Андрей Никитин.

Талисман



скачать книгу бесплатно

 
Вот иду я на работу, четвертак в кармане,
Чувство силы и защиты вновь меня дурманит.
Обошёл и люк открытый и собаку злую,
На работе был аванс, коллеги долг вернули.
 
 
Вот домой шагаю я, от счастья чуть не плачу,
Ведь всегда в кармане я, держу свою удачу.
В дом вошёл, рубашку снял, с полки взял конфету,
И гляжу на стуле, вдруг, вот моя монета!
 
 
Как же вышло, что её забыл я утром рано?
Размышляю и смотрю, на блики талисмана.
Вышел пот на всём лице, и к себе придирка,
Сунул руку я в карман, а в кармане… дырка.
 

Парень, напечатавший эти строки шумно стуча по клавиатуре, довольно откинулся на спинку стула, и с улыбкой мысленно оценивал реакцию на свой стих.

В дверь постучали, парень повернул голову в сторону старой серой двери, запертой, и отгораживающей его от внешнего мира. Со стуком в сердце он смотрел на ручку двери, которая начала активно дёргаться. Кто-то стремился войти в покрытую мраком комнату, в которой одиноко сидел парень. Он не двигался.

Он постучал пальцем по столу, и резко подавшись вперёд, как водитель при аварийном торможении, решил дописать ещё одно послание, приготовленное заранее, затем нажал кнопку отправить. По вихревым зигзагам сетевых путей, сообщение полетело получателю. Парень улыбнулся, расслабленно сидя в кресле, и глядя на запертую дверь. Он ощущал дрожь по телу, от своего поступка, но был доволен собой, отослав подобное оголяющее реальность послание, так как относился скептически к подобным талисманам, и не верил в их силу.

Стук по двери стал громче, и парень встал со стула, пройдя к запертой изнутри двери. За ним пришли, отрывая его от волшебного мира выдуманных, воздушных как облако историй, и поставив на землю, как сувенирную статуэтку. Он вздохнул, повернул ключ в замке, и открыл дверь.

Чтоб понять, почему парень был доволен, и что написал во втором сообщении, заставившим его вознести свои мысли к самодовольным высотам, и утвердить понятия о твёрдости фактов, превосходящих фольклор, следует описать предысторию. Это часть его жизни, ставшая переломной и определившая его дальнейшую судьбу. События, повлиявшие на поведение и настроение парня, написавшего стишок. События, которые направили его мысли в определённую сторону, и втёрли в них словесную кашу, а её парень хорошо умел переваривать и превращать в оконченные контрастные стихи, со скрытым смыслом.

Итак, начнём.

Глава 1
Знакомство

Юра

Юра любил читать. С детства он впитывал книги, как листья солнечный свет. Его мечтой было стать автором. Он читал много, начиная от школьной программы, которую учителя вводят в головы учеников, как жетоны в игровые автоматы, и заканчивая старыми книгами, пыль на которых была со времён СССР. Сразу следует отметить, что его интересы не касались политических сторон литературного многогранника.

Политика и история для Юры походили на плавание в грязной воде. Переплыть эту реку можно, но она сильно задерживает творческого человека, и пачкает его, отбивая интерес войти в неё ещё раз. Совсем другое дело литература художественная, толкающая вверх, ближе к мечтам. Юра всегда приходил в восторг, как ребёнок, который впервые наблюдает салюты, если в книге приводились удачные сравнения, или фразы. Юра любил неожиданные повороты сюжетов, они бодрили его до дрожи. Когда впервые он прочёл «Десять негритят» Агаты Кристи, он ощутил себя выдернутым из этого мира. Словно при нем произошло волшебство, как после сеанса Копперфильда. Юра просто сидел, глядел в окно и испускал феромоны удовольствия, а рядом лежала возбудившая его книга. Он был уверен, что где-то в этом мире так же сидит человек, и держит в руках прочитанный шедевр английской писательницы, разделяя приятный трепет. Эта мысль заставляла его кровь циркулировать быстрей, и улыбка не покидала лица. Но что если самому попробовать написать книгу? И тогда он сможет приводить в восторг людей, если не всей страны, то уж точно нескольких своих знакомых (некоторых, лишь одним упоминанием, что он стал автором). Например, родителей и друзей. И причиной их восторга будет он сам! Подобная мысль бодрит лучше пробежки зимним утром. И не только бодрит тело, но и освежает голову.

Но, увы, Юра пошёл не по тому пути. После того, как он попробовал написать рассказ, он больше не пытался. Он долго сидел с карандашом в руке, и старался выдавить из себя, как пасту из тюбика, поток мыслей на бумагу, но всё получилось не так просто как хотелось. Ему казалось, что голова переполнена идеями, и они сверкают, как сапфиры на солнце, вылетая из его головы в виде ярких и крепких фраз. Однако, когда он подносил карандаш к бумаге, всё меркло, и тускнело. Возможно от того, что поток его родника иссякал, либо от того, что он видел слова в другом свете. Фразы казались глупыми, а идеи зализанными, как собачьи раны.

В тот вечер он вывел на листке всего несколько слов.

Саша и Света вошли в дом.

После этих слов лист был пуст. Юра просидел некоторое время, думая над текстом. В голове всё было просто. До смешного простой сюжет. Парень с девушкой, они же брат и сестра, приходят в дом к новым соседям, и не застают никого. Дверь в дом нараспашку. Они решают проверить, как обстоят дела у жильцов, и почему хозяева забыли закрыть дверь. Конечно же, видят как за домом в сарае работает ручная пила, и новые соседи расчленяют свою пожилую родственницу (тогда это казалось Юре оригинальным и ярким). Это выясняется обнаружением отрезанной кисти прямо в прихожей, из которой вытекает кровь на ковёр.

Всё это хорошо знакомо, но Юра не смог излить и половину воображаемой истории на бумагу. Мысли витали вокруг, но подобно мыльным пузырям лопались, не долетая до поверхности бумаги. Он ощущал себя школьником в ракетном комплексе при запуске спутника. С инструктором всё просто, а когда остаёшься один, едва ли тебе могут помочь твои знания теории. Казалось бы, сядь и пиши! Но видно не каждому это под силу с первого раза. А пробовать писать второй раз Юра не решался. Он отложил ручку, посчитав себя не способным на переход в интереснейший мир литературы. Сюжет ещё долго сидел в голове, принося неловкое ощущение, подобно герпесу. Действительно, с первого раза не вышло, а ведь так хотелось. В рвении, хочется взять и выложить историю. Выложить залпом, как опустошают стакан штрафники, опоздавшие на юбилей. Написать, и поскорее дать прочесть родным. Гордо вручая лист, протянув руку, стоя с ровной спиной, и готовясь отбиваться от комплиментов, наслаждаясь удивлённо-улыбчивыми взглядами.

Юра взял с полки книгу, и начал читать. Детективы помогли ему найти себя (хоть он этого тогда и не знал). Читая их, он мог часто предсказать развязку. Узнав кто и как, убил жертву, ещё до того, как автор осторожно поднимет занавес. Это не всегда удавалось, но однажды, когда он угадал мотив и план, а в книге всё подтвердилось, его глаза вспыхнули, в сердце родилось самодовольство, и зажгло его подобно напалму, жаром распространившись по телу. Жаль, что в такие моменты не с кем поделиться радостью! Он на секунду прикрыл книгу, наслаждаясь ощущением победы. Так бывает, когда за партией в шашки видишь неудачный ход, и противник (в этот момент мы благодарим Бога) его делает. После разгадки парень, словно сам стал автором на короткое мгновение.

Юра решил, что хочет разгадывать эти загадки в реальной жизни. Книга это хорошо, но кто скажет ему слова благодарности или восхищения при прочтении рассказа? Кроме родителей вряд ли кто-то оценит его молодой, но крепнущий потенциал. А если он поймает лысоватого подонка, типа Чикатилло, тогда его заметят. И тогда получиться совместить приятное с полезным (что по возможности необходимо делать постоянно, как говорит отец Юры).

Дед Юры, служивший моряком, часто бывал за границей, и мог привести своему внуку новенькие книги, ещё пахнущие чернилами и бумагой. Книги любимого жанра внука – детектива. С того момента парень и решил учиться на следователя.

С тех пор прошло некоторое время, Юра окончил школу, и поступил в университет. Новый предмет, начало его второго учебного года. Осенняя прохлада, и печальные воспоминания ушедшего лета. Тёмная интригующая неизвестность.

В кабинете на третьем этаже было просторно и светло. Приятный мягкий свет, падающий из окон, поднимал настроение. На подоконниках стояли вазоны с цветами. Студенты готовились к лекции по криминалистике. Первой лекции в новом учебном году. Настроение у всех было игривым. Юра учился по специальности, которую он выбрал ещё в детстве. Не всегда удаётся сопоставить увлечения с будущей работой, но Юра надеялся, что ему это удастся. Студенты начали занимать места. Юра с приятелем выбрали вторую парту.

