Андрей Ра.

Демитрикая. I



скачать книгу бесплатно

Моя голова, когда-нибудь будет работать на меня, а не рожать из каждой мелочи целый поток бреда.

– А ты смелый, раз здесь ходишь один и без оружия, – проговорила она, закончив изучать меня взглядом.

– А что, запрещено, что ли, тут ходить? Между прочим, я не безоружен, – произнёс я первое, что пришло в голову, и потряс в воздухе своей жалкой дюралькой, которая, кстати, погнулась.

Фига себе я ей ток, что можно сказать жизнь спас, а мне тут такое выдают, а где хвалебные торжественные речи и милые благодарности, сияющие от счастья глаза, поздравительные открытки и букеты цветов чемпиону. Чемпиону? Чего чемпиону то? Ну как чего чемпиону по спасению девушек из весьма трудных ситуаций, да, как-то так. Хотя в этой категории я явно на последнем месте. Блин, хоть бы банальное спасибо обронила.

– Это просто железяка, выкинь её, возьми лучше меч вампирчика, – произнесла она, подходя к трупу одного уродца и, перевернув его, забрала красивый меч. Примерно метр длиной, эфес в форме летучей мыши, а вместо яблока большой рубин. – А имя у тебя есть?

Блин, вот это ковыряльник, пафос. Тоже такой хочу и что она тут вообще раскомандовалась я из-за этого чувствую себя ущербным. Кто кого спас? Кто тут крутой? А? А? Чёрт она крута, а я как обычно.

– Ах, да, – этот вопрос я всегда любил и набрал побольше воздуху в легкие. – Разрешите представиться: Лорд Вивисектор Алказар Великий, глава черного дома, один из хранителей зеркальных врат, маг высшей степени, казначей и советник славного города над Темзой и … – я перечислил почти все свои ролевые титулы, на секунду задумался, чтобы еще приплести. – Почетный выпускник академии джедаев, основанной Люком Скайвокером, а также великий шахматист. Так что Гари Каспаров просто плевок по сравнению со мной.

Во вот это представление нормально длинно и пафосно, хотя я конечно палку перегнул чтот совсем на этот раз. Надо было скромно умолчать про Каспарова, ибо тут я вру и не краснею.

Компу то на втором уровне сложности сливаю в семидесяти процентах случаев.

– И в каком месте ты великий? – с улыбкой произнесла она. – Не знаю, как насчет остального, но магических способностей у тебя ноль. Хватай меч и пошли, их может быть и больше, кстати, меня зовут Эммилия, можно просто Эм.

Вот блин и тут обмануть не удалось, но ничего у меня есть ещё запасной план про водителя электрички. Я мысленно усмехнулся и решил хоть теперь задать небольшой вопросец Эм.

– А кто это? – указал я клинком вампирчика на зеленокожих.

Тяжеловат клинок-то, фигово. Я шпалой махать не привык, я ж не реконструкор какой-нибудь, а ролевик. Хотя у них там тоже свои заморочки. В общем и целом, меч тяжеловат нормально я им не помахаю.

– Ты либо идиот, либо на цепи в подвале всю жизнь провёл. Это ж гоблины, так низшие из пещер. Пошли, – и Эммилия направилась неспешным шагом по тропинке.

Я почувствовал себя деревенщиной, и в мозгу мелькнуло: «Это ж Бубль – Гумм». Чёрт, а ведь так и получается, опять мне попалась женщина сильнее и умнее меня, это конечно хорошо, но моё самолюбие и не так уж много времени прошло, чтобы восхищаться кем-то.

Когда уже я смогу побыть рыцарем в сияющих доспехах и на белом коне?

– А, ну я так и подумал, просто с утра торможу, – принялся я оправдываться.

– Так значит, тебя зовут Алказар. Откуда ты? – спросила она, делая глоток, из небольшой фляжки, что достала у себя из кармана жилетки.

Хм… Алкоголь? Не буду пока наглеть.

