Андрей Расторгуев.

Дети Велеса



скачать книгу бесплатно

– Вторую сабельку брось.

Не в силах сопротивляться дикой пронизывающей боли, Кишенич выпустил рукоять другого меча. Подобрав клинки, Стас отошёл, оставив обезоруженного противника лежать ничком.

– Не сметь драться в моих палатах! – запоздало рявкнул опомнившийся Петрик.

Остальные продолжали стоять там, где застала потасовка. Длилась она всего несколько секунд. Если кто-то и хотел выхватить оружие, то после окрика молодого посадника сделать это уже не рискнул.

– Вставай, Кишенич, – сказал Петрик с самым серьёзным видом, без какого-либо намёка на злорадство или усмешку. – Иди, успокой народ. Скажи им, что моя дружина не примет боя. Впускайте в город кочевников. Становитесь перед ними на колени. Делайте, что хотите… Но помните, я предостерегал вас и согласился с вами лишь затем, чтобы не допустить столкновения дружины с горожанами. Я не желаю драться со своими подданными, пусть даже предавшими меня и моего отца.

Кряхтя и морщась, Кишенич поднялся. Ничего не ответив посаднику, молча развернулся и вышел, слегка согнувшись и держась за вывернутое плечо.

Не зная, куда деть отобранные мечи, Стас продолжал вертеть их в руках. Оглядев присутствующих, встретил укоряющий взгляд Петрика.

– Ты хоть и чужеземец, Капитан Пырёв, – произнес тот с нажимом, – но сейчас находишься здесь, у нас. Значит, и веди себя согласно нашим обычаям и правилам.

И всё же в голосе посадника сквозило уважение. Поняв это, Стас обнаглел настолько, что позволил себе небольшую дерзость:

– В моей стране не терпят подлецов, а на оскорбление отвечают оскорблением. Если же кому-то захочется почесать кулаки, ему платят той же монетой. Я думал, что у вас тоже принято бороться с несправедливостью. Разве не так?

– Хороший ответ, Капитан, – вдруг совсем по-мальчишески улыбнулся Петрик. – Совершенно правильный и искренний. Рад, что имел честь познакомиться с тобой.

Вернулся Борк, выпроводивший гостей.

– Кишенич увёл горожан, – объявил он.

Посадник нахмурился. От озорного юношеского выражения не осталось и следа. Теперь это снова отягощённый заботами правитель.

– Эти купцы дорожат лишь своими кошельками. Отсюда и смута вся.

Заложив руки за спину, порывисто заходил по комнате. Вернулся к столу, опять отошёл. Оказавшись рядом с Юносом, остановился. Спросил:

– Сколько у нас времени до прихода кочевников?

– Думаю, солнце и на четверть не скроется, как они будут здесь.

– Нельзя мешкать, – Петрик повернулся к воеводам. – Готовьте дружину к походу. Через три часа выступаем в Трепутивель.

– Как?! – Борк недоумённо уставился на Петрика. – Бросить город?

– Другого выхода нет, – горько вздохнул тот. – Так мы хотя бы сохраним дружину. Если примем бой, то все умрём. Надо силы с князем объединять. Скал наступает мощным сплочённым войском. Одной дружиной его не одолеем, какой бы подготовленной и хорошей она ни была. Пример тому Пограничная Крепость. Всё! Мы уходим.

Покидая апартаменты посадника, Пырёв задумчиво произнёс:

– А этот Петрик ничего.

Грамотный паренёк. Соображает в тактике.

– Да, – кивнул Юнос, едва ли поняв слово «тактика». – Жаль только, что придётся оставить Суматошье. Согласись жители его защищать, они с дружиной Петрика хорошенько бы потрепали Скала. Увяз бы он здесь. А мы тем временем успели бы подготовить скитам не менее тёплый приём.

Пырёв сунул мечи за пояс, крест-накрест перед собой. Не выбрасывать же. Тем более, их прежний владелец куда-то испарился и не спешит возвращать себе оружие. Наверное, таких мечей у него пруд пруди. А клинки славные, что ни говори. При обратном хвате лезвие удобно ложится на всё предплечье, защищая от ударов не хуже наручей. Широкая прочная гарда надёжно прикрывает кисть, позволяя наносить сокрушительные удары даже по закованным в броню частям тела без боязни повредить руку.

Не владея фехтованием, Стас понимал, что сможет противопоставить здешним противникам лишь свои навыки рукопашника. Потому и примерил мечи купца именно так, чтобы руками блокировать удары клинков и самому наносить ощутимый вред нападавшим, не взирая на защиту доспехов.

Юнос, разбиравшийся в холодном оружии куда лучше, восхитился мастером, ковавшим эти клинки. Говорил что-то об особой закалке и узорах на лезвии с эфесом. Пырёв мало что понял из его весьма расплывчатых объяснений, решив отложить этот ликбез об особенностях древних клинков на потом.


Их троицу накормили в большой дружинной столовой, где свободно могли разместиться сразу все посадские воины. За длинным столом с расставленными вдоль него скамейками гости сидели одни. Дружинники готовились к маршу.

После довольно сытного обеда Юнос повёл землян к волхву Всегляду. Жил он в Старом Городе, или Старгороде, как называли этот район местные. Обычный частный сектор в низине, с внешней стороны крепостных стен. Повсюду крестьянские избы с приусадебными участками. За ними в отдалении большой деревянный дом, очертаниями сильно смахивающий на храм.

– Это и есть обитель Велеса, – кивнул на него Юнос.

Пока добирались, петляя между дворами, ведун успел рассказать, что строятся такие храмы из деревьев только священных пород – кедра и дуба. Каждое дерево тщательно выбирают, просушивают, долго выдерживая на солнце, а после окуривают дымом благовонных трав. Здание возводят в форме четырёхгранника. Стены обращены к сторонам света. А вот входов только три: с запада Привход Предков, с юга Требный Привход и с востока Привход Ярилы-Солнца. У каждого своё особое предназначение. Но как ни старался ведун их объяснить, для землян это так и осталось непонятным.

Крышу храма венчал большущий восьмигранный купольный шатёр, установленный на кровельной звоннице. Язычники звонят в колокола? С ума сойти!

У храма их ждали. На фоне потемневшей от времени бревенчатой стены белела фигура седовласого старца в долгополой одежде. Длинная борода покрывала грудь, живот и даже ноги ниже колен. Узловатые пальцы крепко сжимали высокий деревянный посох, такой же высохший, весь в трещинах, как и морщинистое лицо его владельца. Под косматыми бровями блестели подслеповатые, слезящиеся глаза, словно лучились мудростью прожитых лет. Вот он, волхв Всегляд. Человек, на чьи знания так уповают земляне.

Подошли вплотную. По примеру Юноса низко поклонились. Волхв никак не отреагировал, продолжая спокойно изучать пришельцев. Лёгкий ветерок слегка колыхал его просторную белую мантию. Играл бородой и длинными волосами, разлетаться которым не давал надетый на голову обруч. Ноздри Стаса уловили доносившийся от Всегляда запах. Так пахнут старики-пенсионеры, которыми постоянно забит общественный транспорт. Им зябко в любую, даже самую жаркую погоду. Таскают на себе целый ворох разнообразной одежды. Потому и запашок от них с кислинкой. Некая смесь пота и застарелых, долго ношенных вещей.

– Здравствуй, Всегляд, волхв Велесов, – приветствовал деда Юнос.

– Здорова, – скрипучим голосом по-простому отозвался тот. – Можешь не распыляться. Сказывай лучше, чего притащил.

Как по волшебству в руках Юноса появились буханка хлеба, крынка молока и несколько куриных яиц. И где только прятал? Старик, довольно крякнув, сложил подношения на большой плоский камень за спиной, и сам умастился на край.

