Андрей Свиридов.

Магия Слова. Суперфэнтези – психиатрический уклон



скачать книгу бесплатно

Все герои и события книги вымышленные


© Андрей Александрович Свиридов, 2017


ISBN 978-5-4485-2780-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero




Свод родовых знаний

РОДЪ и Лада!


? ± + ? ?!


Соборная Светлая Солнечная Россия


Магия Слова

[суперфэнтези – психиатрический уклон]


Свиридов А. А., профессор


Свод Родовых знаний


1. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен. Собр. соч. Т.1. Русский Заказ ~ Духовное исцеление. Современный русский/ведический алфавит. Азбука сияющего света.

2. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен. Собр. соч. Т.2. Современный русский/ведический алфавит. Азбука сияющего света.

3. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен. Собр. соч. Т.3. Современный русский/ведический алфавит. Азбука сияющего света. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен.

4. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен. Собр. соч. Т.4. Современный русский/ведический алфавит. Азбука сияющего света. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен.

5. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен. Собр. соч. Т.5. Современный русский/ведический алфавит. Азбука сияющего света

6. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен. Собр. соч. Т.6. Геополитика России. Современный русский/ведический алфавит. Азбука сияющего света.

7. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен. Собр. соч. Т.7.Магия Финансов: инвестиции. Современный русский/ведический алфавит. Азбука сияющего света.

8. Русский фундаментализм ? Азбука Масштабных перемен. Собр. соч. Т.8 Современный Русский Ведический Алфавит. Азбука сияющего света. Азбука сияющего света.

9. Ведическая Традиция. Краткий курс. Азбука Сияющего Света. «в двух частях».

10. СЛОВОТОЛК Ведической Традиции.

11. КНИГА РОДЪА ? Родословие к Человеку.

12. (13). Числовой индивид Буквы.

13. (14). Буквенный индивид Слова.

14. (15). Магия Слова [суперфэнтези – психиатрический уклон].

Автор выражает признательности всем, тем людям поддерживавших в душевном трепете его духовный подвиг в неустанной заботе о благе России в репрессивно-инквизиторских условиях беспрерывного возбуждения уголовных и гражданских дел корпоративными сектантами (с 14.08.12 г. по 07.07.14 г. – 7 семи, по ст.

282, ч.2) УФСБ по Челябинской области, СУ Следственного Комитета по Челябинской области, МВД полиции по Челябинской области и Свердловской области, Свердловским областным судом, Челябинским областным судом, Областной прокуратурой по Челябинской области и судебных процессов для проведения показательного психиатрического расстрела.

Автор выражает признательности народным инвесторам поддержавших нравственно и материально издание священного текста Лазоревого МИРЪА: Магия Слова [суперфэнтези – психиатрический уклон]!


? ? ?

Свиридов Андрей сын Александра. Солнечные лучики. Глава 1. Солнечные лучики

Блестело солнце полуденное над Парижем, бликуя взгляд рассматривать Эйфелеву башню и вспоминать Эйфелеву башню миниатюры, украшения Фершампенуаза нагайбаков (крэшэн) и сгоревшую Останкинскую башню в Москве в конце 90-х годов двадцатого улетевшего века.

Я топтался по выщербленному асфальту и булыжникам, обходя четыре ноги башни мольберты художников и корзинки цветочниц, кругом мчались змейки блестящих машин. Я ждал встречи намеченной на 15 часов парижского времени с арабскими шейхами владеющих нефтедолларовыми инвестициями и с французскими прихожанами секретной службы A-V. Дух мой светлый скрежетал, я слушал… Полутени бликов сентябрьского светила метались, пытаясь объять лицо и вуалью занавесить взор, шло ментальное воздействие, чтобы поставить в стойло осликов, меня.

Встреча с тремя арабскими шейхами началась в офисе третьего этажа высотного дома стоящего в метрах трёхстах от Эйфелевой башни. Любезно напряжённые приветствия арабов гостя из России, так и остались над столом переговоров зависнув под потолком цветами побежалости. Я в Душе произнёс матрицу русских богов.

После подписания протокола переговоров и соответствующего финансового контракта (не выгодного для арабов и французов, но они ещё об этом не ведали), был устроен брейк-кофе. Я наслаждался поданым ароматистым арабским кофе и взгляд остановился на картине размером 30х40 см. Солнечные лучики пробившись в щели пластиковой занавески её высвечивали – на полотне колыхался пушистый ковыль лесо-степного взгорья. Не успел подумать о его месте дислокации, Душа донесла – это Россия. Морок невидимой паутины потолком рассыпался.

Русскоговорящий араб подойдя к полотну пояснил, что купил её на Арбате в Челябинске, в ней имеется вязь духа, души. Здешние художники не могут это выписывать своими абстракционисткими мазками кисти. Наверное мозгов не хватает – отвечая на мой немой вопрос «Почему купил?» – ответил арабский шейх.

Шейх аравийский раскурил кальян и после глотка кофе из миниатюрной ажурной чашечки слепленной из китайского фарфора продолжил затаённую мысль путающегося в слове за словом:

– Недавно, год назад, здесь были высокопоставленные русские,

– Контракт финансовый парафировали, оставив подписание на потом, они не чувствуют энергий денег, они видят куски купюр золотых, эту картину они не заметили, сказав о ней «рамка простенькая…», нахваливая картинки с абстракционистскими мазками в рамках золочённых, и, узнав что позолота рамок сделана фольгой золотой почти упали на колени, точно также как бывающие здесь американские визитёры и европейцы-прихожане…

– Та, больше чем странник, я странник, ты ощущаешь иные реальности о которых рассказывает благоговейный пророк Мухаммед, ты уловил моё «смотрение» тебя и его рассеял, и увидел своё полотно ковыльное Южного Урала, оставайся на 2—3 дня, отель «Широтан», за твоё пребывание будем оплачивать, тогда повторно поговорим… тишина…

Возникшее затишье прервалось, арабский шейх на французском языке начал пересказывать остальным 5 переговорщикам – двум арабам и трём французам о содержании своей тирады и сделанном предложении мне.

Переговорщики беспристрастно уставились на меня ожидая ответа. Шейх аравийский сфокусировал взгляд расширенных зрачков, упёрся треугольником взгляда в мой взор. Но он не ведал, что можно делать посылку взора сквозь его шоколадного цвета радужку. Поэтому я Андрей Свиридов сын Александра не отвёл взора, и перенаправил его прожигающую энергию взгляда шейха в его умственные пространства логосферы интеллекта. Он вздрогнул…

Я встал с золочёно-абажурного кресла и ответил:

– в 20 часов сегодня у меня перелёт из аэропорта им. Де Голля в Люксембург. Билет забронирован. Над вашим предложением подумаю… Благодарю за гостеприимство и изысканный аромат кофе. До вылета осталось меньше двух часов…

Никто не сдвинулся с места. Появившийся слуга вывел меня на смотровую площадку лифта.

Свиридов Андрей сын Александра. Штрих Люксембурга. Глава 2. Штрих Люксембурга

Успев взбежать по трапу в самолёт, когда до взлёта оставалось 15 минут, я выбрал кресло у окошка. В 160 местной кабине самолёта всего было 8 пассажиров. Самолёт был двухмоторный немецкий компании «мессершмитт». Удивился, что эта немецкая авиастроительная компания действует.

Подумал в ДУШЕ: «Отец родной служил во время войны в авиаполку: родина: Соборная Светлая Солнечная Россия ждёт деяний: если не я, то кто?» Продолжается вялотекущая реализация военно-политической доктрины «Продвижение НАТО на ВОСТОК».

Что жаждали узнать аравийские переговорщики от меня, в случае моего согласия остаться на 2—3 дня. И почему они оцепенели, услышав мой твёрдо-вежливый отказ? И почему смуглый овал лица шейха арабского посерел и принял почти прямоугольную осязаемую форму в рисунке мелкоиссечённой паутинками пепельной кожи? И почему аравийский шейх признал себя странником, а меня обозначил его выше?

Моторы самолёта гудели ровно, мысли текли плавно, дрёма подступила очень и очень нежно и, я [улетел] в вероятную реальность сновидений… которые видел несколько раз с интервалом полгода-год:

…Необъятное небо без солнца и звёзд, необъятные горы без снега, необъятная каменистая равнина с пожухлыми кустами деревьев и высокими пучками торчащей красновато-чёрной травы высвечиваемых бликами полутеней в призрачном свете голубовато-серой луны.

…Появились чёрные всадники с четырёх сторон, сидящие на вороных силуэтах напоминающих лошадей. Чёрный всадник с западного направления начал двигаться медленными и резко ускоренными бросками ко мне. Это были апокалиптические всадники христианства конца Света, с которыми были схватки, и которых не смог идентифицировать писатель-фантаст… Голов… не употреблявший при написании своей фамилии родовую звёздную русскую букву «Ё»…

Глухой щелчок за бортом самолёта известил, что лётчик выпустил шасси для приземления в люксембургском княжестве.

Добравшись до отеля за 15 минут на такси, и устроившись в номере на третьем этаже, я лифтом опустился в цоколь – этаж летней террасы бара-ресторана. Осмотрелся. Заказал кофе. Меня ждали. Это была смешанная евро-американская группа ранее с которой вёл переговоры по финансовым инвестициям в Швейцарии. Члены группы ужинали. Дитер, немец не плохо владеющий русским языком помахал мне рукой и выкрикнул приветливо: «Андрей, сын Александра, проходи к нам, на тебя место забронировали, рассчитываться будешь отдельно», держа в левой руке кружку с приклеенной яркой этикеткой баварского пива. Американец, эфиоп-итальянец Джулиано сидел с рюмкой и скалился. Справа от него пристроившаяся полноватая чешка Яна со славянским типажом женского личика, что-то ему рассказывала хихикая кивком головы показывая на меня. Слева от американца утонув в кресле из-за маленького росточка присутствовал Виталий из Москвы с двумя чеченцами личной охраны. Дальше восседал плечистый Петри – русский бельгийского подданства, имеющего дядю из первого круга политической элиты Кремля, и уверявшего меня позднее через день, что завязан с внешней разведкой страны, когда предлагал вместе поспать, и это дело закрепить голубизной плечистого духа голубой крови секретной службы.

Дитер, располагаясь напротив американца отодвигая чеченцев, высвобождал мне кресло для участия в тёплой атмосфере ужина.

Я не возражал, думая, что надо успеть переговорить с Дитером в террариуме застолья перед завтрашним днём завершающего подписания финансового контракта по нефтедололларовым инвестициям для 1998 года. И уселся в высвободившее кресло. Зарнистый закат Жидкого неба начала сентября 1995 года пробиваясь искристыми воздушными лучиками пытался рассеять метаболические миазмы крутящихся психизмов рассеивающихся от нашего стола в ресторанное пространство летней террасы.

Немногочисленные посетители бара-ресторана вжимались в столешницу, не поднимая головы кушали, тихо звучал блюз. Никто не танцевал.


? ? ?


На танцевальный круг вбежали три улыбающиеся девушки эскорт-сопровождения в красно-чёрных униформах… чеченцы поднялись навстречу…


? ? ?


Утром ранним с удовольствием проснулся, поблагодарил РОДЪА и Ладу за Новый день. Сделал энергетический комплекс гимнастики, умылся, растёрся и пошёл завтракать в другой ресторанчик со шведским набором блюд стола. Взял овсяную кашу, американский бекон с обжаренным луком, испанский томатный сок, китайский зелёный чай, кусочек английского сыра, хлебец, зелень, кофе по-турецки, кубинскую кофейную сигареллу для разгона не желательных ментальных настроек спешащих из-за зазеркалья космического нуля.

Завтракая с подвязанной салфеткой на белоснежной рубашке с коротким рукавом, чтобы не запачкать случайными капельками, я ещё не знал (узнал много позднее), что космический нуль был «увиден» индийскими мудрецами в VIII веке до нашей эры в качестве мудрого подарка не постижимой сущностью Абсолюта… Для практик медитаций (йоги) в достижении «пустоты мышления». Мудрецы индийские мудрый подарок назвали цифрой и вывели графему [0 нуль]: пустота… поставив его вначале ряда арийских первочисел. Позднее обозначенных вначале индийскими, а затем арабскими числами для протаскивания в вероятные пространства нашей реальности тонких паутинных настроек закрывающих ведическую традицию знания о РОДЪЕ и Ладе, что было закреплено текстами Авесты и Весты. Раскурил кубинскую кофейную сигареллу…

Прокручивая разговор с Дитером в прямых междуметиях и неясных идеомах ощущений душевного трепета, возникла прозрачность мысли: немец о чём-то предупреждал: когда напряжённо хлебая пиво произнёс:

– а знаешь ли ты?, что секрет-сообществом вынесено мнение о невозможности проведения твоей вербовки. Ты достойно вышел из передряги 1991 года, когда КГБ грозилось тебя расстрелять…

Когда я спросил Дитера:

– Откуда так много знаешь геополитических новостей? Сорока на хвосте принесла, что ли? – Он продолжил: Джузи – мелкий цэрэушник. Яна – польская секрет-сотрудница. Тебя сопровождает военная контрразведка Московского военного округа. Мой дядя был в русском плену. Вернувшись в 1947 году, через много лет, во времена канцлера Вилли Бранда был бригадным генералом военной контрразведки Германии.