– Что значит откуда! Я пришелец из другого мира, пришел сюда через портал, чтобы…

Я только пафосно воздел нос к небу и руку к солнцу, как моя слушательница прервала меня. Тем, что одним ловким движением положила на лопатки и приставила ножик к горлу. Я что что-то не так сказал? Балин надо было сказать про «контакт» и всё такое, по крайней мере у Стругатских это прокатывало по полной.

– Очень смешно, человечишка, шутки вздумал шутить? Говори немедленно, с какой целью ты здесь бродишь? – голос Эммилии был наполнен неподдельной яростью, и она пристально смотрела мне в глаза ледяным взглядом, будто пыталась загипнотизировать.

Честно говоря, ей это и удалось, наверное, хотелось в голос разреветься и причитать как обиженный ребёнок, что говорю правду.

– Хе… Спокойствие, только спокойствие, ща…

– Говори немедленно!?

Она слегка нажала на нож, и я почувствовал, как кончик лезвия проткнул кожу, по-моему, даже кровь потекла. Ну, несомненно, она потекла. Эт правильно если угрожаешь ножом, порежь немного жертву дабы убедить её в своей серьёзности. Блин что я такое говорю, жертва же я.

Накормить и отпустить, понять и простить!

– Да не вру я. Пришёл через портал, что здесь неподалеку. Почему, ты думаешь, я не знаю кто такие гоблины и в шоке от увиденного?

Чёт не убедительно, но всё же это же, правда, надо сделать умилительные глаза как у кота из Шрека.

– Допустим, – Эммилия, облизнув сухие губы, слезла с меня и мне помогла подняться на ноги.

Пора переходить в атаку и начать уже её заваливать вопросами.

– А что это за место такое, что ты постоянно спрашиваешь, почему я тут шатаюсь?

– Это Проклятые холмы. Они заброшены вот уже чуть больше семиста лет. Ни один человек в здравом рассудке сюда не пойдёт.

Меж тем мы уже вывернули на старую каменную дорогу и уверенно пошли по ней вперёд. Пейзаж был всё так же красочен и разнообразен, хотя природа меня сейчас мало волновала.

– А что – так опасно, что ли?

Вопрос дуратский, но важный, только что-то я сказал это, с интонацией будто издеваюсь. Надо следить за этим, чет я вообще уже страх потерял.

– Да нет. Просто нехорошее место, и слухов дурных о нём много.

Бла, бла, бла, кто нить слухи все эти распускает и проворачивает здесь свои тёмные делишки безнаказанно. Я бы лично так и делал. Хм, а что интересно она тут делает? Не она ли этот хитропопый темный делец?

– Понятно, а ты зачем тут ходишь? – спросил я у своей собеседницы.

– Э… Я здесь по делу, – замялась она на секунду. – Держи, вытри кровь с шеи, – Эм протянула мне платок.

Смена темы зачёт. Ну ладно не буду доставать вопросами особо. Я вытер шею белоснежным платочком и посмотрел, как моя кровь причудливо впиталась в него, хотя ничего такого уж причудливого испоганил хорошую вещь и всё.

– Спасибо! – протянул я ей его обратно.

Эммилия потянулась взять платок, но тут же отдёрнула руку и с силой пнула меня в живот. Естественно я сложился пополам и чуть легкие не выплюнул. Сильна мать, сильна, как бы не переломала мне чего. Я отлетел примерно на пол метра, а сама же она, выхватив свой клинок, принялась уворачиваться от стрел, летящих отовсюду. Охренеть я б и не заметил их пока бы они во мне не оказались.

Вот блин, классическая банальная засада. Дорожка приличный пустырь вокруг неё и удобненькие кусты на небольшом склоне и как мы только в неё попались? А ну как-как, мы же идём тупо по дороге не скрываясь, зная, что враг близко. Хотя я об этом и понятия не имел, но наверн такие мелочи не заботят мою спутницу.

– Живо ко мне! – командным голосом крикнула Эм.

Я противиться не стал, сделав кувырок, надо же айкидо пригодилось хоть для чего-то, не зря четыре месяца потратил. Я резво рванул к Эммилии, она со своими уворотами упрыгала от меня метров на семь, наверное. Не добежав, какой-то метр я растянулся на земле. Хотел заорать, но не получилось, из моей голени торчала стрела. Чёрт! Стрела у меня в ноге, мля. Эх, Эйса Винтуру не могу изобразить, тьфу голова моя дурная.

Эммилия подбежала ко мне и присела на корточки рядом. В этот момент из кустов взлетел град стрел. Ну, всё – конец нам. Помню, такую тучу стрел видел в фильме про спартанцев, тут конечно была не такая куча, но стать подушкой для иголок она нам сулила.

Девушка резко сделала выпад рукой в воздух, и нас накрыло чем-то похожим на полиэтилен. Этот мятый купол всё же делал своё дело, стрелы застревали в нём как ложка в холодном желе. Круто, это, наверное, одна из разновидностей силового поля. Хотя стоп это же магия, а не физика, значит магическое поле или ещё что-нибудь там. Кстати это настоящая магия я впервые вижу магию, ух ты ёж банный на хуторе гулял!

Эм положила свой меч на землю, и широко взмахнув руками перед собой будто собирая волну, резким пасом вперёд послала её вперёд. Огромная ветвистая паутина ярко-белых молний устремилась в кусты.

Чёрт! Кто из нас джедай? А не она ситх.

Хотя, судя по лицу Эммилии, ей это далось не так-то просто, один я только валяюсь и прохлаждаюсь.

Мучительные крики возвестили нас о том, что молнии достигли цели. Эммилия, обломив и выдернув стрелу из моей ноги, коснулась раны. От такой резкости я даже не взвыл от боли как волк на луну, а когда сообразил, что к чему её уже не было ни капельки. С кончика пальца теперь уже моей спасительницы сорвалась фиолетово-розовая вспышка, и разошлась несколькими тепловыми волнами по ноге. Я перестал чувствовать боль совсем, только приятное одухотворённое жжение.

– Вставай, готовься к битве, – сухо произнесла она, даже не взглянув.

– Угу, – произнёс я, вскочив на ноги.

Как новенький.

– Ты хоть драться умеешь? – спросила воительница, вставая со мной спина к спине.

Из кустов повалила толпа гоблинов, хотя среди них мелькало несколько людей – вампиры, наверное.

– Немного умею, – ответил я без энтузиазма.

Особо крутым бойцом я себя не считал, так середнячок, но блин я никогда не учувствовал в реальной битве. Эт тебе не ударить легонько тупым лёгким клинком или сойтись на обоюдке, тут уже смерть.

Нас тем временем взяли в кольцо. Со своей стороны, я насчитал шесть гоблинов и одного вампира. Сколько врагов напротив Эм, я не видел, но их больше – это точно, наш защитный полиэтилен сорвало порывом ветра, и он растворился.

Блин семь врагов, это же ужас! Я никогда так ещё не бился.

– … – произнес кто-то что-то сзади резким голосом.

– Размечтались выродки, – резко ответила моя спутница.

Ну, хоть Эммилия говорит по-русски, а то я б вообще ничего не понял и чувствовал бы себя как на съезде китайцев.

– О чём хмырь говорит? – спросил я, всё же я всей сути то не уловил.

– Предлагают сложить оружие, но даже не думай об этом, если не хочешь стать кормом для гоблинов, их тут не так уж и много, будем сражаться. Главное не умри, – посоветовала мне она со всей соей серьёзной простотой.

– Легко сказать блин. Я, знаешь ли, чтот и сам умирать не собираюсь, а кормом быть мне вообще противопоказано.

– В атаку, – коротко и резко произнес тот же невидимый мне собеседник Эммилии.

Гоблины оскалились и завизжали, после чего кинулись в атаку.

– Лок-Тар Огар! – крикнул я, атакуя ближайшего врага, и подумал: – «Ещё одна любимая фраза».

Блин я за альянс всегда ж играл, а кричу тут ордынские девизы. Фу, задрот.

Надо бы написать цитатник любимых фраз и отмечать, что я говорил, а что ещё нет. Стану тут ходящим цитатником мудрости острот да афоризмов, как какой ни будь древневосточный мыслитель. Ништяк план, только бы не откинуться тут.

Атака прошла успешно, мой клинок легко отрубил руку гоблину, и тот, лишившись вместе с рукой клинка, противно завыл и пустился бежать.

Блин, это простецкая обманка, я вообще не то хотел сделать, ну ладно получилось и круто. Раздумывать, что к чему не было времени. Второй, добежав до меня, уже направил меч мне в голову. Я чудом успел сгладить его удар. Удар был нанесен с такой чудовищной силой, что я осел на колено и, завалившись набок, перерубил врагу ноги. Тут на меня прыгнул третий зелёнорылый, занося клинок для удара, но тут ему в голову влетел разряд молнии, и голова его разлетелась и тело упало замертво.

– Не медли! – крикнула Эммилия откуда-то. – Это убивает.

Вырвав клинок из руки мертвого гоблина, я кувыркнулся в сторону и рубанул четвёртого гоблина по спине. Конечно, двумя клинками я владею чуть хуже, но теперь есть плюс в контратаках. После серии атак и блоков мне удалось зарубить вампира и ещё одного гоблина. Блин мне это кажется или они действительно как бойцы никакие, по крайней мере гоблины, вампир был неплох, но попался на ударе «по двум головам». Вообще да сложный выбор защитить голову или драгоценные яйца, хотя помнится, кто-то умудрялся блокировать этот удар у меня.

Предпоследний гоблин швырнул в меня свой топор. Увернувшись, я одним прыжком преодолел расстояние между нами и по рукоять всадил в него клинок.

Ну, я прям Рембо! Адреналин, что ли, так в крови стимулирует или ещё что? Мелькали мысли в голове вперемешку с текстом трека «адреналин» группы Unreal.

Вырывать клинок назад не было времени, и я отпрыгнул в сторону, чтобы не получить удар от последнего противника, который беззаботно срубил голову боевому бывшему товарищу и надеялся зацепить меня. В прыжке я наотмашь рубанул в сторону противника свободной, но вооружённой рукой. От этого удара у меня сильно вывернулось запястье, и я выпустил из руки меч. Похоже, всё же я схватил госпожу удачу за юбку – с таким количеством безмерного везения я скорее всего уже стянул с неё юбку и с злорадным смехом убежал от неё. Перед тем как я выпустил клинок, тот достиг цели, и сейчас из обрубка кисти гоблина сочилась чёрная кровь.

Теперь мы были оба безоружны, однако гоблин, не замечая боли, прыгнул на меня. Под тяжестью его веса я свалился, а враг принялся душить меня. Я нанес ему пару ударов в рыло, но он их даже не заметил, а я меж тем начал задыхаться, ещё немного и он мне гортань проломит. Мозг взорвался, судорожно ища выход, в глазах поплыло. Нож. Моя последняя надежда – это мой нож, который я всегда носил на поясе, прикрывая его одеждой, дабы менты не привязались. По привычке я уже с ним не расстаюсь и даже сейчас он у меня с собой, из последних сил я потянулся к ремню и, выхватив нож, направил его в горло противника. В глазах гоблина застыло изумление и лютая ненависть, когда нож пронзил ему горловину. Скинув побыстрей тело, я вскочил, схватив топор, что был рядом, и огляделся. Живых врагов в наличии не было.

Это хорошо, ибо топор я как оружие не воспринимаю, и орудовать им не умею. Топор нужен, чтоб дрова рубить ведь.

– Неплохо, – проговорила Эммилия, подходя ко мне. – Держи, умойся – у гоблинов кровь ядовитая.

Она естественно со всеми своими врагами тоже справилась и даже не запыхалась, вот блин.

Я взял у нее бурдюк и принялся смывать с себя кровь последнего гоблина: тот поток, что хлынул из его горла, заляпал меня всего. Умываясь, я краем глаза заметил какое-то движение у кустов: лучник. Думать было некогда. Никогда не болел благородством, но всё же я плечом толкнул Эммилию в сторону и приготовился сам отпрыгнуть, но не успел. Стрела вонзилась мне в грудь, а может и в сердце, да какая разница я уже труп, в глазах резко потемнело, и я свалился на землю.


Гоблин, терпя жуткую боль в поджаренной ноге, подполз к своему сгоревшему приятелю и взял его лук. Тетива цела, удача. Посмотрев туда, где только что был бой, он узрел вампиршу, главного врага. Хоть им и приказывали её не убивать, но она убила всех, кого он знал, особого горя в этом не было, но он, судя по всему тоже не жилец, хотя бы её с собой заберёт. Напрягая помутившееся зрение, гоблин, наконец, прицелился и отпустил тетиву.

– Проклятье! – прошипел он, увидев, что промахнулся, и сразу же взвыл от боли – выпушенный вампиршей огромный огненный шар испепелил его дотла.


Испепелив гоблина, Эммилия присела от резкой усталости, которая тяжёлым грузом свалилась ей на плечи, и сжала в кулаке амулет, что висел у неё на шее, «слезинка» – этот амулет ей подарила Тамика, императрица вампиров. Амулет содержал в себе большие силы. Они прогорают быстро если их использовать, если же нет, то можно продержаться весьма долго. Она принялась черпать из него силу, магия значительно её ослабила. Слезинка, выполнив своё предназначение, треснула. Эммилия сосредоточилась и, закрыв глаза, глубоко вздохнула и мысленно настроилась на поиск жизни. Открыв глаза, она принялась тщательно осматривать окрестности. Никакой жизни она ни видела значит все враги мертвы. Что же касалось тех, кто им не был враждебен, в проклятых холмах никто не живет. Даже животные и птицы стороной обходят эти жуткие места.

Она посмотрела на истекающее кровью тело её нового смертного друга, который за последний час дважды спас ей жизнь, несмотря на то, что смертный, в нем еще тлел маленький огонёк жизни. Эммилия небрежно вырвала стрелу из его груди е особо заботясь о дальнейших повреждениях. Стрела вошла почти в сердце, чуть выше – и всё. Хлынувший пульсирующий поток крови со сладким запахом мгновенно защекотал ей ноздри. Вампирше с трудом удалось сдержать себя, чтобы не вцепиться в горло мгновенно.

– Нет. Ты будешь жить! – произнесла она ему.

Эта фраза эхом разлетелась в пустотах души вампирши, пробуждая старые воспоминания.

Зубы сразу свело, и они немного удлинились, и глубоко вдохнув чудесный аромат свежей жизни, Эммилия медленно прокусила ему шею. В рот ей потекла тёплая, слегка солоноватая, с металлическим привкусом кровь. Она сосредоточилась и направила свою энергию, частичку себя в душу Алказара. Эм сделала два небольших глотка и с трудом оторвалась от его шеи, ведь кровь так возбуждала, будоражила и опьяняла особенно после битвы. И магическое истощение тоже давило на неё, ведь силы подчерпнутые в слезинке уже прогорали. Было в его крови что-то сильное, древнее, обжигающие и до боли знакомое, но вампирша не могла вспомнить, что именно. Вылив всю воду из чьего-то бурдюка себе на голову, Эммилия слегка протрезвела, жажда крови утихла, после, порезав себе запястье, выжала несколько капель в рот Алказару. Теперь он умрёт как человек, и возродится как дитя ночи, что ж это её дар ему большего она сделать не могла.

– Теперь ты будешь жить, но за мной еще один долг, – произнесла Эммилия, взваливая на себя тело Алказара.

И поспешно пошла в сторону пещеры, где когда-то находился портал – к её убежищу, там она часто бывала в своё свободное время. Только там она могла предаться без опаски воспоминаниям и эмоциям, что накопились у неё.

– Надо спешить обращение в вампира проходит в среднем за час, а солнце сядет минимум через три, и тогда все её усилия будут напрасны, – подумала она.


Сильный, однако же, этот смертный, он должен был умереть и стать вампиром ещё час назад, но он был еще жив. Какая воля и стремление жить. Чем больше он будет сопротивляться, тем больнее ему будет. Эммилия подошла к телу своего друга и проверила его пульс. Тихий, но всё же есть. Алказар лежал на спине без сознания, но постоянно бредил, конечно, сейчас у него вся его и её жизнь пролетает в сознании, и он чувствует все, что испытывала она, и он тоже – с самого рождения и по ту самую минуту, когда он умрёт. Не особо завидное положение, не каждый это может выдержать или сохранить свой рассудок в более-менее здравом уме. Но всё же он цеплялся за жизнь весьма яро, что-то не позволяло ему уйти. Эмилия положила руку ему на лоб и попыталась определить источник этого фактора выживания, но в ментальной магии она была профаном. Хотя ответ был и очевиден, его воспоминания причиняют ему столько боли, в частности эмоциональной. Воспоминания были свежими, произошло в его жизни что-то, что не давало ему уйти из этой жизни. Не давало сделать выбор, уйти за грань, ведь инстинкт самосохранения не знал, что это не убьёт его. По крайней мере совсем. Вампирша сосредоточилась и установила ментальный блок на эти воспоминания. Алказар сразу же успокоился и его сердце стало заглушать свой стук.

Теперь осталось только подождать его пробуждения, ведь его кровь была такой насыщенной, полной жизненной силы и что-то еще в ней присутствовало, что-то знакомое и в то же время забытое, а самое главное – кровь была пуста на информацию. Абсолютная пустота, если у некоторых из крови можно вытащить, различные знания, обрывки памяти или хаос того, что он видел, у её нового подопечного ничего этого не было, абсолютно ничего, словно его и никогда не существовало, это пугало и в то же время привлекало. Может он действительно из другого мира, возможно даже того самого, что пропитан грязью, кровью и всеми пороками, существующими на данный момент.


Боль! Жуткая головная боль.

– Чёрт, это скоро войдёт в привычку, – подумал я. – А что собственно случилось?

Уже зная, что делать, я решил полежать и не шевелится, пока боль не утихнет, подумать, так сказать пораскинуть тем, что осталось. Хотя нормуль там мозгов ещё осталось, не такой уж я и глупый местами бываю, иногда. Я вспомнил Эммилию, засаду, бой с гоблинами, жесть я там был крут и стрелу, убившую меня. Стоп, стоп, стоп если я мёртв, почему же я лежу тут и рассуждаю? А я, наверное, забыл, что мёртв, ну вот я вспомнил. Всё, пора умирать, нет? Может я в загробном мире, ну, всё, чёрный юморок проснулся нежданно и нагадано пришёл и шутит тут мерзавец.

Боль утихла, и сев, я осмотрелся, огромная светлая пещера, причем, откуда берутся лучи света, я так и не понял, в потолке были две большие драконьи головы, из которых потоком лилась вода в подземное озеро. Стоп! Я где-то это уже видел. Причём где-то не так-то уж и давно, почему-то стало слишком зябко плохие теперь воспоминания об этом месте. Вернее, о месте похожем на это, оно же не может быть тем. Чёт я уже сам запутался в своей системе слов.

– Последняя контрольная точка, – пошутил я, но шутка не показалась мне смешной. – Это что, ад? Я не пойму, а где огонь, черти и всё такое? Именной котёл там?

Задрав одежду, я посмотрел на место, куда вонзилась стрела, вместо раны под слоем запекшейся крови была только уродливая царапина, шрам останется, точно. Шикарно ничто так не украшает мужчину как шрамы, тем более я фанат шрамов и делаю частенечко себе шрамирование. Точнее делал, но как-то подзабил на данную практику, постарел чтоль?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11