживо до мяса за полчаса, поэтому отделался только наложением дермогеля, который сейчас и приживется под слоем этих бинтов.

– Да, опасная штука, эти баллоны – подтвердил Семен.

– Было время, когда дикари нападали на разведчиков с целью достать баллон и выковырять из него растение, которое живет внутри него для еды. Поэтому придумали новую серию разведчиков – «черепаха», которые при нападении сворачиваются в очень прочный панцирь без определенного кода, ковыряться в нем придется очень долго.

– Семен, ты сказал, что внутри киборга растет растение, это еще зачем?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4