– Ну, сидайте, сынки, – широко махнул перед собой посохом, показав на расставленные полукругом камни поменьше.

Когда все трое расселись, Всегляд продолжил:

– Странная у вас ватага. Вы двое явно тут чужаки. Одёжа не нашенская и Сила чужеродная, непонятная. Третий-то, по всему видать, ведун здешний. Что привело вас к Велесу?

А старик не промах. С ходу определил кто есть кто. На такое способен разве только экстрасенс или хороший, опытный психолог. Хотя, одежда-то на них, действительно, по местным меркам более чем странная.

Не вдаваясь в подробности своих давних «деловых отношений», Пырёв с Аркашей наперебой принялись живописать старцу историю своего перехода в этот мир. Желая как можно быстрее получить исчерпывающие ответы, они выплёскивали информацию непрерывными потоками. Не всегда последовательными, а иногда и прямо противоположными по смыслу. Это ничуть не помогало Всегляду. Наоборот, мешало нормально её воспринимать. Не мудрено, что некоторые эпизоды по его настоянию пришлось повторить. Причём, не раз.

Когда же земляне закончили, наконец, свой долгий, путанный рассказ, волхв глубоко задумался. Сидел молча минут пять, в течение которых запыхавшиеся рассказчики смогли отдышаться.

– И чего же вы хотите? – вдруг спросил Всегляд.

– Как чего? Конечно, вернуться домой, – выпалил Стас.

Башка же льстиво пропел:

– Мы понятия не имеем, каким образом оказались в этом мире. Поэтому, узнав о столь мудром волхве, пришли к вам за помощью, и нижайше просим отправить нас обратно на Землю.

Всегляд хмыкнул. Поднялся с камня и стал медленно расхаживать по усыпанной песком площадке, втыкая в неё посох на каждый второй шаг. Остановился посередине. Постоял, задумчиво поглаживая длинную бороду. Потом подошвой башмака разровнял песок перед собой и концом посоха прочертил прямую линию, пояснив:

– Это ствол Мирового Древа. Он связывает Нижний Мир, и все девять Небес.

На линии появились девять поперечных полос. На этом художества волхва не кончились. Доработав картинку, он превратил поперечные отрезки в ветви. Теперь на песке красовался рисунок разлапистого дерева с распустившимися листьями. Нижний Мир он обозначил изображением корней у обращённого к нему конца. После чего лекция по устройству мира продолжилась:

– Листья на ветках – это людские миры. Как видите, на каждом из девяти Небес их может оказаться превеликое множество. На одном таком вот крохотном листочке живём и мы. Каждое древо питает свои ветви и зелень от корней, но и через листья в ствол поступает жизненная сила. Ваша Земля и наш мир постоянно ею обмениваются. Потоков силы много, все они разные и ведут, какие в одну, а какие в другую сторону. Вы пришли сюда путем Велеса, одним из таких потоков. Но обратно этот путь не ведёт.

– Тогда какой же ведёт? – нетерпеливо спросил Стас.

– Не ведаю, – просто ответил старик и снова уселся на камень.

Вот и всё. Приехали.

Сходили, что называется, за советом к мудрому старцу. Прослушали краткий курс местной астрономии, и местный профессор с чувством исполненного долга сложил с себя полномочия по оказанию помощи пришельцам в отправке на родную планету. Пырёв бездумно разглядывал рисунок на песке.

– Получается, что Нижний Мир и есть наша Земля? – Аркаша нервно хохотнул. – Подходящее название. По смыслу.

– Вот ваша Земля, – Всегляд провёл посохом вдоль нарисованного ствола от корня до вершины.

Стас поднял удивлённые глаза.

– То есть… весь ствол?.. Целиком?

В ответом лишь кивок седой головы.

– Разве такое возможно?

– На разных Небесах люди выглядят по-разному. Это отражается и у вас в мире, где собраны народы всей Яви. Обитатели одних Небес отличаются от обитателей других, как небо и земля.

– Старик начал каламбурить, – заметил Аркаша. – Плохо дело.

– Подожди, Башка…

Кажется, Пырёв начал, наконец, что-то понимать. Он бубнил, соображая:

– То есть где-нибудь, скажем, на втором Небе люди могут быть только чернокожие. А на пятом, к примеру… или там четвёртом – только красные, как варёные раки?

– Да.

– А на другом желтолицые? – подхватил Аркаша.

– Да.

– Выходит, с Земли можно попасть в любые миры! – Стаса поразило только что сделанное открытие.

– Кажется, всё зависит от места на матушке Земле, – предположил не менее ошеломлённый Башка. – Из Германии ты можешь переместиться на планету, где толстые бюргеры пьют пиво и горланят немецкие песни, а из Японии легко попадёшь в ту часть Космоса, в которой его узкоглазые обитатели лакают саке и пишут иероглифами в столбик.

В самом деле, негры в Африке, индейцы в Америке, азиаты, европейцы и ещё множество народов и народностей – все они имеют свой исторический ареал обитания. И через это, как выясняется, связаны со своим персональным местом во Вселенной. Изображённая Всеглядом схема начисто разбивала теории учёных о происхождении человека на Земле. В одно мгновение тот багаж космогонических знаний, которым владели земляне, рассыпался в пух и прах. Превратился в ничто, в пыль. И как прикажете это всё разом осознать?

Земляне, выражаясь компьютерным языком, зависли. Полученный объём информации усваивался ими с неимоверным усилием. Ведун и волхв это, похоже, почувствовали. Просто молча сидели рядом, не мешая собеседникам перезагружаться.

– Дааа, дела-а, – первым после долгого перерыва удручённо протянул Пырёв. – Значит, застряли мы тут. И никто не сможет подсказать дорогу домой?

– Есть один ведающий человек, – проговорил Всегляд. – Теперь не знаю, а раньше он частенько по Древу хаживал.

Аркаша встрепенулся. Вкрадчиво, словно боясь отпугнуть нежданно мелькнувшую удачу, спросил:

– Кто?

– Да Кощей. Правда, давненько чегой-то не слыхивал о нём.

– Кощей может ходить в Древо? – подал голос ведун. – Он об этом никогда не рассказывал.

Широко раскрыв глаза, земляне удивленно таращились то на волхва, то на ведуна. Ещё бы! Их пытаются убедить, что Кощей Бессмертный вовсе не выдуманный персонаж русских народных сказок, а вполне живой, реально существующий человек. К тому же, можно сказать, их современник. А путешествующий с ними Юнос, оказывается, ещё и очень хорошо его знает. Так запросто, между делом общался со сказочным героем, ведя непринуждённые застольные беседы.

– Во, блин! – только в такой форме сумел выразить Башка общее мнение землян по поводу всего услышанного.

– Ну, это уже вообще ни в какие ворота, – у Пырёв получилось чуть яснее сформулировать ту же мысль. Он сразу перешёл к делу, задав конкретный вопрос: – Где его найти?

– А вот он знает, – кивнул волхв на Юноса. – Они, кажись, давнишние знакомцы. Ведун вас туда и спровадит. Только пойдёте вы не прямой дорожкой, а, лишь отдаляясь, будете приближаться. А перед тем себя встретите и сами с собой сразитесь. Но погибнет при этом много других существ из Яви, Прави и Нави, жизнь и нежить, люди и нелюди. Через кровь, пот, потери и страдания идти вам к цели, не зная, достигнете ли вы её. Ежели готовы к такому, то ступайте, Дети Велеса. И да хранит вас Отец.

Не дожидаясь новой порции вопросов, старик поднялся и, прихватив принесённые дары, скрылся в храме.

Угадав желание Стаса догнать волхва, Юнос взял того за локоть:

– Не надо. Он всё сказал, потому и ушёл.

– Да что такого он сказал? Нёс какую-то хрень: «Себя встретите», «сами с собой сразитесь»… Это мы с Башкой, что ли, друг с другом сражаться должны?

– Типа до сих пор мы дружили, – подколол Аркаша.

– Волхвы не всегда могут подробно описать свои видения, – начал объяснять Юнос. – Нам не дано понять их сразу и с той долей достоверности, с какой хотелось бы. Но точно я знаю одно – волхвы ещё ни разу не ошиблись. Поймёшь его слова, когда предсказание сбудется.

– Ладно, отпусти, – Стас высвободил руку. – Сможешь провести нас к этому Кощею? Или хотя бы дорогу показать?

– Сейчас нет. Путь к нему отрезан скитами.

– Вот чёрт! И что нам делать?

– Дайте справиться с кочевниками, тогда я и сам с удовольствием отведу вас к нему. А пока мне нужно в Трепутивель.

– В таком случае нам лучше держаться вместе, – решительно заявил Пырёв.

– Да, – поддержал его Аркаша. – Мы поедем с тобой.


Почти весь обратный путь они проделали в молчании. Лишь раз Пырёв поинтересовался у Юноса, почему волхв назвал их Детьми Велеса.

– Это люди, обладающие властью над нежитью, – пояснил тот. – Способные противостоять их магии. На Детей Велеса не действует никакая волшба. Наведённые чары в лучшем случае развеиваются без следа, а в худшем с удвоенной силой принимаются кромсать своего же создателя. Правда, это не спасёт, например, от упавшего на голову дерева, сваленного чужим волшебством. Ежели только его не подправили чарами уже в падении.

Понятно, своеобразная природная антимагия. Вот почему Аркаша и Стас всегда видели духов, обитавших по закуткам Ставровского подворья. Да и Водяного с Русалкой, которые тоже безошибочно распознали в них «посланников Велеса». А ещё Пырёв подозревал, что появление Юноса именно там, где находились в тот момент земляне, было явно не случайным. Как бы не их присутствие «отключило» волшебную энергию ведуна.

По крайней мере, это даёт понять, почему магии нет на Земле. Там все поголовно такие.

В этом же мире всё наоборот. Каждый в большей или меньшей степени владеет волшебством. Крестьяне при помощи своих сверхъестественных по меркам землян способностей выращивают хлеб, каждый год собирая богатые урожаи. Скотоводы получают изумительное мясо и молоко. Ремесленники выпускают высококачественные изделия, а женщины вполне обходятся без каких-либо контрацептивов, самостоятельно выбирая когда зачать ребёнка. Ничто здесь не делается наугад, непрофессионально или спустя рукава. Всё подчинено всеобщим законам большой, средней и малой магии. Двое землян оказались единственными на всей планете, на кого эти законы не распространяются.

– Издревле предания о Детях Велеса считались только легендой, – продолжал Юнос. – Если верить им, ваше появление сулит миру много бед.

Стас грустно усмехнулся:

– Похоже, это становится явью. И война с кочевниками лишь первая из всех предстоящих зол.

– О том лучше никому не сказывать, – справедливо заметил ведун. – Ещё неизвестно как посмотрит на вас народ, узнай он, что вы Дети Велеса.

Ведун прав, что ни говори. Местным лучше ничего не знать. Устроят, чего доброго, суд Линча, обвинив землян во всех смертных грехах, нежданно свалившихся им на головы. И совсем неважно, будут ли виноваты в том пришельцы, или события произойдут сами собой.

Услышанное окончательно добило и без того обескураженных путешественников. Больше никто не проронил ни слова до самой резиденции Петрика.

Троица вновь предстала перед юным посадником, на этот раз во дворе терема.

Повсюду сновали дружинники. Запрягали лошадей, грузили повозки, таскали оружие, доспехи, продукты и прочий скарб. Во всей этой кутерьме за кажущимся хаосом угадывалась умелая организация. Каждый солдат знал, чем должен заниматься и выполнял только свои, порученные непосредственно ему, обязанности. Никто не слонялся без дела, не суетился понапрасну, не путался под ногами, не зная за что ухватиться. Командиры тоже лишний раз не драли глотку. Короткие приказы исполнялись быстро и чётко. Петрик вообще сложил руки на груди, стоя на высоком крыльце, и бесстрастно взирал на копошащихся внизу людей.

Только Аркаша и Стас оставались не у дел. Даже Юнос куда-то пропал, найдя себе работу.

Постепенно суета улеглась. Сборы закончились. Люди, кто верхом, кто в гружёных повозках, повинуясь зычной команде, повторенной с разных концов двора, двинули к воротам. Длинная колонна втянулась в город. Последними уходили гости.

Петрик дал им лошадей. Ни Пырёв, ни тем более Башка ни разу не ездили в седле. Не мудрено, что чувствовали себя неуютно. Аркаша постоянно ёрзал, пытаясь усесться удобнее. Пырёв с каменным выражением лица старательно делал вид, что передвигаться верхом ему не впервой. Но получалось плохо. Наблюдая за Юносом, невольно испытывал восхищение. Тот уверенно запрыгнул в седло и сидел, точно влитой, подёргивая за повод гарцующую лошадь.

Колонна из порядка трёхсот воинов медленно продвигалась по узким улочкам города. Её провожали угрюмые взгляды жителей и беженцев. О чём думали эти люди, сами пожелавшие сдаться на милость врагу? О том ли, что посадник бросает их в лихую годину, оставляя беззащитными перед лицом смертельной опасности? Или, может, мучились угрызениями совести, что лишили его своей поддержки, вынудив покинуть город? Так или иначе, никто из них не издал ни звука. Не причитали, уговаривая остаться. Но и не злословили вослед, проклиная посадника и уходившее с ним войско, суля им беды и несчастья. В гробовой тишине проследовали дружинники до ворот и покинули родное Суматошье, отвернувшееся от них в час тяжёлых испытаний. После смолкшего грохота множества тележных колес, конских копыт и сбруи здесь надолго станет неуютно, пустынно и тоскливо до омерзения…

Сразу за воротами Петрик выслал вперёд небольшой авангард.

Попав на дорогу, колонна растянулась, пошла быстрее. Не успевшие устать лошади бодро цокали подковами по мостовой, ровной лентой убегающей к югу.

Спустя пять-шесть часов, дружина свернула на грунтовку и запылила на запад. Солнце, спрятавшее нижний край за горизонт, светило теперь прямо в лицо, заставляя щуриться. Через полчаса такого пути Стас, бодрствовавший сутки напролёт, почувствовал сонливость. А тут ещё бёдра начали болеть, и спина заныла. Что значит полдня в седле без подготовки.

Он посмотрел на солнечный диск и зажмурился. Вот где пригодились бы тёмные очки. Такое замечательное Земное изобретение, которое, к несчастью, осталось в холле гостиницы. Забыл на стойке администратора.

Оглянувшись, увидел, как неуклюже подпрыгивает Аркаша на лошади. «Сосиска», – пришло в голову смешное сравнение, и Стас улыбнулся. Уж очень уморительной была картина. Одетый в дорогой заграничный костюм Башка, болтающийся в седле, окружённый облаком пыли да затянутыми в кожу всадниками. Не рассмеялся Пырёв лишь потому, что сил не было.

Объявленный вскоре привал он воспринял с таким облегчением, что, не дожидаясь еды, лёг на землю и уснул, едва коснулся головой сброшенного седла. Перед тем, как провалиться в сон каким-то совершенно далёким краем затухающего сознания услышал гулкий шлепок упавшего рядом тела измотанного Аркаши…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13