Андрей Удовиченко.

Легенды Фархорна. Охота на судьбу



скачать книгу бесплатно


Раэль, одобряя идею товарища, первым направился по протоптанной вепрем колее вглубь леса. Тримз же, сперва достав из-за пазухи флягу с фроствейном, сделал изрядный глоток и звучно выдохнул, затем, шмыгнув своим вечно красноватым носом, проследовал за напарником.


Вечер, так долго ожидавший своего часа, наконец, постучался в дверь. Темнота уже почти поглотила дневной свет, а солнце где-то на западном краю горизонта плавно опускалось в лоно своей матери Вселенной, меняясь местами с аэлирией [7]. Но друзья, пробирающиеся сквозь чащу леса, не могли заметить происходящих цикличных перемен, создаваемых природой, так как в этом месте всегда царила ночь.


– Может, это стая снежных тигров повергла нашего приятеля в такую панику? – промолвил шедший за своим товарищем Тримз.


– И эта же стая тигров навела порядок среди остальных обитателей леса? – произнес Раэль.


– Пффф, – презрительно фыркнул охотник, – может, мастер поязвить подскажет, что тут все-таки происходит на самом деле?


– Я бы с радостью, – уже серьезнее ответил ему товарищ, – но в голову ничего не приходит. Хотя, может, это Себэстьян отстраивает очередную лесопилку где-то неподалеку и разгоняет всю живность в округе.


– Не вяжется. Неужто они и всех птиц перестреляли, только чтоб бедняжки не обложили, в прямом смысле слова, его бравых головорезов? – отшутился Тримз.


Раэль недовольно цокнул языком в ответ на каламбур товарища. Увы, их словесной баталии не было даровано длительного существования, так как проложенная не так давно ретировавшимся вепрем витиеватая тропа вывела друзей на небольшую поляну.


Забредших в лесную глушь товарищей застала уже успевшая полноправно вступить в свои небесные владения яркая аэлирия. Ее мягкий свет рассеял мрак наступающей ночи и озарил окружающий путников пейзаж. Картина, явившаяся на поляне, заставила охотников прекратить разгоревшуюся дискуссию. Стайка воронов преспокойно трапезничала развороченными останками снежных тигров, разбросанными на снегу.


– Демон меня забери! Ты только глянь, – с отвращением воскликнул Тримз, спугнув оторванных от трапезы, злобно каркающих птиц


Раэль медленно перемещался по поляне между останками, осматривая искореженные тела животных. Рваные раны на их теле и куски разодранной плоти свидетельствовали о небывалой мощи, присущей существу, способному нанести такие увечья.


– Это не человек, и не животное. Точнее, может, это и животное, но я о таком точно ничего не знаю, – мрачно подытожил охотник.


– Теперь хотя бы понятно, что вызвало панический страх у того вепря. Убираться надо отсюда, и поскорее, тем более, что дело к ночи, – пробормотал Тримз и, снарядив свой арбалет болтом, попросил товарища зажечь факел, припрятанный в подкладке шубы.


Раэль, достав из-за пазухи маленький флакончик с непонятной мутной жидкостью, откупорил его и аккуратно вылил несколько капель на верхушку факела.

Через мгновение навершие заискрилось, и яркое пламя, охватившее его, осветило близлежащую возле друзей местность, которую не в силах был проявить свет аэлирии. Да уж, творение алхимиков действительно было крайне полезной в обиходе вещью.


Друзья начали возвращаться по своим следам обратно. Раэль шел впереди, освещая ряды многочисленных елей, окружающих путников, а Тримз, держа арбалет наготове, следовал за ним по пятам, прислушиваясь к каждому шороху. И без того темная чаща в ночное время удваивала свой мрак, рождая в свете факела жутковатые картины, в особенности, для людей, не обделенных долей фантазии. На фоне усилившегося, проникающего сквозь лесной массив завывающего ветра все это действительно угнетало и нагоняло страх.


– Ночная охота – это так здорово! Особенно, когда не ты охотишься, а на тебя, – не выдержав длительного молчания, выдал Тримз.


– Не болтай, – буркнул Рэль в ответ, не оборачиваясь.


Выходя из чащи леса обратно на тропу, которую уже начинало заметать снегом, друзья услышали с северной части леса вой, отдаленно напоминающий волчий. Пронзительный, хриплый, наполненный яростью, он предупреждал товарищей о надвигающейся опасности.


– Да, чтоб их всех! Это оно к нам обращается, что ли? – выпалил Тримз.


– Ускоримся, – бросил в ответ Раэль, и напарники, прибавили шагу.


– Может, в обход? Нет, конечно, я не боюсь, но просто неохота оказаться на месте тех котят, – заметно нервничая, пропыхтел его товарищ, быстрыми шагами меряя наполовину засыпанную ночным снегом колею.


– Боюсь, не выйдет, дружище, замело все. Пока будем ковырять себе новую дорогу, шанс встретиться с нашим лесным гостем увеличится, – с ноткой беспокойства в голосе ответил Раэль. Пока товарищи продвигались по лесному коридору в сторону города, воя более не доносилось.


Вдруг, на половине пройденного пути, они остановились, как вкопанные – дикий рев и почти сразу же последовавший за ним сдавленный крик человека прорвались сквозь свист ветра. Вот теперь страх, так долго подкрадывающийся к своим жертвам, поразил их в самое сердце. Но охотничьи инстинкты взяли вверх над пытающейся одержать победу паникой.


– Бегом, – бросил Раэль и, зажав факел в одной руке, а второй на бегу доставая свой стальной лук, устремился на звук.


Тримз, поудобнее перехватив арбалет, побежал за другом. Холодный ночной ветер дул изо всех сил, пытаясь остановить устремившихся ему навстречу людей своими ледяными порывами. Напоминая в этот момент не чурающегося победы любой ценой воина, он швырял поднятый с земли снег в лица своим противникам, словно песок, до этого припрятанный в зажатой за спиной руке. Трудно было сказать, сколько времени продолжался этот забег, но для друзей он, наверняка, приобрел характер бесконечности. Адреналин, бурлящий в крови, подгонял, и в то же время вызывал нетерпение. Раэль, пробегая очередной отрезок пути, вдруг резко остановился, а его друг еле успел затормозить, почти врезавшись в напарника.


– Ты чего? – недоуменно спросил у него Тримз.


В мыслях Раэля, сумбурно метавшихся в голове, возникала картина. Невидимый сигнал, интуитивно распознанный и брошенный в кладовую памяти, указал ему на заснеженную дорогу и следы. Он молча развернулся и, обойдя удивленно уставившегося на него друга, принялся внимательно осматривать местность перед собой. И, пройдя еще шагов двадцать, воскликнул, – сюда!


Тримз тут же метнулся к тому месту, где стоял напарник, и в свете факела увидел множество следов, по виду принадлежавших человеку, уходящих от протоптанной колеи в сторону лесной стены.


– Похоже, нам сюда, – промолвил Раэль.


– Тогда пошли, – твердо ответил ему товарищ.


Друзья след в след пробирались по оставленным неизвестным путником отпечаткам сапог на снегу через сосновые изгороди, выстроенные рядами друг за другом. Раэль, что-то заприметив в сгустившемся мраке неподалеку, отточенным движением бросил зажженный факел перед собой. Мгновенно вытянув из колчана за спиной стрелу, он положил ее на тетиву и подтянул оперение к плечу. Тримз, открывая себе необходимое пространство для стрельбы, отпрыгнул в сторону и присел на одно колено.


Неподвижное тело лежало под сосной, едва различимое в свете, отбрасываемом пламенем факела. Немного выждав, Раэль стал медленно продвигаться вперед, удерживая тетиву в натянутом положении, готовый в любой момент спустить ее. Подойдя ближе, охотник сумел разглядеть безжизненное тело. Широко открытые глаза мужчины, лежавшего перед ним, были преисполнены ужаса. Глубокая рана растянулась от шеи до живота, обнажив внутренности несчастного. Рядом валялся мешок и разбросанная рыба.


– Что там? – ускорив шаг, окликнул своего товарища Тримз, оглядываясь по сторонам и не опуская арбалет.


– Это тварь порвала Грота, – глухо промолвил Раэль, склонившись над телом рыбака.


– Что? Да какого?.. – выругался его друг, увидевший последствия жестокой расправы, – как же он так, черт возьми!


– Если бы не старина Грот, эта участь ожидала бы нас, – мрачно рассудил Раэль, обходя место происшествия.


Тримз, достав флягу из мехового кармана, сделал два больших глотка и, присев рядом с телом рыбака, опустил ему веки.


– Посмотри, какие следы оставило это чудовище. Четвероногое, лапы раза в два больше, чем у взрослого медведя. Когти…, – внимательно осмотрев след, после короткой паузы, Раэль продолжил, – походят на изогнутые ножи. Такое на Фросвинде я вижу впервые.


– Откуда эта чертовщина взялась у нас?!


– Кто знает, может, происки некромантов или отсиделась эта нечисть в какой-нибудь уютной пещерке…, – ответил охотник и вдруг, сощурив глаза, будто вспомнив что-то важное, произнес, – пещера.


– Что? – недоуменно уставился на него Тримз, – о чем ты?


Раэль, подойдя к другу, взял у него из рук флягу и, сделав три больших глотка, продолжил, – пещера, точнее шахта, помнишь разговор этих трех болванов в таверне?


– Тьфу-ты, черт! – выпалил Тримз, – получается, наша треклятая стража все знала? И эти вельможи, Трельдмур с губернатором, будь они неладны?


– Получается, так, – с горечью ответил ему товарищ, – видимо, не хотели раздувать панику.


– И это называется не раздувать панику?! – взорвался охотник, махнув рукой в сторону бездыханного тела рыбака.


– Черта с два так будет! Мы сейчас же направимся в гости к самому губернатору и поведаем о необходимости хоть изредка, молния его порази, раздувать панику! А затем, – продолжал бушевать уже порядком разгорячившийся Тримз, – мы отыщем эту тварь и засунем ее обратно, в самые недра земли!


Раэль, повернувшись, к своему другу, хмуро взглянул на него и тихо произнес, – сначала отправимся к Трельдмуру и сообщим о смерти Грота, чтобы стражники убрали тело, пока его не растащили вороны.


– Да, ты прав, – слегка остыв от пронизанного холодом изречения друга, пробормотал Тримз.


Ночь, вдоволь насытившаяся событиями прошедшего дня, спокойно плыла по уготовленному для нее Вселенной течению. Друзья тем временем, не проронив ни слова, двигались по засыпанной снегом тропе к городу.

Глава 2. Ночные визиты

В одном из окон двухэтажного дома в самом центре Сенвильского городка сиял одинокий огонек, отбрасываемый настольной лампой. Он мерцал, олицетворяя собой островок жизни, подобно маленькой звезде в ночном, растянувшемся, словно бархатное полотно, небе. За широким деревянным столом, устроившись поудобней в небольшом кожаном кресле, сидел мужчина. Помешав серебряной ложкой ароматный мясной бульон, он приступил к долгожданной трапезе.


Внезапно домашняя идиллия была прервана мощными ударами кулака в дверь.


– Кого это еще принесло? – с недовольством буркнул мужчина, вставая из—за стола. Стук усилился. Хозяин дома вытащил из ножен клинок и, сурово гаркнув в адрес непрошеных гостей, – вы что, с ума сошли?! – резко распахнул дверь.


– Доброй ночи, господин полковник! – как ни в чем не бывало, произнес находившийся на пороге дома Тримз. Раэль молча стоял рядом и усталым, но не потерявшим воинственного выражения взглядом сверлил Трельдмура.


– Опять вы?! Вы хоть знаете, который сейчас час?! – рявкнул полковник, начиная выходить из себя.


– Прошу прощения за столь поздний визит, сударь. Мы увидели свет в Вашем окне и решили заглянуть, поговорить с Вами, – изображая вежливый тон, ответствовал Раэль.


– Да, господин полковник, мы тут мимо шли, дай, думаем, к Вам зайдем, про труп расскажем, – не дав Трельдмуру ответить, зло выпалил Тримз.


– Какой еще труп? Что вы плетете, пропойцы?! – взвыл тот, впившись ладонью в рукоять меча.


– Раэль! – воскликнул его товарищ, хлопнув ладонью по колену, – милорд ведь не знает! Про зверушку, которая, давеча отобедав в одной их шахт, теперь выкашивает всю живность в наших прекрасных лесах!


– Кто был убит? – заволновался полковник.


– Грот, торговец рыбой, лежит под сосной, шагах в ста в стороне от северного тракта, – мрачно ответил Раэль.


Трельдмур некоторое время молчал, затем, сурово взглянув на гостей, спросил.


– Вы абсолютно уверены в том, что говорите?


– Еще бы! А еще мы уверены в том, что эта тварь, помимо прочего, рвет на части все живое в округе. Но, в большей степени, мессир, я уверен, что всего этого могло бы и не произойти, если бы горожане были осведомлены о том, что произошло! – прогремел Тримз, даже не почувствовав в ходе высказывания пламенной речи чужой ступни на своей ноге.


– Ты что себе позволяешь, стрелобел?! – рявкнул Трельдмур, – скажи спасибо, что я не упек тебя и твоего дружка за решетку, черт бы вас побрал! Вы что о себе возомнили?!


Тримз, осознав, что перегнул палку, притих.


– Ладно, – истратив свой огневой запас и немного успокоившись, напоминая в этот момент затухающий костер, продолжил полковник, – вы сейчас же направитесь по своим домам. Я распоряжусь, чтобы тело несчастного доставили в город и инициирую расследование по данному поводу.


Переглянувшись, друзья вышли в ночь.


– Нет, ты посмотри на него, будто ничего и не произошло! – бормотал, шагая по безлюдной улице, раздосадованный Тримз.


– Это правда жизни, друг мой, – тихо ответил ему товарищ.


– Паршивая у этой жизни, скажу я тебе, правда, – с печалью в голосе подытожил охотник.


– Ничего не поделаешь, старина.


Тримз, глубоко вздохнув, медленно направился к воротам, ведущим в пригород.


– Подожди, – окликнул его Раэль, – мы охотники или нет?


– Пфф, – обернувшись, фыркнул в ответ напарник, – мы не охотники, мы теперь дичь, черт побери.


– Может, тогда имеет смысл исправить положение?


– И каким же образом? – буркнул Тримз.


– Выясним, что это за дрянь, и засунем ее обратно в самые недра земли! – заявил Раэль.


– Ну, что же…, – призадумался его напарник, – помощь нам бы не помешала. Есть тут у меня один маг на примете, подрабатывает при дворе губернатора.


– Это замечательно, но с чего бы ему нам помогать? – поинтересовался охотник.


– Куда он денется. Это мой давний знакомый, – с гордостью улыбнулся Тримз.


– А насколько хорошо вы знакомы, чтобы заваливаться среди ночи к нему домой? – без намека на юмор задал вопрос Раэль.


– О-о-о, – воодушевленно прогудел Тримз, – он будет просто вне себя от радости, не чета Трельдмуру.


Раэль в ответ на это заявление лишь покачал головой, в уме уже рисуя картины жестокой расправы над непрошеными гостями посредством сжигания заживо сгустком пламени или, что тоже не менее неприятно, испепеления до самых косточек разрядом молнии. Тримз уже, как ни в чем не бывало, в боевом настроении духа, бодро шагал по улице по направлению к жилищу местного мага.


Снега на крыше одноэтажного домика скопилась довольно-таки много, да и крыльцо давно никто не расчищал. Только серый дымок, струящийся из трубы, тянулся вверх, словно в попытке прорваться через летящие ему навстречу снежные хлопья.


– Спит, что ли, никак не пойму? – раздосадовано бурчал себе под нос Тримз, громыхая кулаком в дубовую дверь, – может, заглянешь в окно?


– Как скажешь, – не очень одобряя эту идею, ответил Раэль и, сойдя с заснеженного крыльца, завернул за угол дома.


Окно, завешенное темной шторой, исключало возможность разглядеть в нем что-либо. Лишь туманные очертания лица Раэля в стекле, отражаемые в свете аэлирии, давали ему надежду, что он смотрит в простое окно, а не в темную бездну, вход куда, быть может, по воле колдуна, расположился здесь. Охотник, медленно протянув руку к стеклу, почти коснулся его. Вдруг занавеска резко отдернулась, явив бледное лицо, в удивлении уставившееся из полумрака на незваного гостя широко раскрытыми глазами. Раэль отшатнулся от окна, инстинктивно схватившись за оружие. Стрела тотчас же улеглась в желобе лука, а ее острие грозно нацелилось на таинственное существо в окне.


– А, ну-ка, прочь, мерзкое отродье! – рявкнул Раэль, натянув тетиву до предела.


Занавеска тотчас задернулась, а из дома послышался вполне человеческий, весьма возмущенный голос.


– Ломятся посреди ночи, угрожают, оскорбляют! Меня, в собственном доме! Это уж слишком!


Мимолетное недоумение в мыслях Раэля моментально сменилось осознанием небольшой оплошности. Натяжение тетивы лука в процессе обдумывания потихоньку ослабевало.


– Привет, Люц! Как поживаешь? – будто не замечая воинственного приветствия старого друга, задорно воскликнул Тримз.


Ответ последовал не сразу – волшебник, очевидно, начавший подбирать заклинание помощнее, был сбит с толку, услышав знакомую до боли речь. Затем, по-видимому, отложив экзекуцию на потом, все же подошел к двери и с ноткой удивления в голосе протянул.


– Тримз?


– А кто же еще, дружище!


Скрип засова с внутренней стороны свидетельствовал о правильности названного пароля. Дверь медленно приоткрылась, и в проеме показался мужчина средних лет с темными короткими волосами и небольшой ухоженной бородкой, ростом чуть выше своего старого приятеля. Держа в руке подсвечник с зажженной свечой, он внимательно всматривался в лицо знакомого широко раскрытыми карими глазами. Затем, поправив свободной рукой свою рабочую алхимическую мантию темно-синего цвета, маг заключил протянутую ему руку друга в рукопожатие и с небольшой долей укора в голосе, вместо обыденного приветствия, промолвил.


– Давненько ты не заходил.


– Ну, сам понимаешь, то туда, то сюда, порой даже забываешь собственное имя, – извиняющимся тоном пробормотал Тримз.


– По делу пришел? Я сейчас немного занят, эксперимент небольшой намечается, – переступая, по его мнению, никому не нужные прелюдии, сообщил волшебник, отсекая дальнейшее повествование Тримза о причине его прихода.


– Среди ночи-то? – удивился охотник.


– До сего момента я думал, что все еще вечер. Но, ничего, к утру думаю, закончу, – в попытке завершить диалог, произнес колдун, окидывая холодным оценивающим взглядом товарища Тримза, возникшего в этот момент из-за угла дома.


– Раэль, – поздоровался с магом вновь прибывший.


– Люцильи, – после короткой паузы проронил маг и, утратив к охотнику всякий интерес, вернулся к основному диалогу.


– Я так понял, что открытия в сфере монстрологии тебя совершенно не интересуют? В таком случае мы предложим это магу, более сведущему на этом поприще, – не теряя времени, подхватил разговор Тримз, беря инициативу в свои руки.


– Так, стоп! – воскликнул в ответ колдун, – какие такие открытия? О чем ты?


– Мы будем обсуждать этот вопрос на пороге? Или все-таки проведем научную беседу в более подходящем для этого месте? – уже полностью овладев ситуацией, поинтересовался Тримз.


Раэль, слушая этот разговор, искренне радовался, что красноречие друга может не только доставлять неприятности.


– Да-да, конечно, пройдем внутрь, – уже более уступчивым тоном проговорил Люцильи и тут же осекся, бросив суровый взгляд на товарища Тримза.


– А истребитель ученых подождет на улице, – не скрывая негодования, заявил маг.


– Брось ты расстраиваться из-за этого казуса, дружище! Раэль отличный парень, можно сказать, наш младший научный сотрудник в этом таинственном дельце! – прогудел увлекшийся Тримз, не обращая внимания на реакцию друга, высоко поднявшего брови, в свете сказанного.


– Ладно-ладно, не продолжай, – демонстративно махнул рукой Люцильи, – прошу лишь соблюдать правила, установленные в моем жилище, а главное из них – ни к чему не прикасаться!


Прихожая волшебника, освещаемая несколькими стоящими по углам на подвесных полках свечами, создавала впечатление таинственности, обволакивая гостей полумраком. Люцильи пересек помещение и, приоткрыв дверь в одну из комнат, впустил прорезавший темноту обильный поток света. Поставив подсвечник на тумбочку, маг провел гостей в скромные апартаменты, освещаемые большой масляной лампой с шарообразным плафоном.


Внутреннее убранство рабочего кабинета, пожалуй, действительно подходило под описание покоев колдуна. Множество деревянных настенных полок, доходивших почти до потолка, были заставлены огромными фолиантами и пожелтевшими свитками. На некоторых хранились склянки и пузырьки с непонятным содержимым, плавающим в мутной сжиженной массе. Широкий дубовый стол, служивший рабочим местом волшебника, на сей раз был предназначен для алхимической лаборатории. Витиеватые соединения множества стеклянных сосудов, по которым, словно ручейки, устремлялись разноцветными потоками жидкости, соединялись в одной, стоящей по центру, колбе. Ее содержимое энергично булькало, а из горлышка тонкими сиреневыми нитями струился густой пар. Возле колбы на столе рядом со светильником располагались алхимические серебряные весы и деревянная ступка с пестиком.


– Мы, я так понимаю, станем свидетелями нового открытия? – указывая на лабораторию, спросил Тримз.


– Шансы есть, к утру будет видно уже точно, – совершенно серьезно ответил маг, выдвигая из-под стола табуреты.


– Ну, так что же, – присаживаясь, обратился Люцильи к своему старому знакомому, – рассказывай, если, конечно, это не было поводом просто поболтать за жизнь.


Тримз, с укором взглянув на сидящего напротив мага, промолвил.


– Не переживай, думаю, тебе придется по вкусу это дельце, – и приступил к рассказу.


Охотник вел повествование, эмоционально при этом жестикулируя и приправляя речь крепкими словечками, периодически посматривая на Раэля, будто сверяясь с правильностью выбранного им курса. Люцильи внимательно, с задумчивым видом слушал монолог Тримза и не перебивал. Когда описание коснулось найденного в лесу тела, маг молча поднялся со своего места и, не прерывая повествования, подошел к одной из книжных полок, достав оттуда древний фолиант, видимо, долго пролежавший нетронутым. Открыв огромную книгу и выпустив на волю скопившуюся там пыль, он принялся осторожно переворачивать страницы. Тримз к тому моменту уже заканчивал рассказ, не забыв упомянуть и о всеми любимом полковнике городской стражи.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное