Андрей Смирнов.

Болезни Белокамня



скачать книгу бесплатно

– Стойте, сучки! – возвестил голый парень, сотрясая в воздухе своим тесаком, однако его быстро оттеснили в сторону, вероятно намереваясь освободить тем самым путь и прыгать следом.

Дожидаться этого явно не следовало, а посему девушки, не сговариваясь, бросаются от фермы прочь, удирая в сторону родных трущоб. Однако погоня на этом не прекращается, ибо из окна уже вылетает первый деревенщина, прямо в воздухе меняющий своё обличие на грозного вепря, грузно приземляясь на тяжёлые копыта. Кроме того, с грохотом распахиваются ворота комплекса, и из двора стрелой вылетают ещё несколько оборотней в своём боевом виде, с громким устрашающим хрюканьем устремляясь следом за беглянками. И та, и другая группы летят с ужасающей скоростью, ибо первых подгоняет страх, а вторых жажда мести, и странная погоня из трёх огромных вепрей и двух запыхавшихся девушек проносятся разрушительным ураганом по улочкам трущоб. Смотреть по сторонам попросту некогда, а посему следы разбоев, трупы, плачущие и кричащие люди смазываются в одно сплошное пятно, когда дамы на всех парах пролетают мимо них. Естественно, что оборотни не настолько тупы и одержимы жаждой крови, ибо им плевать на редких прохожих, шарахавшихся по сторонам, и они продолжают нестись следом за убийцами своего отца.

Однако долго эта погоня продолжаться не может, ибо вепри не выдыхаются так быстро, как это свойственно людям, а посему скорость запыхавшихся девушек постепенно снижается, и скоро уже им придётся либо принять бой, либо погибнуть под ударами копыт и клыков оборотней. Но на счастье беглянок, впереди маячит улица, именуемая в народе Иглой, ибо та пронизывает все трущобы насквозь одной прямой дорогой, по которой сейчас движутся какие-то телеги в сопровождении большого количества людей. Что это такое – обоз беженцев, стражи или разбойников – думать попросту некогда, а посему Налия и Белогривка вылетают из подворотни едва ли не под копыта впряжённым в телегу лошадям, которые тотчас начинают ржать, вставая на дыбы. Каким таким чудом девушкам не засветило копытом по голове или туловищу, они и сами не поняли, но останавливаться они и не собирались, рванув в следующую подворотню, пока за ними на улицу не выпрыгнули и оборотни. Разогнавшимся вепрям затормозить уже не удалось, а посему три тяжёлых туши также вылетели на дорогу, при этом сбив лошадей и перевернув одну из телег, которая, как оказалось, была нагружена под завязку хлебом, предназначавшимся для вручения голодавшим обывателям Дыры.

Появление чудищ обыватели и сопровождающая обоз стража встретила, как обычно. Первые завизжали и заметались из стороны в сторону, не зная, что им лучше делать – спасать свои шкуры или постараться схватить с грязной дороги раскатывающийся во все стороны хлеб, при этом умудрившись не столкнуться с оборотнями. Вторые же тотчас ощетинились оружиями, ибо восприняли сей налёт как спланированное нападение на обоз, ведь монстры не просто налетели на телегу, но стали разбрасывать по сторонам лошадей и стражников, которые решили атаковать монстров.

Будь вепри не так разъярены своей неудачей и множеством уколов лезвий со стороны, то бросили бы обоз и продолжили свою погоню, но теперь они рассвирепели, позабыв про беглянок, которых уже и след простыл, включаясь в новое сражение. Вот бахнул волшебный снаряд, когда сопровождавший процессию военчар применил жезл, отчего один из свинов с жалобным визгом отправляется в полёт, при этом вспыхнув, пожираемый магическим огнём. Однако не долго пришлось радоваться страже первой победе, ибо второй оборотень уже напрыгнул на карету чародея, попросту раскатав её своей тушей в один огромный блин, размазав волшебника по земле, а потом поддев его останки клыками и запустив их в воздух.

