Андрей Портнягин-Омич.

С трещиной в голове. Частный детектив



скачать книгу бесплатно

© Андрей Портнягин-Омич, 2017


ISBN 978-5-4485-4811-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1

Труп лежал посреди широкой гостиной лицом вверх.

Посреди той-же гостиной, но только лицом к трупу стоял я. Стоял в полном отупении.

Я – это Уильям Слайт, частный детектив с лицензией на право ношения огнестрельного оружия. Оружие и сейчас находилось у меня в наплечной кобуре – «Кольт» 38 калибра, но дырка во лбу покойного к этому факту не имела ни малейшего отношения. Когда я здесь появился, дыра уже красовалась на месте третьего глаза, совсем не украшая общую картину физиономии.

Скорее, даже, наоборот.

Нужно признать, что смешного тут было мало, так-как находился я здесь по вызову покойного. Пол часа назад знакомый голос, принадлежащий Алу Лучано, позвонил в мою контору и попросил проконсультировать его по поводу разногласий с домовладельцем.

«Дело пустяковое» – Подумал я, но несколько «баксов», пожалуй урвать удастся. Я сказал: «Окей!» – И прыгнул в свой чёрный «Хаммер» с турбированным двигателем, на случай, если придётся удирать без оглядки, и рванул на зов клиента.

Вообще-то, Ал не был моим очень уж хорошим знакомым, даже скажу больше, он был моим совсем не хорошим знакомым, а знал я его по одному делу, которое мне пришлось раскрутить в прошлом году. Вот в том деле он и был по-уши в …вобщем завяз крепко, а мне удалось живым вытянуть его оттуда. При этом я заработал тогда неплохие денежки. Вот по-этому-то Билл Слайт на форсаже и помчался на зов.

По телефону Ал как-то туманно намекнул, что с домовладельцем какая-то проблема. Я посоветовал дать в зубы домовладельцу – я так всегда решаю проблемы, но Ал почему-то не «заржал» от смеха, а попросил приехать побыстрее.

Но…

Видимо я опоздал…

С первого-же взгляда было понятно, что домовладелец здесь ни причем – тот мог убить только безразмерным счётом за аренду жилья, но такой «счёт» делает дырки только в бюджете, но ни как не в голове. Калибр был не менее 38.

Что-то сразу-же поразило меня в Але… Про третий глаз я уже сказал… Нет… Было что-то неестественное в том, что он при этом еще и улыбался!..Алан Лучано улыбался убийце в тот момент, когда свинец начал соприкасаться с его черепом. И, по-видимому, смерть наступила мгновенно.

Я потрогал сонную артерию, пульса не обнаружил, но тело было ещё теплым и это мне совсем не понравилось. Если кто-то услышал выстрел, а ведь не исключено, что убийца и не думал пользоваться глушителем, то полиция должна была подкатить с минуты на минуту. Консьерж у входа записал мою фамилию и определенно разглядел такую красивую и мужественную физиономию, как у меня. Было над чем пораскинуть мозгами. И тут мой взгляд упал к моим-же собственным ногам в новых кожанных кроссовках и короткие белые волосы начали потихоньку приходить в движение, шевелясь у меня по всей голове.

Прямо у правого кроссовка лежал «Магнум» 45 калибра.

Без глушителя!..

Прекрасное, нужно сказать оружие, убойное.

Стараясь не делать резких движений, чтобы не сорвать поясницу, я нагнулся и поднял пистолет, держа его двумя пальцами за ствол, чтобы не оставлять свои отпечатки на рукоятке.

Из ствола приятно попахивало сгоревшим порохом, но мне было не до сентиментальных воспоминаний о службе в десанте. Необходимо было что-то предпринимать и делать это немедленно, так-как полицейские сирены уже завывали где-то недалеко за углом…

Влип по самые уши!..