В штаб-квартире социал-демократов мне приходилось консультировать по вопросам эффективного воздействия финансами, экономическим и образовательным потенциалом на германские зоны интересов в Европе, в том числе на Россию. Также консультировал по вопросам геополитики, как ты подметил правильно, одного из заместителей секретной службы БНФ (контрразведки и безопасности ФРГ) – Дитер рассказывал: Готовится дефолт России, готовится сокращение количества русских букв в азбуке. Готовятся резкие сокращения русской армии… Это – под нашу мошь. Ты не простой человек, раз тебя активно наблюдает Моссад (израильская контрразведка) … Кто-то должен благословить начало возведения храма на крови (его остатки – стена плача) …третьего.

Время завтрака пронеслось очень быстро. И я отправился в арендованный офис №2 для встречи, переговоров и подписания контракта предложенного Джузи, полгода назад в Швейцарии, Цюрихе. Этот день прошёл в тянучих редакционных длиннотах согласований текста финансового контракта по нефтедолларовым инвестициям завершившиеся перед ужином парафированием согласованных листов контракта. Окончательное подписание контракта отложили на завтра. После чего я съездил на такси в аэропорт и забронировал билет вылета на Москву на 15 часов на послезавтра.

В отель вернулся после заката солнца. Заказал по телефону ужин с доставкой в номер. Официант на тележке прикатил ужин, постучав в дверь, её открыл и вкатил тележку. Откуда ни возьмись, в дверном проёме появился плечистый Петри и, не дожидаясь окончания расстановки блюд, а чашек и чайников на сервисном столике официантом, нервически спросил:

– Где ты пропадал? Мы обходили гольф-лужайки отеля, тебя, не нашли?…

Помедлив, показывая рукой, что подождём ухода официанта, ответил:

– Прогуливался в супермаркет, который был в километре от отеля, стоящий рядом с автострадой идущей к аэропорту, и о котором он знал, рядом с супермаркетом находился клуб «голубая луна». Они посещали с Виталием его для просмотра блю-шоу мазохистов, об этом сообщили мне в Москве.

Второй день переговорного процесса с Джузи происходил в выравнивании интересов дольщиков по общей сумме потенциальной комиссии контракта составляющей цифру около 4,0 млрд. долларов, помимо основной контрактной величины порядка 20,5 млрд. долларов. Его помощники Яна и Виталий старательно выводили свои подписи на протоколах к контракту, тихонько согласовывая дату вылета в Нью-Йорк с Джузи. Уверенно полагая, что со мной вопрос решён. Окна в комнате отсутствовали, была их световая имитация.

Вдруг Виталий отставил последний протокол не подписав, пояснив, что завтра подпишет на утреннюю голову, и резко спросил меня:

– Ты билет самолёта на Москву не заказывал? Что-то умалчиваешь про поездку в Штаты?…

Я выдержал его настороженный нелюдской взгляд пытающийся буравчиками нервических миазмов просверлить дырки в моём взоре и прочитать мои мысли. Не отводя взора и разведя полусогнутые руки в стороны, показывая, что почти готов к сдаче, произнёс: – Куда же я денусь, самолёты летают через день. Пошли выпьем по чашечке кофе «эспрессо» или по кружке кофе «американо» после подписанных достижений.

Виталий развёл буравчики нервических миазмов своего взгляда от моего взора добродушия. Фраза «…по кружке «кофе американо» для него прозвучала обнадёживающим импульсом, хотя и почуял его нелюдские буравчики взгляда сыплещюего чёрные искорки рассеивались сгорая в чём-то, в его заданности. Когда он отложил последний контрактный протокол перенеся подписание на утреннюю голову, то моя догадка подтвердилась о том, что контракт не должен достичь и пройти в Москву. Виталий кофе «американо» не пошёл пить, а когда я выходил, Джузи послал предупреждение: «Не опаздывай к ужину».

Зашёл в свой номер, взял дорожный баул, спустился по пожарной лестнице, через летнюю террасу бара-ресторана вышел на тенистую дорожку, дошёл до автостоянки, и на такси увёз дорожный баул в камеру хранения аэропорта. К ужину, поспел.