Пока стража разбиралась с полиморфами, особо предприимчивые граждане приступили к грабежу обоза, хватая вожделенную еду прямиком с земли и даже с телег. Пользуясь суматохой и неразберихой, некие криминальные личности быстро прирезали возницу головной повозки, спихнув его труп с сиденья, угоняя впряжённую двойку вместе с телегой, к которой тут же пристало несколько оголодавших озлобленных граждан. Пришлось разбойникам с непрошенными воришками уже разбираться прямо на ходу, но всего этого Налия и Нэтали уже не видели – они без сил ухнули на землю в трёх кварталах от места побоища, тяжело дыша и прислушиваясь к звукам далёкой битвы, которая продолжала греметь позади. В этом звуковом хаосе явственно прослеживались визжаще-хрюкающие звуки вепрей, приглушённые воплями обывателей, звоном оружия, да парочкой новых взрывов. Одно радовало – путь назад оставался чист, и, следовательно, оборотни всё-таки оказались втянуты в побоище, отчего девушкам полагался либо небольшой перерыв, либо полная победа в погоне за собственными жизнями.

Единственное, чего Налия и Белогривка не знали, так это того, что подобное разбойное нападение на обоз с провизией для нуждающихся правительство расценит как акт агрессии, а посему больше никаких поставок продовольствия в осаждённые районы отправлено не будет. Хуже того, именно после этого случая произойдёт то, что лишь усугубит и без того плачевную ситуацию…

Глава 3

Большие чёрные бронированные кареты без окон и с металлической дверью ехали строем. Всего их было порядка дюжины, и везли их не лошади-тяжеловесы, как бывало обычно, но большие каменные големы, которых было хоть и жалко отправлять на ту сторону реки, но этих перевозчиков не коснётся чума, как стало с теми бедными животными и несколькими возницами, которые вернулись обратно с обозами. И если лошади не болели, хоть и были покрыты чужой заразной кровью, то вот в вернувшихся людях, несмотря на все меры предосторожности, некроманты обнаружили признаки зарождавшейся болезни в их организмах. Несчастных тотчас спешили и велели пешком возвращаться в зону карантина, несмотря на все увещевания и мольбы.

И вот теперь, чтобы не рисковать больше жизнями перевозчиков и стражников, экипажи отправились особые, утяжелённые, наглухо задраенные, и влекомые за собой большими големами, один лишь вид которых мог отпугнуть любых разбойников из трущоб. После того, как обоз пересёк реку через один из мостов, он начал разделяться на части, разъезжаясь по разным районам правобережного Белокамня. Три кареты направились в сторону кварталов нелюдей, ещё три – в Ремесленный район, а все остальные – в необъятную Дыру, и обыватели со страхом наблюдали за этими экипажами, от которых можно было ожидать чего угодно. Возможно, они снова везли гуманитарную помощь людям? Или там перевозили кого-то или что-то, способное помочь в борьбе с эпидемией? Например, тех же самых чумных докторов, которые уже несколько дней подряд усердно обследовали все здания на правом берегу реки, выискивая всех заражённых и стараясь сжигать рассадники чумы? Говорят, что за те несколько суток, что врачи практиковали свои людоедские методики по искоренению заразы, жители не оставались в долгу, и прирезали с десяток особо наглых и кровожадных эскулапов, спасая жизни своих заражённых родных или собственные прокажённые шкуры. Стоит ли говорить, что подобное отношение к государственным служащим правительством было расценено крайне неблагоприятно?

И вот теперь со страхом наблюдали за странной процессией те счастливчики, коим удалось пережить первые пару дней от начала объявленного карантина, не умерев при этом в панике и неразберихе первых суток, когда все метались по районам правобережного Белокамня, норовя покинуть закрытый город, а также сумерки первой ночи и последующий день, полный грабежей и разбоев, когда все начали запасаться провизией, насильно изымая её друг у дружки. Смотрели на сии бронированные кареты, разъезжавшиеся по различным уголкам Дыры и кварталов нелюдей и ремесленников, по-разному. Кто-то с недоумением, кто-то с интересом, кто-то с тупым безразличием или паникой, но определённо во взоре каждого разумного существа, видевших эти экипажи, мелькал страх. Многие, очень многие задавались вопросом, что же такое удумало правительство на этот раз, ибо даже самый последний идиот понимал то, что эти кареты с големами могли прибыть только с той стороны реки. Большинство обывателей торопливо освобождали дорогу, спеша укрыться в тени собственных или чужих жилищ, либо шмыгая в ответвления подворотен, куда голем не мог протиснуться при всём своём желании. Вернее, он мог это сделать, попросту снося окружающие постройки, но, похоже, что каменные истуканы были настроены мирно. По крайней мере – пока. Одного любопытного или спятившего нищего, решившего было попросить милостыню или о чём-то осведомиться у хозяев экипажа, голем не долго раздумывая пнул, когда тот приблизился на критическое расстояние, отчего отчаянно вопящий инвалид (после подобного удара вряд ли у него не будет переломов!) отправился в затяжной полёт, перелетев через крышу низкого одноэтажного здания, плюхнувшись где-то за ним на грязную землю. Больше никто не посмел прерывать пути сих экипажей, а потому, когда они достигли точек назначения, то големы замерли на местах, остановив свои кареты.

– Какого чёрта он встал прямо перед нашим борделем?! – выглянул сквозь щёлку в окне насторожившийся Мизинец. – Засранец! Бери свою телегу, и шуруй отсюдова, чёртова каменюга!

– Может, внутри находится чумной врач или кто-то ещё? – предположила Белогривка, которая вернулась вместе с Налией обратно в заведение вчерашним вечером.

– Может быть! – пожал плечами мужчина. – Всем быть наготове!

– Да что мы можем сделать против голема, Мизинец?! – спросила одна из Вдов. – Наши мечи и стрелы ему никакого вреда не принесут, зато он может растоптать нашу постройку за несколько минут, если ему отдадут подобную команду его хозяева.

– А хозяева, наверняка, внутри карет, – заключил сводник. – Иначе зачем пустые кареты отправлять в…

В этот момент все големы, находившиеся в разных районах и в их разных уголках, открыли свои рты, издав громогласные вопли.

– Выносите своих мертвецов! – ревели каменные изваяния, застывшие возле карет. – Выносите своих мертвецов! Приносите трупы чумных и умерших к каретам! За это вы получите дневные пайки на несколько человек, а тела ваших родных будут преданы огню в специально отведённых для этого местах, чтобы предотвратить распространение эпидемии. Выносите своих мертвецов!

Потом сообщение начало повторяться, и, судя по тому, какими лужёными глотками и мощными басами обладали големы, их не услышали только сами мертвецы, которых просили выносить на улицы и тащить к каретам в обмен на паёк. Услышавшие это объявление Вдовы переглянулись, и кто-то деликатно кашлянул.

– У нас тут в амбаре тройка воришек прикопана. Может, это, откопаем их и оттащим голему, пускай он нам еды взамен выдаст?

И правда, пользуясь суматохой на бордель вчерашним вечером напала банда Кривых Ножей, решившая разграбить кабак, забрав из него всю провизию и выпивку, либо покутив напоследок с обитавшими там дамочками, однако оказались разгромлены, потому как Вдовы были мастерицами не только в части раздвигания своих прелестных ножек, но и по части владения мечами и арбалетами. Когда Нэтали с Налией возвращались обратно, Вдовы уже заканчивали оказывать любезный приём зарвавшимся гостям, уволакивая их трупы с улицы, чтобы иметь возможность спокойно их обшарить во дворе на предмет полезных трофеев, потому как на улице было неспокойно. Теперь же с закопанных Кривых Ножей можно было даже получить неплохие дивиденды, ну, если, конечно, этот громила-голем не врёт.

– Подождём пока, – остановил своих девушек Мизинец. – Может, это ловушка?

– Смотрите! – указала наружу Асма, которую все за её грацию и прозвали Кошкой. – Кто-то приближается к голему!

И правда, на улице показались двое мужчин, которые под руки тащили третьего к карете, и когда поравнялись с ней, то стала понятна и причина смерти несчастного, ибо вся его рубаха на спине была в крови, которая ещё продолжала капать из раны на землю. Похоже, что бедолагу попросту только что прирезали в тихом переулке, и теперь хотели поиметь с этого прибыль, сначала ограбив его, а затем перепродавая его труп голему. Приближение местной черни каменный истукан перенёс также бесстрастно, как и недавний пинок нищего попрошайки, наблюдая за тем, как двое немытых явно криминальных существ кладут покойника под колёса тяжёлой телеги.

– Вот вам мертвец, милсдарь! – объявил один из грузчиков, подобострастно глядя в глаза магическому стражу. – Что там с обещанной едой?!

Ни слова не говоря, голем кивает, после чего ногой пододвигает к себе поближе покойника, а потом открывает один из сундуков, закреплённых на крыше тяжёлой кареты, откуда извлекает увесистый свёрток, швыряя его в руки обрадовавшимся убийцам, которые только что от безысходности убили собственного товарища, решив разменять его жизнь на пищу. А что делать, если жрать хочется, магазины не работают, поскольку в Дыре их отродясь не бывало, а те мелкие лавчонки, что существовали тут ранее, уже все разграблены подчистую? Только грабить. Пакет лопается в руках разбойника, и из него наружу тотчас начинают сыпаться разнообразные продукты, которые у затаившихся наблюдателей вызывают вполне понятный интерес. Помимо раскатившихся во все стороны апельсинов и манго там обнаруживается увесистый каравай, небольших размеров окорок и бурдюк с чем-то жидким. Всё это разбойники с радостным воодушевлением быстро сгребают с пыльной разбитой дороги, после чего спешат прочь, пока на продукты не налетели другие бандиты и завистники. Интересно, если сейчас возле телеги вспыхнет драка из-за этой пищи, то как на неё отреагирует голем – так же безучастно? Или порадуется, если число трупов возле его ног возрастёт? Выдаст ли он в этом случае новые порции еды или нет?