Бежать было глупо – два метра живого мяса и голливудская внешность делали меня заметной фигурой не только на девичьей вечеринке, но и в глазах консьержа. Промедление тоже было смерти подобно – эти мОлодцы в красивой голубой форме своё дело знают. Или ухлопают меня сразу-же на месте престуления с оружием в руках при попытке к бегству, или «пришьют» убийство первой степени… Выбор был прямо скажем не большой… Продолжая держать «Магнум» за ствол, я размахнулся и ударил себя рукояткой по затылку!..

Эффект превзашел все ожидания, так как очнулся я только в больничной палате.

Глава 2

Радость от пробуждения была-бы полной, если-бы не полная, сияющая физиономия лейтенанта Твиста, от уха до уха посылающая привет вновь прибывшему с того света Биллу Слайту, частному детективу:

– Как здоровье… сынок?..

Сынок?..Это еще что за папаша у меня обьявился?..:

– Спасибо… папа… не очень…

– Шутник!.. Было-бы «не очень»…ты-бы не шутил… Скажи-ка… милок… ты краем глаза не приметил… кто это с тобой поработал?..

Краем глаза я приметил пресимпатичнейшую медсестёрочку, наклонившуюся для чего-то над каким-то прибором и предоставившую на моё обозрение краешек голубеньких трусиков и в полном обьеме великолепные ноги, от вида которых у меня тут-же закружилась голова:

– Н-нет… н-не з-зам-метил… – Заикаясь и с придыханием удалось мне выдавить из себя.

– Ладно… – Лейтенант хлопнул меня по коленке, переломав ногу минимум в трёх местах, как мне показалось: Повспоминай пока денёк-другой…

Теперь Твист улыбался уже одними губами и, хотя она, улыбка, стала ещё шире, чем это вообще возможно, в глазах не было и намека на веселье. Скорее, наоборот – могильным холодом окатило меня с ног до головы.

– Да… сынок!.. Подумай ещё вот над чем… Почему-это убийца стал таким гуманистом и у тебя в голове не прибавилось лишних отверстий… а вот у Лучано оно теперь есть?.. И… как это так получилось..что консьерж запомнил только некоего Билла Слайта… а больше никого не видел и не слышал… Ни входящим… ни выходящим… Что-то здесь не сходятся концы с клубком…

– С концами…

– А?.. Конечно-конечно… Но я найду способ связать эти… концы… в один узел… и… боюсь только… что он затянется на твоей шее… – Лейтенант сделал характерное движение, показывая, как он с удовольствием обматывает верёвку вокруг моей шеи.

Встал и нехотя пошёл вон.

При таком-же росте, как у меня, весил он пожалуй килограммов на пятьдесят тяжелее. И эти пятьдесят килограммов были чистого свиного сала:

– Да!..Вот ещё… совсем забыл спросить… Кто это изображён там …на фотографии?.. Такой красивый… Ты… случайно не знаешь?..

Теперь лейтенант говорил совершеннейшими загадками. Что за чушь он там несёт?..Какая фотография?.. Я не заметил ни какой фотографии!!! Было от чего голове разболеться с новой силой.

– Я вас не понимаю… лейтенант… О какой… чёрт возьми фотографии вы вправляете мне мозги?.. Я не видел ни какой фотографии!.. – Действительно, я видел только умопомрачительные ножки медсестры, торчащие из голубых трусиков и ни на чём другом сосредоточиться был не в состоянии.

Лейтенант проследил за моим взглядом и тоже забыл зачем пришёл:

– М-м-а…м-м-м-э… – Заблеял он: Так-так… это… отдыхайте… Спите… пока… Вам ещё вредно волноваться… – И лейтенант прикрыл мне веки пудовыми лапищами, оставив, правда отверстия для ноздрей, что-бы я совсем-уже не уснул… Навечно.

Спать мне, как назло, совсем не хотелось:

– Дошвидания… лейтенант… – Прошепелявил я: Приходите жавтра… Я вам обижательно што-нибуть вшпомню…

На моих армейских часах, светящихся в темноте и умеющих делать ещё кучу разных полезных вещей, было половина второго ночи. Я уже окончательно проснулся, выпил сок, стоявший у изголовья и решил слегка пошевелить извилинами.

Первое, что мне было известно об этом деле, это то, что я был совершенно ни причём. Факт для меня очевидный и не требующий доказательств.

Второе, в чём я тоже был абсолютно уверен, это то, что звонил мне сам Лучано. Я узнал его по голосу, хотя номер его телефона был мне не знаком.

Третий факт, это то, что Лучано окончательно мертв.

Если исходить из слов Твиста, то к Алу ни кто не поднимался и не выходил от него ни через парадный, ни через чёрный вход, так как и тот и другой заканчивались прямо у ног консьержа, а он, если опять-же верить Твисту, никого не видел… Теоретически, консьерж мог быть слепым и тогда это многое бы обьясняло, но в природе встречать слепых консьержей мне ещё не приходилось, тем более на Беверли-Хиллз!..

Хотя…

Жизнь такая сложная штука…

Пришлось всё-же смириться с мыслью, что я имел дело с вполне зрячим, вменяемым, трезвым, неподкупным консьержем и принять его слова на веру. И, значит, через него в это время проходил только я.

Но, для себя-то я уже определил, что как-бы не имею к этому делу ни какого отношения и Лучано, уж точно не убивал…

Выходит, был кто-то ещё, кто всё-таки побывал в квартире Ала, пришил его и вызвал полицию. При этом, на трупе остались золотые часы, стоимостью тысяч в пять баксов и перстень-болт с бриллиантом, тоже пожалуй сопоставимой стоимостью…

И улыбка эта идиотская!..

Тут, явно поработал Лучановский дружок. Иначе бы он не улыбался… Зачем только Алу нужно было вызывать меня, если он не боялся этого человека?..

Значит, всё-таки боялся… А сказка про домовладельца была только предлогом, чтобы выманить меня в надежде на лёгкий заработок. Так, в общем-то и вышло… За одним малюсеньким исключением – заработка, похоже, мне не видать, как своих ушей под бинтами.

Был ещё один пренепреятнейший момент – меня вообще могла ждать газовая камера, если обнаружится, что это не убийца приголубил меня пистолетом по загривку, а я сам изловчился, что полностью соответствовало истине.

С другой стороны, никто ещё по-видимому не обратил внимания на то, что та трещина в черепе, которая так хорошо была видна на снимке, висевшим у моих ног, получена мною не далее как неделю назад и теперь сослужила мне очень хорошую службу. Не зря сержант в учебке, дубася нас по ребрам, любил повторять, что всё, что ни делается – к лучшему… Прав был, гадёныш, царство ему небесное!..

И, последнее… Ни какого снимка я в квартире Лучано не видел.

С этим был полный прокол.

Мои мыслительные процессы видимо каким-то образом отразились на осциллографе, так как прекрасная незнакомка-медсестра вошла в палату, всем своим видом показывая, что и я здесь тоже не мебель.

Пышная грудь пробивалась сквозь белоснежный халат и рвала его изнутри. Халат был явно маловат для этого размера груди. Чувственный ротик был слегка приоткрыт, обнажая белоснежно-коралловые зубки, а нижняя губа капризно выпячивалась сперед.

Я застонал.

Слегка выпяченная нижняя губа в яркой красной помаде – что ещё нужно такому парню, как я, чтобы разом выздороветь.

Я застонал громче.

Это был даже не стон, а зов предков.

Девушка откликнулась на зов, нежно погладила меня по ноге, слегка повернула на живот, послала воздушный поцелуй и вкатила здоровенную дозу лекарства в мою ягодицу.

Я застонал в третий и последний раз…

Глава 3

Первое, что утром я увидел у своей кровати, была сияющая физиономия лейтенанта Твиста.

Я попытался отогнать это видение, надеясь ещё раз полюбоваться на фотомодель в форме медсестры, но физиономия Твиста не исчезла. Более того, она заговорила человеческим голосом:

– Доброе утро… сынок… Как головка?.. Не болит?..

Голова не болела, но это была тайна.

– Боже мой… лейтенант… Неужели уже утро?.. Я думал… мне приснился кошмар… А это… всего-лишь вы…

– ЗдОрово он тебя отделал!.. Как сосунка… Вот Лучано …наверное …заржал… когда увидел?.. – Лейтенант тоже заржал, но осознав, что я что-то не поддерживаю всеобщее веселье, как-то неожиданно сломал улыбку, включив зверское выражение лица, словно переключил телевизор на другой канал. И тихо-так, по-отечески, спросил:

– А… кстати… Ты-то чего там забыл?..

Вопрос был на сообразительность.

– Дела… знаете-ли… То… да сё…

– Какие?.. Я хочу разобраться… Что общего у такого проходимца… как Лучано и такого паршивого частного детектива… как …как тебя там?.. – Твист заглянул в карточку, висевшую на спинке моей кровати и по-слогам прочитал: А-а… Би-л-л С-ла-й-т… которого все …кому ни попадя… бьют по голове?..

Вряд-ли лейтенант так быстро забыл мою фамилию… Что-то запахло жареным и я скороговоркой выпалил:

– Лучано сам позвонил и попросил приехать… У него были какие-то проблемы с домовладельцем… – Сказал и натянул одеяло выше подбородка, спрятавшись под ним.

Лучшая ложь, это полуправда. Главное, самому не запутаться, где кончается правда и начинается полу.

Лейтенант с минуту пытался проникнуть взглядом в мой мозг, запутался в лабиринте, из которого я и сам иногда не могу выбрать, разочарованно выдохнул и схватился за голову:

– Да… никак… жулик решил завести собачку… а домовладелец не выдал ему совочек..для уборки навоза… Или …может его застукали писающим в лифте?.. Ты еще что-нибудь придумай… Поубедительнее!..

Ничего нового на ум не шло и я затянул старую песню.

– Ну… хватит!.. – Рявкнул Твист: Ты за кого нас принимаешь?.. Мы… что тут тебе… в ладушки играем?!. Убит человек!.. Пусть – мерзавец… Но ни кому не позволено убивать даже мерзавцев за просто так… без ведома полиции… Что ВЫ скрываете… Слайт?..

Раз лейтенант перешел на «вы», следовало срочно придумывать новую версию моего появления в квартире Лучано…

И я запел…

Насочинял с три короба, что Алу угрожали, что он со страху обзвонил все частные детективные агентства Лос-Анжелеса и, что только бесстрашный я откликнулся на мольбы умирающего и примчался, как бык на бойню. Что, как только я вошёл, Ал обрадовался мне, как родному и тут-же получил пулю в лоб, а я – по затылку. Ещё я добавил, что если-бы убийца не поступил так подло с нами и не ударил-бы изподтишка, а предупредил нас, то уже сидел-бы связанным по рукам и ногам у лейтенанта Твиста под замком!..А меня за подвиг следовало-бы тогда представить к поцелую президента!..

не меньше!..

После того, как я закончил песню, лейтенант ещё минут пять улыбаясь смотрел мне в рот, в надежде услышать продолжение… Но, когда понял, что я свою песню спел до конца, опять переключил каналы телевизоро на своем лице:

– Ты знаешь… сынок… я сейчас чуть было не заплакал от радости за тебя и Америку… что ты у нас такой герой имеешься… Честно-причестно!.. Вот… только обьясни мне… как это оказалось в кармане у Лучано и мы расстанемся лучшими друзьями… Я… даже… наверное… может быть… буду гордиться тобой… Хотя… и не уверен в этом…

На мою тупую сейчас физиономию смотрела смеющаяся во весь рост физиономия некоего Уильяма Слайта, частного детектива.

Снимок был замечательный, но какого черта понадобилось Лучано таскать его, вырезав из газеты?..Если, допустим, он меня любил, то должен был вставить в рамочку и поставить на прикроватную тумбочку, рядом с косметичкой и париками.