Третий, завершающий день для меня в Люксембурге начался с поиска Виталия. К 12 часам дня его не нашёл. Дошёл до вестибюля отеля, плюхнулся на двухместный кожаный диванчик, чтобы поджидать Виталия. Через час он появляется в дверном стеклянном проёме отеля, он не видит меня. Встаю, и пересекаю 20 метровый холл и оказываюсь возле стеклянных дверей, где он меня уже увидел и вынужден с появившейся гримасой приветствия и недовольства на лице, и подойти! Он сказал:

– Мой пакет документов в сейфе отеля, сейчас их заберу и подойду…

Я ему ответил с непроницаемым лицом отражавшего родовую ментальную защиту:

– Хорошо. Подожду тебя, здесь… Ожидание затянулось до половины третьего часа. Виталий вальяжным мелким бесом появился внезапно, откуда-то с левого бока и сразу произнёс уверенную просьбу:

– Займи триста долларов. Потом в Штатах отдам. Давай твой пакет протоколов, подпишу последний экземпляр…

Без четверти три часа дня, я поднялся в номер, взял зубную пасту, щётку, чистые носки, золотую цепочку, шёлковую чёрную рубашку, свернул пакет контрактных бумаг в трубочку обвязав её резинкой и сложил в пластиковый пакет с чёрно-багровой надписью «отель Люксембург». Закрыл номер, повесил на ручку табло «не беспокоить», съехал на лифте вниз, сдал ключ и не спеша направился к автостоянке, взял такси.

В аэропорт приехал в 15 часов, посадка завершилась в самолёт, но по зелёной зоне ещё суетились двое стюартов пытаясь найти заблудших пассажиров. Надо было пройти таможенный контроль, к посту которого выстроилась очередь из трёх человек. Пришлось ждать и проходить. Войдя в зелёную зону, на большом электронном информаторе высветилась надпись по-английски: «посадка окончена», т.е. самолёт порулил на взлётную полосу.

Захотелось кушать, поджидая мелкого беса в вестибюле отеля, я остался без обеда. Подумал: «Если не я, то кто. Война, войной, а обедать надо!» и пошёл выбирать кафушку подешевле с пластиковым пакетом в левой руке. Попутно нашёл стойку с международным телефоном и позвонил в Москву по обусловленному телефону с просьбой, передать информацию полковнику Илю… о моей внезапной остановке в аэропорту. Принявший звонок, попросил отзвониться через час.

Перекусив в элегантно-воздушной кафушке, повторил звонок в Москву. Мне тот же мужской голос баритон посоветовал «что надо найти представительство авиакомпании „Аэрофлот“ спросить Сидора Сидоровича и отдать авиабилет на перекомпасировку на другой рейс на 21 ч. 00 мин. местного времени. Иначе, через час, меня выставят из зелёной зоны аэропорта». Я, так и сделал, и когда представитель «Аэрофлота» отдал авиабилет с «ок» на вечерний рейс, то баритоном предупредил: «теперь можешь спокойно находиться в зелёной зоне. Из неё не выходи. У тебя – ожидание проходящего нашего рейса из Гаваны. В столицу позвоню, предупрежу. Всё будет хорошо!».

Одно звучание имени-отчества представителя «Аэрофлота» Сидор Сидорович на спокойственный лад и с этим настроем поднялся по ступенькам на приподнятый открытый пандус, приподнятый на метр от пола у южной стеклянной стены. На нём стояли столики, разносили кофе. Общий зал зелёной зоны был открыт для обзора, а из него сразу нельзя было рассмотреть внимательно сидящих людей под солнечными лучами на пандусе.

Выпив чашку кофе, заказал вторую. Увидел внизу чёткое продвижение трёх фигур. Присмотрелся – это был полицейский патруль, выдерживающий вектор перемещения к элегантно-воздушной кафушке. Попав в неё, они начали проверку документов у посетителей, завершив её, пошли к выходу из зелёной зоны.

Сердце не колотилось от увиденного, ноги не холодели, руки не дрожали, в душе плыли мысли ясные: ещё будет проверка, но перекомпасированный авиабилет вместе с паспортом лежал в пластиковом пакете. Пошёл к телефонной стойке: позвонил Ольге в Москву, Зое в Челябинск. Кратко рассказав о своей задержке и появившемся полицейском патруле, искавшего меня. Реакция была примерно аналогичная в их логик-анализе: «Это у тебя нервы разыгрались. Выйди, прогуляйся на свежем воздухе».

Вернувшись к своему столику на пандус, заказал к кофе минеральной воды. Вдруг затылком почувствовал поток струящегося сквозняка. А за правым плечом официанта поднимающуюся военную фуражку, это по ступенькам эстакады поднимался военный патруль из трёх фигур, во главе с офицером. Официант ушёл.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3