Андрей Парабеллум.

Фокус. Бизнес-роман про коучинг



скачать книгу бесплатно

© А. Парабеллум, 2019

© Е. Шестовский, 2019

© Е. Махотина, рисунки, 2019

© И. Филькова, фото, 2019

* * *

Введение

Книга, которую вы держите в руках (или просматриваете на экране), станет надежным спутником для каждого, кто решил отправиться на поиски себя и принять участие в разборе собственной жизни на мельчайшие винтики, гаечки и прочие детали.

Есть вероятность, что после ее прочтения вам захочется стать автором собственной книги.

Позволим себе роскошь быть честными: эту историю мы писали и редактировали непростительно долго. На протяжении нескольких лет. Ответственность за этот досадный факт полностью лежит на авторах, но именно кропотливая работа над этой книгой помогла нам совершить серию уникальных внутренних путешествий, вместе с главными героями проработать различные аспекты бизнес-коучинга и избавиться от целого ряда проблем.

Многие отрывки и истории были написаны и переписаны в период весьма непростых жизненных ситуаций. Сам процесс работы над книгой стал настоящим спасением от разрывающих голову мыслей.

И как только мы проживали какое-то очередное потрясение, нам тут же хотелось выкинуть все, что было написано ранее, и переписать все заново.

Самой же книге несколько лет жизни «в столе» определенно пошли на пользу. Ей удалось хорошенько вылежаться, обрести приятную для читателей форму и еще более увлекательное содержание.

Этот бизнес-роман про коучинг, а именно таким он был изначально задуман, чуть было не сменил название с «Фокус» на Focused, но потом один жизнерадостный джек-рассел-терьер вернул все на свои места.

С английского языка прилагательное focused переводится как «сосредоточенный», раскрывая главный секрет любого удачного фокуса, будь то изящный карточный трюк или успех в личной жизни и бизнесе.

Секрет успеха всегда будет в тысячах часов, посвященных тщательной подготовке, умению отсечь все ненужное и сосредоточиться на самом главном в тот самый решающий момент. Эксперты уверяют, что минимальное количество часов, определяющих ваш личный результат, насчитывает в себе 10 000 отрезков по 60 минут.

Пожалуй, в этом и состоит весь фокус.

«Фокус» – бизнес-роман про коучинг, цель которого – помочь каждому принять главное решение в своей жизни и подтолкнуть к действию тех, кто застрял. История получилась необычная, и стоит ли ее читать именно вам – главный вопрос, на который уважаемому читателю придется ответить самостоятельно.

Если вы действительно хотите раскрыть секрет фокуса под названием «личный успех» и научиться его выполнению, вам придется увидеть картинку целиком, сложить пазл из историй всех персонажей, а также советов и рекомендаций, вшитых в книгу в избытке.

Даем небольшую подсказку: картинка у каждого получится своя.

Особенная.

Уникальная.

Точь-в-точь как каждый из вас – любопытных читателей книги.

Но это совсем не значит, что всю работу вы должны проделать в одиночку.

Читайте книгу вместе с близкими по духу людьми, разделяющими ваше стремление к росту и развитию, и обсуждайте промежуточные результаты.

Ищите, пробуйте, тестируйте, анализируйте и внедряйте.

И только проделанная над собой работа, сложная и кропотливая, принесет вам желаемый результат.

Да, разбираться вам придется самостоятельно, но в этом-то и скрыты секретный механизм и магия фокуса. Ну а если в какой-то момент вы почувствуете, что запутались – просто вернитесь к тому месту, где еще точно знали, что путь верен, и начните сначала.

На крайний случай у вас всегда есть свой «Парабеллум».

А как им воспользоваться – думайте самостоятельно.

Независимо от того, когда вы планируете разложить свою драгоценную жизнь на составляющие: сегодня или завтра, на следующей неделе или в следующем году, – мы уверены, что эта книга даст вам не только необходимый толчок, но и обеспечит всеми необходимыми инструментами, способными превратить вашу жизнь в настоящее произведение искусства.

По крайней мере, она научит вас задавать новые вопросы, чтобы начать получать на них другие ответы.

Итак, секрет фокуса ждет, когда вы его раскроете.

Решайтесь и действуйте!

С наилучшими, пропитанными опытом и кофеином пожеланиями,

Андрей Парабеллум и Евгений Шестовский

ГЛАВА ПЕРВАЯ,
в которой читатель знакомится с парнем по имени Арчер и самым жизнерадостным джек-рассел-терьером на планете

Ты идешь сквозь тьму, в которой я по своему незнанию вижу только то, что она сделала тебя ужасно больной; но это всего-навсего тьма, а не тупик и не конец.