Я взял снимок в руки и пригляделся внимательнее, надеясь узнать в снимке кого-нибуть другого, даже перевернул изображение вверх ногами – но и таким макаром смог опознать только себя.

Снимок был вырезан из газеты. На обратной стороне был фрагмент статьи в половину колонки и кусок фотографии молодой пары… Ничего интересного!..

– Ну… что скажешь… умник?..

– Н-даа…

Но лейтенант ждал другого ответа:

– Узнаешь себя?..

– Похож… вообще-то…

– Ладно… С головой у тебя …видимо и вправду не всё ещё в порядке… Но это пройдет!.. Тогда и поговорим!.. – Лейтенант встал, выдернул фотографию из моих скрюченных пальцев и вышел, аккуратненько прикрыв за собой дверь.

Лейтенант был прав.

Присутствие моей фотографии в кармане убитого, сразу-же наводило следствие на мысль о моём непосредственном участии в преступлении. В какой только форме?.. Для лейтенанта здесь могло быть просто невспаханное поле деятельности – от шантажа, до ревности. Фактически, настоящий убийца не оставил полиции ни каких улик – ни отпечатков пальцеа, ни свидетелей, ни намека на мотив… Ни-че-го!..

Кроме, конечно моей головной боли…

Одна надежда на мой рентгеновский снимок черепа. Но и здесь нельзя быть в полной уверенности, что полиции не известно, когда образовалась трещина?..

Кстати, это был единственный прокол настоящего убийцы – про мою голову он не знал ничего…

Я должен сам попытаться во всем разобраться, иначе моей заднице могло-бы очень не понравиться на злектрическом стуле. Мне еще только тридцать лет, возраст самый не подходящий для отправки в Рай.

Пришло время действовать.

На сцену выходит частный детектив Билл Слайт собственной персоной. Осталось решить незначительные детали – как отсюда выбраться и с кого начать?..

Палату охраняли, это было видно и не вооруженным взглядом через стеклянную дверь. Там не прорваться. Окно находилось прямо за моей спиной и, чтобы убедиться в бесполезности затеи с прыжком из окна, мне пришлось сесть. Приблизительно пятый-шестой этаж, если судить по полету птиц. А я не был птицей и никогда уже, наверное, не стану…

А, жаль!..

И тут меня осенило.

Санитарка!..

Или медсестра?..Но это не важно… Важно то, что мне показалось, что она мне симпатизировала и стоило попробовать рискнуть склонить её на свою сторону. Ну, или, для начала, на свою койку. Если я расскажу ей часть правды, возможно она поверит мне и поможет на какое-то время покинуть помещение незамеченным.

Это был единственный шанс найти убийцу.

Ну, ладно, выйти удалось и что дальше?..

Я стал загибать пальцы.

Первое, консьерж… Он или на самом деле ничего не видел, ничего не слышал, или не хотел ничего видеть и слышать. В любом случае с ним необходимо серьезно поговорить. Я сделал свирепое лицо, каким буду с ним разговаривать и мне самому стало страшно. Бедный консьерж! Он наверняка выложит мне всё, что знает и не знает, ещё до того, как я сам раскрою рот!..

Второе… Необходимо каким-то образом пробраться к себе в офис и взглянуть в архив за прошлый год. Возможно ниточка тянется из того дела годичной давности и кто-то из бывших дружков Лучано решил или подстраховаться на всякий случай или отомстить. Так как я тоже участвовал тогда в деле, спасая задницу Ала, меня прицепом и подставили. Тогда становилось понятным присутствие моей фотографии на месте преступления.

Ну, и третье… Не лишним было-бы поднять подшивку газеты за прошлый год… Так, на всякий случай…

Глава 4

До вечерней смены время тянулось медленно, так как мне периодически приходилось изображать из себя смертельно раненого и позволять медперсоналу издеваться надо мной, тренируясь на звание «Самого изощрённого садиста года».

Когда, словно пулями грудь, моя задница была изрешечена уколами, на горизонте замаячила единственная надежда в этом жестоком мире садистов и убийц… Но, зато мне сразу-же стало лучше, так как сегодня на ней был халат еще на пару размеров меньше вчерашнего и от этого пару-тройку верхних пуговиц пришлось расстегнуть. Вулкан из двух грудей вот-вот должен был прорваться наружу и поэтому ей приходилось сдерживать себя и, по-возможности не дышать. Умопомрачительная улыбка профессиональной сиделки была адресована лично мне и я почувствовал гордость за свою неоразимую голливудскую внешность.

– Мистер Слайт… как ваше самочувствие?.. – Пропела она голоском, журчащим, как горный ручей.

– М-м-а-а-э-э… Би-би-билл… – Заблеял я, словно баран у этого ручья.

– Не волнуйтесь так… мистер… де?..Билл… Вам ещё вредны физические и умственные нагрузки…

– Просто… Би-билл…

– Так и быть… Зовите меня просто… мисс Саманта… мистер Би-билл…

Все слова, которые я заготовил заранее с целью соблазнить выпустить меня отсюда, естественно поулетучивались, да и уходить от неё что-то тоже расхотелось. С бОльшим удовольствием я-бы согласился умереть здесь, задохнувшись у Саманты между грудей. Превозмогая это естественное желание, я всё-же рискнул спросить, понизив голос до шёпота:

– Саманта… – Я огляделся по сторонам: Я-бы хотел…

– Я вижу это… Би-билл… по вашим глазам… Уберите их с моей груди…

– Да-да… я конечно… и это тоже… как-бы… но… не сейчас… Помогите мне… пожалуйста!.. – Последнее слово я проблеял совсем-уже жалостливо.

Саманта не поверила мне на слово и заглянула под одеяло – там помощь была не нужна, ввиду сильнейшей эрекции.

– Билл!!! Мистер Слайт!!. Вам нельзя так волноваться!.. Сейчас я вколю вам немного успокоительного…

После напоминания об успокоительном, ко мне вернулось красноречие:

– Саманта!!! Прошу вас!!. Послушайте… пожалуйста… меня!.. От вас зависит моя жизнь!!!

Она опять заглянула под одеяло, но продолжила слушать:

– Кто-то… я подчеркиваю …кто-то убил человека и пытается свалить всё на меня… Я совсем не хочу ни в газовую камеру… ни на электрический стул… но всё идет именно к этому… Если… если… конечно… вы не поможите мне на несколько часов исчезнуть отсюда… чтобы попытаться разобраться во всем самому… Полиция подозревает меня… но я-то знаю… что ни кого не убивал!.. Поверьте мне… Саманта!.. – Саманта в третий раз заглянула под одеяло, удовлетворенно хмыкнула, увидев полное отсутствие возбуждения ввиду моего красноречия и пожала плечами.

– Я не могу этого сделать… Даже ради такого красавчика… как ты… Би-билл… В лучшем случае… меня просто выгонят с работы…

– Самантушка!.. Самантушечка!.. Самантёночек!.. Ни кто!.. Ни одна живая душа!.. Не узнает этого!.. Я обещаю!.. Да… что там …клянусь!.. Что… Чтобы ни случилось… даже если сдохну… быть здесь до конца вашей смены!..

Саманта явно колебалась принимать решение. Белая повязка на голове и полное отсутствие одежды удерживали её от поспешного шага, чтобы сразу-же выпустить меня на волю:

– Тебе необходимо одеться… Для начала…

– Это верно!.. Может быть есть какие-нибуть варианты?..

– Есть… конечно… пижамы… – Сказала она не-то вопросительно, не-то утвердительно и опять капризно выпятила нижнюю губу.

– Боже мой!..Саманта!!! Не делайте больше этого …сейчас!.. Иначе… я останусь и …гори оно всё синим пламенем!..

– Ну-у… В кабинете… главного врача… всегда висят костюмы… в шкафу…

Мне стало интересно, неужели ей приходилось бывать в шкафу у главного врача и при каких-таких обстоятельствах?.. Но сейчас главным было то, что они там висят.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3