– Откапывайте трупы! – дал отмашку своим девушкам Мизинец, который уже увидел, что на покойниках и правда можно нагреться. – Только не отрубите им чего лопатами, а то вдруг травмированные трупы голем не принимает!

К несчастью, Белогривку также отрядили в копатели, поскольку после нескольких неудачных вылазок за продуктами бордель лишился половины своих бандиток. Не только отряду Сансы и Сдобы не повезло, ибо в прочих местах, куда мужчина отправлял своих подопечных, также вспыхивали драки и случались нападения. Вернувшуюся Этель изнасиловали в подворотне, отряду Асмы удалось разграбить сыроварню в ремесленном квартале, однако при этом она потеряла двух подруг, а на третью девушку наплевал заразный нищий, отчего бедняжку тотчас изгнали из банды. По пути следования на Асму и её отряд большой толпой напали орки, и посему пришлось бросить добычу, дабы спастись самим. В итоге от телеги с сыром удалось унести всего лишь несколько кругов, остальное отдав на растерзание свинорылым, потому как сражаться с нелюдями, которые превосходили Вдов и числом, и оружием с доспехами, было не с руки.

И вот теперь Белогривка с Асмой и Налией спешно откапывали трупы убитых воров, чтобы успеть обменять их тела на продукты, пока голем не вздумал тронуться в путь, ибо долго находиться на одном месте он, скорее всего, не будет, начиная планомерно обходить территорию, чтобы собрать как можно больше мертвецов. А их и правда следовало как можно скорее начинать утилизировать, ибо жара южного города делала своё, и по улицам уже распространялись смрадные нотки гниения и разложения, благо трупов на улицах уже было много, как чумных, так и вполне обычных. Непонятно было, правда, найдутся ли такие смельчаки, кто захочет тащить на закорках тела заразных покойников, чтобы тем самым заработать себе на хлеб, но а вдруг… В итоге, когда отдувавшиеся от усталости девушки извлекли из импровизированной братской могилы три тела, они уже запыхались, но отдыхать было некогда.

– Давайте поскорее! – окликнул их из окна Мизинец. – Кажется, что-то происходит! Голем убирает сундук с места – или еда заканчивается, или он собирается переезжать с этого места на другое!

– Вот если ты такой умный, то поди и помоги нам! – окрысилась Налия, чей тонкий раздвоенный язык гневно затрепетал между губ – ни дать, ни взять – настоящая змея!

Однако не начальственное это дело – возиться с грязью, а посему девушкам самостоятельно пришлось перетаскивать тела к воротам, откуда их потом хотели вынести на улицу к карете. Однако сделать этого было не суждено, ибо вернувшаяся с разведки Вдова по прозвищу Сорока, за свою страсть к драгоценностям и сплетням, велела обождать.

– Тихо! – выдохнула бандитка, стараясь отдышаться. – Фух! Дайте мне пару мгновений, чтобы прийти в себя!

– Ну ты пока отдышись, а мы, тем временем, вытащим трупы на продажу! – кивнула в сторону стоянки Асма. – А то голем, кажись, собирается уезжать!

– Нет! – категорично мотнула головой Сорока. – Слушайте! Я была снаружи, когда кареты въезжали в Дыру. Всего их было шесть, и они начали разделяться на площади Обрезков, разъезжаясь кто куда. Но ни в этом суть, понимаете?!

– А в чём? – нахмурился Мизинец, который порой рычал от многословности своих подчинённых.

Ну что за вечная женская привычка крутить хвостом и водить за нос, удлиняя повествование ненужными деталями?! Переходи сразу к сути, будь лаконичной, к чему эти километры текстов и вёдра ненужной лапши на уши?

– Всё дело в том, что чует моё сердце, что это подстава, – пояснила охотно Сорока. – По пути своего следования големы проехали целые россыпи трупов и покойников, но не подняли ни одного, в том числе чумного, а теперь вдруг возжелали их покупать?! Это ли не странности? Но дальше – больше! Проследила я тут за одними такими «продавцами», которые притащили к карете мёртвую женщину. Каюсь, хотела их ограбить ровно до тех пор, пока тех от подаренной пищи не потянуло блевать. Сначала я подумала, что это всё с ними от жадности приключилось – мол, оголодали, бедняги, и вот теперь подавились вожделенными фруктами и мясом. Я даже обрадовалась поначалу, думала, что обворовать их теперь станет ещё проще, а тут у бедолаг не только рвота, но и кровь ртом и носом пошла. Отравили их, как пить дать! Та еда, что големы предлагают – с ядом! Я в этом больше чем уверена!

– С ядом?! – ужаснулась Белогривка, в очередной раз поражаясь подлости и коварству городских обывателей и властей. – Но как так?!

– А вот так! – пожала плечами Сорока. – Властям не нужны нищие из трущоб, и чем больше их помрёт в наступившем хаосе – тем лучше!

– Если что-то решать, то делать это нужно сейчас! – сказал Мизинец, поглядывающий наружу. – Голем возиться с каретой и трупами, и, кажется, собирается уезжать! Решаем вместе – тащим трупы наружу в обмен на продукты, или остаёмся внутри?!

Он обвёл своим взором подчинённых, которые притихли, не желая рисковать после рассказа разведчицы. Ни одна из девушек не высказалась за обмен, а посему все повернулись к приоткрытому в воротах окошку, желая узнать, что же будет происходить потом. На улице же показались ещё двое продавцов, которые сами толкали небольшую телегу, в которой везли несколько заражённых трупов с язвами на теле, спеша к экипажу, где голем уже убрал опустевший сундук, и теперь возился с дверцей кареты.

– Вероятно, сейчас он отопрёт её и наружу выйдет чумной доктор или некромант, а потом они эту груду мертвецов уничтожат или… Воскресят?! – с ужасом от собственной догадки похолодела Белогривка, прильнув к окошку.

– Эй, громила! – окликнул голема один из возниц. – Ты трупы ещё принимаешь или как?!

Вместо ответа обернувшийся голем указал людям на кучу покойников, велев тем самым сгружать мертвецов туда, а сам продолжил возиться с дверцей.

– Ну, как скажешь! – усмехнулся оборванец, после чего с товарищем наклонили борт телеги, чтобы покойники скатились на землю самостоятельно.

Окоченевшие тела со следами гниения и разложения с глухим стуком рухнули под ноги каменному великану, а тот уже отворил дверцу, поворачиваясь к людям.

– Ну так что там на счёт еды? – повторил свой вопрос предприимчивый бедняк. – Кто там в карете?

Однако внутри большой кабины не оказалось никого живого, зато из неё наружу стали выползать клубы непонятного газа или тумана, который явно не был едой, да и вообще мог оказаться опасным.

– Что за херня?! – нахмурился один из торговцев мертвечиной. – Где наши продукты, мерзавец?!

Однако голем оставался безучастным, глядя в никуда, зато вот люди уже поняли, что что-то тут не чисто, а посему поспешили подхватить ручки своей тележки, намереваясь покинуть улицу, пока не стало слишком поздно.

– Ты чего встал, Филлер? – спросил у товарища рябой парнишка. – Айда ходу!

– Меня что-то держит за ногу! – выругался тот, кого назвали Филлером. – Что за… Твою мать! Мертвецы!

И правда, вся та куча покойников, которых уже набралось не менее трёх дюжин, неожиданно вздрогнула, когда до неё добрались языки мистического тумана, расползавшегося из открытой кареты, и тела посыпались на землю, съезжая друг с друга. Бросив взгляд вниз, Филлер обнаружил, что вокруг его лодыжки обвилась рука одного из покойников – того самого, что он только что привёз на продажу! Хуже всего было то, что это была родная мать горожанина, а посему представьте себе его смятение, когда он обнаружил, что его держит умершая престарелая родственница, которая уже начала к этому времени подгнивать. Взвизгнув от ужаса, Филлер ударил по одутловатой гниющей ряхе заразной покойницы свободной ногой, однако нежить не чувствовала боли, а посему хватки своей не ослабила, вместо этого дёрнув родного сына за лодыжку. С воплем мужчина рухнул, переворачивая телегу, а в следующее мгновение уже голосил от боли, потому как мертвячка впилась своими гнилыми зубами ему в голень, с урчанием вгрызаясь в плоть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11