Генри Джеймс

Что может быть сложнее, чем писать длинные, эмоционально тяжелые письма? Пожалуй, только их перечитывать, терзаясь чувством вины и неуместными фантазиями о машине времени.

«Будь у меня такая машина, – подумал Арчер, – я бы непременно все изменил».

Ко всем чертям…

«К дьяволу и всем его чертям!» – прошептал он несколько раз, задумчиво глядя из окна кухни на площадку, с которой доносились звонкие детские крики.

На мгновение ему показалось, что жизнь за окном пульсирующая и настоящая, а то, что происходит с ним, где-то по эту сторону, не более чем неудачный набросок начинающего писателя.

Тут же вспомнилась фраза из книги, которая перевернула мир тогда еще шестнадцатилетнего подростка: «Все мы превращались в тех, кем Тайлер хотел нас видеть».

Как и большинство мальчишек, в детстве Арчер мечтал, чтобы отец им гордился, но в итоге стал лишь собой. Потому что, несмотря на все усилия, стать кем-то другим у него так и не получилось.

Поразмыслив о Тайлере Дердене и машине времени, он сел за кухонный стол и, сделав пару больших глотков уже остывшего кофе, заставил себя сконцентрироваться на чтении письма, вернувшегося обратно совсем недавно с пометкой «адресат выбыл».

«Привет, пап.

Все это время я искал подходящее время для разговора. Но, похоже, искал так долго, что ты перестал отвечать на мои звонки. Надеюсь, ты в порядке.

Ты можешь решить, что письмо – это очередная отговорка или оправдание. Но, поверь, на протяжении всего времени, что мы не общались, жизнь представляла собой один бесконечно долгий неподходящий момент.

Что-то очень похожее на фильм «День сурка».

Рассказывал тебе про него много раз, но ты, наверное, уже не вспомнишь.

Пусть мы и не виделись несколько лет, но я отлично помню содержание последних разговоров. Думаешь, это странно – помнить мелкие детали и даже интонации спустя столько времени?

Раньше мне сложно было воспринимать твою излишнюю прямоту и жесткие доводы, хотя с возрастом я пришел к выводу, что многое из сказанного тобой разумно и здраво.

Раньше я обвинял тебя во всех своих проблемах.

Считал источником всех бед.

Упрекал, что все мое детство ты меня игнорировал. Осуждал за то, что ты меня не любил. Хотя, возможно, ты и любил меня, просто сам решил никогда об этом не говорить. Никогда – и особенно после ухода из семьи, который поставил передо мной, перед твоим сыном, непростую дилемму и привел к череде сложных ситуаций, за помощью в решении которых сыновья обычно обращаются к отцам.

Но ты ушел, и я разозлился. Даже не так. Скорее, я научился вызывать в себе состояние здоровой, спортивной злости, придававшее мне силы и энергию, чтобы искать и находить выход из сложившейся ситуации.

Хотя сейчас, с позиции опыта, я считаю, что разозлился я намного раньше.

Ты, конечно, не вспомнишь, но когда мне было два года, я очень хотел собаку.

Нет, я не просто хотел.

Я мечтал о ней каждый день.

Хотя мама была не против, ты сначала просто запрещал. Без объяснений. Жестко и равнодушно, в твоей неповторимой манере.

Да, ты запрещал, но твой сын был очень настойчив. Маленькому тирану требовались аргументы серьезней простого «нельзя». Поэтому ты сказал, что не собираешься терпеть собаку в однокомнатной квартире, а когда и это возражение меня не впечатлило, объявил, что если заводить собаку, то только породистую, а на это нет денег.

Вот уж не знаю, как вышло, что в два года я уже понимал зависимость от денег, но так или иначе, твой финансово-аргументированный отказ я принял.

Отказ принял, но собаку хотеть не перестал.

Интересный факт: по стечению обстоятельств пару недель спустя я сломал руку, упав с велосипеда, руль которого ты не закрепил должным образом.

Видишь, я все еще это помню…

Причем суммы детской страховки, которую мы получили, было предостаточно, чтобы исполнить мечту маленького мальчика, подарив ему породистого щенка.

Сейчас ни ты, ни я уже, конечно, не вспомним, куда ушли те деньги, но собаку ты мне так и не купил.