Юра, высокий парень, спортивного телосложения, с аккуратной причёской, как всегда опрятно одет. Выбор стиля одежды у студентов по большей части свободный. Юра носил джинсы и лёгкий свитер, коричневого цвета. Сейчас он в раздумьях подошёл к парте, словно оценивая её покрытие. Он достал монету, бросил её, и тут же поймал в ладонь, затем поставил ребром на парту, и, придерживая двумя пальцами, приготовился раскрутить.

– Орёл, я сижу у окна, решка ты сидишь, согласен? – вызывающе обратился Юра к своему другу, глядя на него. Руслан, невысокий парень с густой шевелюрой, которая зачастую спадает на глаза, кивнул. Студенты группы, разглядывали плакаты с рисунками оружия и боевых захватов. Криминалистика, наука о следах преступления, и Юра был готов углубиться в предмет, впитывая его подобно губке, если тот окажется интересным. В кабинете гулко шумели голоса, кто-то открыл окно, и выглядывал вниз. Никто не смотрел на Юру с Русланом.

– Ладно, давай. – Сказал Руслан. Если бы Юра не заострил внимание на выборе места, Руслан мог бы сесть с краю, но сейчас был заинтригован, и глядел на монетку, как кобра на жертву.

Юра запустил монету, толкнув её ногтем. Она пустилась крутиться, отсвечивая металлическим покрытием свет солнца, идущий от окна. Отскочила к краю стола, и стала затихать, плавно сбрасывая скорость. Теперь можно было разглядеть быстро мелькающий герб Польши, и цифру 25, с противоположной стороны. Юра прибил сверху монету ладонью, и посмотрел на приятеля.

– Сейчас всё станет ясно, – интригующе сказал Юра. Лицо его стало серьёзным, словно речь шла не о месте у окна, а об участке, для постройки дома. Он поднял ладонь, стала видна лежащая монета. Орёл.

– Я у окна. – Сказал Юра и взял со стола монету. Он прошёл через стулья к окну, и гордо сел.

– Ты жульничал. – Возмутился Руслан.

– Как тут можно было жульничать? Ты же сам видел. Чисто везение, и ничего больше. Сама судьба позволяет мне занять лучшее место.

Юра любил вид из окна. Он помогал скорее прогнать слюнявые речи, идущие со стороны доски, в тех случаях, когда предмет был неинтересен. Предметы такого типа как география и история, Юра терпеть не мог. Он не способен был запомнить места, где Бог зарыл полезные ископаемые, или год, когда их откопали. Сегодняшний предмет новый, но подстраховаться не помешает. В конце концов, место в аудитории выбирают всего один раз. В некоторой степени, когда сидишь у окна, чувствуешь себя победителем.

В кабинет вошёл преподаватель и шум прекратился. Студенты нехотя расселись по местам. С задних парт слышалось шептание.

– Меня зовут Василий Валентинович, – начал преподаватель, положив папку на стол. Сам стал возле доски. – Я буду вести у вас криминалистику весь семестр. Так что, как говорил один кот, давайте жить дружно.

По кабинету прошёл смешок. Юра достал тетрадь, и записал на краю тетради имя преподавателя, а в скобках записал «Леопольд». Так удачно пришедшая мысль о прозвище, чётко подходила. Василий Валентинович был худым, немного лысоватым, со смешным лицом, которое даже в его годы больше походило на детское, или скорее на мультяшное. Одним словом лицо человека, не умеющего сердиться. Иногда по собеседнику сразу видно можно ли наступить ему на хвост без опасений, или же он укусит тебя за ногу. Василий Валентинович был из первых.

– Сейчас заполните анкеты, чтоб я собрал о вас всю необходимую информацию. – Сказал Василий Валентинович, и раздал ребятам бланки с вопросами. Он делал это под громкий шепот и возгласы, а так же смешки с задних рядов. Юра возмущённо покрутил анкету, и взглядом явного неодобрения посмотрел на Руслана.

– Для чего нам заполнять анкеты?

– Понятия не имею. – Ответил Руслан, держа в руках лист бумаги.


После пары Юра с Русланом вышли вместе. Лекция оказалась не такой скучной, как Юра себе представлял, было интересно. Но пёстрые речи Василия остались в аудитории, и звонок, подобно солнечным лучам, развеивающим утренний туман, оградил ребят стеной от дальнейшего проявления интереса к предмету. После покидания аудитории, все разговоры перешли на другую тему.

– Не понимаю, зачем в анкете писать имя и фамилию лучшего друга? – спросил Юра. Он был искренне удивлён, и не скрывал этого. Вот первая загадка, над которой следует поломать голову. Загадка по теме.

– А ты кого написал? – заинтересованно спросил Руслан, надеясь на взаимность. Словно он вытянул лотерейный билет, и ожидал результата викторины, обращаясь к судье. Он не хотел говорить, что написал в анкете Юру, но по взгляду и напористости, Юра об этом догадался.

– Своего лучшего друга, Диму. – Быстро и без задержки ответил Юра, наблюдая за реакцией парня. Юра не хотел оскорбить или обидеть Руслана, просто сказал правду. Его лучшим другом был Дима. Юра не посчитал это столь важным, и не подозревал, что мог накинуть тонкую, как шёлк, обиду на плечи приятеля, скрывшего горечь в глубине надрывающейся криком души.

– А я тебя записал. – Сказал Руслан немного расстроено. Вопрос чисто символический, а насколько стало пусто внутри, будто его выгнали из дому. Руслан мгновенно пожалел, что спросил Юру. Лучше бы всё оставалось в мутной, но дающей надежду неизвестности.

– Да? – с грубой прямотой, выдал Юра, – ну что же. Сегодня ни одна пара не совпала, возможно, в дальнейшем вам повезёт. – Дерзко, и без оттенка попытки сгладить свою речь, сказал Юра, пародируя шоу девяностых годов «Любовь с первого взгляда». Руслан улыбнулся, но доля обиды осталась. Лучший друг может быть лишь один, и Руслан принял это, никогда не предъявляя претензий Юре. Одновременно он чувствовал некоторую обиду, сроду той, когда ребёнка не берут играть.

Они стояли в шумном коридоре. Толпы студентов оглашали громом здание университета. Смешанные как потоки воды, голоса, и топот ног, определяли время перемены. По соседству с ребятами находилась лаборатория. Из неё доносилось тонкое гудение, словно это была электрощитовая, на дверь которой забыли нацепить табличку. Некоторые студенты обращали на неё внимание, другие просто проходили мимо.

– Что в этом кабинете? – спросил Юра преподавателя, который уже закрыл дверь аудитории на ключ, и собирался уходить. Он чутко оглянулся, оценив любопытные взгляды направленные на него подобно прожекторам. За Юрой стоял Руслан, из-за его спины выглядывали ещё два любопытных студента, шепчась между собой.

– Там лаборатория, – просто сказал Василий Валентинович, правильно подразумевая, что столь плоский ответ не удовлетворит любопытства ребят.

– Проводят эксперименты? – не отставал Юра. Он сказал это намеренно громко, стараясь акцентировать внимание на запрете и привлечь наибольшее, по возможности, количество сторонников, жаждущих знать правду.

– Вы всё узнаете, в скором времени. Ваша профессия обязывает вас всегда быть начеку и думать больше остальных. Похвально, что вы так быстро вошли в образ. Этот кабинет мы обязательно посетим, но не сегодня, ребята.

– Что там так шумит? Похоже на генератор.

– Юра, ты задаёшь много вопросов, тебе не кажется? Я же уже ответил тебе на твоё рвение отказом. Скоро ты всё узнаешь. Терпение помогло завоевать Трою, а не рвение наобум.

– Я же будущий следователь, я стремлюсь узнавать всё вокруг. Тем более Трою завоевала хитрость, а не терпение.

– И терпение тоже, Юра, – со знанием дела сказал преподователь, – не торопи события. Ты знаешь, что происходит с человеком, который добрался до света в конце тоннеля?

– Он узнаёт тайны потустороннего?

– Он перестаёт жить, Юра. Узнать тайну потустороннего мира можно, лишь перестав жить.

– Не всегда. – Быстро сказал Юра. Подобное настойчивое внушение идей, выглядело грубо и нагло, что начало немного раздражать. Василий Валентинович ничего не ответил на это, он одарил Юру презрительным взглядом, и проверил заперта ли дверь, дёрнув за ручку. Повторное оглашение запрета он посчитал лишним унижением при студентах, и повернулся, чтоб уйти.

– Пошли, Юра. – Сказал Руслан и потянул приятеля за рукав, развернувшись в сторону. Два студента, стоявшие за спиной Руслана ушли, посчитав, что сегодня ящик Пандоры не станет открываться, а значит пора уходить. Юра ничего не сказал, лишь смотрел в последний раз на закрытую дверь лаборатории, и из глубины его активных серых клеток восстали разнообразные мысленные образы, очерчивающие границы законности, плотно прилегающей с разработками за запертыми дверями, которые скрывают от студентов. После этого он развернулся и отправился по коридору, пытаясь погасить разгоревшееся пламя любопытства, сбив его мыслями о следующей лекции.

– Надо спросить у старших курсов, что там за дверью. Они наверняка знают. – Сказал Юра, обращаясь к приятелю. Руслан кивнул.

– Юра! – крикнул Василий Валентинович. Юра с Русланом одновременно оглянулись, и увидели, как преподаватель, идя быстрым шагом, догнал их.

– Можно тебя на два слова?

Юра посмотрел в глаза другу, словно спрашивая разрешения. За ту секунду, что они переглянулись, всё было понятно, будто они ловили мысли друг друга, как воздушные поцелуи.

Что ему от меня нужно?

Не знаю, приятель. Отойди с ним, и узнаешь.

Юра пожал плечами, затем подошёл к своему преподавателю.

– Юра. Ты парень смышленый, я погляжу. – Сказала Василий, когда они отошли в сторону. Некоторая напряжённость заставила Юру слушать внимательно, и не отрывать взгляда от доброго лица.

– Я не могу этого сказать. Это виднее со стороны. Если я так скажу про себя, это будет субъективное мнение, иначе говоря, хвастовство. Не лучшая черта будущего следователя, как считаете? – с оттенком гордости сказал Юра. Он любил подобные философские замечания. Василий наклонился к нему, затем прошептал ему на ухо:

– Хочешь узнать, что в лаборатории?

Юра кивнул, и от неожиданности кивок получился неуклюжим. Этот жест выдал его нетерпение, и явное любопытство. Прежде всего Юра не понял, почему из всей группы, Василий выбрал его. Подобный факт сладостно льстил, и приводил в возбуждение, спящее обычно самодовольство парня.

– После пар задержись на минут двадцать, я тебе покажу, – дружелюбно сказал Василий, и оглядел глазами проходящих студентов. Он выровнялся, и сделал строгий вид. – Только никому не говори. Пока что.

– Хорошо, – с радостью сказал Юра. – Не скажу.

Василий развернулся и пошёл вдоль по коридору, смешиваясь по мере удаления со студентами. Юра несколько секунд смотрел на его тощую фигуру, на которой болтался костюм, будто на размер больше положенного, затем повернулся к Руслану.

– Что он хотел? – спросил Руслан, подойдя ближе.

– Ничего.

Юра вновь повернулся в сторону Василия. Он не мог решить, сказать правду или нет. Чаша весов колебалась, и наконец, ощутимо перевесила.

– Посоветовал взять книги по его предмету в библиотеке, – сказал Юра и посмотрел на Руслана. – А то разобрать могут.

– Понятно.

После четвёртой пары Юра торопливо вышел из кабинета, и направился в сторону лаборатории. Он волновался, и сам не знал из-за чего. Невидимое чувство окутало его как тонкие нити паутины, заставив сердце парня работать сверхурочно. Сев на подоконник Юра ждал возле лаборатории. Время начало тянуться, как подогретая резина. Из окна второго этажа он оглядывал выходящих студентов, инстинктивно выискивая знакомые лица. Улыбки ребят сверкали, и сообщали о наступлении конца учебного дня. Юра ждал. Он сидел на подоконнике десять минут, после чего заметил твёрдый, и грубый силуэт Василия Валентиновича. Он шёл по коридору, выделяясь среди студентов, как дерево в поле. Когда их глаза встретились, он кивнул Юре.

Парень бодро спрыгнул с подоконника, ощущая, как отёкшие ноги напрягаются, чтоб удержать вертикально его тело. Юра подошёл к преподавателю. Василий Валентинович немного улыбнулся, будто намереваясь совершить нечто противозаконное, но весёлое. Одновременно он старался не привлекать внимание. По его усилиям и тусклому взгляду, впитывающему все взоры коридорного потока учеников, Юра понял, что он не стремился скрыть своё намерение посетить лабораторию, по причине невозможности. Василий косо глянул на проходящих мимо студентов, и начал открывать дверь. Связка ключей зазвенела, его рука начала активно дёргаться. Он открыл лабораторию, прошёл внутрь, за ним прошёл Юра. Дверь он закрыл изнутри. С того момента, когда Юра спрыгнул с подоконника, никто из них не проронил ни слова. Тонким чутьём они соглашались, что тишина сейчас является некой необходимостью, будто мостом между их мыслями, с помощью которого они намеревались вести беседу в любой обстановке.

– О том, что ты увидишь, никому ни слова, договорились? – начал разговор Василий, разбавив обет молчания, временно вонзившийся в сферу их скромного общества. Он закрыл дверь, включил свет. Его голос звучал мягко, и легко, подготавливая Юру к важному моменту в жизни. Сама фраза действовала мистически, и завораживающе. Страха Юра не ощущал, что не удивительно, ведь старшие курсы все поголовно прошли через этот кабинет. Василий предупреждал о молчании по привычке. Юра подумал, что слышит эту фразу далеко не первый.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное