Андрей Ткачев.

Маска демона



скачать книгу бесплатно

Закончив с более-менее целыми огневолками, я приблизился к вожаку стаи. Даже сейчас он внушал опасения. Казалось, шаугар лишь притворяется мертвым и вот-вот набросится на меня и вцепится в шею, чтобы прервать жизнь неосторожного человека, рискнувшего подойти к нему. Но это было лишь наваждение, и я, вздохнув, опустился на колени рядом с телом демона.

Как более развитое и сильное существо в стае, вожак был крупнее и куда опаснее остальных огневолков. Вместе с этим его органы были куда ценнее. Пускай охотники забрали когти и клыки, но на самом деле это не самое дорогое, что можно достать из данного вида шаугаров. Сердце, мозг, легкие и глаза я вырезал с особой осторожностью. Именно эти органы, исходя из опыта алхимиков, являлись хранилищем магической энергии, которой в шаугарах всегда было много. Очень повезло, что охотник в доспехах не задел их, когда убил вожака. Мне самому было бы не по силам убить такого сильного шаугара собственными руками и поэтому не хотелось неловким движением повредить столь ценные ингредиенты. Но уже прошло время, когда мои руки тряслись при виде мертвого тела, а мутить от запаха трупов демонов меня перестало еще раньше. Старик умел преподать урок так, что запомнишь надолго.

Последним в специальный контейнер я положил сердце демона. Только после этого я позволил себе немного расслабиться и перевести дух. Предстояло самое сложное, и провалить все на последнем этапе… Лучше даже не думать об этом.

Чтобы привести мысли в порядок, я стал вспоминать строки из книги по алхимии. Вообще с этой наукой, а именно так ее и следует по большей части называть, сложилась интересная ситуация. Шаугары обладают каждый своей магией, и пускай у многих известных видов не выяснены их, скажем так, таланты, но это не говорит, что их вовсе нет. С людьми ситуация обстояла равно наоборот. Только у нескольких человек из сотни была предрасположенность к магии и хватало мистических сил на то, чтобы пленить демона. Еще у нескольких человек из тысячи были способности иного рода. Именно последние и были алхимиками.

Сделав пару глубоких вдохов и выдохов, я достал из рюкзака сверток, который металлически звякнул, когда я опустил его на землю. Осторожно развязав тесемку, я начал складывать металлические части, и скоро передо мной на предварительно очищенной от сора поверхности стоял алхимический тигель.

Это был последний подарок старика перед тем, как… Нет, мне сейчас нельзя отвлекаться! Необходимо, наоборот, полностью сконцентрироваться на предстоящем действии, иначе весь сбор ингредиентов станет бессмысленным.

Недавно я рассуждал о том, что ингредиенты с шаугаров можно продать алхимикам и заработать неплохие деньги, но куда больше можно выручить, если ты сам являешься алхимиком. Да, не без гордости могу сказать, что я – неплохой алхимик и точно знаю уровень своего мастерства на данный момент. Хотелось бы приукрасить и называть себя гением алхимии, но на самом деле я, может быть, чуть выше среднего, но и это уже достаточно высокий уровень.

Если так подумать, то в городах не так много алхимиков – всего несколько десятков на тысячу охотников.

Тут, конечно, дело и в том, что охотником стать намного проще, хоть и рискованней. Но все же главное отличие охотника от алхимика в том, что последний может вызывать алхимический огонь, без которого не может работать тигель. Жара обычного пламени просто не хватит, чтобы преобразовать части тел демонов в то, из-за чего и прославились алхимики – алхимическую пилюлю.

Мое пламя алхимика совсем слабое, чтобы дать достаточный жар для расплавки ингредиентов и выделить хранящуюся в них мистическую силу. По этой причине приходится пользоваться солнечными камнями, которые могут долгое время хранить в себе вложенное пламя, но в то же время они очень дорогие и хрупкие. Благо из-за того, что пламени у меня не так много, контролировать его я научился быстрее всего, а это умение в деле алхимика вполне можно ставить на первое место после силы огня.

Я аккуратно развернул мешочек с солнечными камнями и, отобрав парочку из них, вставил в специальные углубления в тигле. Теперь дело осталось за малым – смешать все ингредиенты и сплавить их в единую структуру, которую в народе прозвали пилюлей за ее круглую форму. Можно было, конечно, придать результату этого действия и другой вид, но среди алхимиков считалось, что на шаре сконцентрироваться проще. Так добивается идеальная форма, что уменьшает риск провалить преобразование.

Осторожно направив пламя из солнечных камней, я мысленно представил перед собой вырезанные из вожака части тела и с помощью концентрированного огня стал сплавлять сердце с легкими, следом пошли мозг и глаза. Вместе с тем в тигель кидались щепотки истолченных элементов, собранных до этого, что должны были скрепить все части тела шаугара в единую структуру.

Даже сквозь плотно закрытые веки я увидел, как на миг вспыхнул алхимический тигель и над ним всплыла темно-красная круглая пилюля размером с ноготь мизинца. Она слегка мерцала, и, если присмотреться, можно было увидеть, как в ней клубится пламя, которое соприкасалось со стенками пилюли, но было не в силах преодолеть ее границы.

Все получилось, и теперь у меня в руках пилюля духа огневолка. Вещь, которая стоит намного больше того, что могли бы получить охотники за трофеи, собранные в этом месте. Можно было продать ее и месяца три жить безбедно за стеной города в не самом дешевом районе, но как бы ни хотелось получить разом много денег, это не мой вариант.

В этом мире сила значит все, и чем ты сильнее, тем больше имеешь. Так как я не родился в семье, способной обеспечить меня всем необходимым для развития, то приходилось выкручиваться самому.

Я еще пару секунд поглядел на переливающуюся оттенками красного пилюлю и, резко выдохнув, проглотил ее. Вот так, несколько мешков золота прошли сквозь меня.

Пару секунд ничего не происходило, а затем в районе живота будто возник сгусток огня. От острого приступа боли меня скрутило, и я повалился на землю, переживая самые тяжелые болевые вспышки, которые всегда сопровождали усвоение очередной пилюли организмом. Да, всегда был шанс, что следующего раза я не выдержу, но другого способа повысить свою выживаемость в этом жестоком мире я просто не знаю.

Мне сложно было определить, сколько прошло времени, но болевые приступы стали стихать, и теперь я мог практически не обращать на них внимания. Я сбросил куртку на землю и оголил левое плечо, которое все время скрывал под тугими повязками, чтобы не показывать татуировку на плече посторонним. Взглянув на нее, я радостно улыбнулся. Рисунок разросся и стал более полноценным. До необходимого минимума, о котором рассказывал мне старик, еще далеко, но, пускай и маленькими шажками, я приближаюсь к нему.

* * *

Я успел проскользнуть в северные врата Виларса до того, как стражники наглухо закрыли створки, что отрезали город от местности, наполненной шаугарами. Пара стражников хмуро посмотрела на позднего путника, но брошенная серебряная монета, исчезнувшая в тот же миг в руке одного из них, заставила смириться мужчин с моим появлением.

Так и так пришлось бы платить пошлину за вход, но я не успевал к закрытию, и стражники немного придержали ворота, чем, пускай и не грубо, но нарушили распорядок службы. Если бы я при этом не заплатил больше, то меня вполне могли побить и отправить в казематы как возможного криминального элемента. Пару раз уже видел, как это происходило, и мне не хотелось бы оказаться на месте этих «счастливчиков». Хотя многие бы поступили куда менее разумно, лишь бы не оказаться за стеной города ночью.

Виларс – самый крупный город на сотни километров вокруг, и по этой же причине он является торговым центром в этой области континента. Здесь можно было приобрести диковинки со всего мира, лишь бы в кармане у тебя звенели полновесные золотые монеты или же было хоть что-то на обмен.

Последнее порой ценилось куда больше. Недаром проводимые в городах аукционы помимо золота принимали и другие диковинки в обмен на выставленный лот. Жаль, пока не довелось побывать хотя бы на одном аукционе, но я обязательно это сделаю.

Я вздохнул полной грудью, переводя дыхание после долгого бега. Врата города закрывали с наступлением темноты. Последний запор опускался в нишу, и никого больше не волновало, что кто-то оказался по ту сторону стены. Лишь к утру врата откроются, и стражники пропустят запоздавших путников, если таковые будут. Как показывает практика, мало кто мог выжить ночью, ведь в это время под сенью темного светила выходили самые опасные шаугары, и сдержать их могли лишь стены города.

В первую очередь следовало посетить храм богов. Их служители работают в любое время суток и всегда рады посетителям, готовым принести дары богам, чтобы получить благословение. И как бы ни хотелось поскорее рухнуть в теплую постель, такими вещами не следует пренебрегать – я и так слишком долго не посещал храмы. События сегодняшнего дня напомнили это особенно ярко. Только божественным вмешательством я могу объяснить приключившиеся со мной неурядицы.

Храм всех богов мог располагаться в черте города где угодно, благо привилегии служителей позволяли и не такое, но вот само строение сложно не узнать. Шпили храма возвышались над всеми остальными домами и лишь немногим не доставали до уровня стен.

Проход в храм, как обычно, был приветливо раскрыт для путников. Я неспешной походкой зашел внутрь и на миг замер, привыкая к яркому освещению после темной улицы. Сколько раз посещал храмы в разных городах и в разное время, но всегда внутри было не больше десяти человек, которые что-то шептали, стоя перед статуями богов, или же беседовали со служителями.

Сейчас в храме не было никого, и я спустился по ступенькам к постаменту богов нашего мира. Не знаю, зачем так было сделано, но во всех храмах, чтобы подойти к богам, необходимо было спуститься на несколько метров под землю, но даже с уровня входа статуи этих могучих существ возвышались над любым человеком.

Айон – защитник. Он стоял первым в четверке богов. Его всегда изображали одинаково: суровый мужчина в кожаных доспехах и с секирой в руках. На лице Айона застыла насмешка, которой не хватало лишь немного, чтобы перерасти в оскал. Детали могли разниться, но насмешка, казалось, переносилась с особой осторожностью, чтобы повторить все в точности в каждом новом его изображении.

Служители этого бога освящали стены каждого города, и шаугары не смели приблизиться к ним близко. Если же находились настолько безрассудные твари, то сам камень жег их и причинял невыносимую боль. Благодаря этому демоны не могли тихо прокрасться в город и устроить в нем резню.

Мия – охотница. Вторая богиня была облачена в легкие кольчужные доспехи. В ее руках всегда находился лук, который был больше самой девушки. Она, по сравнению с Айоном, казалась ребенком. Но было что-то в чертах ее лица и фигуре, пускай и скрытой доспехами, что говорило, что перед тобой – чувственная женщина, которая не по своей воле вышла из-за стен города. Но раз уж она вышла, то шаугары должны бояться ее меткой стрелы.

Служители богини стояли на том, что и женщины могут убивать шаугаров наравне с мужчинами, и только по этой причине среди охотников всегда были представительницы слабого пола. Хотя человек, получивший шайгар, по определению перестает быть слабым, но стереотипы есть такая вещь, которую сложно изменить даже за века битв с демонами.

Помимо этого служители Мии были ответственны за обучение стражников, которые, не обладая шайгарами, защищали город от их угрозы.

Риквер – хранитель. В его руках только книга и никакого оружия на виду. Из одежды виден лишь плащ, который скрывает фигуру, и нельзя сказать, могучим ли телосложением обладает мужчина. Всем своим видом он говорит, что беззащитен, однако умные глаза показывают, что он ничего не боится. Риквер – бог знаний. В нашем мире, когда любой город может быть разрушен нашествием тварей, знания – то немногое, что каждый старается сохранить помимо своей жизни. Без знаний остаткам людей было бы не выжить в землях, где господствуют шаугары.

Его служители отвечали, помимо сохранения общих знаний и записывания событий для истории, за сбор сведений по шаугарам и новым рецептам алхимиков. Не то чтобы последние стремились делиться, но каждый новый рецепт оплачивался соразмерно его уникальности, а это были очень неплохие деньги. Особенно учитывая, что алхимики зарабатывали столько, что хватало на владения отдельными домами, а это могли позволить себе только очень богатые люди.

Также служители Риквера выпускали книги. Многие из них мне довелось если не прочитать, то подержать в руках. Это была моя небольшая страсть, которую, к сожалению, не всегда удавалось утолить.

Кирель – целительница. В руках последней богини был посох с зеленым камнем в навершении. Она была символом того, что всегда есть надежда и даже наш мир может ждать исцеления.

Служители богини работали в домах целителей и помогали каждому, кто приходил к ним. Эти люди знали все о лекарских травах и в то же время прекрасно разбирались в анатомии не только человека, но и шаугаров. Органы последних, помимо использования в алхимии, могли пригодиться и в целительском искусстве.

Жаль только, что пока было известно очень мало рецептов в этой сфере. Возможно, имей служители Кирель больше знаний, людей погибало бы меньше. По этой же причине, посвятившие себя богине постоянно проводили время в изысканиях и в своем упорстве могли составить конкуренцию алхимикам, хотя и не получали за это больших денег, вкладывая каждый золотой в новое исследование.

Четверо богов, которым поклонялись все люди на континенте. Они внушали своим видом уважение, а без помощи служителей богов нам бы пришлось куда как хуже. Это понимали все, и поэтому посвятившие себя богам были так почитаемы.

Большинство людей считало, что богов четверо – в этом убеждали сами служители и книги. Написанным словам на бумаге многие верили куда больше, чем простым разговорам.

Но старик говорил, что помимо всем известной четверки есть еще пятый, имя которого было стерто из всех книг, и служители богов ревностно следили за тем, чтобы никто так и не вспомнил про него.

Последний бог был тем, кто дал людям знания, как бороться с шаугарами, а не дрожать за стенами в попытках вымолить исцеление для себя и всего мира. Лишь борьба с демонами позволяла человечеству не только не вымереть, но и постепенно разрастаться. За последнее столетие было построено еще пять крупных городов, лишь немногим уступающих Виларсу в количестве жителей. И уже только это говорило, что у людей есть шанс выжить в борьбе с тварями, которые, казалось, созданы, чтобы истребить нас.

Но про все это нигде не будет написано. Во всех священных писаниях говорилось, что именно четверо дали людям знания, как строить стены, способные защитить от тварей под сенью темного светила, и рассказали, как создать оружие, способное поразить шаугаров, когда изделия людей оказались бессильны перед этой напастью.

– Молодой человек, не стоит так долго стоять перед богами. Они не любят затяжных взглядов, – неожиданно рядом со мной раздался хрипловатый старческий голос.

Обернувшись, я встретился лицом к лицу со служителем, обладающим цепким взглядом когда-то синих, а теперь выцветших до яркой голубизны глаз. Было что-то в этом взгляде настолько пугающее, что я невольно отшатнулся. Судя по мелькнувшей у старого служителя улыбке, его позабавила моя реакция. Не удивлюсь, если я не единственный, кто так реагирует на него, и мужчина порой любит развлечь себя таким способом.

– Что заставило вас в столь поздний час посетить обитель служителей богов? – хмыкнув, спросил старик.

– Я слишком долго не бывал в городах, где есть настолько большие храмы, и, как только прибыл в Виларс, поспешил в первую очередь посетить ваш, – прочистив горло, тихо ответил я.

Все никак не привыкну к собственному голосу. Мне он до сих пор кажется чужим. В обучении у старика мне приходилось по большей части молчать, так как тот любил слушать свой голос и лишь изредка задавал вопросы, на которые требовались более развернутые ответы, чем кивок. Надо стараться говорить почаще, ведь другие люди проводят много времени в разговорах.

– Похвальное стремление для столь юного возраста, – благожелательно кивнул служитель. – Особенно для юноши, отмеченного благословением богов.

– О чем это вы? – я постарался сделать вид, что не понял его.

Но, видимо, это не обмануло проницательного старика, он лишь улыбнулся и пошел дальше, скрывшись за ближайшей колонной.

Я постоял еще некоторое время, уставившись в то место, где исчез служитель, но тот не вернулся. Выдохнув сквозь сжатые зубы, я подошел к постаменту богов и осторожно опустился на колени.

Старик говорил, что богам безразличны наши молитвы, и те, кто надеются на силу слов, придуманных людьми, только зря тратят свое время. Богам важны лишь подношения, и чем они ценнее, тем больше шансов, что тебя услышат и, может, даже снизойдут до благословения.

Я не знаю, какие подношения сделал он, да и старик никогда не рассказывал про это, но боги однажды ответили на его подношения, и так я обрел татуировку на своем левом плече. Только это могло спасти меня от того, что ждет любого охотника рано или поздно… Да уж, удружил мне он своим последним подарком.

Отбросив мысли об этом, я снизу вверх посмотрел на четырех богов и бросил им под ноги несколько ценных минералов и кое-что из старых запасов. При этом сделал это так, чтобы часть из даров оказалась в тени, позади статуй богов. Стоило только последнему предмету упасть на постамент, как они едва видимо вспыхнули и истаяли. Это лучше всего другого говорило, что подношение принято, и его приняли все боги – в тени дары тоже исчезли, а не остались лежать, дожидаясь прихода служащего.

На этом запланированное было совершено. Мне еще предстояло найти постоялый двор, в котором не откажут позднему путнику в ночлеге.

Стоя на верхней ступени храма, что отделяла меня от внешнего мира, я обернулся на богов, и на миг мне показалось, что все они смотрят прямо на меня. Я поспешил скрыться в темноте улицы.

Странно, статуй четыре, а я ощутил пять взглядов. Ну да ладно, по крайней мере, ни один из них не был злобным, а скорее любопытным и чуть-чуть ободряющим. А возможно, мне все это только привиделось, кто знает.

Глава 2

В Виларсе я отсыпался и отъедался три дня после долгого путешествия, пока не почувствовал, что еще немного, и мне совсем не захочется подниматься с теплой постели. Да и, если честно, мне было любопытно посмотреть на жителей такого большого города.

Спустившись со второго этажа гостиницы, где располагалась моя комната, я едва успел отшатнуться, пропуская служанку, которая носилась между столиками, чуть ли не переходя на бег. Она даже не заметила, что я оказался на ее пути, и, не успей я уступить ей дорогу, мы бы обязательно столкнулись, а девушка держала в руках поднос с выпивкой. Думаю, мало бы кто обрадовался, если бы напитки по моей вине оказались разлиты.

Сейчас было обеденное время, и посетителей в заведении хватало. Миловидную служанку звали то к одному столику, то к другому, а на смену расплатившимся приходили новые желающие отобедать. Вот откуда-то из подсобных помещений выскочила еще одна девушка, и уже две служанки споро начали обслуживать гостей.

Шума и беготни стало в разы больше. Оглядев заполненное людьми помещение, я решил, что поесть можно и позже, и поспешил на улицу.

Виларс был на моей памяти самым крупным городом. Он занимал больше сотни квадратных километров. И если в маленьких городах, встреченных на пути ранее, порой было сложно разминуться двум людям, не зацепившись плечами, то здесь хватало свободного пространства. По архитектуре зданий и горожанам было видно, что Виларс живет в достатке и уже давно здесь не было серьезных происшествий. Да тут большинство мужчин вообще ходили без оружия, ощущая себя в полной безопасности, что было неслыханно для других мест. Такое пренебрежение оружием удивляло и вызывало чувство легкой зависти.

В контраст медленно идущим жителям города, среди людского потока выделялись охотники. Многие из них были без доспехов или видимого оружия, но походка и манера держаться выдавали их с головой.

Недаром старик говорил, что охотники отличаются от мирных жителей. Это уже были не запуганные людишки, которые бы в панике бежали в свой дом, стоит только увидеть шаугара, а воины, готовые сражаться до последней капли крови. Да и ношение шайгаров давало о себе знать.

Немного постояв на пороге гостиницы, я влился в людской поток и позволил ему нести меня. Мне было все равно, куда идти, а так хоть посмотрю на местный быт.

В конечном итоге я пришел на рынок, где, весело переругиваясь, торговали всякой всячиной. У ближайшего лотка с едой я за пару медяков приобрел несколько пирожков и с удовольствием умял их. Да, с домашней выпечкой мало что сравнится. Жаль, в походных условиях себя таким не побаловать.

Утолив голод, я стал ходить по торговым рядам. Чего здесь только не продавалось!

Вот невысокий мужчина громко зазывал посмотреть на ткани, привезенные со всех концов света. За его спиной рядами разложены товары различных цветов и материала. И если мужчины проходили по большей части равнодушно, то женщины и молодые девушки обязательно задерживались. Они с жаром участвовали в торге и просили показать то одну, то другую ткань, придирчиво оценивая материал по одним им понятным признакам.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6