Похоже, примерно в то время и начались сбои в программе маленького человека по имени Арчи. Он сдался, позволив встроить в свой мозг установку на бедность, запреты и постоянное отсутствие денег.

Скажи, пап, как найти силы и изменить жизнь к лучшему человеку, которому с детства внушают, что бедность и ежедневные проблемы – это норма, а успех – системная ошибка?

Да, успех – это норма, а проблемы и бедность – системная ошибка, но, пап, какого черта мне пришлось убеждать себя в этом два десятка лет? (Вот видишь, я опять по привычке виню тебя в своих неудачах.)

Говорят, что все наши проблемы родом из детства…

Слишком долго я не осознавал, что моя самая большая проблема – уверенность в том, что у меня не должно быть проблем. Просто по определению.

И когда они появлялись, я воспринимал это так, как будто большие боги от меня отвернулись. Система сломалась. Мир в очередной раз повернулся ко мне своей задницей.

Раньше ведь было намного проще. И у меня практически все получалось. «Везунчик», – твердили мне соседи, знакомые и родственники. «Ну коне-е-е-е-ечно, тебе легко говорить, у тебя все само собой получается», – слышал я от одноклассников в школе и от одногруппников в университете.

И мне понадобилось довольно много бессонных ночей и жестких депрессий, чтобы понять: именно проблемы помогают мне расти, делая сильнее и лучше. Показывая, где моя новая точка роста. Где тот самый вектор, который даст наибольшие дивиденды в далеком недоступном будущем.

Еще больше времени ушло у меня на то, чтобы понять важность и ценность постоянно совершаемых ошибок. Ведь только совершая и исправляя их, совершая и исправляя, совершая и опять исправляя, я по капле выдавливал из себя того самого инфантильного «везунчика».

Не можешь предотвратить – возглавь, верно? Теперь уже и не вспомню, где впервые услышал эту фразу, но как же она чертовски точна.

Взяв ответственность за свою жизнь, я начал понимать, что все происходит вовремя, а мой отец, пожалуй, мой самый важный, ценный и самый близкий учитель. Тогда же я научился ошибаться с удовольствием.

Мне повезло делать это именно с тобой.

Да, папа, именно повезло! Ведь ты сыграл свою роль и справился с ней просто блестяще.

И все же мне понадобилось время, целая уйма времени, чтобы наряду со всем, что ты разрушил и испортил, я смог разглядеть и признать все хорошее, что ты также сделал. В конце концов, если уж обвинять человека за все дерьмо, что он натворил, то надо его винить и за все хорошее, так?

Выходит, теперь мне следует обвинить тебя за всю красоту и радость, которые есть в моей жизни. Обвинить за ту прекрасную девушку, рядом с которой я просыпаюсь каждое утро и чьим отношением к себе я очень дорожу, зная, как бывает у других.

Я обвиняю тебя за приобретенную способность любить и чувствовать, за намерение создать крепкую семью и завязать со страданиями, коих было предостаточно за все эти годы.

Будь у меня «идеальный» отец, стал бы я тем, кем горд быть сейчас?

Хороший вопрос, да, пап?

Я прошу прощение за то, что так долго не писал и даже не звонил. Как только разберусь с ситуацией, в которой оказался, мы обязательно встретимся в каком-нибудь баре за самым лучшим и дорогим бренди и начнем самый продолжительный разговор, какой только велся в его стенах.

Поверь, пап, это очень долгая история, требующая не менее значительной предыстории. Но если дослушаешь до конца, то, несмотря на все сложности и натянутость в наших отношениях, ты сможешь мной гордиться.

Хочу, чтобы ты знал: вопреки препятствиям твой Арчи бесконечно упрям во всем, что касается достижения целей, фантастически терпелив и до безумия усидчив.

«Если у носорога плохое зрение, это ведь не проблема носорога, так ведь?»

И еще, пап.

Последние несколько месяцев я игнорировал и слал к чертям проблемы, не замечая, как день за днем они ослабляли мою волю к радости. Твой сын запутался, но из кожи вон лез, стараясь быть прежде всего честным с самим собой в надежде, что это поможет выйти из лабиринта сложившейся ситуации.

Я уже писал, что сейчас переживаю не самые простые времена. И хотя я до сих пор чувствую страх, но с каждой новой, пусть даже незначительной победой меня наполняют спокойствие и уверенность. Уверенность в том, что смогу двигаться дальше, доводя до конца все свои задумки.

Сегодня я знаю, каким человеком, бизнесменом, мужчиной и отцом хочу быть.

И я не жду, что ты поймешь меня в полной мере. Не жду, потому что у нас никогда не было возможности просто сесть и обговорить все наши сложности и переживания.

Но для меня это борьба. История твоего сына – это многочисленные ошибки, провалы и редкие достижения, которые теперь все вместе и одновременно поглощают его целиком.

И мне сложно этому противостоять.

В поисках ответов я перерыл бесчисленное количество книг и сотни различных сайтов. Посетил десятки дипломированных специалистов, которые все как один говорят однотипными фразами, объясняя причины моих проблем и страхов, но не помогают найти решение.

Я найду выход сам.

Даю слово.

Возможно, у тебя на все это совсем другой взгляд и абсолютно противоположная точка зрения. Возможно, мне не следовало отправлять тебе это письмо, и я, пожалуй, еще раз попрошу у тебя прощение за все эти годы натянутой тишины.

Я уважаю твое решение больше со мной не общаться, но если захочешь поговорить – звони в любое время.

Твой сын Арчер».

Перечитав текст письма еще раз, Арчи вдруг выпрямил спину и сел ровно – точь-в-точь как в детстве, когда слышал требовательный оклик отца.

– Да уж, – пробурчал он себе под нос, – эта часть моей личной истории заслуживает пары глубоких вздохов и глотка чего-то покрепче, чем давным-давно остывший кофе.

Уже не в первый раз за последние пару недель Арчер обнаруживал себя сидящим в одиночестве на кухне в безуспешных попытках избавиться от непонятного чувства вины. И ведь это притом, что сейчас в его жизни все было хорошо. И не просто нормально, а действительно здорово.

«Так почему же именно сейчас, черт тебя подери? звук его собственного голоса, какого-то искаженного, словно принадлежал он совсем не ему, вернул Арчера в реальность. – А может, дело вовсе и не в моем прошлом? Может быть, я просто отношусь к типу людей, которым запредельно сложно почувствовать счастье? Вот какие еще условия нужны для радости такому человеку, как твой сын? А может быть, во всем этом есть какой-то секрет?»

Сделав глоток давно остывшего кофе, Арчи брезгливо поморщился и принялся перечитывать текст письма, стремясь понять, мог ли он что-нибудь изменить в их с отцом отношениях. Так много людей в разные периоды его жизни по поводу и без произносили фразу, в которой говорилось, что история не терпит сослагательного наклонения.

«А что, если бы…?»

На мгновение ему показалось, что, если крепко-крепко зажмурить глаза, досчитать до десяти, а потом открыть, чувство вины, медленно сжигающее его изнутри, может исчезнуть.

Почему же он, взрослый Арчи, не сделает этого прямо сейчас? Потому что боится, что вместе с чувством вины исчезнет и все остальное. А этого он ни за что не допустит.

Часто мы страдаем не потому что хотим, а потому что боимся отпустить то светлое и бесценное, что сопровождало все эти страдания и до сих пор остается в нашей памяти. Позволяя быть теми, кем мы хотим себя помнить.

В прошлом он много раз звонил отцу и отправлял sms, которые тут же меняли статус с «отправлено» на «доставлено», а днем или двумя-тремя позже приобретали статус «прочитано».

Звонки же его оставались без ответа.

Очень долгое время.

Всегда.

А затем Арчер написал это письмо. Он написал его чуть больше года назад, вернувшись из Греции, но ответа так и не получил. Вместо ответа от отца одиннадцать месяцев спустя раздался звонок.

Голос в телефонной трубке был спокоен и вежлив. Таким голосом говорят, когда собираются сообщить то, что вас непременно расстроит.

Зная это, интонацию готовят заранее, а слова тщательно подбирают.

Звонивший представился уполномоченным представителем религиозной общины, в которой состоял при жизни его отец, назвал паспортные данные: фамилию, имя и отчество, дату и место рождения.

Еще более спокойным и вежливым голосом уточнил степень родства.

– Ваш отец умер сегодня ночью, – звонивший помедлил. – Последние три дня он провел среди близких, но уже ничего не говорил. Предположительно – смерть от хронического заболевания, но это неточный диагноз.

Ваш отец…

Под близкими людьми подразумевались, скорее всего, старшая сестра отца и бесконечное количество двоюродных братьев и сестер Арчера, одного или двоих он знал по именам и видел пару раз в жизни в далеком дальневосточном детстве.

Он слушал молча, внимательно и спокойно.

Наверное, в такие моменты нужно вести себя как-то иначе, но Арчи, принявший этот звонок ранним утром, стоя посреди улицы, еще не изуродованной неприветливыми лицами и нервными походками спешащих по делам прохожих, просто слушал этот до неприличия спокойный и вместе с тем безумно раздражающий голос.

– Ваш отец ушел из жизни, примирившись с Богом. Чувствуя приближение смерти, он пригласил священника из нашей церкви и исповедовался. Арчер, вы меня слушаете?

– Да.

– Хорошо. Если вы захотите поговорить об этом, если вам понадобится помощь или поддержка, вы можете позвонить по этому номеру. Вас выслушают и пригласят на встречу.

Голос назвал адрес местной церкви, о которой упоминалось в разговоре. Адрес улицы и номер дома, находящегося на другом конце страны.

– Арчер, – звонивший был подчеркнуто вежлив в каждом обращении, – вы успели записать адрес?

– Я… Да, не волнуйтесь. У меня плохая память на имена, но очень хорошая на цифры и адреса. Я все запоминаю.

Возникшая на том конце провода пауза свидетельствовала о том, что звонящий сомневается в его способностях, а сам факт запоминания в подобной ситуации, скорее всего, он счел проявлением неуважения.

Поэтому Арчер повторил адрес, а голос в трубке произнес что-то подтверждающее точность его слов.

И хотя с момента того звонка прошло больше года, с потоком событий, о котором он писал отцу в письме, Арчер разобрался совсем недавно. Теперь, когда все в его жизни наконец-то встало на свои места, можно было планировать поездку на малую родину, которую Арчи так долго откладывал.

Грядущее путешествие, как и вся ситуация в целом, в его представлении все больше напоминало безумное переплетение сюжетов нескольких книг, принадлежащих авторству непревзойденного Нила Геймана.

Собираясь в столь важное путешествие, главное – не торопиться. Особенно если на одну из самых важных церемоний в жизни ты уже опоздал.

«Нет, – поправил он сам себя, – не опоздал. На меня наклеили заслуженный ярлык плохого сына и просто не захотели приглашать.

Теперь важно было все тщательно спланировать и хорошенько обдумать.

Так много людей в наши дни принимают решения, руководствуясь одними лишь эмоциями, что часто приводит к негативным последствиям, а иногда и к настоящим катастрофам.

Сам он приложил немало усилий к исправлению ошибок и последствий свершившихся катастроф и больше не собирался допускать подобного. К тому же остались ошибки, которые уже никогда не исправить.

У каждого человека есть ситуация, отпустить которую он не в силах. Мысли о том, что произошло, скомканные и суетливые, терзают и переполняют людей разного рода сомнениями и страхами, независимо от срока давности.

Если это не исправить своевременно, то о воли к радости не может быть и речи.

Ежедневно всем нам приходится заново переживать события, которые обрушивают лавиной из негативных эмоций, продолжая преследование даже во сне. Если вы оказались в сложной ситуации или почувствовали что-то подобное, вам определенно необходимо поискать спасательный круг. Очень важно найти нечто такое, что позволит отвлечься от мрачных мыслей и переключить свое внимание на что-то еще.

Благодаря счастливому стечению обстоятельств у Арчера был не просто спасательный круг, а настоящий ангел-хранитель, способный помочь переключиться на позитив буквально за пару секунд.

Это был самый жизнерадостный в мире пес.

Вот и сейчас, словно почувствовав, что с Арчером творится что-то неладное, пес бодрым ураганчиком ворвался на кухню и уселся в самом ее центре, склонив голову набок.

Кроме шуток – это был самый чудесный пес в мире.

Нет, Арчер не был одержим собаками, просто очень любил их, с самого детства считая, что собака – это бог наоборот. Dog = God.

Звали очаровательное создание Фоксом, что было сокращенным вариантом от «Фокус». Кличку собаке дала супруга Арчера, прозвавшая его так за хитрый и очень выразительный взгляд карих глаз, хотя сама она часто звала его Фокси.

Путь к их браку с Юдж сложно назвать простым, однако сейчас у них все чудесно, замечательно и даже великолепно.

Насколько все было хорошо?

Ровно настолько, чтобы проводить каждый свободный вечер вместе, обживаться в новой квартире, неустанно дискутировать по поводу выбора имен для будущих детей и обсуждать другие важные мелочи, многочисленные и не менее приятные.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении